Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Шестакова Е.А.

ФГБУ "Эндокринологический научный центр", Москва

Ильин А.В.

ФГУ Эндокринологический научный центр, Москва

Деев А.Д.

"ГНИЦ профилактической медицины" Минздрава России

Шестакова М.В.

Институт диабета Эндокринологического научного центра, Москва

Дедов И.И.

ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздрава России

Регуляция секреции глюкагона гормонами инкретинового ряда у лиц с факторами риска сахарного диабета 2-го типа

Авторы:

Шестакова Е.А., Ильин А.В., Деев А.Д., Шестакова М.В., Дедов И.И.

Подробнее об авторах

Журнал: Проблемы эндокринологии. 2014;60(1): 32‑35

Просмотров: 669

Загрузок: 7

Как цитировать:

Шестакова Е.А., Ильин А.В., Деев А.Д., Шестакова М.В., Дедов И.И. Регуляция секреции глюкагона гормонами инкретинового ряда у лиц с факторами риска сахарного диабета 2-го типа. Проблемы эндокринологии. 2014;60(1):32‑35.
Shestakova EA, Il'in AV, Deev AD, Shestakova MV, Dedov II. Regulation of glucagon secretion by incretin-like hormone family in the patients at risk of developing type 2 diabetes mellitus. Problemy Endokrinologii. 2014;60(1):32‑35. (In Russ.).
https://doi.org/10.14341/probl201460132-35

?>

Глюкагон стимулирует гликогенолиз в печени; поэтому повышенные уровни глюкагона у больных с СД2 усугубляют гипергликемию. Причина гиперглюкагонемии при СД2 не до конца ясна, однако исследования в этой области говорят об отсутствии подавления секреции глюкагона после приема глюкозы внутрь, но не после ее внутривенного введения [1]. Это позволило предположить участие интестинальных факторов, в частности гормонов инкретинового ряда, в регуляции продукции глюкагона. Среди этих гормонов выделяют глюкагоноподобные пептиды 1 и 2 (ГПП-1, ГПП-2) и глюкозозависимый инсулинотропный полипептид (ГИП) [2-4].

Цель настоящей работы - оценка влияния гормонов инкретинового ряда (ГПП-1, ГИП, ГПП-2) на секрецию глюкагона у лиц с факторами риска развития СД2.

Материал и методы

Обследовали 127 пациентов с одним или несколькими факторами риска развития СД2, к которым относили возраст ≥45 лет, избыточную массу тела или ожирение (ИМТ ≥25 кг/м2), семейный анамнез СД2 (родители или сибсы с СД2), нарушение гликемии натощак (НГН) или толерантности к глюкозе (НТГ) в анамнезе, гестационный СД или рождение крупного плода в анамнезе. В исследование не включались пациенты, получающие сахароснижающие препараты или находящиеся на диетотерапии.

Всем пациентам был проведен стандартный пероральный глюкозотолерантный тест (ПГТТ) с 75 г глюкозы. В ходе теста оценивали уровни глюкозы, иммунореактивного инсулина (ИРИ), глюкагона и интестинальных гормонов (ГПП-1, ГИП, ГПП-2) натощак, на 30-й и 120-й минуте. Данные, полученные на 30-й минуте, использовались для оценки пиковой секреции гормонов. Работа была одобрена этическим комитетом ФГБУ ЭНЦ. Все пациенты подписали информированное письменное согласие на участие в исследовании.

В зависимости от результатов ПГТТ пациенты были разделены на три группы: лица без нарушений углеводного обмена (норма), группа высокого риска СД2 и пациенты с впервые выявленным СД2. Группа высокого риска СД2 включала лиц с НГН и НТГ или сочетанием этих нарушений. Пациенты всех групп были сопоставимы по полу, возрасту, ИМТ (табл. 1).

Пациенты с впервые выявленным СД2 имели достоверно более высокое соотношение окружности талии и бедер (ОТ/ОБ).

Пробы крови на 0, 30 и 120-й минутах ПГТТ центрифугировали и в сыворотке в тот же день определяли биохимические показатели и инсулин. Плазму замораживали при –30 °С для последующего определения глюкагона, ГПП-1, ГПП-2, ГИП. Уровень глюкозы в сыворотке определяли на биохмическом анализаторе Architect c4000 («Abbott Diagnostics», «Abbott Park, IL», США) с использованием стандартных наборов производителя. Определение уровня инсулина проводили методом усиленной хемилюминесценции на анализаторе COBAS 6000. Суммарный ГПП-1 и ГПП-2, а также панкреатический глюкагон определяли методом ELISA с использованием наборов компании «BioVendor». Суммарный ГИП определяли методом ELISA (наборы компании USCN). Для каждого исследуемого гормона (ГПП-1, ГПП-2, ГИП и глюкагона) рассчитывали площади под кривой (ППК). Исследования проведены в лаборатории ФГБУ ЭНЦ (зав. А.В. Ильин).

Ввод данных, их редактирование и статистический анализ осуществляли в системе SAS (Statistical Analysis System), версия 6. Использовали стандартные критерии значимости: &khgr;2, t-тест Стьюдента (двухвыборочный и парный) и критерий Фишера (F-тест) дисперсионного анализа. Достоверными считались различия при р<0,05. Для выявления и оценки связей между показателями применяли непараметрический корреляционный анализ по Спирмену.

Результаты и обсуждение

Гликемия во всех точках измерения, равно как и секреция инсулина, была максимальной у больных с СД2 и минимальной у здоровых лиц (табл. 2).

Динамика секреции глюкагона представлена на рис. 1.

Рисунок 1. Секреция глюкагона у пациентов исследуемых групп в ходе ПГТТ.

В группе пациентов с нормальным углеводным обменом на 30-й минуте ПГТТ наблюдалось ожидаемое повышение секреции инсулина и подавление секреции глюкагона. У пациентов с СД2 секреция глюкагона на 30-й минуте не подавлялась, а даже увеличивалась. Это наблюдение полностью согласуется с данными литературы [5] об отсутствии подавления секреции глюкагона в ответ на прием углеводов. Более того, у лиц с НГН была отмечена более высокая ППК глюкагона в ходе углеводной нагрузки, чем в группе с НТГ (рис. 2).

Рисунок 2. Площади под кривыми секреции глюкагона в ходе ПГТТ у лиц с НГН и НТГ.

В норме инсулин, выделяющийся в ответ на углеводную нагрузку, подавляет продукцию глюкагона. Однако при СД2 по неясным причинам этот механизм нарушается. Недостаточное подавление секреции глюкагона при СД2 приводит к повышению продукции глюкозы печенью и, как следствие, усугублению гипергликемии [6]. Во многих исследованиях [4, 7] показана способность ГПП-1 подавлять продукцию глюкагона, сохраняющаяся при СД2. Однако при СД2 секреция ГПП-1 снижена, поэтому можно было бы предположить, что именно это препятствует снижению продукции глюкагона у таких больных.

ГИП, наоборот, не влияет на уровень глюкагона в условиях гипергликемии [2], но у лиц с нормогликемией ГИП стимулирует его секрецию [8]. В исследовании M. Christensen и соавт. [9] оценивалось воздействие экзогенного ГИП в физиологических дозах у добровольцев в условиях инсулининдуцированной гипогликемии, нормогликемии или гипергликемии. На фоне гипергликемии ГИП стимулировал секрецию инсулина и не влиял на уровень глюкагона, тогда как в условиях нормо- и гипогликемии ГИП стимулировал секрецию глюкагона, не изменяя уровень инсулина. Авторы заключили, что ГИП обладает двояконаправленным действием на продукцию обоих гормонов, определяющих гомеостаз глюкозы. Учитывая нарушение инсулинотропного действия ГИП у больных СД2, глюкагонотропные свойства ГИП могут лишь усугублять гипергликемию у таких пациентов. Таким образом, дисрегуляция продукции ГИП также могла бы объяснить отсутствие адекватного подавления секреции глюкагона при СД2.

Мы не обнаружили влияния ГПП-1 и ГИП на секрецию глюкагона у пациентов всех исследуемых групп. В то же время ГПП-2 оказывал значимое стимулирующее действие на выброс глюкагона (рис. 3).

Рисунок 3. Корреляция между ППК глюкагона в ходе ПГТТ и исходной концентрацией ГПП-2.
Это подтверждается обнаруженной прямой корреляционной зависимостью между ППК глюкагона в ходе ПГТТ и исходными значениями ГПП-2.

Необходимо отметить, что выявленная корреляция не позволяет однозначно говорить о прямом взаимовлиянии двух гормонов. Тем не менее наше предположение о стимулирующем влиянии ГПП-2 на секрецию глюкагона находит свое подтверждение в литературе [10, 11], где описан прирост концентрации глюкагона в ответ на введение ГПП-2 в низких концентрациях. Правильнее было бы оценивать уровень глюкагона при совместном воздействии всех гормонов ЖКТ, как это происходит in vivo. В подобном исследовании А. Lund и соавт. [3] проводили инфузию ГИП, ГПП-1, ГПП-2 и комбинации всех этих гормонов пациентам с СД2. Введение ГПП-1 подавляло секрецию глюкагона, а ГИП и ГПП-2 стимулировали его секрецию. Введение всех трех гормонов в комбинации не подавляло глюкагона. Таким образом, глюкагонотропный эффект ГИП и ГПП-2 нивелировал подавляющий эффект ГПП-1.

Заключение

Секреция глюкагона в ответ на нагрузку глюкозой различается у здоровых и больных СД2: у здоровых лиц она подавляется, при СД2 - возрастает. Среди больных с высоким риском СД2 секреция глюкагона выше при изолированной НГН, чем при НТГ, что говорит о более значимом вкладе глюкагона в формирование гипергликемии натощак, чем постпрандиальной гликемии. Обнаруженное увеличение глюкагонотропного действия ГПП-2 может объяснить парадоксальное отсутствие подавления секреции глюкагона при углеводной нагрузке у больных СД2.

Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования - И.И. Дедов, М.В. Шестакова, Е.А. Шестакова

Сбор и обработка материала - Е.А. Шестакова, А.В. Ильин

Статистическая обработка данных - А.Д. Деев

Написание текста - Е.А. Шестакова

Редактирование - М.В. Шестакова, И.И. Дедов

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail