Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Кожокова Л.З.

Кафедра клинической фармакологии и терапии Российской медицинской академии последипломного образования, Москва

Мкртчян В.Р.

ГБУЗ «Научно-практический психоневрологический центр им. З.П. Соловьева» Департамента здравоохранения Москвы, Москва, Россия

Влияние адаптола на липидный обмен у больных стенокардией I-III функционального класса

Авторы:

Кожокова Л.З., Мкртчян В.Р.

Подробнее об авторах

Журнал: Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2014;7(1): 33‑37

Просмотров: 719

Загрузок: 5

Как цитировать:

Кожокова Л.З., Мкртчян В.Р. Влияние адаптола на липидный обмен у больных стенокардией I-III функционального класса. Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2014;7(1):33‑37.
Kozhokova LZ, Mkrtchyan VR. Adaptol´s effect on lipid metabolism in patients with exertional angina of the I-III functional classes. Kardiologiya i Serdechno-Sosudistaya Khirurgiya. 2014;7(1):33‑37. (In Russ.).

?>

Производное бициклических бисмочевин адаптол (действующее вещество тетраметилтетраазабициклооктандион) оказывает выраженное анксиолитическое, вегетостабилизирующее действие и не дает миорелаксирующего, нарушающего координацию движений, и снотворного эффектов, он лишь усиливает действие снотворных средств [1-5] и улучшает сон при его нарушениях.

При применении препарата в качестве анксиолитика отмечено его гиполипидемическое действие. Адаптол (mebicarum) в дозе 1,8 г/сут в течение 3 нед снижал содержание в плазме крови общего холестерина (ОХС) на 36%, холестерина (ХС) липопротеидов очень низкой плотности (ЛПОНП) на 28%, ХС липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) на 20,4%, триглицеридов (ТГ) на 23% и повышал уровень ХС липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) на 47% по сравнению с исходным уровнем. В дозе 1,2 г/сут через 2 нед лечения адаптол (mebicarum) снижал содержание в плазме крови ОХС на 28%, ХС ЛПНП - на 21% и повышал уровень ХС ЛПВП - на 32% [4, 9]. По данным тех же авторов, препарат корректирует проатерогенное действие β-адреноблокаторов. Для уточнения, является ли гипохолестеринемическое действие адаптола (mebicarum) следствием его психотропной активности или это его оригинальное специфическое свойство, проведено сравнительное экспериментальное исследование влияния адаптола (mebicarum) (250 мг/кг) и диазепама (2 мг/кг) на липидный обмен крыс [9]. Адаптол (mebicarum) в отличие от диазепама снижал уровень ХС ЛПНП на 27,4% и повышал уровень ХС ЛПВП на 48%. Это указывает на то, что антигиперлипидемическое действие адаптола (mebicarum) не связано с его психотропной активностью, а является его специфической оригинальной особенностью.

В эксперименте на крысах [5] гипокинезия в течение 14 дней приводила к снижению массы тела животных, повышению относительной массы надпочечников, повышению содержания ОХС, ТГ, малонового диальдегида и снижению уровня ХС ЛПВП и фосфолипидов. Применение адаптола (mebicarum) не только предотвращало снижение массы тела крыс и повышение массы надпочечников, но и приводило к снижению уровня ОХС, ТГ и малонового диальдегида, а также повышению содержания ХС ЛПВП и фосфолипидов. Это позволило авторам констатировать у адаптола (mebicarum) сочетание адаптогенного, гиполипидемического и антиоксидантного действия.

Аналогичный антигиперлипидемический эффект препарата обнаружен при воспроизведении алиментарной гиперхолестеринемии у кроликов. Следовательно, адаптол (mebicarum) оказывает антигиперлипидемическое действие и на модели гиперхолестеринемии, не связанной со стрессорным влиянием на обмен липидов [9].

Таким образом, в литературе имеются указания на антигиперлипидемический и антиоксидантный эффекты адаптола, которые, по мнению авторов [6-8, 10], не связаны напрямую с анксиолитическим действием препарата. Остается открытым вопрос, влияет ли адаптол на липидный обмен у больных ишемической болезнью сердца в равной степени при наличии или в отсутствие тревожных расстройств как одних из самых распространенных последствий стрессовых реакций.

В связи с изложенным целью исследования было уточнение гиполипидемического эффекта адаптола при стенокардии I-III функционального класса в зависимости от наличия или отсутствия у больных тревожных расстройств.

Материал и методы

В исследование включены 104 больных ишемической болезнью сердца (ИБС), со стенокардией напряжения I-III функционального класса (ФК) в возрасте от 34 лет до 71 года, которые были разделены на три группы. В 1-ю группу вошли 42 больных ИБС со стенокардией напряжения I-III ФК с тревожными расстройствами, в ряде случаев в сочетании с депрессией, которым проводилось лечение адаптолом по 500 мг 2 раза в день (суточная доза 1 г) в течение 2 мес. Во 2-ю группу были включены 43 пациента с ИБС и стенокардией напряжения I-III ФК без тревожных расстройств, которым также проводилась терапия адаптолом по 500 мг 2 раза в день (суточная доза 1 г) в течение 2 мес. Контрольную (3-ю) группу составили 19 больных ИБС со стенокардией напряжения I-III ФК без тревожных расстройств, которым лечение адаптолом не проводилось. В исследование включали больных, находившихся на стационарном лечении в терапевтическом отделении МСЧ №60 СЗАО Москвы, некоторые пациенты проходили обследование и лечение в амбулаторных условиях на кафедре клинической фармакологии и терапии на той же базе.

При включении больных в исследование диагноз устанавливали на основании клинической картины заболевания (частота приступов стенокардии, наличие и характер нарушений ритма сердца). В исследование не включали больных с хронической сердечной недостаточностью (ХСН) II-III стадии, сахарным диабетом, перенесших нарушение мозгового кровообращения, с нарушениями функций щитовидной железы и с другой патологией, требующей активной медикаментозной терапии, а также больных с другими заболеваниями, требующими применения противосудорожных средств, нейролептиков, транквилизаторов и антидепрессантов.

Условием исследования была неизменность проводившейся на момент включения в исследование терапии на протяжении всего срока наблюдения. Следует подчеркнуть, что 100% больных получали терапию антиагрегантами.

При включении в исследование больным помимо оценки клинического состояния проводили контроль электрофизиологических показателей: ЭКГ в 12 отведениях, холтеровское суточное мониторирование ЭКГ, велоэргометрия (ВЭМ); определение лабораторных показателей: липидного состава крови, уровень билирубина, трансаминаз, креатинфосфокиназы, фибриногена, К, Na, Cl. Для оценки психического статуса пациентов, выявления тревоги и депрессии использовали опросники HADS, Ces-D, Бэка. Контроль перечисленных функциональных и лабораторных показателей и психического статуса больных проводили до начала исследования, через 1, 2 и 3 мес после него.

Анализ результатов выполняли с использованием современных методов вариационной статистики: критерий Стьюдента (t), &khgr;2. Все расчеты проводили по алгоритмам, предложенным С. Гланцем (1999).

Результаты

Из 42 больных в возрасте от 39 лет до 71 года (средний возраст 52,0 года), включенных в 1-ю группу, были 9 (21,43%) женщин и 33 (78,57%) мужчины. При этом I ФК отмечен у 20 больных. У 19 пациентов констатирована стенокардия II ФК, у 3 - III ФК.

Из 43 больных 2-й группы в возрасте от 45 до 69 лет (средний возраст 53,4 года) были 11 (25,58%) женщин и 32 (74,42%) мужчины. Стенокардия напряжения I ФК была у 22 больных, II ФК - у 17, III ФК - у 4.

В контрольной группе были 7 (36,84%) женщин и 12 (63,16%) мужчин в возрасте от 34 до 68 лет (средний возраст 56,3 года). Стенокардия I ФК наблюдалась у 5 больных, у остальных 14 - II ФК.

Все три группы статистически значимо не различались по возрасту, полу и сопутствующим заболеваниям больных.

Состояние липидного обмена у пациентов, включенных в исследование, представлено в табл. 1.

Средний уровень ОХС во 2-й группе был достоверно выше, чем в 1-й и контрольной группах, хотя если учесть, что целевым уровнем ОХС для больных ИБС является 4,5 ммоль/л, то практически во всех трех группах этот показатель превышал норму.

Несмотря на то что содержание ТГ достоверно различалось у больных 2-й и контрольной групп, это различие не было клинически значимым, а среднее содержание ТГ у пациентов всех групп не превышало целевой уровень 1,77 ммоль/л. Скорее всего, это было обусловлено тем, что в исследование не включались больные с СД и число больных с ожирением было небольшим.

Средний уровень ХС ЛПВП был достоверно выше в 1-й и во 2-й группах по сравнению с контрольной, что также не имело клинического значения, так как средний уровень ХС ЛПВП значительно превышал целевые уровни для мужчин (>1 ммоль/л) и для женщин (>1,2 ммоль/л).

Уровень ХС ЛПНП статистически значимо не различался во всех трех группах и был выше целевых 2,5 ммоль/л для больных ИБС.

Средний индекс атерогенности (ИА) ни в одной из групп не превышал 3,5, а в 1-й и во 2-й группах был меньше 3,0. Скорее всего, это обусловлено высоким содержанием ХС ЛПВП во всех трех группах и лишний раз доказывает, что данный показатель при повышенном содержании ОХС и ХС ЛПНП не всегда является однозначным.

При включении в исследование статины получали 6 (14,28%) больных 1-й группы, 4 (9,3%) 2-й группы и 3 (15,79%) контрольной.

Из приведенных в табл. 2 данных видно, что, несмотря на прием статинов, ни в одной из групп средний уровень ОХС не достигал целевого, при этом различия между группами не были статистически значимыми.

Обращает внимание, что средний уровень ХС ЛПВП был достаточно высоким во всех трех группах и статистически значимо не различался между группами, однако уровень ХС ЛПНП превышал целевой во всех трех группах. Это указывает на то, что, скорее всего, при высоком уровне ОХС и ХС ЛПНП высокий уровень ХС ЛПВП свидетельствует лишь о том, что печень не утилизирует ЛПВП в должном объеме.

Среднее содержание ТГ у больных, получавших статины, статистически значимо не различалось между группами, хотя во 2-й группе средний уровень ТГ был практически целевым. Несмотря на то что ИА не различался между группами, он был несколько выше в 1-й группе.

По сути все больные, получавшие статины, нуждались в увеличении дозы препаратов, однако по условиям исследования на всем его протяжении доза статинов не менялась.

Анализ влияния терапии адаптолом и динамика показателей липидного состава крови у всех групп больных представлена в табл. 3.

Средний уровень ОХС у больных 1-й группы достоверно снижался уже через 1 мес после начала лечения, эта динамика сохранялась и через 2 мес. Однако через 1 мес после прекращения терапии уровень ОХС вновь повышался, хотя и не до исходного, что указывает на утрату данного эффекта после прекращения терапии. Уровень ХС ЛПВП достоверно не менялся. Наиболее значимо снижалось содержание ХС ЛПНП через 1 и 2 мес после начала лечения, а через 1 мес после его прекращения данный показатель несколько возрастал и не отличался достоверно от исходного, хотя и не достигал исходного уровня. Содержание ТГ в данной группе статистически значимо не менялось в течение наблюдения, хотя отмечалось некоторое снижение данного показателя через 1 и 2 мес после начала терапии. Достоверно снижался ИА через 1 и 2 мес после начала терапии и сохранялся достоверно ниже исходного через 3 мес после начала исследования. Таким образом, в 1-й группе при наличии тревожных расстройств выявлено достоверное влияние адаптола на уровень ОХС и ХС ЛПНП, ИА в процессе лечения с некоторой утратой позитивной динамики данных показателей после отмены терапии, а также склонность к снижению содержания ТГ в период лечения.

У больных 2-й группы также наблюдалось достоверное снижение содержания ОХС в крови через 1 и 2 мес после начала терапии, а через 1 мес после ее прекращения он повышался, хотя и не до исходного уровня. Аналогичная динамика отмечалась и в содержании ХС ЛПНП. Уровень ХС ЛПВП достоверно не менялся. Обращает внимание достоверное снижение содержания ТГ как через 1 мес, так и через 2 мес после начала терапии, уровень которых через 1 мес после ее прекращения вновь начинал повышаться, практически приближаясь к исходному. Достоверно снижался ИА в первый месяц после лечения и был близок к достоверному и через 2 мес, а через 1 мес после его прекращения приближался к исходному. Таким образом, влияние на липидный состав крови в группе без тревожных расстройств было даже несколько более выраженным по снижению содержания ТГ, чем у больных с тревожными расстройствами.

У больных контрольной группы достоверной дина­мики показателей липидного состава крови выявлено не было.

Следует отметить, что число больных, получавших статины, было небольшим во всех трех группах (табл. 4).

При этом средний уровень ОХС у 6 больных 1-й группы, исходно получавших статины, был значимо выше, чем во всей группе. Анализ данного показателя в динамике выявил достоверное снижение уровня ОХС при лечении адаптолом, при том что доза статинов не менялась, а через 1 мес после прекращения лечения уровень ОХС начинал повышаться, хотя и оставался достоверно ниже исходного. Таким образом, лечение адаптолом снижало содержание ОХС даже в случае, если больные получали статины не в полной терапевтической дозе. Средний уровень ХС ЛПНП в 1-й группе при добавлении к терапии адаптола также достоверно снижался уже через 1 мес и сохранялся через 2 мес после начала лечения. Через 1 мес после прекращения терапии адаптолом уровень ХС ЛПНП начинал увеличиваться. Одновременно достоверно снижался ИА, как через 1 и 2 мес после начала терапии, так и через 1 мес после ее прекращения. Следует подчеркнуть, что у больных, получавших статины, при добавлении к терапии адаптола наблюдалось повышение содержания ХС ЛПВП и снижение содержания ТГ, однако эта динамика не была достоверной. Следует отметить, что малое число больных 1-й группы, получавших статины, доказывает необходимость более крупного исследования сочетанного применения статинов с адаптолом.

Во 2-й группе число больных, принимавших статины, было еще меньше - всего 4. При этом уровень ОХС исходно был также значимо выше, чем в целом во 2-й группе. При добавлении к лечению адаптола уровень ОХС снижался через 1 и 2 мес и данная динамика сохранялась через 3 мес, однако она не была достоверной из-за малого числа наблюдений. Аналогичная ситуация просматривалась и в содержании ХС ЛПНП, ТГ и ИА. При этом средний уровень ХС ЛПВП практически не менялся.

В контрольной группе лишь 3 пациента получали статины и исходный уровень ОХС у них также был выше, чем в целом по группе, однако не было прослежено существенной динамики ни одного из показателей в процессе наблюдения.

Таким образом, можно сделать вывод, что при лечении адаптолом больных ИБС наблюдается антигиперлипидемическое действие (снижение содержания ОХС, ХС ЛПНП) независимо от наличия тревожных расстройств. Причем, данный эффект нельзя связать с анксиолитическим действием препарата, однако антигиперлипидемическое действие наблюдается на протяжении всего лечения, а через 1 мес после его прекращения полученный эффект ослабевает. Можно предполагать определенную роль антиоксидантных свойств адаптола в антигиперлипидемическом действии препарата. Однако ни собственно транквилизирующий эффект других противотревожных препаратов, ни антиоксидантный эффект, присущий другим препаратам данного класса, не приводят к столь значимому антигиперлипидемическому действию, которое наблюдается у адаптола. Это указывает на то, что механизм антигиперлипидемического действия адаптола нуждается в дальнейшем уточнении.

В связи с изложенным представляло интерес влияние препарата на больных, получавших статины. Несмотря на небольшое число наблюдений по группам, антигиперхолестеринемический эффект адаптола прослеживался на фоне приема статинов независимо от наличия тревожных расстройств, хотя число больных во 2-й группе было слишком мало (всего 4) для оценки достоверности результатов. Таким образом, достоверно оценивать антигиперлипидемический эффект адаптола у больных, получавших статины, не представляется возможным и для оценки этого вопроса требуется более масштабное исследование.

Согласно полученным данным, лечение адаптолом у больных ИБС приводит наряду с выраженным анксиолитическим эффектом к снижению содержания ОХС, ХС ЛПНП, которое не сопряжено с анксиолитическим эффектом препарата, является его дополнительным свойством, наблюдается на протяжении всего периода приема и уменьшается после его прекращения.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail