Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Лысенко А.В.

Первый МГМУ им. И.М. Сеченова;
Московский НИИ педиатрии и детской хирургии

Белов Ю.В.

РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН

Катков А.И.

Клиника аортальной и сердечно-сосудистой хирургии ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России

Комаров Р.Н.

клиника аортальной и сердечно-сосудистой хирургии Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, Москва, Россия

Стоногин А.В.

Первый МГМУ им. И.М. Сеченова;
Московский НИИ педиатрии и детской хирургии

Хирургическое лечение ложной аневризмы внутренней сонной артерии после каротидной эндартерэктомии

Авторы:

Лысенко А.В., Белов Ю.В., Катков А.И., Комаров Р.Н., Стоногин А.В.

Подробнее об авторах

Журнал: Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2016;(7): 80‑84

Просмотров: 1283

Загрузок: 26

Как цитировать:

Лысенко А.В., Белов Ю.В., Катков А.И., Комаров Р.Н., Стоногин А.В. Хирургическое лечение ложной аневризмы внутренней сонной артерии после каротидной эндартерэктомии. Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2016;(7):80‑84.
Lysenko AV, Belov IuV, Katkov AI, Komarov RN, Stonogin AV. Surgical treatment of false aneurysm of internal carotid artery after carotid endarterectomy. Pirogov Russian Journal of Surgery = Khirurgiya. Zurnal im. N.I. Pirogova. 2016;(7):80‑84. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/hirurgia2016780-84

?>

Каротидная эндартерэктомия — безопасный и научно обоснованный метод профилактики ишемического инсульта у пациентов с атеросклеротическим поражением внутренней сонной артерии (ВСА) [4].

В настоящее время широко применяют несколько основных вариантов выполнения каротидной эндартерэктомии — классическая техника с пластикой заплатой или первичным швом, эверсионная эндартерэктомия и протезирование ВСА [1]. Выбор модификации операции основан на анатомическом варианте поражения, толерантности головного мозга к ишемии, опыте и предпочтении хирурга.

Непосредственные и отдаленные результаты каротидной эндартерэктомии хорошие, но мы не можем не остановиться на осложнениях этой операции. К осложнениям периоперационного периода относят острое нарушение мозгового кровообращения, кровотечение, гематому шеи, повреждение черепно-мозговых нервов. Среди осложнений каротидной эндартерэктомии в отдаленные сроки обращают на себя внимание рестеноз и ложная аневризма зоны реконструкции.

Следует заметить, что относительно небольшие и на первый взгляд безобидные осложнения могут образовывать цепочку взаимосвязанных событий и существенно утяжеляют друг друга. Например, вторичное инфицирование послеоперационной гематомы шеи с нагноением и аррозионным кровотечением или образованием ложной аневризмы ВСА.

Ложная аневризма ВСА встречается нечасто, среди основных причин большинство авторов называют последствия закрытой травмы и прямого ее повреждения (включая ятрогенное повреждение при катетеризации яремной вены), состояние после лучевой терапии, врожденную несостоятельность соединительной ткани, болезнь Бехчета и перенесенное оперативное вмешательство на сонной артерии или в непосредственной близости от нее [9, 11, 17].

Есть сообщение о формировании ложной аневризмы дистального отдела ВСА вследствие интраоперационного использования временного внутрипросветного шунта с раздуваемыми баллонами во время каротидной эндартерэктомии [24].

Мы проанализировали данные российских и зарубежных авторов и пришли к выводу, что ложная аневризма ВСА — относительно редкое осложнение после реконструктивных операций на этой артерии и встречается в 0,25—1% наблюдений [8, 16, 18, 20, 23].

Частота образования ложной аневризмы ВСА не зависит от способа реконструкции. Использование синтетических, аутовенозных и ксеноперикардиальных заплат не приводит к увеличению количества ложных аневризм по сравнению с этим показателем при использовании первичного шва и эверсионной эндартерэктомии [11].

В настоящее время обсуждается вопрос о преимуществах использования рассасывающегося шовного материала при операциях на брахицефальных артериях, но это требует уточнения [2].

Большинство авторов связывают образование ложной аневризмы зоны реконструкции ВСА с инфицированием Staphylococcus и Streptococcus, что подтверждается данными посевов раневого отделяемого при повторной операции [7—20, 22, 23].

Сроки образования ложной аневризмы, по наблюдениям авторов, составляют от 2 нед до 10 лет, что объясняется различной вирулентностью выделенных микроорганизмов, длительным бессимптомным течением и различными интервалами контрольных осмотров пациентов в различных клиниках. Большинство доступных прочтению сообщений информируют о раннем формировании ложной аневризмы в сроки до 30 дней после операции [7, 11, 18, 21—23].

Нередко даже при положительном посеве раневого отделяемого пациенты не отмечают температурной и местной реакции в виде воспаления и покраснения, случаи заживления раны шеи вторичным натяжением и/или нагноения раны после каротидной эндартерэктомии крайне редки [7].

Нечеткая клиническая картина и длительное бессимптомное течение ложных аневризм ВСА, на наш взгляд, обусловлены хорошей васкуляризацией шеи, большим количеством и близким расположением мышц и фасций, что позволяет организму отграничить место воспаления плотным инфильтратом. Широкое сообщение полости ложной аневризмы с ВСА способствует быстрому дренированию очага инфекции в системный кровоток, что может сопровождаться клинической картиной преходящей бактериемии и острого нарушения мозгового кровообращения эмболического генеза [10, 13—15, 19, 21].

Самой частой жалобой пациентов с ложной аневризмой ВСА после каротидной эндартерэктомии является пульсирующее образование на шее на стороне операции, иногда даже с нарушением дыхания и глотания. Значительно реже пациент предъявляет жалобы на боль в заушной области, преходящую неврологическую симптоматику и/или клиническую картину острого нарушения мозгового кровообращения.

Диагностика ложной аневризмы сонной артерии не вызывает трудностей, достаточно тщательного опроса, осмотра пациента и скринингового ультразвукового исследования. Для уточнения локализации и протяженности поражения, а также определения степени вовлечения близлежащих структур и планирования операции важно выполнить мультиспиральную компьютерную томографию с болюсным внутривенным контрастированием [7, 20].

Все пациенты с выявленной ложной аневризмой подлежат оперативному лечению. Учитывая, что в большинстве наблюдений в основе заболевания лежит инфекционный процесс в зоне реконструкции, мы считаем наиболее оправданным объемом операции перевязку наружной сонной артерии (НСА), иссечение аневризмы и бифуркации сонной артерии с аутовенозным протезированием ВСА [3, 20].

Эндоваскулярное лечение пациентов с ложной аневризмой ВСА после каротидной эндартерэктомии с применением стент-графтов в настоящее время требует тщательного изучения, так как выявленное в большинстве наблюдений инфицирование зоны реконструкции ВСА может стать причиной инфицирования эндоваскулярного стента и рецидива ложной аневризмы [5, 6, 22, 24].

Материал и методы

Представляем наблюдение хирургического лечения при ложной аневризме ВСА после каротидной эндартерэктомии с пластикой ксеноперикардиальной заплатой.

Больной С., 43 лет, поступил в отделение кардиохирургии клиники аортальной и сердечно-сосудистой хирургии 26.10.15 с жалобами на давящую боль за грудиной при минимальной физической нагрузке.

В анамнезе у пациента артериальная гипертензия с подъемами АД до 200/110 мм рт.ст. и два инфаркта миокарда — в 2013 и в 2015 г.

Селективная коронароангиография 16.09.15: правый тип коронарного кровоснабжения, передняя межжелудочковая артерия стенозирована в средней трети до 80%, огибающая артерия — в среднем сегменте до 80%, правая коронарная артерия гипоплазирована, окклюзирована в дистальной трети.

Скрининговое ультразвуковое дуплексное сканирование брахицефальных артерий: выявлен гемодинамически значимый стеноз (более 90%) левой ВСА.

С целью уточнения локализации и протяженности стенотического поражения ВСА пациенту 26.10 выполнена мультиспиральная компьютерная томография с болюсным внутривенным контрастированием (Toshiba Aquilion One, 320 детекторов, толщина среза 0,5 мм): подтверждено стенозирование внутренней сонной артерии более 90% от устья и на протяжении до 45 мм. Правая ВСА, правая и левая позвоночные артерии нормального диаметра имеют прямолинейный ход, без гемодинамически значимого стенозирования. Патологических очагов в веществе мозга не выявлено.

Эхокардиографическое исследование 28.10: левое предсердие 4,15 см, объем 69—73 мл. Правый желудочек (переднезадний размер) 3,4 см. Левый желудочек: конечный диастолический размер 4,9—5,0 см, конечный диастолический объем 92 мл, конечный систолический объем 47 мл, фракция выброса левого желудочка 49%. Толщина межжелудочковой перегородки 1,5 см, толщина задней стенки левого желудочка 1,24 см. Нарушения локальной сократимости левого желудочка: гипо-акинезия базальной трети задней стенки; базальной четверти межжелудочковой перегородки; нижней половины боковой стенки, нижней половины заднебоковой стенки. Аорта: фиброзное кольцо аортального клапана 2,24 см, синусы Вальсальвы 3,6 см, синотубулярное соединение 3,1 см, восходящая аорта 3,6—3,7 см, нисходящая аорта 2,1 см. Аортальный клапан — трехстворчатый, расхождение не снижено, кальциноза нет, регургитация не выявлена, митральный клапан — створки уплотнены, тетеринг передней створки, глубина каоптации 0,55—0,6, регургитация до I степени. Трикуспидальный клапан — регургитация 0—I степени. Систолическое давление в легочной артерии 28—30 мм рт.ст.

С учетом гемодинамически значимого стеноза левой ВСА, высокого риска развития острого нарушения мозгового кровообращения во время реваскуляризации миокарда, неблагоприятного прогноза при естественном течении заболевания и неэффективности консервативной терапии пациенту показано этапное оперативное лечение. Первым этапом рекомендовано выполнение каротидной эндартерэктомии слева, в случае отрицательной динамики на ЭКГ — одновременное выполнение второго этапа оперативного лечения — коронарного шунтирования в экстренном порядке по жизненным показаниям.

10.11 выполнена каротидная эндартерэктомия слева с пластикой ксеноперикардиальной заплатой, длительность операции 60 мин, пережатия ВСА 17 мин.

Под комбинированным наркозом с интубацией трахеи разрезом параллельно переднему краю грудиноключично-сосцевидной мышцы выполнен доступ к левым сонным артериям. Циркулярно мобилизованы и взяты на держалки общая сонная артерия (ОСА), НСА и ВСА. Линейная скорость кровотока в левой средней мозговой артерии 30 см/с (системное АД 150/90 мм рт.ст.), при пробном пережатии ВСА слева — 25 см/с с сохранением пульсового характера кривой — толерантность к пережатию удовлетворительная, принято решение продолжить операцию без применения временного внутрипросветного шунтирования. После введения 10 000 ЕД гепарина пережаты ВСА, НСА, ОСА. Продольная артериотомия левой ОСА с переходом на ВСА. В просвете ВСА имеется гетерогенная атеросклеротическая бляшка, суживающая просвет до 90—95%. Атеросклеротическая бляшка удалена в пределах наружной эластической мембраны на протяжении 50 мм. Артериотомическое отверстие ушито, пластика ксеноперикардиальной заплатой нитью пролен 7/0. Профилактика воздушной и материальной эмболии, пуск кровотока, конструкция функционирует. Тщательный гемостаз. Выполнено дренирование области реконструкции трубчатым дренажем, рана послойно ушита. Асептическая наклейка.

Пациента разбудили, перевели на самостоятельное дыхание и экстубировали через 10 мин после окончания операции. По дренажу из зоны реконструкции за 15 ч поступило 30 мл серозно-геморрагического отделяемого, после чего дренаж удален.

Послеоперационный период протекал без очаговой и периферической неврологической симптоматики.

Пациент был подготовлен для второго этапа оперативного лечения — реваскуляризации миокарда.

Клинический анализ крови от 18.11: Hb 159 г/л, Ht 45,74%, эр. 4,67·1012, тр. 145·109/л, л. 7,26·109/л.

Ультразвуковое дуплексное сканирование брахицефальных артерий 20.11: зона реконструкции ВСА проходима, скоростные и спектральные показатели кровотока в пределах нормы.

23.11 пациенту выполнена операция прямой реваскуляризации миокарда: маммарокоронарное шунтирование передней межжелудочковой артерии (левой внутренней грудной артерией) и маммарокоронарное шунтирование заднебоковой ветви огибающей артерии (правая внутренняя грудная артерия, Т-графт к левой внутренней грудной артерии) без искусственного кровообращения.

На 7-е сутки после операции коронарного шунтирования отмечены промокание нижней трети послеоперационной раны на груди серозным отделяемым, эпизод гипертермии до 38 °C, повышение уровня лейкоцитов до 13,8·109/л. В посеве раневого отделяемого получен рост метициллинрезистентного Staphylococcus epidermidis (105 колониеобразующих единиц), чувствительного к ванкомицину.

Назначен 7-дневный курс ванкомицина в дозе 1,0 г внутривенно 2 раза в день, гипертермии больше не было, промокание раны значительно уменьшилось и вскоре прекратилось, рана зажила первичным натяжением.

Эхокардиография 26.11: конечный диастолический объем левого желудочка 114 мл, конечный систолический объем левого желудочка 57 мл, фракция выброса левого желудочка 50—57%. Отмечается положительная динамика, кинетика левого желудочка сердца улучшилась, сохраняется зона гипоакинеза в средней трети задней стенки и, возможно, базальной трети задней стенки левого желудочка. По клапанам сердца без особенностей. В левой плевральной полости небольшое количество жидкости — сепарация до 2,9—3,1 см. Справа — следы жидкости — сепарация до 0,6  см.

Клинический анализ крови 30.11: Hb 147 г/л, Ht 44,3%, эр. 4,68·1012, тр. 218·103, л. 11,6·109.

Электрокардиограмма 25.11: ритм синусовый, частота сердечных сокращений 91 в 1 минуту, электрическая ось сердца расположена горизонтально. Без отрицательной динамики по сравнению с дооперационными данными.

В удовлетворительном состоянии пациент выписан на амбулаторный этап лечения на 15-е сутки после коронарного шунтирования с хорошей положительной динамикой сократительной функции левого желудочка.

20.12 пациент поступил в отделение реабилитации больницы Брянска, где при осмотре выявлена пульсирующая припухлость в левой половине шеи размером 5,0×7,0 см. Отмечает осиплость голоса и затруднение глотания около 7—10 дней.

24.12 при ультразвуковом дуплексном сканировании выявлена частично тромбированная ложная аневризма места реконструкции левой сонной артерии. При мультиспиральной компьютерной томографии с болюсным внутривенным контрастированием, выполненной 28.12, обнаружена тромбирован-ная аневризма левой ВСА, гематома шеи слева размером 6,0×8,0×4,5  см, сообщающаяся с просветом ВСА через дефект размером 2,9×0,9 см. Отмечены признаки значительной компрессии внутренней яремной вены с оставлением щелевидного остаточного просвета до 1,00 мм (рис. 1, 2, 3, 4).

Рис. 1. 3D-реконструкция. Ложная аневризма левой ВСА.

Рис. 2. Компьютерная томограмма. Ложная аневризма левой ВСА (вид в сагиттальной плоскости).

Пациент дистанционно консультирован хирургом клиники аортальной и сердечно-сосудистой хирургии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, рекомендовано оперативное лечение в срочном порядке.

Больной поступил в клинику аортальной и сердечно-сосудистой хирургии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова по каналу санитарной авиации в сопровождении реаниматолога 30.12 в 05 ч 30 мин.

При осмотре в проекции послеоперационного рубца определяется пульсирующее образование левой половины шеи размером до 7×8 см, отмечаются выраженная осиплость голоса, затруднение глотания твердой пищи, свистящее дыхание, умеренное смещение трахеи вправо.

В условиях отделения реанимации и интенсивной терапии проведена подготовка больного к экстренному оперативному лечению.

Клинический анализ крови 30.12: Hb 134 г/л, Ht 38,7%, эр. 4,15·1012, тр. 110·109/л, л. 7,2·109/л.

Биохимический анализ крови 14.12: холестерин 4,26 ммоль/л, β-липопротеиды 44 ед., АЛТ 20 ед/л, АСТ 26 ед/л, общий билирубин 7,46 мкмоль/л, креатинин 100,52 мкмоль/л, клиренс креатинина 117,9 мл/мин, калий 5,1 ммоль/л, С-реактивный белок 6 г/л.

Общий анализ мочи 24.12: цвет светло-желтый, рН 7,0, плотность 1015, прозрачность полная, белок отсутствует, эпителиальных плоских клеток немного, переходных — умеренное количество, лейкоциты единичные в поле зрения, эритроцитов нет.

Рентгенография органов грудной клетки 30.12: на обзорной рентгенограмме органов грудной клетки без свежих очаговых и инфильтративных изменений. Корни легких структурны, дифференциация неудовлетворительная. Контур диафрагмы ровный, четкий. Плевральные синусы свободны. Тень средостения без особенностей.

Электрокардиография 30.12: ритм синусовый, ЧСС 60 в 1 минуту.

Эхокардиография 29.12: фракция выброса левого желудочка 61%, клапаны сердца без особенностей.

Пациент с частично тромбированной ложной аневризмой левой ВСА, крайне высоким риском аррозионного кровотечения, тромбоэмболических неврологических осложнений, с нарушением глотания, сдавлением и смещением трахеи по жизненным показаниям был оперирован в экстренном порядке 30.12.

Выполнена операция — ревизия ВСА, перевязка НСА, эвакуация гематомы и линейное аутовенозное протезирование ВСА слева в условиях временного внутрипросветного шунтирования.

Длительность операции 200 мин. Пережатие ВСА 7—10 мин. Длительность временного внутрипросветного шунтирования 13 мин.

Разрезом параллельно переднему краю грудиноключично-сосцевидной мышцы с иссечением старого послеоперационного рубца выполнен доступ к левым сонным артериям. Определяется пульсирующий конгломерат размером до 6×5 см вокруг ВСА, НСА, ОСА; тупым и острым путем с техническими трудностями мобилизованы и взяты на держалки ОСА, ВСА, НСА. Частично мобилизована ложная аневризма ВСА без вскрытия просвета. Скорость в левой средней мозговой артерии 50 см/с, при пробном пережатии — 12 см/с с сохранением слабого пульсового характера кривой — толерантность к пережатию низкая.

После введения 10 000 ЕД гепарина пережаты ВСА, НСА, ОСА. Продольная артериотомия от неизмененного участка ОСА с переходом на ВСА с отсечением и перевязкой НСА. В просвете детрит и тромботические массы различной степени давности, выявлен продольный дефект размером до 5×1 см в наружной стенке ВСА, где ранее выполнена пластика заплатой из ксеноперикарда, заплата практически полностью оторвана и фиксирована у края дефекта, края артерии черного цвета, истончены, из дефекта свободно поступают черные сгустки крови. Установлен временный шунт в ВСА, пуск кровотока — работа шунта адекватная; по данным транскраниальной допплерографии скорость кровотока в средней мозговой артерии слева 30 см/с.

С учетом выявленных деструктивных изменений артериальной стенки принято решение выполнить аутовенозное протезирование ВСА. С правой нижней конечности мобилизована аутовена длиной 10 см. Уделены тромботические массы из полости ложной аневризмы (до 300 мл).

Удален шунт из ВСА, наложен анастомоз конец в конец с ВСА полипропиленовой нитью 7/0. ОСА отсечена от бифуркации, наложен анастомоз с аутовеной нитью пролен 7/0. Профилактика воздушной и материальной эмболии. Сняты зажимы, пуск кровотока, конструкция функционирует. Иссечены все нежизнеспособные ткани. Тщательный гемостаз (рис. 3).

Рис. 3. Интраоперационная фотография. Конечный вид после линейного аутовенозного протезирования ВСА.

Выполнено дренирование области анастомоза и полости ложной аневризмы, послойное ушивание раны. Асептическая наклейка. Кровопотеря во время операции до 600 мл.

Результаты

Течение послеоперационного периода осложнилось периферической нейропатией n. hypoglossus и n. glossopharingeus в виде девиации кончика языка влево и затруднения глотания кусочков твердой пищи.

В послеоперационном периоде пациент получал антибиотикотерапию (меропенем и ванкомицин).

На 12-е сутки после операции выполнена мультиспиральная компьютерная томография с болюсным внутривенным контрастированием (Toshiba Aquilion One, 320 детекторов, толщина среза 0,5 мм): аутовенозный протез ВСА проходим, анастомозы без признаков стенозирования. Правая ВСА, правая и левая позвоночные артерии нормального диаметра, имеют прямолинейный ход, без гемодинамически значимого стенозирования. Патологических очагов в веществе мозга не выявлено. Остаточная полость гематомы значительно уменьшилась в размере (15×40 мм), признаки компрессии внутренней яремной вены сохраняются (рис. 4).

Рис. 4. 3D-реконструкция. Конечный вид после линейного аутовенозного протезирования ВСА.

На 19-е сутки пациент в удовлетворительном состоянии выписан на амбулаторный этап лечения.

Обсуждение

Ложная аневризма ВСА после каротидной эндартерэктомии — редкое, но чрезвычайно опасное состояние, угрожающее жизни пациента. Крайне высокий риск аррозионного кровотечения и материальной эмболии в головной мозг требует от хирурга быстрого принятия решения о проведении экстренной операции.

Только хирург с большим опытом реконструктивных операций на брахицефальных артериях должен выполнять операции при ложной аневризме ВСА.

При планировании оперативного лечения пациентов этой группы следует иметь в виду, что почти у всех пациентов, которым выполняли посев раневого отделяемого на повторной операции, получен рост Staphylococcus или Streptococcus даже при отсутствии системных и местных проявлений бактериальной инфекции. Важным моментом в обеспечении успеха лечения является периоперационное введение антибиотиков (ванкомицин, меропенем).

Для уточнения объема и протяженности поражения, а также для получения четких анатомических ориентиров во всех наблюдениях, в которых это возможно, считаем необходимым выполнить мультиспиральную компьютерную томографию с болюсным внутривенным контрастированием.

Применение внутрисосудистого стента для перекрытия сообщения ВСА с полостью ложной аневризмы, в условиях потенциально инфицированной раны считаем рискованным. Тактика применения стент-графта может быть оправдана у соматически крайне тяжелых пациентов и у пацинетов с контралатеральной периферической неврологической дисфункцией, когда существует высокий риск билатерального повреждения черепно-мозговых нервов при манипуляциях на стороне ложной аневризмы.

В зависимости от различной срочности выполнения операции и анатомической доступности целевой зоны реконструкции существует несколько возможных сценариев операции.

В случае экстренной операции по поводу аррозионного кровотечения и отсутствии технической возможности выполнить реконструктивный этап возможна перевязка сонных артерий, что может спасти жизнь пациенту и далеко не всегда сопровождается неврологическим дефицитом в послеоперационном периоде. В последующем при сохранении клинической картины церебральной мальперфузии возможно выполнить экстраанатомическое шунтирование или экстра-интракраниальный микроанастомоз.

При проведении операции в срочном порядке у пациента без аррозионного кровотечения, в условиях сохранного неврологического статуса всегда следует планировать одномоментную реконструкцию ВСА — линейное аутовенозное протезирование.

Для контроля возможного кровотечения операцию следует начинать с мобилизации ОСА и НСА. Вторым этапом нужно проводить мобилизацию ВСА.

Выраженный спаечный процесс, инфильтрат и собственно ложная аневризма обычно расположены в месте предыдущей артериотомии — на наружной боковой поверхности ВСА. В этих условиях для получения возможности безопасно манипулировать в ране допустимо без каких-либо последствий перевязать НСА. Пересекать нервные стволы, идущие в ране, возможно только в крайнем случае.

Даже если при первичной операции не требовалось применения временного внутрипросветного шунтирования, повторная реконструкция с большой долей вероятности может этого потребовать. Использование нейромониторинга — важный этап обеспечения безопасности операции.

Длительность ишемии головного мозга должна быть максимально сокращена и находиться в пределах 7—10 мин.

После формирования аутовенозного шунта и пуска церебрального кровотока у хирургической бригады будет достаточно времени для тщательного удаления всех нежизнеспособных тканей, выполнения гемостаза, опорожнения и промывания полости ложной аневризмы.

Ложная аневризма внутренней сонной артерии после каротидной эндартерэктомии нечасто встречается в практике сосудистого хирурга, но крайне опасна для пациента и требует хирургического лечения.

Результаты хирургического лечения пациентов с ложной аневризмой внутренней сонной артерии обнадеживающие, но, несмотря на это, основное внимание должно быть уделено профилактике этого состояния и как можно более раннему выявлению малейших признаков начала формирования ложной аневризмы.

Тщательное соблюдение асептики, антибиотикопрофилактика, бережное отношение к тканям, атравматические инструменты, контроль артериального давления в послеоперационном периоде и ультразвуковой контроль зоны реконструкции способны значительно уменьшить вероятность образования и обеспечить раннее выявление ложной аневризмы внутренней сонной артерии после каротидной эндартерэктомии.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail