Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Нафтулович Р.А.

Кафедра акушерства и гинекологии №2 Башкирского государственного медицинского университета, Уфа

Ящук А.Г.

Кафедра акушерства и гинекологии №2 Башкирского государственного медицинского университета, Уфа

Масленников А.В.

Кафедра акушерства и гинекологии №2 Башкирского государственного медицинского университета, Уфа

Алакаева Д.Р.

Кафедра акушерства и гинекологии № 2 Башкирского государственного медицинского университета, Уфа

Особенности семейного анамнеза у пациенток с опущением и выпадением органов малого таза

Авторы:

Нафтулович Р.А., Ящук А.Г., Масленников А.В., Алакаева Д.Р.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2013;13(1): 30‑36

Просмотров: 427

Загрузок: 1

Как цитировать:

Нафтулович Р.А., Ящук А.Г., Масленников А.В., Алакаева Д.Р. Особенности семейного анамнеза у пациенток с опущением и выпадением органов малого таза. Российский вестник акушера-гинеколога. 2013;13(1):30‑36.
Naftulovich RA, Iashchuk AG, Maslennikov AV, Alakaeva DR. The specific features of family history in patients with small pelvic organ descent and prolapse. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2013;13(1):30‑36. (In Russ.).

?>

Опущение и выпадение внутренних половых органов (ОиВОМТ), осложненное стрессовым недержанием мочи и несостоятельностью тазового дна, является тяжелой медицинской и социальной проблемой, которая занимает одно из ведущих мест в структуре гинекологической патологии. Данная проблема не относится к патологии, непосредственно угрожающей жизни больной, но в силу анатомических связей вызывая функциональную несостоятельность различных органов и систем, приводит к снижению качества жизни, утрате трудоспособности и стойкой социальной дезадаптации [6, 32]. Это противоречит образу жизни современной женщины, которая заинтересована в поддержании здорового и активного образа жизни с сохранением трудоспособности и сексуальной активности как в молодом, так и в старшем возрасте. Каждый год в США 300-400 тыс. женщин нуждаются в хирургическом лечении пролапса гениталий (ПГ), что приводит к ежегодным затратам в размере более 1 млрд долл. США, при этом риск рецидивов после перенесенных оперативных вмешательств по этому поводу составляет до 10% [20].

Упоминание о данной проблеме встречается в трудах Гиппократа, Авиценны, Галена и других выдающихся ученых-медиков, однако временной фактор на протяжении веков и десятилетий не умалил ее актуальность. Интерес к проблеме несостоятельности тазового дна вызван тем, что несмотря на обширные и многочисленные исследования, направленные на изучение этиологии и патогенеза ПГ, эти вопросы остаются открытыми. Между тем именно всестороннее изучение и понимание первопричин и механизмов ОиВОМТ обусловливают эффективное, экономически выгодное лечение и профилактику с учетом прогнозирования возможных нежелательных последствий. Настоящий обзор сфокусирован на выявлении степени значимости различных факторов риска развития ОиВОМТ и их связи с генетической предрасположенностью.

Эпидемиология

Распространенность ОиВОМТ варьирует в различных исследованиях в зависимости от изучаемой популяции и критериев включения. Распространенность данной патологии в мире в зависимости от экономического и социального уровней развития составляет от 3% в экономически развитых до 85% в развивающихся странах [11]. В России ОиВОМТ встречается, по данным разных авторов [4, 5], у 15-30% женщин, при этом наблюдается рост распространенности данной патологии в репродуктивном возрасте и увеличение доли осложненных и рецидивных форм ПГ. Так, до 30% женщин, перенесших хирургическое лечение по поводу ПГ, нуждаются в повторной операции в связи с развитием рецидива заболевания [5]. ПГ клинически ассоциирован со стрессовым недержанием мочи более чем в 72% случаев [42], в то же время в России до 38% женщин страдают стрессовым недержанием мочи [7].

Популяционные исследования показали, что у 30-40% женщин имеется ПГ, который не обязательно проявляется клинически [27].

Этиология

В развитии ОиВОМТ играют роль различные факторы, среди которых принято выделять медицинские и демографические, растет также число свидетельств о наличии генетических причин развития этих состояний [48]. Разные авторы по-разному интерпретируют значение факторов риска развития ОиВОМТ. Нельзя утверждать, что одна изолированная причина может привести к развитию заболевания, как нельзя утверждать и равнозначность всех факторов риска. Формирование ПГ является сложным динамическим процессом, обусловленным совокупностью ряда причин и факторов. G. Badlani предложил выделить четыре группы факторов риска развития ОиВОМТ: предрасполагающие, провоцирующие, содействующие и декомпенсирующие [10].

К предрасполагающим факторам относятся генетические и расовые; к провоцирующим - факторы, приводящие к повреждению структур тазового дна; к содействующим факторам риска - состояния, которые могут быть нивелированы при изменении образа жизни пациентки [26], а также их социальный и экономический статус; к декомпенсирующим факторам относят возраст и менопаузу [49].

Различные градации факторов риска развития ОиВОМТ по сути равнозначны (см. таблицу).

Медицинские факторы включают роды через естественные родовые пути, их число и продолжительность второго периода, повышенную массу тела детей при вагинальных родах, повреждение связочного аппарата малого таза, наличие дисплазии соединительной ткани (ДСТ), травмы родовых путей, гистерэктомию, снижение гормонального статуса (гипоэстрогенемию), хронические обструктивные заболевания легких, возраст, запоры, ожирение и курение.

Низкий социально-экономический статус, профессии, связанные с тяжелым физическим трудом, а также расовая принадлежность являются демографическими факторами риска развития ОиВОМТ. Женщины латиноамериканского и европейского происхождения подвержены более высокому риску развития ОиВОМТ, нежели имеющие азиатское, африканское происхождение и коренные жительницы Америки. Оперативное лечение по поводу ПГ у женщин европеоидной расы проводится в 3 раза чаще, чем среди представительниц негроидной расы. Наряду с такими демографическими факторами, как социально-экономический статус и доступность медицинской помощи, особое значение приобретают различия в генофондах женщин разной расовой принадлежности. Есть данные, что по сравнению с женщинами европейского происхождения, женщины азиатского происхождения обладают сниженной подвижностью тазовых органов, которая значительно меньше как до родов, так и в послеродовой период, что подтверждено результатами ультразвукового исследования. В исследованиях на трупах установлено, что по сравнению с женщинами европеоидной расы - представительницами Кавказа, китайские женщины обладают более выраженными и толстыми пубоуретральными связками, внутритазовой фасцией и внутритазовым прикреплением к запирательной фасции [21].

В дополнение к установленному несомненному предрасположению европеоидной расы к развитию ОиВОМТ существует эпидемиологическое свидетельство, подтверждающее генетическую основу этих расстройств. Хотя принято считать, что роды через естественные родовые пути оказывают отрицательное воздействие на связочный аппарат тазовых органов, важно отметить, что у более 95% повторнородящих женщин ПГ не развивается; с другой стороны, в редких случаях он может иметь место и у первородящих. G. Buchsbaum и соавт. [12] провели исследование по сравнению и оценке распространенности ПГ у нерожавших женщин в постменопаузе и у их биологических сестер, имевших, по крайней мере, одни естественные роды. Была выявлена высокая конкордантность в отношении ПГ среди нерожавших женщин и их рожавших сестер. В парах сестер с дискордантностью по ПГ рожавшие женщины имели более высокую степень ПГ более чем в 80% случаев. Было выявлено, что большее число естественных родов не увеличивает общий риск развития ПГ, что неверно для дискордантных пар сестер, у которых риск развития ПГ увеличивается с каждыми последующими родами. Итак, хотя роды явно увеличивают риск развития ПГ тяжелой степени, общий риск оказывается относительно низким. При рассмотрении возраста как одного из факторов риска развития ПГ, S. Swift выявил удвоение случаев ПГ тяжелой степени с каждым десятилетием жизни [47]. Другое (национальное поперечное) исследование выявило, что 24% женщин старше 20 лет имеют, по крайней мере, одно заболевание тазового дна, 16% - страдают стрессовой инконтиненцией мочи и 3% - ПГ [42]. Пропорция женщин с данными состояниями увеличивается с возрастом и числом родов, но стрессовая инконтиненция мочи - это общее проявление различных предрасполагающих факторов, включая повреждения нервных окончаний и сфинктера, которые не связаны с ПГ. Это может частично объяснить различия в распространенности этих двух расстройств. Последние исследования B. Buckley и M. Lapitan [13] выявили, что стрессовая инконтиненция мочи - это заболевание всех возрастов, но его пиковая частота (от 8 до 70%) отмечается у женщин 40-60 лет.

В последнее время появляется все больше публикаций о значимости семейной отягощенности в развитии ОиВОМТ. Наследуемость этих заболеваний представляется общепринятым фактом в научном сообществе, несмотря на то что данные до сих пор основаны на исследованиях случай-контроль. Исследование регистра шведских близнецов предполагает высокий уровень достоверности (уровень 2) того, что ПГ и стрессовая инконтиненция - это наследственные состояния [9]. Наличие генетической предрасположенности может объяснить тот факт, что только 2-6% женщин, имевщих роды через естественные родовые пути, что является первичным фактором риска развития ОиВОМТ, страдают от клинически значимого, симптоматического ПГ [44]. Та же генетическая предрасположенность может объяснить развитие данной патологии у нерожавших женщин. Все эти наблюдения показывают, что некоторые женщины могут быть предрасположены к развитию ПГ, а некоторые не могут. Такая предрасположенность происходит на генетическом уровне и является результатом комбинации миллионов разнообразных аллелей, обеспечивающих людей фенотипической индивидуальностью. Существование генетической предрасположенности предполагает наличие некоторых семей, которые могут быть носителями аллелей высокого риска и иметь более высокий уровень риска развития ПГ, чем общая популяция, и что некоторые семьи могут и должны иметь сильную семейную отягощенность [28]. В связи с этим приобретает особое значение семейный анамнез у данной категории больных.

Наличие положительного в отношении ПГ семейного анамнеза в первой степени родства является независимым фактором риска. В результате большого исследования F. Chiaffarino и соавт. [18] установили, что среди женщин с ПГ II и III степени в 27% случаев данная патология была диагностирована у их матерей и сестер. Рассчитанный относительный риск развития ПГ в этом исследовании составил 3,2 и 2,4 для матерей и сестер соответственно. В поддержку гипотезы о том, что в основе риска развития ПГ лежат генетический или семейные компоненты, K. Rinne и P. Kirkinen [43] установили, что в популяции 30% молодых женщин в возрасте 45 лет и моложе, подвергнутых операции по поводу ПГ, имели, по крайней мере, одну родственницу с ПГ. Более поздняя работа G. Jack и соавт. [28] была посвящена выявлению наследования ПГ III-IV степени в отдельных семьях, изучению схем наследования. Было выявлено, что при ПГ III-IV степени наследственный компонент весьма выражен, и риск развития ПГ среди сестер женщин моложе 55 лет с III-IV степенью ПГ был в 5 раз выше, чем в общей популяции. Анализ генеалогического древа показал, что в этих семьях ОиВОМТ наследовалось по доминантному типу с высокой степенью пенетрантности. Данные результаты подтвердили гипотезу о том, что генетические вариации и определенные аллели могут определять предрасположенность женщины к развитию или неразвитию опущения тазовых органов. Существуют отдельные исследования, предполагающие более высокую распространенность стрессового недержания мочи у родственников первой линии родства пациенток с данной патологией. Исследования, проведенные T. Mushkat и соавт. [40], D. Ertunc и соавт. [24], подтвердили преобладание стрессового недержания мочи среди матерей и сестер пациенток с данной патологией по сравнению со сходной по возрасту контрольной группой. Большое когортное исследование популяции, проведенное Y. Hannestad и соавт. [25], обнаружили высокий риск стрессового недержания мочи среди матерей и сестер пациенток с данной патологией.

Возраст и число родов - это очень важные факторы в развитии недержания мочи. У нерожавших молодых женщин, которые имеют семейную предрасположенность к развитию инконтиненции, возможно развитие недержания мочи после родов по мере увеличения возраста. Было также выявлено, что у дочери более вероятно развитие стрессового или смешанного недержания мочи, если ее мать имела данную патологию, нежели у младшей сестры-сиблинга с этим типом недержания [38].

В дополнение к этому D. Ertunc и соавт. [24] сообщили о значительно меньшем возрасте дебюта стрессового недержания мочи среди членов семей пациенток, страдающих данной патологией, по сравнению с таковым у здоровых представительниц контрольной группы. В конечном итоге все эти исследования подтверждают, что существует повышенный риск развития стрессового недержания мочи у женщин, имеющих родственников первой линии родства, страдающих данной патологией, а также существует генетический базис для стрессового недержания мочи у некоторых женщин.

Роль дисплазии соединительной ткани в развитии опущения и выпадения органов малого таза

Женское тазовое дно - анатомически комплексная структура, состоящая из гладких, скелетных мышц, связок и фасции, которые являются компонентами соединительной ткани (СТ). СТ широко представлена в организме человека и состоит из клеток и межклеточного матрикса с преобладанием последнего. Ткань связок и фасции состоит в первую очередь из экстрацеллюлярного матрикса (ЭЦМ), его состав и обусловливает физические свойства ткани. ЭЦМ состоит из протеогликанов и гликопротеинов с коллагеном 3-го и 1-го типа в сочетании с эластином, который обеспечивает податливость и эластичность. ЭЦМ находится в постоянном равновесии, которое поддерживается синтезом и распадом коллагена путем ремоделирования.

Коллаген - тканевый белок и главный компонент СТ. Всего имеется 28 описанных типов коллагена, однако наиболее важными для тазового дна являются коллагены 1, 3 и 5-го типов. Организация различных типов коллагена в фибриллы различных размеров придает силу или слабость, в зависимости от их соотношения. Коллаген 1-го типа является самым прочным. Связочный аппарат органов малого раза представлен в большей степени коллагеном 1-го типа и в меньшей степени коллагеном 3-го типа, который в основном располагается на поверхности фибрилл. Основным фибриллярным коллагеном влагалища является коллаген 3-го типа. Коллаген 5-го типа - это количественно меньший фибриллярный коллаген, но он широко представлен в различных тканях. Увеличение количества коллагена 3-го и 5-го типов ассоциировано со снижением механической прочности СТ в связи с уменьшением размера волокна [37]. Установлено, что преобладание коллагена 1-го типа - это показатель большей прочности. Изменения метаболизма СТ, в частности нарушения метаболизма коллагена, имеют отношение к этиологии ПГ и играют значимую роль в патогенезе ОиВОМТ. S. Jackson и соавт. [29] сформулировали данное утверждение в 1996 г., и с тех пор оно получило поддержку. Количественный и качественный состав компонентов СТ, также активность ее метаболических процессов могут меняться в зависимости от различных факторов, в том числе генетических. Коллагенассоциированные нарушения могут возникнуть из-за генетических дефектов, которые могут влиять на любую ступень нормальной продукции коллагена.

Этиология и патогенез несостоятельности тазового дна имеют многофакторную природу. Наряду с такими предрасполагающими факторами, как число и масса тела детей, семейная отягощенность, гипоэстрогения, наличие состояний, связанных с повышением внутрибрюшного давления, одним из самых важных факторов в развитии заболевания является дефект СТ, врожденная патология соединительнотканных и мышечных структур тазового дна.

ДСТ - полиорганная или полисистемная патология с прогредиентным течением, основу которой составляют дефекты синтеза или катаболизма компонентов ЭЦМ или регуляторов морфогенеза СТ [2]. В основе морфологических изменений лежит уменьшение коллагена в основном веществе вследствие нарушения его распределения при сохранном синтезе, подтвержденное при иммуногистохимическом исследовании тканей и вспомогательными лабораторными методами исследования. ДСТ - генетически детерминированный процесс в основе которого лежат мутации генов, отвечающих за синтез волокон. Мутации могут быть самые разнообразные и в самых разных генах. В результате мутаций (делеция, инсерция, точковая мутация) цепи коллагена формируются неправильно и получаются так называемые аномальные тримеры коллагена, которые не выдерживают должных механических нагрузок [3]. Аналогичные изменения происходят с эластином.

Выделены две группы ДСТ: дифференцированные и недифференцированные ДСТ.

Дифференцированные ДСТ характеризуются определенным типом наследования, отчетливо очерченным симптомокомплексом и детерминированным генным дефектом (синдромы Элерса-Данло, Марфана, различные формы несовершенного остеогенеза и др.) [2]. Женщины, страдающие наиболее известными наследственными коллагенассоциированными заболеваниями, - синдромом Элерса-Данло и синдромом Марфана, имеют более высокий риск развития ПГ и стрессовой инконтиненции, что позволяет предположить нарушение функции СТ в качестве этиологического фактора [15].

Недифференцированные ДСТ диагностируются в том случае, когда набор клинических признаков не укладывается ни в одно из дифференцированных моногенных заболеваний [9]. Данная группа является генетически гетерогенной и ассоциируется с развитием мультифакторных заболеваний, характеризующихся прогредиентным течением, возникающих у людей с определенной генетической предрасположенностью в периоде раннего эмбриогенеза или постнатально под действием неблагоприятных факторов внешней среды [2]. Т.Ю. Смольнова [8] доказала роль ДСТ в развитии ПГ, а также его рецидива. Для оценки степени тяжести ДСТ на полиорганном уровне были разработаны критерии, в основу которых положена балльная шкала. Степень тяжести ПГ находилась в прямой зависимости от степени выраженности клинических проявлений ДСТ на полиорганном уровне: чем ярче проявления ДСТ, тем выраженнее ПГ. В литературе описаны фенотипические особенности пациенток с ПГ, ассоциирующиеся с недифференцированной ДСТ [1]. Выявлено сочетание ПГ с гипермобильностью суставов, варикозной болезнью, патологической подвижностью уретры, нарушением осанки, астенической конституцией, пролапсом митрального клапана. Именно у таких больных порой возникает явное несоответствие между отсутствием затяжных родов, травм тазового дна и возникновением в течение ближайшего года после родов тяжелых форм ОиВОМТ, требующих хирургического лечения. Подобные случаи подтверждают, что в основе патогенеза ОиВОМТ у данной категории больных лежит ДСТ. Именно поэтому ОиВОМТ может быть лишь частным проявлением генерализованной ДСТ на уровне репродуктивной системы.

Генетическая основа ОиВОМТ подразумевает наличие альтерации на молекулярном уровне, приводящей к фенотипическим проявлениям пролапса и стрессового недержания мочи. Подтверждение эпидемиологическими исследованиями не только предполагает наличие генетической предрасположенности, но и идентифицирует эту генетическую предрасположенность с различными дефектами СТ. Обследование 118 молодых нерожавших женщин показало, что существует присущая им вариабельность подвижности мочевого пузыря, шейки мочевого пузыря и уретры [22]. Выявлено, что подвижность тазовых органов также коррелирует с фенотипическим переразгибанием суставов, особенно локтевых [26]. Генетически моделированный анализ этих случаев в когорте нерожавших однояйцевых близнецов и их неблизнецовых сестер установил, что у них с высокой вероятностью имела место наследуемость обоих состояний, в 14% вариабельность в подвижности шейки мочевого пузыря вызвана генами, ответственными за гипермобильность локтевого сустава [26]. Другие исследования [29], не ограниченные нерожавшими женщинами, также выявили более высокую рапространенность цистоцеле, ректоцеле и ПГ среди женщин с одновременным наличием гипермобильности суставов. Еще одним подтверждением того, что генетический дефект СТ не только служит фактором риска, но может привести и к развитию ОиВОМТ является доказанное открытие, что женщины с синдромом Марфана и синдромом Элерса-Данло имеют более высокую частоту ПГ и стрессового недержания мочи, чем женщины в общей популяции [15]. Синдром Марфана связан с дефектом гена фибриллина-1, приводящим к нарушению структуры эластических волокон, тогда как синдром Элерса-Данло включает как минимум 10 различных субтипов, происходящих из дефекта гена коллагена, приводящего к патологической продукции коллагена [31, 44]. Эти данные явно демонстрируют, что генетический дефект СТ может привести к более высокому риску развития ОиВОМТ.

Существуют противоречивые данные об изменениях в метаболизме коллагена органов малого таза у женщин с ОиВОМТ в общей популяции [20]. В отношении этого состояния большой интерес представляет качество и количество коллагена.

Некоторые исследователи демонстрируют сниженное содержание коллагена в тканях тазового дна и влагалища у пациенток с ОиВОМТ, тогда как другие [20] сообщают о повышенном содержании коллагена у пациенток с ПГ и отсутствии альтерации в синтезе и содержании коллагена у пациенток со стрессовым недержанием мочи.

Гены-кандидаты развития несостоятельности тазового дна

В последние годы в связи с успехами молекулярной генетики выявлен ряд кандидатных генов, ответственных за развитие ДСТ и вовлеченных в процессы развития ОиВОМТ. Наиболее привлекательным является ген коллагена 3-го типа.

Это гомотримерный протеин, состоящий из трех цепей α-1. Ген СОL3А1 дислоцирован на хромосоме 2q24.3-q31 и кодирует α1-белковую цепь коллагена 3-го типа. Этот ген состоит из 52 экзонов. Экзон 31 подвергается воздействию полиморфизма в одном нуклеотиде, в котором замена аденина на гуанин превращает аланин в треонин в позиции 570 аминоацидной последовательности СОL3А1. H. Chou и соавт. [19] показали, что в китайской популяции индивиды с пролапсом митрального клапана - заболевания, ассоциированные с аномальным синтезом коллагена 3-го типа, имеют более высокую частоту аллеля экзона 31G гена COL3A1. M. Jeon и соавт. [30] обнаружили ассоциацию между полиморфизмом экзона 31 и повышенным риском развития ПГ у корейских женщин. B. Chen и соавт. [16], H. Chen и соавт. [17] обследовали тайваньских женщин и подтвердили гипотезу, что ПГ ассоциирован с полиморфизмом экзонов 30 и 32 гена СОL3А1 и сделали вывод, что могут существовать ассоциации между полиморфизмом по экзону 30 этого гена и ПГ. E. Моsier и соавт. [39] также наблюдали превышение в 3,3 раза м-РНК коллагена 3-го типа в тканях у женщин с пролапсом передней стенки влагалища по сравнению его содержания в других тканях. E. Кnuuti и соавт. [33] обнаружили, что пролапс тазовых органов и гипермобильность суставов ассоциированы с измененным метаболизмом коллагена 1-го и 3-го типов.

Единственное исследование металлопротеиназ матрикса (ММР) у пациенток со стрессовым недержанием мочи, проведенное H. Сhen и соавт. [17], сообщает о повышенной экспрессии ММР-1 мРНК у женщин со стрессовым недержанием мочи. Остается неясным, являются изменения экспрессии этих ферментов и содержания коллагена в тканях причиной или следствием ОиВОМТ.

Важное исследование, проведенное P. Skorupski и соавт. [46], идентифицировало генетическую мутацию в генах коллагена 1-го типа, которое с высокой частотой выявляется у пациенток со стрессовым недержанием мочи. Пациентки, несущие копию аллеля, имели значительно более высокие отношения шансов стрессового недержания мочи, чем пациентки, у которых отсутствовал данный аллель. Были проведены лабораторные исследования на образцах остеобластов, полученных у пациенток ортопедического отделения, которые продемонстрировали, что данный полиморфизм приводит к патологическому содержанию коллагена цепочек α-1 и α-2, что значительно снижает прочность костей у носителей этой мутации [29]. Дальнейшие исследования показали, что у пациенток со стрессовым недержанием мочи этот полиморфизм также ведет к слабости периуретральной СТ и тканей тазового дна.

Обнаружена ассоциация ОиВОМТ с дефектным метаболизмом эластина. Существуют данные о снижении м-РНК эластина и тропоэластина в кардинальных связках пожилых женщин с ПГ в основной популяции [29]. B. Сhen и соавт. [16] обнаружили сниженную продукцию ингибиторов эластазы в тканях тазового дна, влагалища у женщин с ПГ и стрессовым недержанием мочи, а также пониженную активность эластазы в тканях периуретральной стенки влагалища у женщин со стрессовым недержанием мочи по сравнению с этими показателями в контрольной группе. Нарушенный метаболизм эластина и нарушение структуры эластических волокон также были обнаружены и подтверждены в моделях ПГ на животных. Дефектный обмен эластина в опытах на мышах приводил к развитию ПГ [23]. Самки с дефицитом белка LOX-like1 (LOXL-1), имели нарушенную активность лизилоксидазы - протеолитического фермента, необходимого для формирования структуры эластина [36]. Это приводило к патологическому смещению волокон, и у этих мышей развивался ПГ вскоре после родов, также отмечалось нетипичное поведение при мочеиспускании, но явное стрессовое недержание мочи отсутствовало [23, 35]. Существуют данные, что в крестцово-маточных связках женщин с ПГ отмечается пониженная экспрессия лизилоксидазы [34, 35].

В послеродовом периоде обычно происходит LOXL-1 зависимое послеродовое восстановление эластина. Опыты на мышах с пораженным фибулином-5 также доказывают, что недостаток фибулина-5 - белка, который является медиатором взаимодействия LOX и LOХ-1 с эластином, приводит к послеродовому ПГ [23]. Эти опыты подтверждают также важную роль регенерации эластина в состоятельности тазового дна в послеродовом периоде. Напрашивается вывод, что ПГ в опытах на мышах с патологическими LOXL-1 и фибулином-5, происходивший после родов, демонстрирует, что роды - это сильный средовый фактор развития заболевания. Однако у 50% нерожавших мышей в опыте с патологической LOX-1 и у 92% нерожавших мышей в опыте с патологическим фибулином-5 также обнаружили ПГ с увеличением возраста. Это свидетельствует, что влагалищные роды усиливают экспрессию фенотипа, но не являются абсолютно необходимым условием. Типичные параллели прослеживаются и у человека [23]. Последние работы сообщают, что патологическая экспрессия ламининовых белков может также предрасполагать к развитию ПГ у женщин. Выявлены серии семей с аутосомно-доминантным типом наследования ПГ с высокой степенью пенетрантности [41]. Члены этих семей имели относительно тяжелые формы ПГ в молодом возрасте. Анализ этих семей показал, что однонуклеотидный полиморфизм в промоторной области гена LАМС-1 был выявлен в этих семьях в 5 раз чаще, чем в популяции. LАМС-1 кодирует субъединицу ламинина, который является еще одним структурным белком ткани влагалища.

Таким образом, растет количество свидетельств, что у некоторых женщин есть генетическая предрасположенность к развитию ОиВОМТ. Особенно наследственный компонент весьма выражен при тяжелых и рецидивных формах пролапса, а также при наличии ДСТ, так как именно ДСТ является тем фоном, на котором с большой вероятностью развивается ОиВОМТ.

Таким образом, семейная отягощенность является независимым и по сути одним из самых значимых факторов риска развития ОиВОМТ наряду с такими факторами риска, как вагинальные роды, число родов, масса тела детей, индекс массы тела, возраст [20]. Генетические вариации и определенные аллели могут определять предрасположенность к развитию или неразвитию ОиВОМТ. Выявление подобных аномальных семейств может позволить определить последовательность геномов ДНК данных семейств в поиске избыточной передачи, генетических аллелей, таких как аллели мышечной и соединительной тканей, которые могут обусловливать ОиВОМТ. Определение первичного генетического дефекта аномальной мышечной и соединительной тканей позволит обеспечить новый подход в решении вопросов о защитных или причинных механизмах, которые лежат в основе этиологии ОиВОМТ [14].

Таким образом, опущение и выпадение органов малого таза - гетерогенное заболевание с широким спектром клинического и генетического разнообразия. Получены новые результаты о механизмах развития ОиВОМТ. Накопленная информация о частоте и спектре мутаций позволила выявить закономерности гено-и фенотипических корреляций. Разрабатываются новые эффективные способы лечения, основанные на современных клеточных технологиях. Обобщение современных тенденций в исследовании ОиВОМТ позволит конкретизировать способы прогнозирования развития заболевания, особенно при семейных случаях ОиВОМТ, осложненного стрессовым недержанием мочи и несостоятельностью тазового дна. Установлено, что генетические факторы играют значительную роль в развитии заболевания. Обнаружены гены, вовлеченные в патогенез ДСТ, и впоследствии в возникновение и развитие ОиВОМТ. Анализ современных данных об этиологии, роли ДСТ, генетических факторов в развитии ОиВОМТ позволит выработать новые подходы к выявлению и прогнозированию течения и возникновения данной социально значимой патологии и улучшить качество жизни женщин.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail