Нугуманова А.М.

ФГБОУ ВО «Казанский государственный медицинский университет» Минздрава России, ул. Бутлерова, 49, Казань, 420012, Российская Федерация

Хамитова Г.Х.

ФГБОУ ВО «Казанский государственный медицинский университет» Минздрава России, ул. Бутлерова, 49, Казань, 420012, Российская Федерация

К 180-летию профессора Е.В. Адамюка — основоположника Казанской офтальмологической школы (по материалам журнала «Вестник офтальмологии»)

Журнал: Вестник офтальмологии. 2019;135(3): 144-148

Просмотров : 10

Загрузок :

Как цитировать

Нугуманова А. М., Хамитова Г. Х. К 180-летию профессора Е.В. Адамюка — основоположника Казанской офтальмологической школы (по материалам журнала «Вестник офтальмологии»). Вестник офтальмологии. 2019;135(3):144-148. https://doi.org/10.17116/oftalma2019135031144

Авторы:

Нугуманова А.М.

ФГБОУ ВО «Казанский государственный медицинский университет» Минздрава России, ул. Бутлерова, 49, Казань, 420012, Российская Федерация

Все авторы (2)

В 2019 г. исполняется 180 лет со дня рождения основоположника Казанской офтальмологической школы — проф. Е.В. Адамюка (1839 — 1906) (рис. 1).

Рис. 1. Проф. Е.В. Адамюк (1839—1906).
Емилиан Валентиевич был первым профессором-офтальмологом в Императорском Казанском университете. За период научной деятельности он опубликовал более 100 научных работ, 21 из которых была напечатана в журнале «Вестник офтальмологии», который отмечает в этом году свой 135-летний юбилей [1].

Авторитет и большой клинический опыт ученого позволили ему стать членом редакционной коллегии журнала «Вестник офтальмологии» [2], в составе которой он проработал в течение 20 лет с первого же номера (1884), обложка которого показана на рис. 2.

Рис. 2. Обложка первого выпуска журнала «Вестник офталмологии» (1884).

В трудах, опубликованных проф. Е.В. Адамюком в данном журнале, освещался широкий круг вопросов, характерных для офтальмологии того времени, — трахома, глаукома, заболевания сетчатки и зрительного нерва и др.

Во второй половине XIX века, в период его заведывания кафедрой офтальмологии, на территории Казанской губернии бушевала трахома, поэтому значительная часть публикаций ученого в журнале была посвящена этой проблеме. Е.В. Адамюк называл трахому «бичом населения» [3], в связи с чем он призывал офтальмологов объединиться для понимания ее этиологии и патогенеза с целью выработки единой тактики ведения таких больных. Поскольку возбудитель трахомы в то время был еще не известен, ученые не могли определиться, какой характер носит эта патология и что можно взять за основу при постановке клинического диагноза. Пытаясь разрешить эту проблему, в работах «Еще нечто о трахоме» («Вестник офталмологии», 1889) [4] и «Еще к вопросу о трахоме» («Вестник офталмологии», 1891) [5] Емилиан Валентиевич указывает на инфекционное начало данного заболевания и его заразность для окружающих. Что касается фолликулов, наблюдаемых при трахоме и на присутствие которых в первую очередь опирались врачи при диагностике этого процесса, то он, в отличие от многих, полагал, что их наличие не всегда является признаком заболевания, поскольку, по его наблюдениям, в ряде случаев они могут рассасываться бесследно и без лечения. Чтобы не было путаницы, ученый первым в русской офтальмологической литературе предложил выделить это состояние в отдельную группу глазных заболеваний, дав ему название «фолликулез» (folliculosis) [6]. В своей статье «По поводу руководства Мандельштама» («Вестник офталмологии», 1888) [7] проф. Адамюк пишет: «Каждый серьезный врач не должен считать всякое фолликулярное поражение конъюнктивы за трахому, т. е., не быть строгим унитаристом», в связи с чем он относил себя к дуалистам, «принимающим трахоматозные и нетрахоматозные фолликулы». Ключевым моментом для постановки диагноза трахомы Емилиан Валентиевич считал не просто наличие фолликулов, а их месторасположение: «Этим местом соединительной оболочки я считаю тарзальную часть верхнего века». В последующем его заключения помогли врачам правильно проводить дифференциальный диагноз между этими заболеваниями — трахомой и фолликулярными конъюнктивитами.

Что касается лечения трахомы, то применяемые докторами химические и физические средства воздействия на трахоматозные фолликулы он считал малоэффективными, поскольку на том этапе «не было возможности говорить о каком-нибудь специфическом средстве против этой болезни». В своих работах ученый настоятельно рекомендовал дополнять терапевтическое лечение трахомы хирургическим, а именно — удалением фолликулов [8].

Интересные теории и идеи, которыми Е.В. Адамюк делился на страницах журнала со своими коллегами, он излагал в публикациях, посвященных гидродинамике глаза. К примеру, изучая отток внутриглазной жидкости из глаза, ученый придавал особое значение физиологическому состоянию вортикозных вен, указывая, что глаукома развивается в тех глазах, где «вортикозные каналы чем-нибудь загромождены или прижаты», например, имеет место «сужение просвета самих склеральных каналов», через которые «никакое проталкивание сквозь них содержимого невозможно» [9]. Эти факторы согласуются с высказываниями современных ученых о существовании увеосклерального пути оттока внутриглазной жидкости и значении патологии склеры в патогенезе первичной открытоугольной глаукомы (так называемая «системная органоспецифическая склеропатия») [10].

В вопросе возникновении глаукомы при афакии он не поддерживал мнение некоторых ученых о том, что в глазах с освободившимся после удаления хрусталика объемом уровень внутриглазного давления повыситься не может. В противовес этому он приводил свои собственные наблюдения пациентов, у которых до операции по поводу удаления катаракты глаукомы не было и, тем не менее, спустя некоторое время, она возникала на афакичных глазах [9].

Интересен его взгляд на действие антихолинэстеразных средств и мидриатиков в отношении внутриглазного давления. Анализируя многочисленные работы коллег и проводя свои собственные исследования, Емилиан Валентиевич пришел к выводу, что в здоровых глазах ни эзерин, ни атропин значительного влияния на гидродинамику не оказывают. В связи с этим можно сказать, что эти наблюдения в дальнейшем легли в основу провокационных проб, которые применяются сегодня при подозрении на глаукому [9].

Много времени уделил казанский профессор поиску эффективных методов лечения глаукомы. Он считал, что иридэктомия, которая, с подачи известного немецкого офтальмолога А. Грефе, была столь популярна в то время, на практике показана не всегда: «При раннем и настоятельном применении терапевтического лечения глаукоматозных приступов миотическими средствами надобности в последней не будет». Для своевременного купирования процесса ученый советовал таким больным всегда иметь при себе медикаментозные препараты (эзерин, пилокарпин) [11].

Необходимо отметить публикации Емилиана Валентиевича, посвященные отслойке сетчатки [12, 13]. Изучив литературные данные, он пришел к выводу, что патогенез отслоек может быть различным, а именно: воспалительного характера «вследствие гиперемии хориоидеи с последующей экссудацией из сосудов этой оболочки под сетчатку»; вследствие разрыва сетчатки, когда «стекловидное тело мало-помалу перемещается под сетчатку сквозь отверстие в последней», а также из-за отделения сетчатки от хориоидеи «чисто механически, путем стягивания развившихся в стекловидном теле клетчатых перемычек, приращенных где-нибудь одним концом к сетчатке, и при стягивании своем приподнимающих последнюю». Для того чтобы разобраться в этом вопросе более детально, профессор решил изучить гистологию тканей глаза. В результате собственных исследований он заключил, что причина отслойки сетчатки состоит не столько в ее разрыве, сколько в изменении структуры стекловидного тела. Он пишет: «…чтобы сетчатка могла передвинуться внутрь глаза, нужно, чтобы прилегающее к ней стекловидное тело подверглось определенным изменениям, дозволяющим это передвижение нервной оболочки; …нормальное стекловидное тело также будет придавливать к хориоидее разорванную сетчатку, как и целую; …нормальное стекловидное тело вовсе не обладает подвижностью, чтобы после разрыва сетчатки оно тотчас же затекало под эту последнюю» [12]. В отношении выбора наиболее рационального метода лечения отслойки сетчатки он придерживался тактики «выпускания подретинального транссудата с последующим продолжительным бинтованием» в сочетании с «искусственным увеличением объема стекловидного тела». Бесспорно, данный подход ученого нашел отклик в современных методах лечения отслойки сетчатки.

На страницах журнала Е.В. Адамюк вступал и в активную полемику со своими коллегами по поводу тех или иных вопросов офтальмологии, например относительно причин возникновения гемералопии. В то время среди отечественных и зарубежных офтальмологов популярной была так называемая «постно-световая теория» развития этого заболевания, согласно которой причинами гемералопии считались пониженное питание (влияние Великого поста) и неблагоприятное воздействие света на сетчатку глаза. В своей статье «К вопросу об этиологии гемералопии» («Вестник офталмологии», 1892 г.) [14] Емелиан Валентиевич писал, что свет и голодание являются лишь предрасполагающими факторами заболевания, но не причинными: «Возникновение гемералопии вовсе не связано с Великим постом», так как она встречается и в странах, где население пост не соблюдает: «например, в странах магометанских или же у евреев». В то же время он отмечал, что «в монастырях, где пост соблюдается особенно строго, мы не видим выраженного распространения гемералопии».

Анализируя влияние света, ученый пришел к выводу, что усиленный световой поток не может являться причиной возникновения гемералопии, приводя в пример матросов, которые подолгу смотрят на блестящую поверхность воды, но гемералопия развивается далеко не у всех: «Если бы поверхность воды была единственной причиной гемералопии, тогда бы у всех матросов на всех кораблях по истечении известного времени пребывания на воде должна бы непременно развиваться гемералопия, чего, к счастью, на самом деле не бывает».

В этой же статье Е.В. Адамюк пишет, что определенное значение имеет сезонность заболевания; также он обратил внимание на эффективность применяемых антисептических средств, в частности хинина, что позволило ему предположить «микробную этиологию» гемералопии. По-видимому, здесь имелась в виду гемералопия как симптом воспалительного поражения сетчатки и зрительного нерва (симптоматическая гемералопия). Прием в пищу продуктов, богатых витамином, А (например, трескового жира), по мнению автора, предохраняет от развития данной патологии у человека (профилактика эссенциальной куриной слепоты). Таким образом, помимо анализа причин возникновения гемералопии, в этой статье мы увидели элементы ее современной классификации.

Ряд публикаций профессора был посвящен интересным случаям из его практики, некоторые из которых, на наш взгляд, достойны упоминания в данной работе.

В статье, посвященной симпатической иннервации глазного яблока [15], ученый приводит свои наблюдения за 22-летней молодой женщиной, у которой после психологической травмы и переохлаждения на правом глазу снизилась острота зрения (до 0,7) и опустилось верхнее веко, что мешало ей выполнять зрительную работу на близком расстоянии. Также ее беспокоили сильные мигрени (на той же стороне, что и птоз), сердцебиение и учащенный пульс (90 уд/мин). При обследовании больной Е.В. Адамюк отметил, что реакция зрачка на свет была ослабленной, наблюдался частичный птоз с приподнятием нижнего века, движения глазного яблока в орбите были сохранены, что позволило ему исключить паралич n. Oculomotors и заподозрить поражение симпатической нервной системы. Это заставило автора провести углубленное физикальное и неврологическое обследование пациентки. В противовес клинике паралича симпатического нерва он описал следующую картину: «Правая половина лица бледнее и худее здоровой, не краснеет при растирании, кожные покровы холоднее и суше, слизистые выделения из правой половины носа также более скудные, чем на здоровой половине». При осмотре сухость глазной поверхности не была обнаружена, несмотря на жалобы больной на чувство жара в пораженном глазу. Правостороннее ограничение кровенаполнения в сосудах лица распространялось и на пониженное кровоснабжение сетчатки. При закапывании атропина с целью медикаментозного мидриаза зрачок расширился хорошо, что было бы невозможно при полном параличе симпатического нерва. Об этом же свидетельствовала и слабовыраженная реакция сосудов лица (их расширение) у пациентки при вдыхании паров аммиака. Для подтверждения диагноза ученый предлагал сделать сфигмографическое исследование, от которого, однако, больная отказалась. В заключении профессор пишет: «Таким образом, из всего этого следует, что у больной при видимых признаках паралича n. Sympathici в области глаза, в других областях его деятельности имели место признаки спазматического его состояния». Поскольку у больной одновременно наблюдались симптомы как раздражения, так и паралича симпатического нерва, он предложил назвать эту патологию общим термином «Поражение n. Sympathici» и отнес это заболевание к трудноизлечимым.

Будучи членом редакционной коллегии журнала «Вестник офтальмологии», Е.В. Адамюк публиковал на его страницах не только свои статьи, но и рецензии на работы других авторов. В статье «Несколько слов о позадиглазном неврите», опубликованной по поводу работы доктора Гинзбурга «Случай рецидивирующего ретробульбарного неврита» («Вестник офталмологии», 1898) [16], профессор призывал «обратить внимание глазных врачей на более правильное регистрирование воспалительных заболеваний зрительных нервов, так как сваливание поражений в одну кучу ретробульбарных невритов не вполне научно». В связи с этим Емилиан Валентиевич советовал при наличии офтальмоскопических изменений со стороны головки зрительного нерва выставлять диагноз внутриглазного неврита: «При распространении процесса поближе к глазу могут обнаруживаться и воспалительные изменения соска, и тогда позадиглазной неврит уже делается внутриглазным». Здесь же мы встречаем ценные рекомендации ученого в отношении диагностики ретробульбарных невритов, когда наблюдается разница между снижением зрения у пациента и картиной глазного дна. Для таких случаев он советует «прибегать к исследованию поля зрения».

Другой рецензии подвергалась статья доктора Иельзона «Случай оптического неврита после задержания мочи» («Вестник офтальмологии», 1889) [17]. В ней профессор критиковал «везикоуринарное происхождение» воспаления зрительного нерва, которое предложил врач. Емилиан Валентиевич указал на неверное представление автора об этиологии заболевания у данной больной, считавшего, что неврит был вызван задержкой мочи. Ученый полагал, что «на самом деле тут играла роль одна и та же причина — простуда», спровоцировавшая «распространение инфекции не только на зрительные нервы, но и на иннервирующий мышечный аппарат мочевого пузыря» у больной с ревматизмом. Несовпадение по времени момента воздействия этиологического фактора с клинической картиной неврита он объяснил читателям длительностью патологического процесса, начинающегося с периневральной оболочки до изменения в диске зрительного нерва и вовлечения папилломакулярного пучка, которые проявили себя гораздо позже.

Таким образом, анализируя работы, опубликованные проф. Е.В. Адамюком в журнале «Вестник офтальмологии», мы видим масштабность тем, которые глубоко и всесторонне изучал один из корифеев отечественной офтальмологии. Опубликованные им труды способствовали современному научному пониманию этиологии и патогенеза ряда тяжелейших глазных заболеваний. Делясь своими наблюдениями и знаниями, он обогатил офтальмологов не только своего времени, но и нынешнего.

Из воспоминаний его соратников мы узнаем, что Емилиан Валентиевич никогда не переставал интересоваться достижениями науки и до последних дней его жизни ученого «можно было застать или с каким-нибудь иностранным журналом, или с «Вестником офтальмологии» в руках», в котором незадолго до его смерти появилась его последняя статья, посвященная глаукоме, под названием «По поводу заявления д-ра Выгодского относительно лечения глаукомы» (1906) [18]. В ней профессор, помимо всего прочего, делился своими впечатлениями и опытом как человек, страдавший данным заболеванием в течение последних 30 лет своей жизни. Мы видим, как судьба ученого была неразрывно связана и с офтальмологией, и с журналом «Вестник офтальмологии», служению которым он посвятил всего себя без остатка.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Нугуманова А.М, — канд. мед. наук, доцент кафедры офтальмологии; e-mail: alfiyam@list.ru; https://orcid.org/0000-0003-3722-9506

Хамитова Г.Х — канд. мед. наук, ассистент кафедры офтальмологии; e-mail: hamitova.guzel53@mail.ru

Автор, ответственный за переписку: Нугуманова Альфия Махмутовна — e-mail: alfiyam@list.ru; https://orcid.org/0000-0003-3722-9506

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail