Фролова Н.Л.

Кафедра военно-морской и госпитальной терапии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, Институт мозга человека им. Н.П. Бехтеревой РАН, Санкт-Петербург

Чутко Л.С.

Институт мозга человека РАН им. Н.П. Бехтеревой, Санкт-Петербург; Санкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия

Сурушкина С.Ю.

Институт мозга человека РАН им. Н.П. Бехтеревой, Санкт-Петербург; Санкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия

Психовегетативные особенности и возможности терапии больных нейроциркуляторной астенией

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2012;112(12): 51-54

Просмотров : 28

Загрузок : 1

Как цитировать

Фролова Н. Л., Чутко Л. С., Сурушкина С. Ю. Психовегетативные особенности и возможности терапии больных нейроциркуляторной астенией. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2012;112(12):51-54.

Авторы:

Фролова Н.Л.

Кафедра военно-морской и госпитальной терапии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, Институт мозга человека им. Н.П. Бехтеревой РАН, Санкт-Петербург

Все авторы (3)

Нейроциркуляторная астения (НЦА) относится к психовегетативным расстройствам, при которых подразумевается психическое происхождение соматических феноменов. В современной психиатрии данная патология чаще всего рассматривается как «соматоформное расстройство (СФР)». Это группа психогенных заболеваний, характеризующихся клиническими проявлениями, напоминающими соматическое заболевание, но при этом не обнаруживается никакой органической патологии и имеются лишь неспецифические функциональные нарушения. В нашей стране это заболевание традиционно рассматривается в свете нейроциркуляторной дистонии (НДЦ). Согласно определению, предложенному Н.Н. Савицким, «НЦД — полиэтиологическое страдание, в основе которого лежат расстройства нейроэндокринной регуляции с множественными и разнообразными клиническими симптомами, возникающими и усугубляющимися на фоне стрессовых воздействий и отличающимися доброкачественностью и благоприятным прогнозом» (цит. по [9]).

Наиболее стойкими при НЦА оказываются кардиоваскулярные расстройства, респираторные и вегетативные нарушения. Одним из наиболее распространенных синдромов при НЦА является синдром артериальной гипертензии [12]. Спонтанные повышения артериального давления (АД) наблюдаются у большинства больных НЦА.

В отличие от больных гипертонической болезнью, АД при НЦА повышается умеренно (больше систолическое). Уровень АД отличается крайней лабильностью на протяжении суток и зависит в основном от эмоциональных факторов; утром и ночью, как правило, АД нормальное [8].

Доля больных НЦА в общей структуре сердечно-сосудистых заболеваний составляет до 30—50% [5]. Поскольку НЦА встречается преимущественно у лиц трудоспособного возраста, успешное лечение этого заболевания, безусловно, имеет большое социальное значение.

Значительную роль в генезе НЦА играют тревожные расстройства. По данным С.В. Иванова [5] тревожно-фобические расстройства отмечаются у пациентов с данной патологией в 65% случаев. Еще Da Costa в 1871 г. на основе наблюдений, сделанных во время гражданской войны в США, описал нарушения сердечно-сосудистой системы, названные им «возбудимым сердцем солдата» и позднее получившие название «синдром Да Коста». В 1966 г. W. Thiele [19] описал психовегетативный синдром — психофизиологическое расстройство с превалированием вегетативных нарушений в ответ на эмоциональное напряжение, отмечая естественное взаимодействие и одновременное развитие психических и вегетивных сдвигов. Изучением рассматриваемой патологии занимаются как кардиологи, так и психотерапевты и неврологи.

Для коррекции психоэмоционального состояния и нейровегетативных нарушений, обусловливающих повышение АД у больных НЦА, используются препараты из группы транквилизаторов (анксиолитики). Под влиянием анксиолитиков уменьшается возбудимость подкорковых областей головного мозга (лимбической системы, таламуса, гипоталамуса), ответственных за осуществление эмоциональных реакций, и тормозится взаимодействие между этими структурами и корой большого мозга. Ранее часто использовались транквилизаторы бензодиазепиновой группы (диазепам, феназепам, альпразолам, грандаксин и др.), при применении которых возможно развитие целого ряда побочных эффектов, в том числе возникающих после отмены бензодиазепинов, в виде возобновления или даже усиления прежней симптоматики (синдром рикошета) [14]. В связи с этим в последнее время большее распространение получили небензодиазепиновые анксиолитики. Эту группу составляют различные по химической структуре лекарственные препараты, которые также оказывают анксиолитическое действие, но не вызывают миорелаксации, мнестических расстройств и синдрома зависимости. Одним из таких лекарственных средств является препарат адаптол, который обладает умеренной анксиолитической активностью, устраняет или ослабляет беспокойство, тревогу, страх, внутреннее эмоциональное напряжение и раздражительность [3, 4]. Транквилизирующий эффект препарата не сопровождается сонливостью, миорелаксацией и нарушением координации движений. Адаптол не снижает умственную и двигательную активность, поэтому его можно применять перед началом рабочего дня.

Цель исследования — изучение психовегетативных проявлений у больных НЦА с синдромом артериальной гипертензии и оценка эффективности препарата адаптол в этих случаях.

Материал и методы

Исследование проводилось в Клинике военно-морской и госпитальной терапии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова.

В соответствии с критериями ВОЗ, был отобран 31 пациент с НЦА гипертензивного типа, которые составили основную группу. В контрольную группу вошли 34 практически здоровых человека. Эти группы были сопоставимы по полу и возрасту. Средний возраст в исследуемых группах составил 32,7±5,8 года.

Критерии исключения из исследования были следующие: стойкое повышение АД (выше 140/90 мм рт.ст.) не менее чем в 2 из 3 амбулаторных измерений АД, проводившихся с интервалом в 1 нед; наличие изменений со стороны одного и/или нескольких внутренних органов; бронхиальная астма или хронический бронхит в анамнезе; сопутствующие хронические заболевания пищеварительной и мочеполовой системы в стадии обострения; заболевания эндокринной системы; острое инфекционное заболевание или обострение хронической инфекции на момент обследования.

Во всех случаях проводились сбор анамнеза и общесоматическое обследование. Оценка вегетативных нарушений осуществлялась с помощью опросника для выявления признаков вегетативных нарушений А.М. Вейна и соавт. [2]. Выполнялось суточное мониторирование АД, осуществлялся спектральный анализ вариабельности сердечного ритма (ВСР) согласно принятым международным стандартам. Интенсивность головной боли и кардиалгий вычислялась с помощью визуально-аналоговой шкалы (ВАШ, 10-балльный вариант). Реактивная тревога и личностная тревожность оценивались с помощью шкалы Спилбергера—Ханина, уровень депрессии — по адаптированной шкале Цунга.

Для исследования нейровегетативной регуляции сердечного ритма использовался прибор САКР — спироартериокардиоритмограф, разработанный ООО ИНТОКС, который позволяет одномоментно непрерывно осуществлять регистрацию АД, потоков вдыхаемого и выдыхаемого воздуха и сердечного ритма по ЭКГ. Всем испытуемым проводилась фоновая регистрация кардиоритмограммы (КРГ), АД и дыхания в течение 2 и 5 мин, а также выполнялись следующие 2-х минутные дыхательные тесты: проба с фиксированным дыханием 6 дыхательных циклов в минуту; синхронизированное с сердечным ритмом дыхание [12], для выполнения которого участникам эксперимента дополнительно накладывались ЭКГ-электроды кардиосигнализатора фирмы «Биосвязь». Колебания сердечного ритма преобразовывались в световые и звуковые сигналы, что позволяло, используя принцип биоуправления с обратной связью, при увеличении частоты сердечных сокращений (ЧСС) выполнять вдох, а при снижении ЧСС — выдох. Используя эти дыхательные методики, мы исходили из представлений, что дыхательный тест может выявлять связанные с активностью барорефлекса периферические парасимпатические влияния на синусовый узел. Синхронизация дыхания с колебаниями сердечного ритма выявляет собственную частоту центрального водителя ритма, или центральную пейсмейкерную активность, осуществляющуюся через симпатический отдел вегетативной нервной системы [7, 18].

Пациентам с НЦА адаптол назначался в течение 8 нед в суточной дозе 1500 мг, разделенной на 3 приема. Другой терапии в течение этого времени и за 1 мес до обследования пациенты не получали.

Результаты

Ведущими жалобами пациентов основной группы являлись слабость, повышенная утомляемость, плохая переносимость физических и психоэмоциональных нагрузок.

Среднее значение систолического АД было 130±16, диастолического АД — 83±11 мм рт.ст.; максимальные цифры регистрируемого систолического АД — 169±28, диастолического АД — 103,6±9,2 мм рт.ст. Средняя ЧСС — 68,8±13,1 уд. в минуту.

Помимо синдрома артериальной гипертензии, у 25 (80,6%) больных встречался кардиалгический синдром, который проявлялся колющими, ноющими болями, как правило, в области верхушки сердца, связанными с психоэмоциональными нагрузками и прекращающимися при отвлечении больного на внешние факторы. Средняя интенсивность сердечной боли по ВАШ составила 5,8±3,1.

У всех пациентов основной группы отмечались головные боли. В 22 (70,9%) случаях цефалгии имели тупой, диффузный, сжимающий характер и не были связаны с динамикой АД. Это позволило оценить данные цефалгии как головные боли напряжения (ГБН). При этом у 18 (58,1%) пациентов отмечались частые (эпизодические) ГБН. Частота приступов головной боли в таких случаях составляла 3—10 раз в месяц. Диагноз «хронические ГБН» был поставлен в 4 (12,9%) случаях. Мигренозные боли отмечались у 9 (29,0%) человек, при этом мигрень без ауры была в 7 (22,6%) случаях, мигрень с типичной аурой — в 2 случаях. Средняя интенсивность головной боли по ВАШ составила 7,2 ±2,5.

Комплексный балл оценки тяжести вегетативных нарушений по вопроснику А.М. Вейна составил в основной группе 43,6±13,2, в контрольной группе — 22,5±6,7 балла (норма — 20—25 баллов).

Результаты психологического исследования по тесту Спилбергера—Ханина показали, что у пациентов с НЦА имелось умеренное повышение реактивной тревожности и выраженное повышение личностной тревожности по сравнению с контрольной группой (см. таблицу).

Таблица

При спектральном анализе ВСР выяснилось, что общая мощность состояния в покое в группах больных НЦА с артериальной гипертензией и здоровых достоверно различалась (p<0,01) (см. таблицу). Кроме того, мощность медленноволнового диапазона ВСР больных НЦА также была значимо (p<0,05) больше, чем у здоровых. При анализе мощности быстроволнового спектра ВСР, а также соотношения медленных и быстрых волн значимые различия получены не были.

Синхронизация дыхания с сердечным ритмом выявила значимое (р<0,05) увеличение общей мощности спектра, а также его медленноволнового диапазона. В еще большей степени общая мощность и мощность медленных волн увеличились при выполнении дыхательного теста — 6 циклов в минуту (см. таблицу).

Наибольшего внимания заслуживает анализ амплитуды мощности медленноволнового пика, характеризующего синхронизацию ритмической активности, что проявляется в гармонизации (и повышении амплитуды основного пика спектральной мощности ВСР) либо дезорганизации (и снижении амплитуды основного пика).

После лечения адаптолом улучшение состояния было отмечено у 23 (74,1%) пациентов. Отмечалось существенное снижение частоты эпизодов сердечной боли, снижение средних и максимальных значений систолического и диастолического АД (см. таблицу). Средняя интенсивность сердечной боли после курса лечения составила 3,4±1,6, т.е. имело место статистически достоверное (p<0,05) уменьшение интенсивности боли. Отмечалось также после лечения достоверное уменьшение реактивной тревожности (p<0,01). При оценке болевого синдрома с помощью ВАШ средняя интенсивность головной боли после лечения составила 3,1±1,5 балла. Таким образом, отмечено достоверное уменьшение интенсивности боли (p<0,01). Наибольшее снижение интенсивности цефалгии наблюдалось у пациентов с ГБН (особенно с частыми эпизодами).

Комплексный балл оценки тяжести вегетативных нарушений после курса адаптола по шкале А.М. Вейна составил 27,1±5,9, что свидетельствует о достоверном улучшении (p<0,05). Помимо улучшения самочувствия после курса адаптола отмечалось достоверное снижение мощности медленноволнового диапазона ВСР (p<0,05).

В 2 случаях во время 1-й недели лечения отмечалась незначительная сонливость, которая не потребовала отмены терапии и прошла самостоятельно. Других нежелательных побочных эффектов и осложнений не было.

Обсуждение

Полученные результаты показали, что больных НЦА с преобладающим синдромом артериальной гипертензии отличает повышение уровня реактивной тревоги и, в большей степени, личностной тревожности. Результаты наших исследований согласуются с данными, ранее полученными О.В. Антонышевой и В.И. Козловским [1], которые при обследовании пациентов с артериальной гипертензией выявили повышенный уровень личностной тревожности и реактивной тревоги, что подтверждает вовлеченность психоэмоциональной сферы в формирование гипертензивных реакций.

Анализ ВСР является интегральным показателем, отражающим воздействие симпатического и парасимпатического отделов автономной нервной системы на синусовый узел. Анализируя спектральные показатели вариабельности АД при фоновой его регистрации, нами получено значимое уменьшение мощности медленноволноволнового спектра систолического АД у больных НЦА по сравнению со здоровыми, что, учитывая значимое увеличение медленноволновой мощности ВСР в сравнении со здоровыми, указывает на явное рассогласование между ВСР и АД, что не наблюдается у здоровых. Повышение общей мощности ВСР указывает на весомый вклад вегетативной нервной системы в регуляцию сердечного ритма у больных НЦА. В то же время увеличение мощности медленноволнового диапазона ВСР у больных НЦА с артериальной гипертензией в сравнении со здоровыми может быть косвенным свидетельством повышенной симпатической активности [15].

Таким образом, повышение АД у больных НЦА происходит на фоне психической и нейровегетативной дезадаптации: состояния дистресса, при котором на фоне общей активации автономной нервной системы с преобладанием симпатикотонии наблюдается дезорганизация ритмических процессов, выявляющаяся с помощью дыхательных тестов [17]. Тревожность в этом случае играет роль своего рода связующего звена между психической и соматической сферами [11], подтверждая мнение J. Lipowsky [16] о том, что механизм соматизации определяется склонностью переживать психологический стресс на физиологическом уровне. Дыхательные пробы в комплексе с сердечным ритмом позволяют более точно выявлять особенности симпатовагусных взаимоотношений, а также активности «центрального осциллятора» и периферической барорефлекторной чувствительности. У больных НЦА имеет место дезорганизация ритмов, которая проявляется при синхронизации дыхания с сердечным ритмом.

Подводя итоги результатов исследования, следует еще раз подчеркнуть, что повышенная активность вегетативной нервной системы, симпатикотония у больных НЦА с синдромом артериальной гипертензии ассоциированы с повышенным уровнем реактивной и личностной тревожности [10]. В связи с этим патогенетически обоснованным представляется применение анксиолитиков в лечении НЦА. Препарат адаптол проявляет антагонистическую активность по отношению к возбуждающей адренергической и глутаматергической системам и усиливает функционирование тормозных серотонин- и ГАМКергических механизмов мозга [3]. Применение адаптола приводит к снижению уровня реактивной тревоги и нормализации вегетативного баланса в сердечно-сосудистой системе, что и обеспечивает нормализацию состояния и снижение АД у больных НЦА. Полученные клинические изменения во многом определяются анксиолитическим и вегетостабилизирующим эффектами адаптола, что делает его эффективным средством лечения НЦА.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail