Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Даниелян Ш.Н.

НИИ СП им. Н.В. Склифосовского

Абакумов М.М.

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва

Кудряшова Н.Е.

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва

Шарифуллин Ф.А.

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва

Попова И.Е.

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва

Квардакова О.В.

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва

Чёрненькая Т.В.

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва

Сидорова Ю.Е.

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва

Диагностика и лечение посттравматического гнойного остеомиелита костного каркаса груди

Авторы:

Даниелян Ш.Н., Абакумов М.М., Кудряшова Н.Е., Шарифуллин Ф.А., Попова И.Е., Квардакова О.В., Чёрненькая Т.В., Сидорова Ю.Е.

Подробнее об авторах

Журнал: Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2010;(12): 9‑16

Просмотров: 1201

Загрузок: 22

Как цитировать:

Даниелян Ш.Н., Абакумов М.М., Кудряшова Н.Е., Шарифуллин Ф.А., Попова И.Е., Квардакова О.В., Чёрненькая Т.В., Сидорова Ю.Е. Диагностика и лечение посттравматического гнойного остеомиелита костного каркаса груди. Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2010;(12):9‑16.
Danielian ShN, Abakumov MM, Kudriashova NE, Sharifullin FA, Popova IE, Kvardakova OV, Chernen'kaia TV, Sidorova IuE. Diagnostics and treatment of posttraumatic septic costal osteomyelitis. Pirogov Russian Journal of Surgery = Khirurgiya. Zurnal im. N.I. Pirogova. 2010;(12):9‑16. (In Russ.).

?>

Введение

Проблема гнойного поражения костного каркаса груди после механических повреждений в литературе освещена недостаточно, ей посвящено небольшое число работ, основанных на анализе единичных наблюдений. Остеомиелит ребер развивается в 2,1% случаев после ранений груди, чаще после огнестрельных [5]. Гнойная деструкция грудины травматической этиологии чаще встречается при закрытой травме [7, 8], в том числе после сердечно-легочной реанимации [4]. Этот вид относительно нечастого посттравматического осложнения характеризуется склонностью к хронизации и рецидивирующему течению нагноительного процесса, длительность которого колеблется от 2 мес до 7 лет [1, 2, 9]. Остеомиелит ребер в большинстве наблюдений сочетается с эмпиемой плевры, остеомиелит грудины - с передним медиастинитом [10, 11]. Посттравматический остеомиелит грудной стенки клинически проявляется нагноением мягких тканей в области повреждения костей. Однако по внешним проявлениям нельзя судить о распространенности костного поражения, требуется проведение специальных методов исследования [1, 3].

В данном сообщении представлен анализ собственного опыта диагностики и лечения гнойного остеомиелита у пострадавших с механическими повреждениями груди.

Материал и методы

В период с 1992 по 2009 г. под нашим наблюдением находились 47 пострадавших с гнойным остеомиелитом костного каркаса груди после проникающих ранений (26 наблюдений) и закрытой травмы груди (21). Все пациенты были мужского пола, средний возраст составил 37,3 года (от 19 до 68 лет) при ранениях и 40,2 года (от 15 до 72 лет) при закрытой травме груди. Повреждения груди имели суицидальный характер у 5 (10,6%) пациентов. У 19 пострадавших остеомиелит развился после колото-резаных ранений, у 6 - после огнестрельных пулевых, у 1 - после рвано-ушибленного ранения груди. Причиной закрытой травмы были дорожно-транспортные происшествия (7), падение с высоты (8), избиение (6). В течение 4 ч после ранений в стационар были доставлены 25 (96,2%) пострадавших, в то время как из 21 пациента с закрытой травмой груди в аналогичные сроки были доставлены лишь 8 (38,1%), а 13 (52,4%) пострадавших обратились за медицинской помощью через 2-21 сут после травмы. Изолированное повреждение груди имелось у 10 пациентов с ранениями и у 11 пострадавших с закрытой травмой, сочетанная травма - у 16 и 10 - соответственно. Сочетанные ранения груди и живота имелись у 11 пострадавших (у 10 из них торакоабдоминальные), цервикоторакальные - у 3, ранение груди и конечностей - у 2. При сочетанной закрытой травме имелось повреждение от 2 до 4 анатомических областей (в среднем 3).

Первичное повреждение костного каркаса груди отмечено у 19 (73,1%) пострадавших с остеомиелитом после ранений груди, в том числе ребер (17), грудины (1), ключицы (1) и грудных позвонков (1). При закрытой травме повреждение костного каркаса было диагностировано в 95,2% наблюдений (20), в том числе ребер у 15 (от 2 до 12), грудины (4), грудиноключичного сочленения (2), грудных позвонков (2), лопатки (1). Сопутствующие повреждения органов груди и живота представлены в табл. 1.

Средние показатели тяжести повреждений по шкале ISS составили 19 баллов при ранениях (от 4 до 34 баллов) и 19,6 балла при закрытой травме груди (от 4 до 36 баллов), средние значения тяжести состояния пострадавших по шкалам RTS - 7,059 и 7,183, TRISS - 9,58 и 11,52 соответственно. Средняя величина кровопотери составила 1524 и 1037,5 мл при ранениях и закрытой травме соответственно. Торакотомия при ранениях выполнена в 19 (73,1%) случаях: типичная - в 12, атипичная - в 6 и видеоассистированная - в 1, в остальных 7 (26,9%) наблюдениях требовалось только дренирование плевральной полости. После закрытой травмы в 9 (42,9%) наблюдениях выполнено дренирование плевральной полости, из них в 2 в сочетании с дренированием гематомы грудной стенки. У одного пострадавшего выполнена хирургическая обработка обширной инфицированной раны левой половины грудной стенки с резекцией отломков четырех ребер (VII-X) и ушивание разрыва диафрагмы, у другого - в другом лечебном учреждении правосторонняя торакотомия и ушивание разрыва диафрагмы (через 3 ч после травмы). В спектре повторных хирургических вмешательств при ранениях (3 наблюдения, или 11,5%) значатся: реторакотомия в связи с вторичным внутриплевральным кровотечением (2) и стернотомия по поводу медиастинита и аррозионного кровотечения (1). Повторные вмешательства произведены 7 (33,3%) пациентам после закрытой травмы: многократное дренирование плевральной полости (4), торакотомия (3) и санация плевральной полости в сроки от 9 до 31 сут после травмы, в том числе 1 пациенту - перевязка подключичной артерии (в связи с ложной аневризмой) и резекция легкого.

Всем 47 пострадавшим выполняли рентгенографию груди в различные сроки посттравматического периода, прицельно оценивали характер изменений костных структур в зоне предполагаемого воспаления. В 41 наблюдении при наличии гнойных ран или свищей грудной стенки выполняли рентгеноконтрастную фистулографию с водорастворимым контрастным веществом.

В 29 случаях производили спиральную компьютерную томографию - СКТ (от 1 до 6 исследований) в различные сроки (от 14 сут до 6 лет) после ранений (14) и закрытой травмы (15).

В 31 наблюдении выполняли сцинтиграфию скелета с фосфатным комплексом 99mТс-пирфотех, всего 56 радионуклидных исследований. У 18 пациентов проводилось 2 или более исследования, начиная с острого периода нагноительного процесса (первое исследование в сроки 7-56 сут после травмы), в том числе у 8 от 3 до 6 исследований с целью оценки эффективности лечения. У 13 пациентов сцинтиграфия была выполнена однократно, только в отдаленном периоде после травмы (более года).

Микробиологическое исследование патологического отделяемого из гнойных ран грудной стенки и средостения в зоне костной деструкции проведено в 43 наблюдениях. Отбор проб на исследование, первичный посев клинического материала и идентификацию выделенных микроорганизмов проводили в соответствии с общепринятыми стандартами [6]. Чувствительность выделенных микроорганизмов определяли диско-диффузионным методом.

Для математической обработки полученных данных использовали статистические пакеты MS Excel и Statistica v6.0. Результаты исследований проверены на достоверность по t-критерию Стьюдента, χ2-критерию Пирсона. В случае отклонения от нормального распределения для сравнения данных использовали непараметрический критерий Манна-Уитни для несвязанных выборок. Достоверными считали различия при p<0,05.

Результаты и обсуждение

Несмотря на то что частота первичного повреждения костного каркаса груди при ранениях многократно ниже, чем при закрытой травме, частота развития гнойного остеомиелита при ранениях оказалась значительно выше (0,34% против 0,09% при закрытой травме). Это объясняется специфичностью факторов, способствующих развитию остеомиелита костного каркаса груди при ранениях или закрытой травме (табл. 2).

Следует отметить, что у большинства пострадавших имелось сочетание нескольких способствующих факторов. Первичное инфицирование в зоне повреждения костного каркаса груди ранящим предметом (73,1%) или содержимым желудочно-кишечного тракта (23,1%) при торакоабдоминальных ранениях, а также ревизия плевральных полостей из атипичных доступов через первично инфицированные раны (30,8%) способствовали раннему развитию нагноения ран грудной стенки и костной деструкции у пострадавших с ранениями груди. Для пострадавших с закрытой травмой груди было характерным развитие остеомиелита на фоне позднего обращения за медицинской помощью (52,4%), нагноения гематом грудной стенки в области переломов ребер (23,8%) и гематом средостения (19%), длительного трансторакального дренирования гнойных очагов (23,8%), в первую очередь эмпиемы плевры.

При ранениях остеомиелит ребер наблюдался у 23 (88,5%) пострадавших, грудины - у 9 (34,6%), ключицы - у 1 (3,8%) и грудного отдела позвоночника - у 1 (3,8%). При этом чаще выявлялось изолированное гнойное поражение ребер (15) или сочетание остеомиелита ребер и грудины (7). При закрытой травме гнойное поражение ребер имелось в 13 (61,9%) наблюдениях, грудины - в 5 (23,8%), ключиц - в 2 (9,5%), грудиноключичного сочленения - в 3 (14,3%), грудного отдела позвоночника - в 1 (4,8%). При этом у 5 (23,8%) пострадавших имелось сочетанное поражение костей груди, у 16 (76,2%) - изолированное нагноение ребер, грудины или ключиц.

Лишь в 2 наблюдениях после ранений и в 1 после закрытой травмы остеомиелит костного каркаса груди был единственным гнойным торакальным осложнением. В остальных наблюдениях имелось сочетание костной деструкции и других посттравматических осложнений (табл. 3):

при ранениях чаще наблюдали нагноения послеоперационных ран (65,4%) и эмпиему плевры (30,8%), при закрытой травме - флегмону грудной стенки (47,6%), эмпиему плевры (47,6%) и медиастинит (33,3%).

Рентгенологически структурные изменения костей груди были выявлены только в 7 случаях, что составило 14,9% общего числа наблюдений. Вместе с тем при рентгеноконтрастной фистулографии скопления контрастного вещества вокруг костей грудной стенки у 36 из 41 пострадавшего косвенно указывали на вовлечение костных структур в воспалительный процесс. Патологические изменения были обнаружены только при остеомиелите ребер у лечившихся с давностью травмы более 4 мес в виде разрежения костной ткани (3), нечеткости и деформации контуров ребер (2) и округлости контуров отломков по типу ложного сустава в области переломов (2). В одном наблюдении закрытой травмы груди остеомиелит грудных позвонков с абсцессом заднего средостения рентгенологически был расценен как прикорневая пневмония.

По данным СКТ, различной интенсивности инфильтративно-воспалительные изменения мягких тканей грудной стенки и (или) средостения были выявлены у всех 29 обследованных, однако костные структурные изменения воспалительного характера диагностированы только у 14 из них (ранения - у 8, закрытая травма - у 6), что составило 48,3%. Статистически значимой зависимости выявления воспалительных изменений костей при СКТ от давности травмы не было установлено. При ранениях диагноз остеомиелита у 4 пациентов был поставлен в сроки от 36 до 90 сут, у 3 - в сроки 6 мес, у 1 - через 6 лет. При закрытой травме диагноз на 14-25-е сутки был подтвержден у 3, через 5-9 мес - еще у 3. В аналогичные сроки при СКТ диагноз не был подтвержден у остальных 15 пациентов с остеомиелитом после ранений и закрытой травмы груди. Вместе с тем следует отметить, что у 3 пациентов с другими гнойно-септическими торакальными осложнениями и при отсутствии клинических признаков остеомиелита ребер СКТ была выполнена по стандартной методике исследования груди с толщиной среза 10 мм и не все полученные изображения анализировались с использованием алгоритма реконструкции костной ткани.

СКТ-картина при остеомиелите ребер (5 наблюдений) характеризовалась деформацией и нечеткостью их контуров, неоднородностью костной структуры за счет участков пониженной до 38 ед.Н плотности (очаги деструкции), кортикальный слой прослеживался фрагментарно (рис. 1).

Рисунок 1. Спиральная компьютерная томограмма груди пациента через 5 мес после закрытой травмы. Деструкция передних отрезков VI-VII ребер слева (указано стрелкой) с инфильтративно-воспалительными изменениями мягких тканей грудной стенки.
При гнойном хондрите (2 наблюдения) отмечалась неоднородность структуры хрящевой части ребер с понижением плотности до 49-68 ед.Н, вокруг визуализировались зоны с нечеткими неровными контурами, неоднородной структуры со значениями плотности мягких тканей 25-44 ед.Н. Еще у 2 пациентов воспалительные изменения с передних отрезков костной части ребер распространялись на хрящевую часть и прилегающие отделы грудины. При этом очаги деструкции ребер определялись от уровня передней подмышечной линии до грудины с утолщением и неоднородностью структуры мягких тканей грудной стенки. Остеомиелит грудины на основании данных СКТ диагностирован у 4 пациентов, в том числе при закрытом переломе грудины и нагноении гематомы переднего средостения - у 3. Патологические изменения при этом выражались в неровности контуров и неоднородности костной структуры с участками понижения плотности до 43-117 ед.Н в месте перелома грудины, наличии диастаза между отломками до 10-12 мм. В одном наблюдении остеомиелита Th4,5 после огнестрельного ранения СКТ-картина характеризовалась деформацией тел позвонков за счет наличия костных дефектов с нечеткими контурами (очаги деструкции) и отсутствием визуализации замыкательной пластины (1 наблюдение).

На основании данных остеосцинтиграфии патологические изменения костей были выявлены у 30 из 31 пострадавшего, однако при интерпретации результатов наибольшие трудности возникли в отношении пациентов, обследованных в остром периоде гнойного процесса. У них при первичном радионуклидном исследовании имелось очаговое накопление радиофармпрепарата (РФП) в поврежденных ребрах и (или) грудине с диапазоном коэффициента относительного накопления (КОН) от 1,2 до 1,9 (превышение включения по сравнению с интактной костной тканью на 20-90%). Несмотря на признаки воспаления костной ткани, выявленные при однократном радионуклидном исследовании, данные не позволили с уверенностью диагностировать остеомиелит, так как подобные значения КОН в указанные сроки характерны и для неосложненного течения репаративного процесса в зоне повреждения. В этой группе потребовалось повторное радионуклидное исследование через 7-14 дней, которое выявило у каждого пациента тенденцию к увеличению количественных показателей. Диапазон КОН при повторном исследовании составил от 1,3 до 2,1 (превышение интактной зоны на 30-110%), и у каждого пациента через 7-14 дней он увеличился не менее чем на 10-20% по сравнению с первым исследованием, что нетипично для неосложненного течения патологического процесса, когда КОН после 5-7 сут должен уменьшаться.

Необходимо отметить, что переломы ребер и грудины через год после травмы могут при сцинтиграфии проявиться в виде очагов повышенного включения РФП, но при неосложненном репаративном процессе КОН не превышает 1,2 (повышение включения на 20%). Так, у 12 из 13 пациентов, обследованных только в отдаленном периоде после травмы, диапазон КОН составил от 1,4 до 3,4 (превышение включения РФП от 40 до 240% по сравнению с интактной костной тканью) (рис. 2).

Рисунок 2. Сцинтиграммы при хроническом остеомиелите с очагами гиперфиксации РФП. а - в проекции грудины и левой ключицы (КОН=3,5); б - в проекции нижней трети грудины и V-VIII ребер слева (КОН=2,3).
Следует отметить, что у 6 из 12 пациентов этой группы с клинической картиной хронического остеомиелита при рентгенологическом исследовании и компьютерной томографии патологических изменений костной ткани не было диагностировано. Выявленные при сцинтиграфии очаги повышенного включения РФП в ребрах и (или) грудине с высоким КОН позволили поставить диагноз остеомиелита, что в дальнейшем было подтверждено при оперативном вмешательстве. В 3 наблюдениях сцинтиграфия выявила участки поражения дополнительно к имевшимся при компьютерной томографии. Ложноотрицательный результат сцинтиграфии имел место только в одном наблюдении хронического остеомиелита ребер через 13 мес после левостороннего колото-резаного торакоабдоминального ранения. Во время операции были выявлены признаки остеомиелита VII-IX ребер слева на фоне множественных лигатурных свищей и ограниченной гнойной полости в плевре, что потребовало резекции пораженных ребер. Диагноз остеомиелита ребер был подтвержден гистологически.

Анализ результатов микробиологического исследования показал, что возбудителями гнойного остеомиелита костного каркаса груди независимо от характера травмы чаще всего были Staphylococcus aureus - 51,2% и Pseudomonas aeruginosa - 32,5% (табл. 4).

Вместе с тем частота выявления стафилококковых штаммов оказалась почти в 2 раза выше при остеомиелите после ранений (87,5%) по сравнению с закрытой травмой (47,4%), а такие культуры, как кишечная палочка и стрептококки, выделялись только при остеомиелите после закрытой травмы груди.

В остром периоде остеомиелита местное лечение заключалось в дренировании мягких тканей в зоне нагноения и костной деструкции, удалении нежизнеспособных тканей и инородных тел, промывании гнойных полостей с аспирацией. Комплексное лечение остеомиелита, помимо антибиотикотерапии, включало санацию других очагов гнойного воспаления и коррекцию показателей гомеостаза. На этом фоне у 7 (26,9%) пострадавших с остеомиелитом после ранений отмечено стихание воспалительного процесса и постепенное заживление гнойных ран грудной стенки без рецидива. Один из них умер на 53-е сутки от двусторонней пневмонии (по данным аутопсии, гнойный процесс в грудине был купирован), остальные 6 пациентов выздоровели. При остеомиелите после закрытой травмы комплексная консервативная терапия и дренирующие вмешательства в остром периоде нагноения оказались успешными у 9 (42,9%) из 21 пострадавшего, в том числе у 3 - после дренирования переднего средостения при переломе грудины и переднем медиастините, у 6 - после дренирования флегмоны или абсцессов грудной стенки различной локализации. В одном наблюдении остеомиелита грудных позвонков и абсцесса заднего средостения у пациента, умершего от тромбоэмболии легочной артерии в остром периоде нагноения, диагноз был установлен только на аутопсии.

У 7 из 8 больных, обследованных радионуклидным методом от 3 до 6 раз, при исследовании в динамике в различные сроки на фоне лечения отмечено достоверное снижение количественных показателей (p<0,05), что свидетельствовало о высокой эффективности лечения и совпало с положительной клинической динамикой. КОН в динамике определялся в диапазоне от 1,0 до 2,8 (диапазон при первом исследовании от 1,7 до 3,5 или превышение интактной зоны на 70-250%) и демонстрировал снижение данного показателя у каждого больного более чем на 12,5%. Только у одного больного с рецидивирующим течением остеомиелита, перенесшего многократные резекции ребер и грудины, в динамике наблюдалось усугубление костных воспалительных изменений (КОН увеличился с 1,8 до 2,3 и оставался стабильно высоким в течение года).

Неэффективность консервативной терапии у 19 (73,1%) пострадавших с остеомиелитом после ранений явилась показанием к хирургическому вмешательству, выполненному в 9 наблюдениях в сроки от 50 до 92 сут, в других 9 - в сроки от 4 до 20 мес, в 1 - через 6 лет после ранения. В 11 наблюдениях произведена резекция ребер (рис. 3),

Рисунок 3. Фотография макропрепарата резецированных ребер при хроническом остеомиелите через 2 мес после проникающего ранения груди: множественные зоны деструкции хрящевой и костной части ребер (указаны стрелками).
в 7 - сочетанная резекция ребер и грудины, в 1 наблюдении сочетанного гнойного остеомиелита тел Th4,5 и ребер после огнестрельного цервикоторакального ранения поэтапно произведена декомпрессивная гемиламинэктомия Th4-5, секвестрэктомия с тампонированием полости мышечно-фасциальным лоскутом на ножке и резекция ребер. Резекционные вмешательства дополнялись одномоментной пластикой дефектов грудной стенки у 9 пациентов, в том числе большой грудной мышцей (4), широчайшей мышцей спины (4), большим сальником (1). Рецидив нагноения отмечен у 6 (31,6%) оперированных, причем только из числа наблюдений после сочетанной резекции ребер и грудины, что явилось показанием к дополнительной их резекции. Возникновение рецидива костной деструкции не зависело от сроков вмешательства и способа пластики дефекта грудной стенки, характера микрофлоры. Основными причинами рецидива были недостаточно радикальная первичная резекция костей (5) и недиагностированный при жизни абсцесс миокарда левого желудочка с инородным телом в полости перикарда после ушивания колото-резаной раны сердца (1).

Показания к резекционным вмешательствам при остеомиелите после закрытой травмы груди были установлены в 11 (52,4%) наблюдениях в сроки от 84 сут до 9 мес после травмы, при этом произведена резекция ребер у 9 (рис. 4),

Рисунок 4. Фотография макропрепарата резецированной реберной дуги (вид сзади) при хроническом гнойном хондрите через 6 мес после закрытой травмы груди. Деструкция реберной дуги с формированием гнойной полости размером 4×3 см (указано стрелкой).
ребер и грудины у 1, ключицы у 1 пострадавшего. У 3 пациентов признаки деструкции ребер были выявлены только во время торакотомии, предпринятой в связи с хронической эмпиемой плевры. Помимо резекции ребер и плеврэктомии, одному из них выполнена нижняя лобэктомия, другому - пневмонэктомия (решетчатое легкое). Пластика дефекта грудной стенки (большим сальником) при закрытой травме произведена в одном наблюдении после удаления левой реберной дуги. Рецидив гнойного процесса отмечен только у 2 (18,2%) из 11 оперированных пациентов, что послужило показанием к ререзекции ребер и грудины.

Средняя продолжительность лечения у выживших пострадавших при остеомиелите с острым течением гнойного процесса составила 71,2 дня после ранений и 51,7 дня после закрытой травмы. У пациентов с хроническим остеомиелитом, перенесших резекционные вмешательства костей грудной стенки, длительность лечения в среднем достигала 118 и 148,5 дня соответственно. Общая летальность при посттравматическом остеомиелите костного каркаса груди составила 6,4% (3 наблюдения), при этом умерли 2 (7,7%) пациента с остеомиелитом после ранений. Один из этих пациентов с остеомиелитом грудины скончался через 53 дня после сквозного огнестрельного чресдвухплеврального чрессредостенного ранения, перенесший двустороннюю торакотомию и срединную стернотомию. Причиной смерти послужила двусторонняя абсцедирующая пневмония. Другой больной, перенесший трижды резекцию ребер и грудины, умер через год после колото-резаного ранения груди от генерализации инфекции. С остеомиелитом после закрытой травмы умер 1 (4,8%) пациент, на 38-е сутки после травмы от тромбоэмболии легочной артерии. Несмотря на раннюю диагностику и лечение эмпиемы плевры, остеомиелит тел грудных позвонков и головок ребер с абсцессом заднего средостения у него был диагностирован только на аутопсии.

Таким образом, гнойный остеомиелит костного каркаса груди чаще развивается после ранений (0,34%), чем при закрытой травме (0,09%). Основными факторами, способствующими развитию этого осложнения, являются: при ранениях - первичное инфицирование в зоне костного повреждения и ревизия плевральной полости из атипичных доступов через первично инфицированные раны, при закрытой травме - позднее обращение за медицинской помощью, нагноение гематом грудной стенки и средостения, длительное трансторакальное дренирование полости эмпиемы плевры.

Спиральная компьютерная томография позволяет получить объективные данные о воспалительных изменениях мягких тканей грудной стенки и средостения, однако структурные воспалительные изменения костей выявляются только в 48,3% наблюдений.

Радионуклидный метод обладает высокой чувствительностью в определении распространенности и интенсивности воспаления костной ткани и является методом выбора в оценке динамики патологического процесса и эффективности лечения.

Комплексное лечение с адекватным дренированием зоны костной деструкции грудной стенки при остеомиелите в остром периоде нагноения позволяет добиться регрессии воспалительного процесса в 26,9% наблюдений после ранений и 42,9% наблюдений после закрытой травмы. Хронизация гнойного процесса требует выполнения обширной резекции пораженных костей груди в 73,1 и 52,4% наблюдений при остеомиелите после ранений и закрытой травмы соответственно.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail