Данилов Д.В.

ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» Управления делами Президента РФ, кафедра хирургии с курсом эндоскопии, Москва, Россия

Шулешова А.Г.

ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» Управления делами Президента РФ, кафедра хирургии с курсом эндоскопии, Москва, Россия

Бондарева К.А.

ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» Управления делами Президента РФ, Москва, Россия

Современные возможности лечения эрозивного эзофагита

Журнал: Доказательная гастроэнтерология. 2017;6(1): 26-30

Просмотров : 12

Загрузок :

Как цитировать

Данилов Д. В., Шулешова А. Г., Бондарева К. А. Современные возможности лечения эрозивного эзофагита. Доказательная гастроэнтерология. 2017;6(1):26-30. https://doi.org/10.17116/dokgastro20176126-30

Авторы:

Данилов Д.В.

ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» Управления делами Президента РФ, кафедра хирургии с курсом эндоскопии, Москва, Россия

Все авторы (3)

На сегодняшний день во всем мире отмечается рост гастроэнтерологических заболеваний, а гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) занимает одну из лидирующих позиций. Клинические и эндоскопические признаки данного заболевания выявляются у 8—25% населения [1]. Являясь по своей сути достаточно хорошо изученным кислотозависимым заболеванием, требующим приема ингибиторов протонной помпы (ИПП), его лечение представляет определенные сложности [2, 3]. В настоящее время уделяется повышенное внимание патогенезу ГЭРБ, механизмам его прогрессирования, а также формированию рефрактерной формы ГЭРБ. Повреждение слизистой оболочки пищевода (СОП) происходит содержащимися в рефлюктате соляной кислотой, пепсином, желчными кислотами, а многолетнее течение данного заболевания повышает риск развития метапластических и диспластических изменений СОП с формированием пищевода Барретта [4]. В связи с этим пациенты с плохоконтролируемым, постоянно прогрессирующий течением заболевания составляют группу повышенного риска по развитию аденокарциномы. В связи с вышесказанным лечение должно быть направленно на снижение количества рефлюксов и повреждающих свойств рефлюктата, а также улучшение пищеводного клиренса и защиту СОП [5]. Однако, несмотря на очень бурное развитие фармакологии и широкий спектр представленных на рынке препаратов, альтернативы ИПП нет, а выбор конкретного препарата должен базироваться на его максимальной эффективности [6].

Цель исследования: оценить эффективность курсовой и поддерживающей терапии эрозивных рефлюкс-эзофагитов декслансопразолом у пациентов с «кислым» характером рефлюкса.

Материал и метод

На первом этапе в результате эндоскопического обследования у 214 пациентов выявлен эрозивный эзофагит, что являлось критерием включения в исследование. Эндоскопическое исследование проводилось на видеосистеме Olуmpus Exera II (Япония). Всем пациентам выполнена биопсия СОП для морфологического и иммуногистохимического (ИГХ) исследования. В результате отобраны 115 пациентов, у которых при ИГХ не обнаружена персистенция вирусов герпетической группы. Затем всем 115 пациентам выполнена 24-часовая рН-импедансометрия, в работе использовался амбулаторный рН-импеданс рекордер Ohmega MMS (Нидерланды) и система для клинических исследований Solar GI MMS (Нидерланды). В результате выделена группа больных с «кислым» рефлюксом, состоящая из 67 пациентов, средний возраст которых составил 54,3±16,4 года, среди которых мужчин было 45, женщин — 22.

Для оценки эффективности основного курса лечения и поддерживающей терапии препаратом декслансопразол пациенты были разделены на две группы: в основную группу (ОГ) вошли 34 пациента, принимавших декслансопразол в дозе 60 мг 1 раз в сутки вне зависимости от приема пищи в течение 8 нед (56 дней); в контрольную (КГ) — 33 пациента, принимавших омепразол в дозе 20 мг 2 раз в сутки за 30 мин до еды в течение того же срока в качестве основного курса лечения. Далее, по истечении срока основного курса терапии и при полной эпителизации эрозий СОП пациенты переводились на поддерживающую терапию: больные ОГ получали декслансопразол в дозе 30 мг 1 раз в сутки вне зависимости от приема пищи, пациенты КГ — омепразол в дозе 20 мг 1 раз в сутки за 30 мин до еды. Длительность поддерживающей терапии составляла 8 нед (56 дней). Оценка эндоскопической картины проводилась на 28-й и 56-й дни основного курса лечения и поддерживающей терапии с использованием классификации Savary—Miller.

Результаты и обсуждение

У пациентов имелись эндоскопические признаки эрозивного эзофагита различной степени тяжести, что являлось одним из критериев включения в исследование. За основу оценки степени эрозивного эзофагита взята классификация Savary—Miller. Результаты эндоскопического исследования представлены в табл. 1.

Таблица 1. Выявляемость различных степеней эрозивного эзофагита по классификации Savary—Miller (n=67)

Согласно результатам эндоскопического исследования, наиболее распространенной является I степень эрозивного эзофагита, которая выявляется у 41,8% пациентов, II степень — у 31,3% больных, III степень эрозивного эзофагита имелась у 14,9% пациентов. Реже всего встречалась IV степень, которая присутствовала у 11,9% пациентов. Таким образом, у большинства пациентов имеются нетяжелые формы эрозивного эзофагита (см. табл. 1).

Всем пациентам проведена 24-часовая рН-импедансометрия для выявления характера рефлюкса (табл. 2).

Таблица 2. Результаты 24-часовой рН-импедансометрии (n=67)

Клиническая группа составлена на основании данных 24-часовой рН-импедансометрии (см. табл. 2). Из 67 включенных в исследование пациентов выявлено значительное количество кислых (79,3±11,8) и слабокислых (68,5±12,5) рефлюксов, что свидетельствует о «кислом» характере рефлюкса.

Основная терапия

Оценка динамики клинической картины. На момент начала терапии характер жалоб сопоставим в обеих группах (табл. 3). Наиболее распространенными являются изжога, отрыжка воздухом и регургитация у 76,5, 58,8 и 47,1% пациентов исследуемой группы соответственно. Кислый привкус во рту и дисфагия присутствовали у 26,5 и 20,6% пациентов О.Г. Наименее распространенными были одинофагия и чувство комка в горле, которые имели место у 11,8 и 8,8% пациентов соответственно. Стоит отметить, что в КГ у 1 (3%) пациента имелись жалобы на горечь во рту, тогда как в ОГ такие жалобы отсутствовали.

Таблица 3. Сравнение динамики клинической картины, абс. (%) Примечание. Здесь и в табл. 4: * — достоверно при сравнении начала и 28-го дня лечения, ** — достоверно при сравнении показателей 28-го и 56-го дней лечения, *** — достоверно при сравнении между группами на 28-й день лечения, 4* — достоверно при сравнении с КГ на 56-й день лечения, + — достоверно при сравнении показателей начала и 56-го дня лечения.

К 28-му дню курсового лечения отмечена положительная динамика клинических проявлений. Отмечено статистически достоверное (р<0,05) снижение по сравнению с таковыми показателями до лечения у пациентов, испытывающих изжогу (11,8%), отрыжку воздухом (29,4%), кислый привкус во рту (5,9%) и дисфагию (2,9%). При этом количество пациентов с изжогой достоверно (р<0,05) ниже, чем в К.Г. Помимо этого, регургитация, одинофагия и ощущение кома в горле выявлялись у меньшего числа пациентов, но достоверных отличий отмечено не было (р>0,05).

Дальнейший прием препарата в обследуемой группе к 56-му дню привел к полному исчезновению таких симптомов, как кислый привкус во рту, дисфагия, одинофагия и изжога, что достоверно (р<0,05) по сравнению с показателями до начала лечения. При этом изжога на 56-й день встречалась достоверно (р<0,05) реже, чем в К.Г. Отрыжка присутствовала у меньшего (р<0,05) количества пациентов, чем в К.Г. За время курса основного лечения нежелательных эффектов в ОГ и КГ отмечено не было.

Динамика результатов эндоскопического исследования. До начала лечения среди пациентов обследуемой группы наиболее распространенной была I степень эрозивного эзофагита, которая встречалась у 41,2% пациентов (табл. 4). Наименьшим было число эзофагитов IV степени, представляющие собой язвы пищевода без диспластических изменений по результатам морфологического исследования, которые выявлялись у 11,8% пациентов.

Таблица 4. Динамика результатов эндоскопического исследования, абс. (%)

Результаты проведенного на 28-й день лечения эндоскопического исследования показали, что у 79,4% пациентов ОГ удалось добиться полной эпителизации дефектов СОП, что достоверно больше (р<0,05), чем в К.Г. Количество пациентов с эрозивным эзофагитом IV степени снизилось, но достоверных различий выявить не удалось (р>0,05).

На момент завершения основной терапии (56-й день) в обследуемой группе 100% пациентов не имели эндоскопических признаков эрозивного эзофагита, тогда как в КГ этот показатель находился на уровне 78,8%, различия были достоверны (р<0,05). В КГ к 56-му дню основного курса лечения у 7 (21,2%) пациентов сохранялись эрозивно-язвенные поражения СОП, что потребовало продолжения курсового лечения еще на 28 дней. К следующему визиту (84-й день) у всех пациентов КГ произошла эпителизация эрозий и рубцевание язв.

Поддерживающая терапия

Динамика клинической картины. В ходе поддерживающей терапии среди пациентов обследуемой группы рецидивов жалоб не отмечено (табл. 5). К 28-му дню в ОГ отмечено исчезновение жалобы на ощущение комка в горле, тогда как в КГ она сохранялась у 1 (3%) пациента и не исчезла вплоть до конца поддерживающей терапии. Количество пациентов с жалобами на регургитацию и отрыжку снизилось до 8,8 и 5,9% соответственно. В КГ у 12,1% пациентов вплоть до конца поддерживающей терапии сохранялись эпизоды изжоги. В конце поддерживающей терапии в ОГ сохранялись жалобы на отрыжку и регургитацию в равном количестве (5,9% пациентов), но интенсивность их была минимальной.

Таблица 5. Динамика клинической картины, абс. (%)

Переносимость препарата в ходе поддерживающей терапии была отличной.

Динамика результатов эндоскопического исследования. Учитывая, что за курс основной терапии в обеих группах удалось добиться полной эпителизации эрозий и рубцевание язв пищевода, у всех пациентов эндоскопическая картина была разделена на неизмененную слизистую оболочку и катаральный эзофагит (табл. 6).

Таблица 6. Динамика результатов эндоскопического исследования (n=67) Примечание. * — достоверно при сравнении показателей в ОГна момент начала поддерживающей терапии (р<0,05), ** — достоверно при сравнении с КГ на момент начала поддерживающей терапии (р<0,05), *** — достоверно при сравнении показателей в ОГ к 28-му дню поддерживающей терапии (р<0,05), 4* — достоверно при сравнении с КГ на 28-й день поддерживающей терапии (р<0,05), + — достоверно при сравнении показателей в ОГ на 56-й день поддерживающей терапии (р<0,05), ++ — достоверно при сравнении с КГ на 56-й день поддерживающей терапии (р<0,05).

Исходно в ОГ на момент начала поддерживающей терапии 82,4% пациентов не имели признаков воспаления слизистой оболочки нижней трети пищевода, в то время как в КГ только 42,4% пациентов (р<0,05). К 28-му дню доля пациентов с неизмененной СОП возросла до 97,1%, что достоверно превышает показатель в КГ (р<0,05). Завершая поддерживающую терапию, 100% пациентов исследуемой группы при ЭГДС не имели признаков воспаления, что также достоверно (р<0,05) превышает количество пациентов К.Г. Рецидивов эрозий в обеих подгруппах отмечено не было.

Выводы

Декслансопразол в дозе 60 мг показал свою эффективность и безопасность в лечении эрозивной формы ГЭРБ. Результаты исследования сравнительной эффективности показали, что к 56-му дню курсового лечения у 100% пациентов происходит эпителизация дефектов СОП и исчезновение основного симптома, снижающего качество жизни — изжоги. Для поддерживающей терапии дозировка 30 мг является достаточной и не ведет к рецидиву эрозивно-язвенных поражений СОП и симптоматики. Прием препарата 1 раз в день независимо от приема пищи отмечен пациентами, как удобный, что ведет к высокой приверженности лечению.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail