Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Савельева Г.М.

Кафедра акушерства и гинекологии педиатрического факультета Российского государственного медицинского университета, кафедра акушерства и гинекологии факультета фундаментальной медицины Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Бреусенко В.Г.

ГБОУ ВПО «Российский национальный исследовательский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Карева Е.Н.

Кафедра фармакологии и радиобиологии Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова

Ивановская Т.Н.

ГБОУ ВПО «Российский национальный исследовательский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Кочина Н.А.

ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Гуторова Д.С.

ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Изучение роли экспрессии генов рецепторов эстрогенов и прогестерона в возникновении пролиферативных процессов в эндометрии для решения вопроса о тактике ведения больных с указанными патологическими изменениями эндометрия

Авторы:

Савельева Г.М., Бреусенко В.Г., Карева Е.Н., Ивановская Т.Н., Кочина Н.А., Гуторова Д.С.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2018;18(6): 17‑24

Просмотров: 627

Загрузок: 21

Как цитировать:

Савельева Г.М., Бреусенко В.Г., Карева Е.Н., Ивановская Т.Н., Кочина Н.А., Гуторова Д.С. Изучение роли экспрессии генов рецепторов эстрогенов и прогестерона в возникновении пролиферативных процессов в эндометрии для решения вопроса о тактике ведения больных с указанными патологическими изменениями эндометрия. Российский вестник акушера-гинеколога. 2018;18(6):17‑24.
Savel'eva GM, Breusenko VG, Kareva EN, Ivanovskaya TN, Kochina NA, Gutorova DS. Investigation of the role of estrogen receptor and progesterone receptor gene expressions in the occurrence of endometrial proliferative processes to address the issue of management tactics for patients with these pathological changes in the endometrium. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2018;18(6):17‑24. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/rosakush20181806117

?>

В структуре гинекологических проблем периода постменопаузы ведущую роль занимают пролиферативные процессы в эндометрии (ППЭ), в частности рак тела матки, который занимает в этой возрастной группе второе место по распространенности после рака молочной железы [1]. По мировому стандарту на 100 тыс. населения ежегодный прирост числа случаев рака тела матки составляет 2,17% [2]. Гиперплазия эндометрия как простая, так и атипическая в постменопаузе — более редкая патология, и в структуре патологических процессов в эндометрии составляет 2—3%. Однако гиперплазия эндометрия нередко предшествует раку или на фоне указанной патологии развивается рак эндометрия [1, 3—5].

С целью выявления и уточнения патогенеза развития ППЭ ученые разных стран (H. Kreizman-Shefer и соавт., I. Mylonas и соавт., и др.) [6—9] исследуют многие факторы возможных звеньев патогенеза, в том числе рецепторный статус эндометрия, экспрессию рецепторов половых гормонов (эстрадиола и прогестерона).

H. Kreizman-Shefer и соавт. [6] показали, что при раке эндометрия происходит постепенная потеря экспрессии рецептора эстрогена альфа (ERα), начиная от начальных стадий рака эндометрия до более поздних, также выявляется потеря их экспрессии при увеличении степени инвазии в миометрий. Однако, что важно, в большинстве исследований ученые (H. Kreizman-Shefer и соавт., 2014, I. Mylonas и соавт., 2005, L. Kavandi и соавт., 2011) [6—8] изучали рецепторный статус при различных состояниях эндометрия в разные периоды жизни женщины. На основании разрозненных и зачастую противоречивых данных невозможно сформировать концепцию в этом плане. Существующие работы в литературе по исследованию экспрессии рецепторов эстрадиола и прогестерона в ткани эндометрия при ППЭ в постменопаузе немногочислены и противоречивы. Большинство работ основано на использовании качественного метода диагностики — иммуногистохимии [6—8]. Нам это представляется недостаточно убедительным, так как экспрессия рецепторов связана с количеством гормона в периферической крови, с его синтезом. Эта связь не всегда прямая, но эффект от действия гормона складывается и от количества гормона в периферической крови и от степени восприимчивости ткани к нему, т. е. определяется степенью экспрессии рецепторов в ткани. Следовательно, из представленных данных литературы становится ясным, что при ППЭ нарушен рецепторный статус ткани эндометрия, однако многие аспекты патогенеза нарушений остаются неубедительными и требуют дальнейшего изучения.

В связи с этим в нашем исследовании была поставлена следующая цель: оценить роль экспрессии рецепторов эстрогенов (mER, ERα, ERß) и прогестерона (mPR, PGRmC1, PR-A, PR-B) в возникновении ППЭ (простая и атипическая гиперплазия эндометрия, аденокарцинома) у больных в период постменопаузы для решения вопроса о тактике их ведения.

Материал и методы

В исследование были включены 53 пациентки в периоде постменопаузы ППЭ — основная группа. Пациентки были разделены на подгруппы в зависимости от вида ППЭ, данные представлены в табл. 1.

Таблица 1. Пролиферативные процессы в эндометрии у пациенток в период постменопаузы

Контрольную группу составили 29 пациенток в период постменопаузы с железисто-фиброзными полипами эндометрия (ЖФП), в ткани которых нет пролиферации эпителия и преобладает фиброзный компонент.

Критериями исключения из исследования были прием гормональных препаратов (эстроген-гестагены, гестагены, агонисты гонадотропин-рилизинг-гормона — ГнРГ, заместительная гормональная терапия и тамоксифен) в течение 3 мес до проведения исследования, гинекологические заболевания (миома матки размерами, соответствующими величине матки при беременности более 6—7 нед, опухоли яичников).

Возраст пациенток как основной, так и контрольной групп колебался от 49 до 92 лет, в среднем составлял 63,5±6,6 года. Длительность периода постменопаузы составила от 1 года до 3 лет у 10 пациенток; 4—7 лет у 13 пациенток; 8—11 лет у 6 пациенток; 12—20 лет у 12 пациенток и более 20 лет у 12 пациенток.

У 41 (77%) из 53 пациенток причиной поступления в стационар были кровяные выделения из половых путей, у 12 пациенток — увеличение М-эха по данным УЗИ малого таза, при плановом осмотре гинеколога по месту жительства.

Гистероскопия, раздельное диагностическое выскабливание слизистой оболочки матки по поводу маточных кровотечений в анамнезе были произведены у 24 пациенток, причем в периоде постменопаузы — у 11. Гормональная терапия агонистами ГнРГ и гестагенами при гиперпластических процессах в эндометрии впоследствии проводилась у 5 пациенток. Срок, прошедший от последнего приема гормональных препаратов, составлял не менее 5 лет. В анамнезе оперативное лечение по поводу доброкачественных яичниковых заболеваний перенесли 3 пациентки. При гистологическом исследовании выявлены простая серозная цистаденома и эндометриодная киста.

Из экстрагенитальных заболеваний у обследованных больных наиболее часто была диагностирована гипертоническая болезнь (у 39 из 53 пациенток), сахарный диабет 2-го типа, который был выявлен у 15 из 53 пациенток, у 4 была нарушена толерантность к глюкозе; избыточная масса тела, ожирение II—III степени отмечены у 18 из 53 обследованных.

Всем пациенткам было проведено стандартное обследование, включая УЗИ органов малого таза (Voluson 730 Expert с трансвагинальным конвексным датчиком).

С диагностической и лечебной целью 23 из 53 пациенток проводили раздельное диагностическое выскабливание слизистой оболочки матки или ЦУГ-биопсию эндометрия. У 30 из 53 пациенток ткань эндометрия на гистологическое исследование была взята сразу после удаления матки.

У всех пациенток до включения в исследование было получено письменное информированное согласие на участие в нем. Этический комитет ГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» одобрил проведение данного исследования.

Полученный материал мы разделяли на две равные части: одну часть помещали в крио-пробирки Thermo scientific nunc Cryo Tube Vials 1,5 мл, маркировали и замораживали в жидком азоте до исследования, другую половину отправляли на гистологическое исследование.

В полученных биоптатах ткани исследовали экспрессию генов рецепторов эстрадиола (mER, ERα, ERβ), прогестерона (mPR, PGRmC1, PR-A, PR-B). Выделение мРНК из ткани эндометрия, проведение реакции обратной транскрипции и анализ количества ДНК осуществляли стандартным методом полимеразной цепной реакции в реальном времени (iCycler iQ real-time PCR, «BioRad», Германия). В качестве гена сравнения использовали ген GAPDH (глицеральдегидфосфатдегидрогеназа). Для оценки числа копий мРНК применяли ∆Ct-метод по формуле ½-∆Ct (для выявления различий), где Ct — пороговый цикл (threshold cycle), соответствующий числу циклов амплификации, необходимых для достижения порогового значения флуоресценции, ∆Сt — разница между пороговым циклом исследуемого гена и геном сравнения (GAPDH), ∆∆Сt — сравнение значений ΔCt контрольного и опытного образцов [10]. Экспрессию рецептора рассчитывали в условных единицах. Для удобства построения графиков был высчитан логарифм 100- и 1000-кратного увеличения значений экспрессии генов рецепторов.

Статистическая обработка данных. В результате анализа историй болезни пациенток с пролиферативными процессами в эндометрии была сформирована база данных исследования с использованием стандартного пакета программ Microsoft Exel 7,0 для Windows 2007 и Numbers, версия 4.3 (5046) для MacBook Pro 2013. При анализе результатов осуществляли сравнение качественных и количественных признаков, характерных для изучаемых групп. Статистическую обработку данных и построение диаграмм проводили с помощью программного пакета GraphPad Prism, версия 5.0 и программного пакета Statistica 8 («StatSoft Inc.», США). Обработку данных выполняли с использованием критериев Фишера и U-теста Манна—Уитни (достоверным считали различия с вероятностью не менее 95% или p<0,05).

Результаты и обсуждение

Анализ полученных данных проводили с учетом типов рецепторов и вида ППЭ (данные представлены в табл. 2 и на

Таблица 2. Средние значения показателей экспрессии рецепторов в ткани эндометрия при пролиферативных процессах в эндометрии, усл. ед.
рис. 1, 2,
Рис. 1. Уровень экспрессии генов рецепторов mER, ERα, ERβ в измененной ткани эндометрия при пролиферативных процессах у пациенток в период постменопаузы. Различие показателей экспрессии генов рецепторов достоверно (р<0,05): * — уровня экспрессии ERα у пациенток с УДА и ВДА и такового у больных с ГЭ; ** — уровня экспрессии ERα у пациенток с УДА и ВДА и такового у пациенток с ЖФП (контрольная группа); *** — уровня экспрессии ERβ у больных с УДА и ВДА и его уровня у пациенток с ГЭ; # — уровня экспрессии ERβ у пациенток с ГЭ и АГЭ и этого показателя у пациенток с ЖФП. Примечание: здесь и на рис. 2, 3: ГЭ — гиперплазия эндометрия без атипии; АГЭ — атипическая гиперплазия эндометрия; УДА — умеренно дифференцированная аденокарцинома; ВДА — высокодифференцированная аденокарцинома; ЖФП — железисто-фиброзный полип эндометрия.
Рис. 2. Уровень экспрессии генов рецепторов mPR и PGRmC1 в измененной ткани эндометрия при пролиферативных процессах у пациенток периода постменопаузы. Различие показателей экспрессии генов рецепторов достоверно (р<0,05): * — уровня экспрессии mPR у пациенток с ГЭ и АГЭ и аналогичного показателя у пациенток с УДА; ** — уровня экспрессии mPR у пациенток с ГЭ и АГЭ и его уровня у пациенток с ЖФП; *** — уровня экспрессии PGRmC1 у больных с УДА и ВДА и такового у пациенток с ГЭ; # — уровня экспрессии PGRmC1 у пациенток с УДА и ВДА и этого показателя у пациенток с АГЭ.
3).

При анализе экспрессии мембранного гена рецептора mER достоверных различий между подгруппами ППЭ выявлено не было (рис. 1).

По данным других авторов [9—12], при раке I типа происходит снижение экспрессии данного рецептора. Повышение экспрессии гена рецептора mER исследователи связывают с плохим прогнозом заболевания.

При сравнении экспрессии гена рецептора эстрогена ERα в ткани с гиперплазией без атипии и в ткани эндометрия контрольной группы (ЖФП) достоверных различий выявлено не было. Анализ экспрессии гена рецептора эстрогена ERα в ткани аденокарциномы (умеренно и высокодифференцированной) и в гиперплазированной ткани с атипией (рис. 2) при сравнении с экспрессий этого гена в эндометрии пациенток контрольной группы (железисто-фиброзные полипы эндометрия) выявлено достоверное снижение экспрессии данного гена.

В гиперплазированной ткани эндометрия без атипии экспрессия гена рецептора ERα была достоверно выше по сравнению с экспрессией в ткани аденокарциномы (умеренно и высокодифференцированной).

В литературе [9—11], посвященной исследованию экспрессии ERα в ткани эндометрия при аденокарциноме эндометрия, отмечено снижение экспрессии ERα при раке эндометрия по сравнению с таковой в нормальном эндометрии у пациенток в репродуктивном возрасте. Авторы отмечали снижение экспрессии ERα при увеличении стадии и степени инвазии аденокарциномы эндометрия. Исследователи объясняли это тем, что при прогрессировании рака относительный полимофизм опухоли сменяется на выраженную клональность наиболее агрессивных и устойчивых к внешним воздействиям клеток опухоли.

Полученные нами результаты свидетельствуют о сохранении выявленной тенденции и у пациенток в постменопаузе.

Анализ экспрессии гена рецептора эстрогена ERβ в гиперплазированной ткани эндометрия с атипией и без нее (см. рис. 1) выявил достоверное ее повышение по сравнению с экспрессией в ткани ЖФП.

Более высокая (статистически достоверная) экспрессия данного параметра была выявлена в ткани гиперплазии без атипии по сравнению с экспрессией в ткани аденокарциномы (умеренно и высокодифференцированной).

По данным I. Mylonas и соавт. [7], экспрессия ERβ связана со степенью инвазии опухоли в миометрий: при более агрессивной инвазии рака эндометрия в окружающие ткани экспрессия ERβ была выше. Однако в большинстве работ [12, 13] экспрессия данного рецептора статистически значимо не различалась при различных видах гиперпластических процессов в эндометрии и в нормальном эндометрии у женщин репродуктивного возраста.

Следовательно, у больных в период постменопаузы с ППЭ наблюдается более высокая экспрессия ядерных рецепторов эстрогенов (ERα и ERβ) в гиперплазированной ткани эндометрия без атипии по сравнению с экспрессией в ткани аденокарциномы. При этом экспрессия ERα в гиперплазированном эндометрии без атипии достоверно не отличается, а в ткани гиперплазированном эндометрии с атипией достоверно ниже экспрессии в ткани ЖФП. В то же время экспрессия ERβ в ткани гиперплазии эндометрия с атипией и без нее достоверно выше по сравнению с экспрессией в ткани ЖФП. Это свидетельствует о высокой чувствительности ткани гиперплазированного эндометрия без атипии в постменопаузе к эстрогенам за счет ядерных рецепторов, в большей степени за счет ERβ. Вероятно, это связано с компенсаторным увеличением количества ERβ, который оказывает антипролиферативное действие на ткань эндометрия, но его эффект недостаточен на фоне высокой экспрессии ERα в гиперплазированном эндометрии без атипии. Это открывает новые возможности в изучении использования в качестве терапии при гиперплазии эндометрия без атипии в периоде постменопаузы ингибиторов ароматазы, так как они блокируют синтез эстрогенов.

Результаты исследования экспрессии прогестероновых рецепторов в зависимости от вида патологического процесса в эндометрии представлены на рис. 2 и 3.

Рис. 3. Уровень экспрессии генов рецепторов PR-A и PR-B в измененной ткани эндометрия при пролиферативных процессах у пациенток периода постменопаузы. Различие показателей экспрессии генов рецепторов достоверно (р<0,05): * — уровня экспрессии PR-A у пациенток с УДА и ВДА и такового у пациенток с ГЭ; ** — уровня экспрессии PR-A у больных с УДА и ВДА и этого показателя у пациенток с АТЭ (р<0,05); *** — уровня экспрессии PR-A у больных с ГЭ и АГЭ и такового у пациенток с ЖФП; # — уровня экспрессии PR-B у больных с УДА и ВДА и этого показателя у пациенток с ГЭ; ## — уровня экспрессии PR-B у больных с ГЭ и АГЭ и такового у пациенток с ЖФП.

Анализ экспрессии гена мембранного рецептора прогестерона mPR (см. рис. 2) в ткани гиперплазированного эндометрия с атипией и без нее показал, что экспрессия mPR достоверно была выше, чем в ткани ЖФП эндометрия. В ткани умеренно дифференцированной аденокарциномы экспрессия mPR была достоверно ниже аналогичного параметра в ткани гиперплазии с атипией и без нее.

В доступной литературе отсутствуют данные об участии мембранных рецепторов прогестерона (mPR) в патогенезе пролиферативных процессов в эндометрии у женщин независимо от возраста. Данный рецептор выполняет адаптивную функцию и чаще всего активирует рецептор PR-B, обусловливая его эффекты [14]. PR-B в свою очередь является функциональным антагонистом PR-A и ингибирует его антипролиферативные эффекты, т. е. способствует пролиферации эндометрия. В нашей работе отмечен минимальный уровень мРНК данного рецептора в ткани ВДА и ЖФП, что может отражать относительную стабильность генома в этих тканях.

При исследовании экспрессии гена рецептора прогестерона PGRmC1 (см. рис. 2) мы не выявили статистически значимых различий в экспрессии в ткани контрольной и основных исследуемых групп. Экспрессия PGRmC1 в ткани гиперплазированного эндометрия с атипией и без нее была достоверно выше, чем в ткани аденокарциномы (умеренно и высокодифференцированной). Наши данные не противоречат результатам работ L. Kavandi [8] и соавт. и H. Kaneda [15], которые показали, что экспрессия этого рецептора была самой высокой в нормальном эндометрии, ниже была при гиперплазии и еще меньше — при аденокарциноме.

При исследовании экспрессии гена ядерного рецептора прогестерона PR-A (см. рис. 3) выявлено, что в ткани гиперплазированного эндометрия с атипией и без нее экспрессия PR-A была достоверно выше, чем в ткани эндометрия контрольной группы (ЖФП). Экспрессия данного показателя в ткани гиперплазии с атипией и без нее была достоверно выше, чем в ткани аденокарциномы (умеренно и высокодифференцированной).

Подобные изменения указанных прогестероновых рецепторов (PR-A) выявлены ранее в работах H. Kreizman-Shefer и соавт. [6], I. Mylonas и соавт. [7] и K. Burns и соавт. [16]. Авторы указали, что уровень экспрессии PR-A снижается, начиная от значений в нормальном эндометрии к значениям в ткани рака эндометрия, а также при увеличении стадии аденокарциномы эндометрия. H. Kreizman-Shefer и соавт. [6] обнаружили снижение экспрессии PR-A как в железах, так и в строме, оценивая значения от нормального эндометрия до аденокарциномы (использован метод иммуногистохимии). Исследователи [6] выявили, что степень экспрессии PR-A коррелировала со степенью экспрессии ERα, как с учетом характера ППЭ, так и при распределении экспрессии в железах/строме. В литературе хорошо документировано, что транскрипция гена PR-A индуцируется эстрогеном и ингибируется прогестероном в большинстве чувствительных к эстрогенам клеток, поэтому выражение ERα и PR-A считается скоординированным [6]. В нашем исследовании экспрессия ERα и PR-A при различных ППЭ также скоординирована. Рецептор прогестерона PR-A модулирует антипролиферативные эффекты прогестерона; следовательно, его высокие значения при гиперплазии эндометрия компенсаторны, отражают его недостаточность и патогенетически обосновывают назначение гестагенов при гиперплазии без атипии в периоде постменопаузы.

При анализе результатов экспрессии гена ядерного рецептора прогестерона PR-B (см. рис. 3) в ткани гиперплазированного эндометрия с атипией и без нее и сравнении их с контрольной группой (ЖФП) нами выявлено достоверное повышение данного параметра в гиперплазированной ткани. Экспрессия PR-B была достоверно выше в ткани гиперплазированного эндометрия без атипии по сравнению с его экспрессией в ткани аденокарциномы (умеренно и высокодифференцированной).

Как было указано выше, мембранный рецептор прогестерона mPR может активировать ядерный рецептор прогестерона PR-B, обусловливая его эффекты. В нашем исследовании оба этих рецептора были достоверно выше экспрессированы в ткани гиперплазии без атипии по сравнению с тканью умеренно дифференцированной аденокарциномы.

В опубликованных работах данные об экспрессии PR-B в ткани эндометрия при ППЭ противоречивы. Ряд исследователей [17] не выявили связи между степенью экспрессии и видом ППЭ, другие [18, 19] отмечают снижение экспрессии PR-B последовательно от гиперплазии эндометрия до аденокарциномы. В работах авторов [20] до 2000 г. результаты свидетельствовали, наоборот, о повышении экспрессии PR-B. Исследователи это связывают со сложностью его диагностики, так как этот рецептор хоть и является ядерным, вне связи с прогестероном находится в цитоплазме, а не в ядре. J. Fujimoto и соавт. [17] связывали степень экспрессии PR-B с потенцией к инвазии в миометрий. Следовательно, представленные результаты неоднозначны и противоречивы. Наши результаты вносят вклад в понимание участия PR-B в патогенезе ППЭ.

Таким образом, мы выявили высокий уровень экспрессии всех изученных прогестероновых рецепторов при гиперплазии эндометрия без атипии по сравнению с экспрессией в ткани аденокарциномы (mPR только в ткани умеренно дифференцированной), что свидетельствует о высокой чувствительности гиперплазированной ткани без атипии к прогестерону и может служить теоретическим обоснованием для изучения возможности выбора лечения гестагенами пациенток с гиперплазией эндометрия без атипии в периоде постменопаузы.

Таким образом, у пациенток в постменопаузе в ткани эндометрия при гиперплазии без атипии отмечена статистически значимо более высокая экспрессия ядерных эстрогеновых (ERα и ERβ), мембранных (mPR и PGRmC1) и ядерных (PR-A и PR-B) прогестероновых рецепторов по сравнению с экспрессией в ткани аденокарциномы. В ткани гиперплазированного эндометрия с атипией по сравнению с тканью аденокарциномы (умеренно и высокодифференцированной) была выше экспрессия рецепторов PGRmC1 и PR-A, а экспрессия mPR была выше в ткани гиперплазированного эндометрия с атипией по сравнению только с его экспрессией в умеренно дифференцированной аденокарциноме.

По результатам исследования, ткань гиперплазированного эндометрия без атипии обладает высокой чувствительностью к прогестерону и эстрогенам за счет высокой экспрессии рецепторов двух классов. Это открывает новые возможности в изучении потенциального персонализированного использования не только гестагенов, но и, возможно, ингибиторов ароматазы, чаще используемых при эстроген-рецептор-положительных вариантах аденокарциномы эндометрия. Выбор препарата будет зависеть от индивидуального соотношения экспрессии рецепторов эстрогенов и прогестерона в удаленной ткани гиперплазированного эндометрия без атипии.

Выводы

1. У пациенток в постменопаузе в ткани эндометрия при гиперплазии без атипии отмечена статистически значимо более высокая экспрессия ядерных эстрогеновых (ERα и ERβ), мембранных (mPR и PGRmC1) и ядерных (PR-A и PR-B) прогестероновых рецепторов по сравнению с их экспрессией в ткани аденокарциномы.

2. В ткани гиперплазированного эндометрия с атипией по сравнению с тканью аденокарциномы (умеренно и высокодифференцированной) была выше экспрессия рецепторов PGRmC1 и PR-A, а экспрессия mPR была выше в ткани гиперплазированного эндометрия с атипией по сравнению только с умеренно дифференцированной аденокарциномой.

3. По результатам исследования, ткань гиперплазированного эндометрия без атипии обладает высокой чувствительностью к прогестерону и эстрогенам за счет высокой экспрессии рецепторов двух классов. Это открывает новые возможности в изучении потенциального персонализированного использования не только гестагенов, но и, возможно, ингибиторов ароматазы, чаще используемых при эстроген-рецептор-положительных вариантах аденокарциномы эндометрия. Выбор препарата будет зависеть от индивидуального соотношения экспрессии рецепторов эстрогенов и прогестерона в удаленной ткани гиперплазированного эндометрия без атипии.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

*e-mail: agpf-gms@rambler.ru; https://orcid.org/0000-0001-9160-5547

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail