Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Подгорнова Н.А.

Женская консультация #5, Нижний Новгород

Гречканев Г.О.

Кафедра акушерства и гинекологии Нижегородской государственной медицинской академии

Показатели перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы защиты как прогностический критерий тяжести течения климактерического синдрома

Авторы:

Подгорнова Н.А., Гречканев Г.О.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2010;10(2): 13‑15

Просмотров: 805

Загрузок: 24

Как цитировать:

Подгорнова Н.А., Гречканев Г.О. Показатели перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы защиты как прогностический критерий тяжести течения климактерического синдрома. Российский вестник акушера-гинеколога. 2010;10(2):13‑15.
Podgornova NA, Grechkanev GO. Lipid peroxidation parameters and antioxidant protection system as a prognostic criterion for the severity of the climacteric syndrome. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2010;10(2):13‑15. (In Russ.).

?>

Диагностика и терапия климактерических расстройств, несмотря на определенные успехи, остается актуальной проблемой гинекологии [5, 6, 8]. Климактерический синдром (КС) развивается у 48-60% женщин в периоде перименопаузы, характеризуется нейропсихическими, вазомоторными нарушениями, приводящими к снижению качества жизни пациенток [3, 4].

Согласно современным представлениям, в формировании многих патологических процессов большое значение имеет дисбаланс в системе перекисное окисление липидов (ПОЛ) - антиоксидантная система защиты (АОСЗ). В физиологических условиях регулируемое эндогенное ПОЛ является необходимым механизмом обновления фосфолипидов мембранных структур клеток. Однако при патологических процессах резкое возрастание уровня пероксидных радикалов выступает в качестве повреждающего фактора, нарушая структуру и функцию клеточных мембран. Процессы старения организма также связывают с нарастанием молекулярных повреждений, вызванных свободными радикалами и ослаблением защитных механизмов. В литературе имеются данные о существенном снижении в сыворотке крови пожилых людей уровня глутатиона и повышении продуктов ПОЛ, которое, возможно, генетически обусловлено [4, 7-9].

Целью настоящего исследования явилось изучение возможности прогнозирования КС у женщин на основе изучения показателей ПОЛ и АОЗС.

Материал и методы исследования

В работе представлены результаты обследования 80 женщин в возрасте от 49 до 55 (52,2±1,3) лет, обратившихся за консультативной помощью в связи с нарушением ритма менструаций.

Пациентки проходили клинико-лабораторное обследование, включающее изучение показателей ПОЛ-АОСЗ. Данное обследование проводили дважды – при первичном обследовании и с интервалом 6 мес. Для предварительной оценки интенсивности ПОЛ использовали метод индуцированной хемилюминесценции сыворотки крови на биохемилюминометре БХЛ-06 по показателям Imax в мВ/с, S в мВ/с, tg 2a.

Содержание первичных молекулярных продуктов ПОЛ - диеновых конъюгатов (ДК) определяли в метанол-гексановой липидной фракции (5:1) при длине волны поглощения 233 нм, триеновых конъюгатов (ТК) - в той же фракции при длине волны 275 нм. Полученные результаты представлены в единицах оптической плотности на 1 мг общих липидов (ОЛ). Количество конечных продуктов ПОЛ - оснований Шиффа (ОШ) анализировали с помощью флуориметра при длине волны возбуждения 365 нм и длине волны эмиссии 420 нм. Полученные результаты представлены в относительных единицах на 1 мг ОЛ.

Активность антиоксидантных ферментов - каталазы и супероксиддисмутазы (СОД) в крови определяли на спектрофотометре СФ-26.

Результаты исследования и обсуждение

Как следует из полученных данных, показатели свободнорадикального окисления Imax и S, измеренные методом индуцированной хемилюминесценции, исходно отличались от нормальных у 57% пациенток (табл. 1).

В зависимости от результатов исследования были сформированы группы наблюдения: в 1-ю вошли 34 женщины с неизмененными показателями ПОЛ-АОСЗ, во 2-ю - 46, имеющих отклонения в данных параметрах. При этом результаты первичного клинического обследования пациенток 1-й и 2-й групп показали, что проявления КС отсутствовали у всех женщин.

У пациенток 2-й группы показатель Imax, отражающий активность ПОЛ, был равен 2,75±0,11 мВ/с, что на 44,7% больше соответствующего показателя в 1-й группе (в норме изменения показателя колеблются в пределах 1,5-2,0 мВ/с). Показатель S соответственно составил 17,36±0,1 мВ/с, что больше такового в 1-й группе на 42,8% (норма 12,5-15,5 мВ/с). Показатель tg 2ά находился в среднем на уровне 0,69±0,03 (при норме 0,28-0,55), т.е. был на 32,7% выше, чем в 1-й группе. Количественный анализ молекулярных продуктов ПОЛ показал, что у пациенток 2-й группы все они превышают таковые в 1-й группе (ДК на 25%, ТК на 24%, ОШ на 44,5%). Активность каталазы оказалась на уровне 494,4±9,2 ед./г Hb/мин, СОД - 604,0±3,3 ед./г Нв/мин, что достоверно ниже этого показателя в 1-й группе.

Повторное исследование через 6 мес показало, что клинические проявления КС были выражены у пациенток 2-й группы. Так, в 1-й группе индекс Куппермана составил 9,8±0,6 балла (р<0,05), что соответствует неосложненному течению периода перименопаузы. Во 2-й группе (n=46) данный показатель был достоверно выше (р<0,05) и достиг 29,5±0,8 балла, что является верхней границей значений, соответствующих средней степени тяжести КС.

Показатель Imax у пациенток 1-й группы был равен 1,33±0,8 мВ/с, во 2-й - 2,86±0,19 мВ/с, что достоверно на 115% (р<0,05) больше.

Параметр S составил во 2-й группе 13,02±0,07 мВ/с, что выше на 50,9% соответственно показателя в 1-й группе (р<0,05). Показатель tg 2ά оказался во 2-й группе выше на 50% (р<0,05).

ДК у женщин 1-й группы составили 0,22±0,02 ед. опт. плотн./мг ОЛ, ТК - 0,027±0,002 ед. опт. плотн./мг ОЛ, ОШ - 15,3±0,12 отн. ед./мг ОЛ (табл. 2).

Во 2-й группе данные показатели были достоверно больше, как по сравнению с таковыми в 1-й группе (на 68, 81 и 93% соответственно), так и по сравнению с исходными данными.

Активность каталазы у пациенток 1-й группы (см. табл. 2) оказалась на уровне 536,5±9,0 ед./г Hb/мин, во 2-й - 467,5±10,1 ед./г Hb/мин, т.е. на 12,8% ниже (p<0,05). Показатель СОД был равен соответственно 631,1±3,3 и 599,1±2,2 ед./г Hb/мин, т.е. на 5% меньше (p<0,05) во 2-й группе, чем в 1-й.

Таким образом, гомеостаз у пациенток с КС характеризовался избыточной активностью липопероксидации при сниженном потенциале АОЗС, что согласуется с данными литературы [1, 7-10].

Анализ показателей ПОЛ-АОСЗ и клинического течения периода перименопаузы позволил сделать вывод о том, что именно женщины, имевшие при первичном обследовании в перименопаузе отклонения в исследуемых показателях, впоследствии страдали КС, что сопровождалось нарастанием признаков оксидантного стресса. У женщин с нормальным уровнем данных параметров в дальнейшем сохранялась эта тенденция и отмечались минимальные проявления КС.

Выводы

Наличие признаков оксидантного стресса у женщин в период перименопаузы свидетельствует о повышенном риске развития у них выраженных проявлений КС.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail