Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Друккер Н.А.

Ростовский НИИ акушерства и педиатрии

Авруцкая В.В.

Ростовский НИИ акушерства и педиатрии

Селютина С.Н.

Научно-исследовательский институт акушерства и педиатрии ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» Минздрава России, Ростов-на-Дону, Россия

Шкотова Е.О.

ФГБУ «Ростовский научно-исследовательский институт акушерства и педиатрии» Минздрава России, Ростов-на-Дону, Россия

Дурницына О.А.

ФГБУ «Ростовский научно-исследовательский институт акушерства и педиатрии» Минздрава России, Ростов-на-Дону, Россия

Ларичкин А.В.

Научно-исследовательский институт акушерства и педиатрии Ростовского государственного медицинского университета Минздрава России, Ростов-на-Дону, Россия

Биохимические факторы задержки роста плода

Авторы:

Друккер Н.А., Авруцкая В.В., Селютина С.Н., Шкотова Е.О., Дурницына О.А., Ларичкин А.В.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2019;19(6): 11‑15

Просмотров: 1079

Загрузок: 28

Как цитировать:

Друккер Н.А., Авруцкая В.В., Селютина С.Н., Шкотова Е.О., Дурницына О.А., Ларичкин А.В. Биохимические факторы задержки роста плода. Российский вестник акушера-гинеколога. 2019;19(6):11‑15.
Drukker NA, Avrutskaia VV, Selyutina SN, Shkotova EO, Durnitsyna OA, Larichkin AV. Biochemical factors of intrauterine growth restriction. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2019;19(6):11‑15. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/rosakush20191906111

?>

Введение

Задержка роста плода (ЗРП) встречается у 5—17,6% беременных, и этот показатель не имеет тенденции к снижению. Высокая перинатальная заболеваемость при данной патологии может обусловливать инвалидизацию детей. Так, при ЗРП более чем 80% новорожденных страдают гипотрофией, каждый четвертый имеет гипоксически-ишемическое поражение ЦНС различной степени тяжести. Более 6% новорожденных нуждаются в проведении первичных реанимационных мероприятий и каждый пятый — в последующем лечении в специализированных отделениях [1, 2]. В зрелом возрасте у данных пациентов отмечается высокий риск развития сахарного диабета, ожирения, артериальной гипертензии, дислипидемии, ИБС и метаболического синдрома [3—6]. Наивысшей степенью тяжести ЗРП является антенатальная гибель плода [1, 7—9]. Установлено, что при формировании суб- и декомпенсированного состояния плода синдром остается малокурабельным или некурабельным, и в большинстве случаев только родоразрешение позволяет спасти жизнь новорожденного [1, 8]. В настоящее время считается, что своевременная диагностика ЗРП и оптимизация акушерской тактики могут снизить перинатальную смертность и многие постнатальные заболевания.

Несмотря на многочисленные исследования [10], до сих пор нет единого мнения о причинах, вызывающих ЗРП.

Цель исследования — изучение в крови рожениц с ЗРП спектра биологически активных веществ, обеспечивающих условия формирования тканей плода, и установление степени их влияния на развитие ЗРП.

Материал и методы

Перед началом исследования было получено информированное согласие пациенток на участие в нем и использование их биопроб. Исследование одобрено локальным этическим комитетом.

Общеклиническое обследование осуществлялось в соответствии с действующим приказом МЗ РФ от 12.11.12 № 572н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю акушерства и гинекологии (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)».

Материалом исследования служила сыворотка крови, взятой в первом периоде родов, в которой определяли содержание холестерина, липопротеинов высокой плотности (ЛПВП), липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), α-фетопротеина с помощью специальных наборов на биохимическом анализаторе; α-1-микроглобулина, толл-подобного рецептора-4 (TLR-4), рецептора инсулина, люмикана и фактора некроза опухоли α (ФНО-α) иммуноферментным методом, основанным на чувствительном «сэндвич»-анализе.

Для определения уровня α1-микроглобулина использовали специальные наборы. Толл-подобный рецептор-4 в сыворотке крови рожениц определяли твердофазным иммуноферментным анализом типа «сэндвич» с помощью специальных наборов. Пробоподготовку, построение калибровочной кривой, исходя из стандартов к набору (20,10, 5, 2,5 и 1,25 нг/мл), проводили согласно инструкции к набору. Определение рецепторов инсулина осуществляли наборами. Для определения люмикана также использовали специальные наборы. Определение уровня ФНО-α проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа. Количественную оценку всех изучаемых соединений проводили наборами на многофункциональном программируемом счетчике для иммунологических исследований с компьютером и программным обеспечением, иммуноферментном анализаторе, автоматическом анализаторе.

Статистическую обработку данных осуществляли с помощью лицензионного пакета программ Statistica (версия 5.1.). Для оценки статистической значимости различий между средними (М) сравниваемых групп использовали критерий Стьюдента (t-критерий). Достоверными считались различия при р<0,05.

Результаты и обсуждение

Большинство пациенток обеих групп находились в возрастном диапазоне 26—30 лет: 45% — в основной группе, 48% — в группе сравнения. В 1-й группе пациенток с ЗРП выявлено нарушение менструальной функции: в 90% наблюдений отмечены болезненные менструации и олигоменорея. Принципиальных различий в становлении менструальной функции в обеих группах не обнаружено. При этом установлено, что экстрагенитальная патология представлена всеми нозологическими формами, но в большей степени — заболеваниями верхних дыхательных путей. Наиболее часто у данных пациенток (78,9%) были обнаружены заболевания мочевыделительной системы. Инфекционный статус беременных 1-й группы свидетельствовал о том, что дисбиоз цервикального канала встречался в 5 раз чаще (у 10 женщин), чем у пациенток группы сравнения, кольпит — у 3 (6,4%) женщин и эндоцервицит — у 6 (12,8%) женщин. Течение беременности у пациенток основной группы часто характеризовалось наличием угрозы ее прерывания — у 29 (61,7%) женщин. Кроме того, имелась фетоплацентарная недостаточность (ФПН) у 33 (70,2%) женщин, а у пациенток группы сравнения — только в 2 (4%) наблюдениях. Что касается осложнений в процессе беременности и родов, то наиболее часто у пациенток 1-й группы наблюдалось преждевременное излитие околоплодных вод — у 19 (40,4%). Дистресс плода отмечен у 9 (19,2%) беременных. Аномалия родовой деятельности и преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты диагностированы у 33 (70,2%) и 4 (8,5%) пациенток 1-й группы соответственно. Родоразрешение путем кесарева сечения осуществлялось в 4 раза чаще, чем у пациенток группы сравнения, и составило 36 (76,6%) пациенток. Вмешательство в виде ручного обследования стенок полости матки наблюдалось у 9 (19,2%) беременных. Родоразрешение per vias naturalis проведено только у 11 (23,4%) пациенток. Показаниями к оперативному родоразрешению послужили такие осложнения, как острый дистресс плода, преждевременная отслойка плаценты, декомпенсация ФПН, рубец на матке, причем дистресс плода имелся у 9 (19,2%) беременных.

В послеродовом и послеоперационном периодах у пациенток отсутствовали гнойно-септические осложнения.

Полученные результаты исследования, касающиеся определения биологически активных веществ в крови беременных при задержке роста плода и в группе сравнения, представлены в таблице.

Содержание биологически активных веществ в крови беременных при ЗРП и в группе сравнения

Так, содержание холестерина в сыворотке крови пациенток при задержке роста плода (основная группа) было снижено в 1,46 раза (р<0,05), в то время как уровень холестерина ЛПВП (ХС ЛПВП) у этих пациенток соответствовал данным у женщин группы сравнения (р>0,05), а холестерин ЛПНП был снижен в 1,28 раза (р<0,05). Важно отметить, что ЛПНП — холестеринпереносящие метаболиты — синтезируются в печени матери, а холестеринпереносящий белок α-фетопротеин — в печени плода. В связи с изложенным особого внимания заслуживает изменение функции печени матери, чем, по-видимому, и обусловлен низкий уровень ХС ЛПНП. Что касается α-фетопротеина, то его концентрация в крови беременных с гипотрофией плода при своевременных родах была достоверно ниже, чем в группе сравнения, — в 1,27 раза (р<0,05).

Особого внимания заслуживает уровень рецептора инсулина в сыворотке крови рожениц с ЗРП: она была в 1,6 раза (р<0,05) выше, чем в контрольной группе. Можно полагать, что данная метаболическая ситуация — один из факторов, поддерживающих энергетический обмен плода за счет регулирования метаболизма глюкозы.

Другие биоактивные вещества — составные элементы соединительной ткани — при ЗРП имели различную тенденцию к изменениям. Уровень α1-микроглобулина в крови был выше в 1,9 раза, чем в группе сравнения (р<0,05), в то время как содержание люмикана превышало эти величины в 1,29 раза (р<0,05). При этом Tlr-4 в крови не был обнаружен, а уровень ФНО-α соответствовал таковому у беременных группы сравнения (р>0,05). Выявленные изменения в сыворотке крови, касающиеся снижения уровня ХС ЛПНП и свободного холестерина, по-видимому, следует считать основным фактором патогенеза нарушения продукции холестеринпереносящих молекул и молекул белка, входящих в состав липопротеинов (ХС ЛПНП и ХС ЛПВП), которые участвуют в пассивном поглощении клетками насыщенных и ненасыщенных жирных кислот и в то же время формируют рецепторное поглощение клетками жирных кислот. При этом доказано, что снижение уровня ХС ЛПНП повышает проницаемость жидкости через анулярные фосфолипиды плазматической мембраны клеток, изменяя в ней функцию интегральных белков [11]. Обращает на себя внимание низкий уровень α-фетопротеина. Установлено, что α-фетопротеин синтезируется в желточном мешке, после нивелирования которого он синтезируется в печени и кишечнике плода. В кровь матери α-фетопротеин попадает через плаценту и осуществляет транспорт холестерина и необходимых компонентов клетки для роста и развития плода.

Другой механизм поступления холестерина для роста плода заключается в транспорте его ХС ЛПНП. Последние синтезируются в печени матери. Полученные данные свидетельствуют о резком падении уровней как α-фетопротеина, так и ХС ЛПНП в сыворотке крови матери при ЗРП. Данная метаболическая ситуация не позволяет поддерживать необходимые условия формирования тканей развивающегося плода, обусловливая его гипотрофию [12—14]. В то же время у женщин с ЗРП обнаружено соответствие содержания ХС ЛПВП этому показателю группы сравнения (функция данных липопротеинов заключается в переносе различных компонентов оболочек, что способствует в какой-то мере росту плода).

Несомненный интерес представляет нарушение продукции биоактивных веществ, характерных для соединительной ткани. Прежде всего это касается α1-микроглобулина. Его содержание в сыворотке крови было достоверно выше — в 1,9 раза (р<0,05) — по сравнению с таковым у беременных группы сравнения, как и люмикана — выше в 1,29 раза (р<0,05). Известно, что основные компоненты соединительной ткани — это коллагеновые волокна и ремодулирующие ферменты. Действие люмикана в коллагене заключается в ограничении диаметра волокон. Существенно, что кератинсульфатный протеогликан люмикан в случае снижения его уровня в соединительной ткани уменьшает ее плотность [15]. В нашем исследовании содержание люмикана в сыворотке крови беременных с ЗРП было выше, чем у женщин группы сравнения. В связи с этим люмикан оказывал отрицательное влияние на структуру соединительной ткани плода (организм человека более чем на 50% состоит из соединительной ткани), изменяя ее, и в том числе ткани плода.

В этих условиях обнаружены изменения в содержании изученных рецепторов. Так, активность рецепторов инсулина при задержке роста плода достигала увеличения в 1,6 раза (р<0,05), а Tlr-4 не был обнаружен, как и у женщин группы сравнения. При этом уровень провоспалительного цитокина ФНО-α в сыворотке крови женщин соответствовал данным пациенток группы сравнения.

Заключение

Обобщая полученные результаты исследования сыворотки крови (системный уровень), можно заключить, что модификация продукции биоактивных веществ при ЗРП, которая находит отражение в разнонаправленных их изменениях, может иметь негативные последствия. Выявлено снижение содержания в сыворотке крови рожениц с ЗРП общего холестерина, ХС ЛПНП, α-фетопротеина и соответствие показателей ХС ЛПВП и ФНО-α таковым у пациенток группы сравнения. При этом уровень рецепторов инсулина и α1-микроглобулина оказался выше, чем в группе сравнения.

Необходимо отметить, что выявленные изменения касаются прежде всего холестерина как одного из факторов «стратегии выживания» плода [16, 17]. Известно, что холестерин — основа клеточных мембран. Именно на холестериновом «каркасе» держатся все остальные их компоненты. Он совершенно необходим для деления клеток в качестве строительного материала. Особенно важен холестерин для растущего организма, когда идет интенсивное деление клеток. Синтез холестерина обусловлен генетически, без него организм не мог бы существовать, расти и развиваться [11]. Поддержанию оптимального уровня последнего при беременности способствует существование различных путей пополнения его фонда. Прежде всего это кровь матери, а также транспорт из плаценты, который осуществляет α-фетопротеин (АФП) [13, 18]. Можно утверждать, что в условиях ЗРП нарушен транспорт холестерина как из крови матери, так и из плаценты. Наряду с этим аналогичные показатели в крови ФНО-α и Tlr-4 у пациенток наблюдаемых групп могут говорить об отсутствии воспалительного процесса на системном уровне и о метаболическом характере выявленных изменений.

Проведенное исследование дает четкое представление о наличии у женщин с ЗРП нарушения продукции биоактивных веществ, участвующих в процессе роста плода. Прежде всего это снижение содержания ХПНП, свободного холестерина и α-фетопротеина, возникновение метаболической ситуации, которая не позволяет поддерживать необходимые условия формирования тканей развивающегося плода.

Установленные изменения предикторов роста плода дают основание для дальнейшего исследования сроков изменения их продукции в процессе гестации.

Сведения об авторах

Друккер Н.А. — д.б.н., доцент; e-mail: n.drukker@yandex.ru; https://orcid.org/0000-0002-1605-6354;

Авруцкая В.В. — д.м.н., акушерско-гинекологический отдел, гл.н.с.; e-mail: v.avrutskaya@rniiap.ru; https://orcid.org/0000-0001-6399-5007;

Селютина С.Н. — к.б.н.; e-mail: edu.center@rniiap.ru; https://orcid.org/0000-0003-2049-5592;

Шкотова Е.О. — м.н.с.; e-mail: vytamynka@mail.ru; https://orcid.org/0000-0001-6733-2921;

Дурницына О.А. — м.н.с.; e-mail: doa.ozz@ya.ru; https://orcid.org/0000-0002-7903-8065;

Ларичкин А.В. — м.н.с.; e-mail: himic2003@mail.ru; https://orcid.org/0000-0002-1207-0554

КАК ЦИТИРОВАТЬ:

Друккер Н.А., Авруцкая В.В., Селютина С.Н., Шкотова Е.О., Дурницына О.А., Ларичкин А.В. Биохимические факторы задержки роста плода. Российский вестник акушера-гинеколога. 2019;19(6):-15. https://doi.org/10.17116/rosakush201919061

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail