Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Липатов И.С.

Кафедра акушерства и гинекологии №1 Самарского государственного медицинского университета

Тезиков Ю.В.

Кафедра акушерства и гинекологии №1 Самарского государственного медицинского университета

Рябова С.А.

ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России, Кафедра акушерства и гинекологии №1, Самара, Россия

Фролова Н.А.

ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России, Кафедра акушерства и гинекологии №1, Самара, Россия

Табельская Т.В.

ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России, Кафедра акушерства и гинекологии №1, Самара, Россия

Оценка церебральной гемодинамики плода при плацентарной недостаточности с учетом его суточного биоритмостаза

Авторы:

Липатов И.С., Тезиков Ю.В., Рябова С.А., Фролова Н.А., Табельская Т.В.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2015;15(4): 42‑48

Просмотров: 673

Загрузок: 2

Как цитировать:

Липатов И.С., Тезиков Ю.В., Рябова С.А., Фролова Н.А., Табельская Т.В. Оценка церебральной гемодинамики плода при плацентарной недостаточности с учетом его суточного биоритмостаза. Российский вестник акушера-гинеколога. 2015;15(4):42‑48.
Lipatov IS, Tezikov IuV, Ryabova SA, Frolova NA, Tabelskaya TV. Cerebral hemodynamic evaluation in placental insufficiency in a fetus in terms of its circadian biorhythm stasis. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2015;15(4):42‑48. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/rosakush201515442-48

?>

Ни одна из специальностей не демонстрирует колоссальный прогресс, произошедший в медицине за последние столетия, лучше, чем акушерство. Внедрение ультразвуковой диагностики наряду с молекулярно-генетической диагностикой, успехами в области микробиологии и развитием клеточных технологий дало новый вектор развития акушерству, что позволило на высокотехнологичном уровне изучать физиологические и патофизиологические процессы, лежащие в основе течения беременности и родового акта [1—3].

Снижение перинатальной смертности является важной государственной задачей, поскольку характеризует уровень репродуктивного здоровья населения, а также качество акушерской и неонатологической помощи. Уровень перинатальной смертности в РФ по данным Росстата в 2010 г. составлял 7,37 на 1000 родившихся живыми и мертвыми, в большинстве стран Европейского союза — менее 5,6‰. Несмотря на ощутимое сокращение различий в показателях перинатальной смертности с европейскими странами в последние годы, в России ее уровень остается еще одним из самых высоких в Европе: в Дании — 2,18‰, в Финляндии — 2,83‰, в Германии — 5,33‰. Одной из ведущих причин перинатальной смертности является гипоксия плода, обусловленная патологией плаценты [4—6].

Ранняя диагностика хронической гипоксии плода (ХГП) — необходимое условие для успешного оказания медицинской помощи беременным и их новорожденным, так как ишемическое поражение центральной нервной системы плода в структуре причин перинатальной смертности составляет 60—70% и в 40—80% является причиной инвалидности с детства [7, 8].

Опыт клинической и экспериментальной перинатологии подтверждает ценность динамического подхода в определении функционального состояния систем жизнеобеспечения плода, поскольку любые физиологические показатели имеют временной разброс, обусловленный эволюцией живой материи и астрономическими причинами [9, 10].

До настоящего времени доминирует оценка функциональных показателей, основанная на единичных замерах, которые являются основой для создания всех известных нормативных шкал [11]. Подобные устоявшиеся подходы основываются на предположении об относительном постоянстве витальных показателей гомеостаза женского и детского организмов. Однако хронофизиологические исследования доказывают наличие повторяющихся, и поэтому предсказуемых колебаний в определенном диапазоне нормы и/или уклонениях от нее [12, 13].

Биоритмологический подход при изучении акушерской патологии исследован недостаточно, а перинатальные аспекты учитываются не всегда. Однако при знании структуры биоритмов у матери и плода становится возможной более полная оценка характера течения патологических состояний и их прогноза. Применение в практической работе знаний о временнóй организации физиологических систем матери, плода, новорожденного и их взаимосвязи с позиций биоритмологии, пространственно-временной организации функционирования системы мать—плод—новорожденный позволяет получить наиболее полное представление о течении гестационного процесса, состоянии плода [14, 15]. Одним из эффективных подходов к решению проблемы контроля за состоянием плода во время беременности и в родах является биоритмологический подход к оценке мозговой гемодинамики плода, позволяющий выделить группу высокого перинатального риска развития церебральной ишемии.

Цель настоящего исследования — разработка способа ранней диагностики ХГП на основе биоритмологического подхода к оценке его мозговой гемодинамики.

Материал и методы

Исследование проведено в два этапа. Для реализации поставленной цели на первом этапе, проведенном для выявления биоритмологических особенностей состояния системы мать—плод при физиологической и осложненной плацентарной недостаточностью (ПН) и ХГП беременности и разработки способа ранней диагностики ХГП, с учетом выявленного ритмостаза мозговой гемодинамики плода обследованы 119 беременных и их плоды. С учетом течения беременности, состояния плода и новорожденного были обследованы две клинические группы: 1-ю группу составили 62 пациентки с физиологической беременностью, закончившейся рождением здорового ребенка при гестационном сроке 38—40 нед; 2-ю группу — 57 женщин, у которых беременность в III триместре осложнилась ПН с ХГП. Во 2-ю группу были включены только женщины, дети которых были рождены в состоянии асфиксии (оценка по шкале Апгар на 1-й минуте — от 3 до 6 баллов; на 5-й минуте — от 4 до 7 баллов) и нуждались в реанимационных мероприятиях и интенсивной терапии в зависимости от степени асфиксии и клинического состояния. Все беременные 2-й группы были родоразрешены в сроке 37—40 нед путем кесарева сечения в интересах плода.

На втором этапе исследования проведена клиническая апробация разработанного способа диагностики ХГП, определена диагностическая значимость метода с применением стандартов доказательной медицины. Анализ эффективности способа диагностики ХГП проведен в ходе рандомизированного исследования у 424 беременных женщин группы высокого риска развития тяжелых форм хронической ПН [16—18].

Организация исследования соответствовала установленным правилам Международного общества хронобиологов [12, 19, 20]. В пределах 36 ч с 4-часовыми интервалами времени, начиная с 8 ч утра, у женщин и их плодов проводили мониторинг показателей кардиотокографии (КТГ) и ультразвуковой допплерографии (УЗДГ) с цветовым допплеровским картированием кровотока в маточной и пуповинной артериях с определением систолодиастолического отношения (СДО), индекса резистентности (ИР), пульсационного индекса (ПИ) материнского и плодового кровотоков и расчетом коэффициента их синхронизации (Sf), также оценивался кровоток в средней мозговой артерии (СМА) и аорте плода.

Регистрацию КТГ с оценкой интегрального показателя состояния плода — ПСП (ПСП<1,0 соответствует состоянию «здоровый плод»; 1,0≤ПСП<2,0 — «начальные нарушения состояния плода»; 2,0≤ПСП<3,0 — «выраженные нарушения состояния плода»; ПСП≥3,0 – «резко выраженные нарушения состояния плода») производили на полностью автоматизированном компьютерном кардиотокографе АУСП-1 [21].

В работе использован ультразвуковой аппарат «Aloka SSD-2000» с конвексными датчиками частотой 3,5—5,0 МГц. Состояние фетоплацентарного комплекса (ФПК) оценивали по шкале А.Н. Стрижакова и соавт. [8, 16, 22].

Для определения типов синхронизации в маточно-плацентарно-плодовом комплексе (МППК) рассчитывали коэффициент Sf, представляющий собой величину, обратно пропорциональную коэффициенту вариабельности модулирующих частот в спектрах регистрируемых функциональных показателей матери и плода: Sf =1/V, где V — коэффициент вариабельности отношения модулирующих частот T1/T2, где Т — длина наибольшего периода в спектре. При оценке межфункциональных связей выделяли 3 типа синхронизации: гиперсинхронный — Sf>3,5; синхронный — 3,0≤Sf≤3,5; асинхронный — Sf<3,0 [23].

Газовый состав крови новорожденных оценивался с помощью газового анализатора ABL-700.

В работе использовались методы описательной статистики, корреляционного анализа в параметрическом и непараметрическом вариантах. Критическое значение уровня значимости (р) принимали равным 0,05. Оценка значимости различий средних арифметических значений M±δ, где δ — среднее квадратическое отклонение от среднего, проводилась с помощью критерия Стьюдента, возможность использования которого определялась критерием Фишера—Снедекора. Информативность диагностических исследований оценивалась основными критериями доказательной медицины: чувствительностью, специфичностью, точностью, числом ложноположительных и ложноотрицательных ответов [24].

Периоды ритмов группировались по диапазонам, установленным Международным обществом хронобиологов [12, 19, 20]. Обработку временных рядов осуществляли с использованием пакета программ MS Excel 2000, Statistica 6.0, из которых использовались программы факторного, кластерного и спектрального анализа. Для выявления характера ритмов применяли теорему Котельникова—Шенона с последующим использованием метода быстрого преобразования Фурье для получения коэффициентов приближенного ряда [10]. При анализе хронограмм показателей оценивались мезор (Мз) — среднее значение полезного сигнала; амплитуда (Ам) колебаний ритма; акрофаза (Ак) и батифаза (Бт) — время наибольшего и наименьшего значений исследуемого показателя; период ритма — длительность совершения одного цикла колебаний [23, 25].

Для расчета необходимого количества измерений (наблюдений) применялся метод математического планирования. При этом определялся минимальный объем выборок, который обеспечивал достоверность полученных результатов (95%) и ошибку (±5%), допустимую в медицинских исследованиях [24].

Результаты и обсуждение

Анализ полученных данных суточного ритмостаза показателей КТГ и гемодинамики материнских и плодовых кровотоков как при физиологической беременности, так и при ХГП показал, что проведение мониторинга КТГ и УЗДГ наиболее информативно в дневное (12.00 ч) и вечернее (20.00 ч) время. В эти часы регистрируются максимальные (Ак) и минимальные (Бт) значения диагностически важных показателей, что дает возможность зафиксировать наибольшие отклонения в состоянии плода (табл. 1, 2).

Таблица 1. Диагностически значимые показатели биоритмов кардиотокограмм плодов у пациенток обследованных групп (M±δ) Примечание.*— различие показателей по сравнению с таковыми 1-й группы достоверно (p<0,05).

Таблица 2. Суточные колебания показателей КТГ у пациенток обследованных групп Примечание.* — различие показателей по сравнению с таковыми 1-й группы достоверно (p<0,05).

В диапазоне ритмов основных диагностически значимых показателей КТГ (базального ритма, акцелераций, двигательной активности) «позднего» плода у женщин с неосложненным течением беременности и с ХГП преобладает циркадианный (околосуточный) период с определенной долей инфрадианной (инфрадианный — период, длительность которого больше суток) составляющей (большей при физиологической беременности — 24% и меньшей при ХГП — 14%). Это объясняется влиянием материнского организма как «времязадателя» в отношении биологических ритмов плода в III триместре беременности [15, 19]. Данное положение подтверждается и тем, что самыми устойчивыми показателями как у матери, так и у плода являются Мз и Ам, а самыми динамичными – период ритма и Ак. При физиологически протекающей беременности величина Мз базального ритма составляет 136±4,1 уд/мин. При П.Н. с ХГП Мз базального ритма частоты сердечных сокращений (ЧСС) у плодов максимальный и составляет 159±3,7 уд/мин. Максимальное значение Мз акцелераций отмечается у плодов без патологии ФПК — 8,6±0,2 уд/мин, Ам при этом составляет 1,9±0,04 уд/мин, что статистически достоверно при сравнении с показателями 2-й группы (р<0,05). Ак акцелераций при физиологической беременности приходится на 20.00 ч, Бт — на 12.00 ч, а при ПН с ХГП Ак акцелераций — на 12.00 ч, Бт — на 20.00 ч. Следует отметить совпадение Ак и Бт показателей КТГ и двигательной активности плода в 1-й и 2-й клинических группах (см. табл. 1, 2).

Ак двигательной активности плода закономерно совпадали по времени с Ак акцелераций. Так, при ХГП у плодов отмечается наименьшая среднесуточная активность, Мз составляет 1,8±0,4, Ам ритма минимальна — 1,05±0,04. Наибольшее количество движений регистрируется при физиологическом состоянии ФПК — 4,2±0,5, Мз — 4,0±0,5 (p<0,05), Ам ритма — максимальна и составляет 2,1±0,09 (см. табл. 1, 2).

Анализ суточных колебаний СДО маточного и фетального кровотоков выявил преобладание циркадианного ритма у всех беременных. При неосложненном течении беременности Ак хронограмм маточного (правой и левой маточных артерий) и фетального (артерии пуповины, СМА и аорты плода) кровотоков приходятся на вечернее время (20.00 ч — так называемый «вечерний» тип ритма). Мз суточного биоритма СДО в маточных артериях у женщин с физиологическим течением беременности составляет 1,65±0,02 в правой и 1,45±0,03 в левой, т. е. отмечается асимметрия показателей СДО кровотока в правой и левой артериях с преобладанием значения показателей справа; Ам суточного ритма у здоровых женщин (1-я группа) по сравнению с показателями во 2-й группе недостоверно ниже (0,25±0,01 в правой маточной артерии и 0,25±0,01 в левой маточных артериях и 0,3±0,01 и 0,3±0,01 соответственно) (табл. 3).

Таблица 3. Ритмометрические характеристики СДО маточной и фетальной гемодинамики у беременных обследуемых групп (M±δ) Примечание.* — различие показателей 1-й и 2-й групп достоверно (p<0,05).

При анализе суточных ритмов показателей гемодинамики у беременных 2-й группы Ак колебаний СДО в правой и левой маточных, пуповинной, СМА и аорте плода регистрировались в дневное время — в 12 ч дня — так называемый «дневной» тип ритма (см. табл. 3). Статистически достоверных отличий Мз суточного ритма СДО в правой (2,0±0,05) и левой (2,1±0,04) маточных артериях при ХГП не обнаружено (p>0,05), т. е. имеет место симметрия показателей кровотока в правой и левой маточных артериях с более высокими средними значениями скоростей кровотока по сравнению с показателями у беременных 1-й группы (физиологическая беременность).

Хроноструктура биоритма пуповинного кровотока обнаружила статистически достоверное повышение (p<0,05) Мз суточного ритма СДО пуповинного кровотока во 2-й группе (при ХГП) — 2,5±0,04 против 2,1±0,03 у здоровых беременных 1-й группы. При анализе кровотоков в СМА и аорте плода во 2-й группе выявлено статистически значимое (p <0,05) повышение Мз и Ам суточного ритма фетальных кровотоков (4,9±0,09 и 1,0±0,05 — соответственно в СМА; 5,45±0,13 и 1,25±0,04 — соответственно в аорте плода) (см. табл. 3) по сравнению с аналогичными показателями при физиологической беременности (4,0±0,08 и 0,8±0,03; 4,6±0,11 и 0,8±0,03 соответственно).

У здоровых беременных женщин отмечается снижение Мз («сглаженность») суточного ритма показателей маточного кровотока слева, тогда как у женщин с ХГП наблюдаются одинаковые Мз суточного ритма в правой и левой маточных артериях. В отличие от группы беременных с ХГП при физиологическом течении беременности отмечается синхронизация кривых суточного биоритма показателей материнского и фетального кровотоков.

Корреляционный анализ между показателями КТГ и плодового кровотока показывает наличие сильной корреляционной связи (k от 0,7 до 0,9 при p от 0,006 до 0,027) у женщин с физиологическим течением беременности, закончившейся родами в срок, и средней корреляционной связи у беременных с ПН и ХГП (k от 0,4 до 0,7 при p от 0,039 до 0,046).

Следовательно: 1) преобладающим характером ритма основных показателей КТГ и УЗДГ сосудов МППК при физиологической беременности и ХГП является циркадианный, хотя при ПН с ХГП доля инфрадианных ритмов в III триместре гестации значительно меньше; 2) для женщин с физиологически протекающей беременностью характерен «вечерний» тип ритма для показателей КТГ и УЗДГ и наличие синхронизации кривых биоритмов показателей маточного и плодового кровотоков; 3) у женщин с ПН и ХГП наблюдаются «дневной» тип ритма для показателей КТГ и УЗДГ и нарушение синхронизации кривых биоритмов показателей маточного и плодового кровотоков; 4) оптимальное время регистрации диагностически значимых показателей КТГ и УЗДГ для оценки состояния плода приходится на 12.00 и 20.00 ч — время регистрации их максимальных и минимальных значений в группе с ХГП, благодаря этому в данной клинической группе повышается возможность зафиксировать наибольшие отклонения в состоянии плода; 5) наибольшее значение Мз базального ритма ЧСС плода и наименьшие значения Мз акцелераций и двигательной активности плода выявляются у беременных с ХГП; 6) имеются статистически достоверные различия среднесуточных показателей СДО маточного и фетального кровотоков в обследованных группах — наибольшее значение Мз при ХГП в отличие от такового при физиологической беременности, что свидетельствует о нарастающей вазодилатации в МППК в динамике физиологически протекающей беременности и о прогрессирующем вазоспазме при ПН с ХГП; 7) при физиологической беременности для показателей кровотока в сосудах МППК характерна правосторонняя асимметрия, тогда как для ХГП — их симметрия; 8) имеется значимая корреляционная связь между фетальным кровотоком и показателями КТГ у беременных обеих обследованных групп.

При оценке межфункциональных связей в МППК по показателям гемодинамики (СДО, ИР, ПИ) материнского и плодового кровотоков получены следующие данные. Коэффициент синхронизации при физиологической гестации до 37 нед беременности соответствует 3,24±0,16, в этом сроке у всех обследованных беременных отмечен синхронный тип связи материнского и плодового кровотоков. После 37 нед Sf соответствует 4,08±0,24, отмечается гиперсинхронный тип межфункциональных связей. При ХГП в III триместре беременности независимо от срока гестации имеет место асинхронный тип связи материнского и плодового кровотоков. Коэффициент синхронизации до 37 нед беременности — 2,35±0,19, после 37 нед беременности — 2,78±0,18.

Полученные данные о биоритмостазе здорового плода и плода в состоянии гипоксии легли в основу разработки способа ранней диагностики ХГП. Результат предлагаемого способа заключается в повышении точности диагностики ХГП по сравнению с применением однократных (без учета временных колебаний) замеров тех или иных показателей. Результат достигается тем, что при применении способа диагностики ХГП плод обследуют путем проведения УЗДГ кровотока в его СМА до максимально возможной задержки дыхания беременной при глубоком вдохе и после нее с учетом суточного ритмостаза плода в 12.00 ч и 20.00 ч, когда выявляются диагностически значимые минимальные и максимальные значения индексов кровотока в СМА плода. При повышении индексов СДО, ИР, ПИ в СМА плода после задержки дыхания по сравнению с исходными значениями показателей УЗДГ, проводимой в 12.00 ч и 20.00 ч, диагностируют ХГП. Беременную и плод обследуют с учетом выявленного для физиологического и осложненного ХГП течения беременности суточного ритмостаза индексов кровотока в СМА плода: в 12.00 ч и 20.00 ч проводят УЗДГ кровотока в СМА плода с количественной оценкой СДО, ИР, ПИ до максимальной задержки дыхания беременной на глубоком вдохе и после нее.

При физиологическом течении III триместра беременности (1-я группа, n=62) индексы кровотока в СМА плода во время пробы с задержкой дыхания имеют следующие количественные характеристики: СДО в 12.00 ч до задержки дыхания — 3,86±0,06, после задержки дыхания — 3,45±0,07 и в 20.00 ч до задержки дыхания — 3,65±0,06, после задержки дыхания — 3,39±0,05; ИР в 12.00 ч до задержки дыхания — 0,77±0,04, после задержки дыхания — 0,63±0,05 и в 20.00 ч до задержки дыхания — 0,72±0,03, после задержки дыхания — 0,61±0,04; ПИ в 12.00 ч до задержки дыхания — 1,82±0,03, после задержки дыхания — 1,73±0,04 и в 20.00 ч до задержки дыхания — 1,76±0,03, после задержки дыхания — 1,61±0,05.

Для пациенток 2-й группы в III триместре беременности характерны следующие индексы периферического сопротивления кривых скоростей кровотока в СМА плода при проведении пробы с задержкой дыхания: СДО в 12.00 ч до задержки дыхания — 3,71±0,05, после задержки дыхания — 4,56±0,08 и в 20.00 ч до задержки дыхания — 3,92±0,06, после задержки дыхания — 4,74±0,09; ИР в 12.00 ч до задержки дыхания — 0,69±0,03, после задержки дыхания — 0,87±0,04 и в 20.00 ч до задержки дыхания — 0,80±0,03, после задержки дыхания —0,91±0,04; ПИ в 12.00 ч до задержки дыхания — 1,78±0,04, после задержки дыхания — 1,92±0,03 и в 20.00 ч до задержки дыхания — 1,84±0,04, после задержки дыхания — 1,97±0,04. Различия всех показателей СДО, ИР, ПИ кривых скоростей кровотока в СМА плодов женщин 2-й группы по сравнению с аналогичными показателями, зафиксированными в соответствующее время у плодов женщин 1-й группы, достоверны (p<0,05).

Среди 424 беременных группы высокого риска развития тяжелых форм хронической ПН у 208 диагностика ХГП проводилась путем единичных замеров показателей УЗДГ кривых скоростей кровотока в СМА плода, а у 216 был апробирован метод диагностики ХГП с учетом выявленных циркадианных особенностей мозговой гемодинамики плода. Среди 216 беременных группы высокого риска развития тяжелых форм хронической ПН у 78 (36,1%) в сроке 34—39 нед беременности диагностирована ХГП (основная группа). Среди 208 беременных группы высокого риска развития тяжелых форм хронической ПН, у которых диагностика внутриутробной гипоксии осуществлялась путем единичных замеров показателей УЗДГ, диагноз ХГП был поставлен у 43 (20,7%) — группа сравнения. Все беременные с диагнозом хронической гипоксии плода были родоразрешены путем кесарева сечения. Оценка по шкале Апгар на 1 и 5-й минутах жизни у новорожденных с диагностированной ХГП во время беременности по разработанному способу (основная группа, n=78) составила 6,1±0,35 и 6,9±0,44 балла соответственно, у новорожденных с диагностированной ХГП во время беременности путем единичных замеров показателей УЗДГ (группа сравнения, n=43) — 7,8±0,26 и 8,0±0,29 балла соответственно, в группе с физиологическим течением беременности (n=62) — 8,1±0,21 и 8,5±0,32 балла соответственно. Состояние асфиксии подтверждалось определением газового состава крови (определение pH крови из артерии пуповины, взятой до первого вдоха новорожденного, менее 7,18 свидетельствует о гипоксемии). Корреляционный анализ между оценкой по шкале Апгар и pH артериальной крови, забранной до первого вдоха, в группе женщин, обследованных с учетом суточного ритмостаза плода, показал сильную положительную корреляционную связь (k=0,96 при p=0,026), что свидетельствует о правильности постановки диагноза хронической гипоксии плода предлагаемым способом в большинстве наблюдений. В данной (основной) клинической группе перинатальная смертность и тяжелые осложнения раннего неонатального периода отсутствовали, что было связано со своевременной диагностикой ХГП и адекватной акушерской тактикой. В группе женщин с единичными замерами аналогичный корреляционный анализ показал слабую положительную корреляционную связь (k=0,39 при p=0,056), что свидетельствует о недостаточной информативности метода диагностики ХГП с применением единичных замеров показателей УЗДГ кривых скоростей кровотока в СМА плода.

По результатам верификации диагноза ХГП, подтвержденного газовым составом крови при рождении и клинической оценкой новорожденных в периоде ранней адаптации, с позиций доказательной медицины были определены чувствительность, специфичность, точность, прогностическая ценность положительного и отрицательного результатов данного способа диагностики ХГП во время беременности. Они были соответственно равны 91, 87, 90, 92 и 94%, что свидетельствует о высокой информативности и достоверности предлагаемого способа диагностики.

Таким образом, использование для диагностики ХГП допплерографической оценки кривых скоростей кровотока в СМА плода с учетом его суточного ритмостаза значительно расширяет диагностические возможности метода, позволяет своевременно выявлять отклонения от физиологического состояния плода и разрабатывать оптимальную акушерскую тактику. Пониженная точность диагностики ХГП путем оценки кривых скоростей кровотока в СМА плода без учета его суточного ритмостаза обусловлена тем, что при этом не учитываются диагностически значимые показатели скорости кровотока, которые можно зафиксировать на фоне колебания суточных биологических ритмов функциональной системы мать—плацента—плод.

Биоритмометрия значений индексов кровотока в СМА плода дает своевременную возможность суждения о внутриутробном состоянии плода, наличии или отсутствии ХГП и может быть использована для контроля эффективности ее лечения. Положительный эффект предлагаемого способа диагностики заключается в принципиально новой возможности своевременной диагностики ХГП, благодаря оценке неиспользуемых ранее параметров. Способ неинвазивен, безопасен для здоровья беременной и плода, широко доступен для современных учреждений родовспоможения.

Выводы

1. Полученные научные данные по изучению особенностей биоритмологической организации функционирования системы мать—плацента—плод в зависимости от течения последнего триместра беременности и клинического состояния детей при рождении могут служить основой для формирования хронофизиологической «нормы беременности» и нового научного направления в медицине — перинатальной хрономедицины.

2. Биоритмометрия динамических изменений показателей жизнеобеспечения плода (сердечной деятельности, материнских и плодовых кровотоков, их синхронизации и др.) в отличие от единичных замеров без учета биоритмов в системе мать—плацента—плод позволяет эффективно контролировать плод и своевременно диагностировать нарушение его внутриутробного состояния. Изменение указанных показателей свидетельствует о срыве адаптационных возможностей плода и необходимости их интенсивной коррекции вплоть до досрочного бережного родоразрешения.

3. Мониторинг функционального состояния плода наиболее информативен для КТГ и УЗДГ в дневное (12 ч) и вечернее (20 ч) время — период максимальных и минимальных значений диагностически важных регистрируемых показателей, что следует учитывать при обследовании беременных из группы высокого риска развития перинатальной патологии.

4. Разработанный метод диагностики ХГП, основанный на учете биоритмологических особенностей церебральной гемодинамики плода, позволяет своевременно и с высокой информативностью диагностировать наиболее значимый фактор фетальной альтерации — гипоксию, что, несомненно, улучшит показатели перинатальной и младенческой заболеваемости и смертности, снизит частоту врожденной церебральной ишемии и связанной с ней детской инвалидизации.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail