Лучихин Л.А.

Кафедра оториноларингологии лечебного факультета РГМУ, Москва

Кунельская Н.Л.

Гусева А.Л.

ГБОУ ВПО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова», Москва

Довлатова Е.А.

Чистов С.Д.

Научно-исследовательский испытательный центр авиационно-космической медицины и военной эргономики 4-го ЦНИИ МО РФ, Москва

Диагностическая значимость клинических методов исследования глазодвигательных реакций при головокружении

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2015;80(2): 8-11

Просмотров : 27

Загрузок : 1

Как цитировать

Лучихин Л. А., Кунельская Н. Л., Гусева А. Л., Довлатова Е. А., Чистов С. Д. Диагностическая значимость клинических методов исследования глазодвигательных реакций при головокружении. Вестник оториноларингологии. 2015;80(2):8-11. https://doi.org/10.17116/otorino20158028-11

Авторы:

Лучихин Л.А.

Кафедра оториноларингологии лечебного факультета РГМУ, Москва

Все авторы (5)

По данным литературы, постоянное головокружение и нарушения равновесия испытывают около 5% населения, при этом доля пациентов с головокружением на приеме у врача общей практики составляет 5—10%, у невролога — 10—20% [1, 2]. При обследовании этого контингента больных на амбулаторном этапе оказания медицинской помощи только в 20% случаев удается установить окончательный диагноз [3]. Сложность диагностики объясняется тем, что головокружение, нарушение равновесия и координации являются лишь симптомами множества заболеваний, различных по этиологии и патогенезу, затрагивающих как периферический, так и центральный отделы вестибулярного анализатора [4, 5]. В связи с этим первоочередной задачей врача любой специализации, обследующего пациента с головокружением, является определение уровня поражения вестибулярного анализатора.

Ввиду сложности организации и большого количества центральных связей вестибулярного анализатора для его исследования разработано достаточно много разнообразных тестовых процедур. По диагностической значимости исследование глазодвигательной функции у пациентов с головокружением и расстройством равновесия стоит на втором месте после сбора жалоб и анамнеза [4]. Однако большинство существующих глазодвигательных тестов, применяемых при клиническом осмотре, не стандартизированы [6, 7]. Проведение же всех существующих тестовых процедур и использование всего комплекса сложного диагностического оборудования при обследовании каждого пациента с головокружением ведет к значительным неоправданным временны́м и финансовым затратам [4].

Цель исследования — определение чувствительности, специфичности и диагностической значимости физикальных вестибулярных тестов, направленных на оценку глазодвигательных реакций, а также разработка оптимального набора диагностических проб для определения уровня поражения вестибулярного анализатора при первичном осмотре пациента с головокружением.

Пациенты и методы

Проведено обследование 42 пациентов, страдающих верифицированными вестибулярными расстройствами различного генеза, находившихся на лечении в ЛОР-отделении, отделении неврологии и обратившихся в консультативно-диагностический центр ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова. Больные были разделены на три группы в зависимости от уровня поражения вестибулярного анализатора. В 1-й группе (26 (62%) больных, из них 10 мужчин, 16 женщин; средний возраст 49,3±12,5 года) был выявлен периферический тип поражения вестибулярного анализатора, обусловленный такими нозологическими формами, как болезнь Меньера, вестибулярный нейронит, доброкачественное пароксизмальное позиционное головокружение (ДППГ), перилимфатическая фистула, а также двусторонняя токсическая вестибулопатия. Во 2-й группе (8 (19%) больных, из них 2 мужчин, 6 женщин; средний возраст 66,0±6,7 года) имело место поражение центрального отдела вестибулярного анализатора, обусловленное острым нарушением мозгового кровообращения в вертебрально-базилярной системе (6 случаев) и новообразованием мозжечка (2 случая). В 3-ю группу (8 (19%) больных, из них 6 мужчин, 2 женщины, средний возраст 64,3±10,2 года) были включены пациенты со смешанной патологией вестибулярного анализатора. Помимо этого, была сформирована контрольная группа здоровых добровольцев без патологии вестибулярного анализатора (32 человека, из них 16 мужчин, 16 женщин; средний возраст 23±3,3 года). Количественный состав групп, а так же нозологий, вошедших в 1-ю группу, представлен в табл. 1.

Таблица 1. Количественное распределение пациентов и здоровых добровольцев в группах

Диагноз пациентов был верифицирован в результате применения следующих методов исследования: видеонистагмография, битермальная калорическая проба, тональная пороговая аудиометрия, импедансометрия, дегидратационная проба или электрокохлеография, методы нейровизуализации и ультразвуковой диагностики. Кроме того, пациенты при необходимости были консультированы неврологом, офтальмологом, терапевтом.

Всем больным и лицам контрольной группы проводили оценку чувствительности и специфичности следующих методик исследования глазодвигательных реакций: исследования явного спонтанного нистагма, скрытого спонтанного нистагма в очках Френзеля и с применением видеонистагмографии (ВНГ), исследования вестибулоокулярного рефлекса (ВОР) с помощью теста поворота головы и оценки динамической остроты зрения (ДОЗ), исследование зрительных саккад, плавного слежения, оптокинетического нистагма (ОКН), подавления ВОР, теста энергичного встряхивания головы, пробы Вальсальвы, маневров Дикса—Холлпайка и МакКлюра—Панини (roll-тест), теста субъективной зрительной вертикали (СЗВ).

Для каждого из вышеперечисленных тестов нами были рассчитаны показатели чувствительности (Sp) и специфичности (Se). На основании полученных значений Sp и Se мы определили прогностическую значимость тестов, рассчитав отношение правдоподобия (likelihood ratio — LR) для положительного результата (LR+).

Результаты и обсуждение

Явный спонтанный нистагм наблюдался лишь у 6 пациентов с периферическим типом поражения вестибулярного анализатора в острой стадии заболевания или при вестибулярном приступе. Скрытый спонтанный нистагм в очках Френзеля выявляли у 10 пациентов, а с применением ВНГ — у 28 пациентов с различным уровнем поражения вестибулярного анализатора. В контрольной группе явный и скрытый спонтанный нистагм в очках Френзеля не выявлен ни у одного обследуемого, однако при ВНГ он был зарегистрирован у 6 (30%) здоровых добровольцев. При устранении фиксации взора скрытый спонтанный нистагм выявляется лучше при ВНГ, чем в очках Френзеля, однако при ВНГ он может выявляться и у людей с отсутствием патологии со стороны вестибулярного анализатора, что свидетельствует не только о более высокой чувствительности ВНГ, но и о ее меньшей специфичности (табл. 2).

Таблица 2. Показатели чувствительности (Sp) и специфичности (Se) для различных методов исследования глазодвигательных реакций

Исследование ВОР выполнялось нами с помощью теста поворота головы и теста ДОЗ. Во время выполнения теста поворота головы ВОР был нарушен только у пациентов с периферической или смешанной патологией вестибулярного анализатора. При периферической патологии нарушение ВОР выявлялось в 38,5% случаев, а при смешанной — в 50% случаев. Исследование ВОР с помощью теста ДОЗ показало, что при совершении непрерывных поворотов головы пациента снижение остроты зрения более чем на две строки встречается как при периферической (53,8%) и смешанной (50%) патологии, так и в одном случае при чисто центральном нарушении, когда тест поворота головы оставался нормальным. Нарушение ВОР при тесте поворота головы выявляется только при достаточно выраженном угнетении лабиринта (при этом тест ДОЗ нарушен в 100% случаев). При исследовании же ДОЗ нарушения ВОР выявляются в большем количестве случаев, однако могут изредка выявляться и при чисто центральной патологии. В контрольной группе при выполнении этих тестов отклонений не было. Таким образом, тест ДОЗ обладает большей чувствительностью, но меньшей специфичностью по сравнению с тестом поворота головы (см. табл. 2).

При выполнении обоих тестов статистически значимой корреляции со степенью асимметрии «по лабиринту» после проведения калорической пробы выявлено не было, что, вероятно, связано с различной давностью патологических состояний, а, следовательно, с различной выраженностью процессов центральной компенсации.

Для центрального поражения вестибулярной системы специфичны следующие тесты: исследование зрительных саккад, плавного слежения, ОКН и подавление ВОР. Отклонения при выполнении этих тестов свидетельствуют о различной локализации патологического процесса центрального происхождения [4, 8, 9]. В нашем исследовании плавное слежение, как и подавление ВОР, было нарушено у 28,6% пациентов, при этом среди пациентов с периферическим расстройством у 15% (у всех этих пациентов имелся скрытый спонтанный нистагм II или III степени), при смешанных расстройствах — у 25 и у 75% пациентов с центральной патологией. Зрительные саккады были нарушены у 28,6% пациентов, при этом у последних с периферическим расстройством — 1 случай (нарушение в сторону нистагма), при смешанных расстройствах — 25% случаев и 100% случаев при центральном типе поражения. При исследовании ОКН нарушения были выявлены у 9,5% пациентов, причем все из них с центральной патологией. В контрольной группе вышеуказанные тесты выполнялись без нарушений.

Помимо вышеперечисленных тестов, существуют также дополнительные, проводимые в очках Френзеля: тест энергичного встряхивания головы и проба Вальсальвы.

При выполнении теста энергичного встряхивания головы нистагм выявляли у 6 пациентов с периферическим поражением вестибулярного анализатора, причем направление этого нистагма было аналогичным направлению скрытого спонтанного нистагма, выявляемого при ВНГ. У 2 пациентов нистагма не выявлено, однако возникло субъективное ощущение головокружения, что расценивалось нами как отрицательный результат. Для оценки значимости данного теста его сравнивали с исследованием нистагма в очках Френзеля и при ВНГ. Были получены следующие результаты: при отсутствии спонтанного нистагма в очках Френзеля, но при наличии его при ВНГ, тест энергичного встряхивания головы был положительным в 40% случаев.

Проба Вальсальвы была положительна у всех пациентов с подтвержденной впоследствии хирургически фистулой лабиринта как при чисто периферическом поражении, так и при смешанной патологии, когда фистула являлась периферической составляющей. Мы считали пробу положительной, если она проявлялась субъективным ощущением головокружения даже при отсутствии нистагма [2]. Среди остальных пациентов лишь в одном случае, при центральном типе поражения вестибулярного анализатора, пациент предъявил жалобу на ощущение легкого головокружения.

При тесте СЗВ отклонения вертикальной линии более чем на 2°, что считается значимым результатом, имело место у 61,1% пациентов с различным уровнем поражения вестибулярного анализатора [10, 11]. При периферической патологии значимое отклонение выявлялось у 58,3% пациентов, причем отклонение было направлено в сторону угнетенного лабиринта. Необходимо отметить, что у пациентов с ДППГ отклонение, превышающее нормальное значение, выявлено не было. При центральной патологии отклонение вертикали более 2° возникло у 75% пациентов, при этом вертикаль отклонялась в одну сторону, когда при выполнении статокинетических проб выявлялась тенденция к отклонению в одну сторону, или в обе стороны. При смешанной патологии нарушения теста СЗВ были выявлены лишь в двух случаях. В контрольной группе отклонение вертикали не превышало 2°.

В исследовании использовали такие общепринятые позиционные тесты, как маневр Дикса—Холлпайка и маневр МакКлюра—Панини (roll-test) [5, 8, 12, 13]. Они всегда были положительны при выявлении ДППГ с поражением заднего или горизонтального полукружных каналов даже при смешанной патологии. При любой другой этиологии дисфункции вестибулярного анализатора эти пробы оставались отрицательными. Необходимо также отметить, что в одном случае у пациента с поражением горизонтального полукружного канала при выполнении маневра Дикса—Холлпайка был получен кратковременный невыраженный горизонтальный нистагм, направленный в сторону пораженного лабиринта, что впоследствии подтвердилось при выполнении маневра МакКлюра—Панини. Тем не менее это не снижает диагностическую ценность маневра Дикса—Холлпайка, так как выявленный в данном случае нистагм не характерен для поражения заднего или переднего полукружного канала. В случаях поражения заднего полукружного канала roll-test всегда был отрицательным. Таким образом, подтвердилась высокая чувствительность и специфичность этих маневров (см. табл. 2).

Отношения правдоподобия положительного результата показывают, что из двух основных методов исследования скрытого спонтанного нистагма метод ВНГ (LR+=1,58) значительно уступает очкам Френзеля (LR+=14,65). Это связано с тем, что метод ВНГ, хотя и имеет более высокую чувствительность, обладает значительно меньшей специфичностью. Поэтому при исследовании только с применением ВНГ довольно высока вероятность ложноположительного заключения о вестибулопатии. Среди методов исследования ВОР как тест поворота головы, так и тест ДОЗ показали хороший результат, однако у теста поворота головы он значительно выше — LR+=41, тогда как для ДОЗ — LR+=5,82. Высок результат и у пробы Вальсальвы — LR+=58,14. Для позиционных маневров Дикса—Холлпайка и МакКлюра—Панини показатель LR+ составил 100, что еще раз подтверждает их высокую диагностическую значимость (табл. 3).

Таблица 3. Показатели отношения правдоподобия положительного результата (LR+) для различных методов исследования глазодвигательных реакций

Таким образом, на основании нашего исследования были сделаны следующие выводы:

1. При проведении клинического исследования вестибулярной функции при первичном осмотре высокую целесообразность имеет использование очков Френзеля. Они позволяют устранить фиксацию взора при оценке нистагма и обладают большей специфичностью по сравнению с исследованием скрытого спонтанного нистагма с помощью ВНГ, что позволяет избежать ложноположительных результатов. В очках Френзеля также возможно проведение таких важных дополнительных тестов, как проба Вальсальвы и тест энергичного встряхивания головы. Оба эти теста обладают достаточно высокой чувствительностью и не требуют больших временны́х затрат на их выполнение.

2. Исследование ВОР крайне важно и должно, на наш взгляд, начинаться с теста поворота головы. При отрицательном результате, если у врача остаются сомнения, тест поворота головы должен быть подкреплен тестом ДОЗ.

3. Тесты плавного слежения, зрительных саккад, ОКН и подавления ВОР, несмотря на их различную чувствительность, должны проводиться в полном объеме, так как направлены на выявление центральной патологии различной локализации, следовательно, не являются взаимоисключающими.

4. Необходимость исследования СЗВ на этапе рутинного обследования сомнительна, так как этот тест не подтвердил достаточную значимость в дифференцировке центрального и периферического поражения вестибулярного аппарата. Тест СЗВ может проводиться на более поздних этапах диагностики при детальном исследовании вестибулярной функции.

5. Позиционные маневры являются необходимой частью обследования пациента с патологией вестибулярного анализатора как обладающие чрезвычайно высокой чувствительность и специфичностью в диагностике ДППГ.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail