Энгманн Б.

Фешклиник Брендис, Брендис, Германия

Косенко О.Н.

Ульмский университет, Институт истории, теории и этики медицины, Ульм, Германия

Вклад П.Э. Флексига в российско-немецкое научное сотрудничество в области неврологии и психиатрии

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2020;120(1): 78‑82

Просмотров : 771

Загрузок : 20

Как цитировать

Энгманн Б., Косенко О.Н. Вклад П.Э. Флексига в российско-немецкое научное сотрудничество в области неврологии и психиатрии. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2020;120(1):78‑82.
Engmann B, Kosenko ON. P.E. Flechsig’s contribution to a Russian-German scientific exchange in the fields of neuropathology and psychiatry. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2020;120(1):78‑82. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/jnevro202012001178

Авторы:

Энгманн Б.

Фешклиник Брендис, Брендис, Германия

Все авторы (2)

Немецкий психиатр и невролог Пауль Эмиль Флексиг (редкое написание Флехсиг, 1847—1929 гг.), является одним из наиболее выдающихся ученых, занимавшихся исследованием головного мозга в XIX веке. Его роль в российско-немецком научном сотрудничестве остается мало изученной. Тем не менее в его клинике при Лейпцигском университете стажировались известные российские невропатологи и психиатры. Цель статьи — на нескольких примерах раскрыть вклад Флексига в становлении научного сотрудничества российских и немецких специалистов.

Основанием для настоящей статьи послужило создание биобиблиографического словаря о 357 врачах, специализировавшихся в области психиатрии и неврологии, которые в XIX веке посредством публикаций, стажировок и занятию руководящих должностей в Германии и России способствовали российско-немецкому научному сотрудничеству. Биографические данные, использованные в статье и не оговоренные ссылками на источник, взяты из указанного словаря [1].

Данный биобиблиографический словарь стал результатом работы в рамках проекта Саксонской академии наук при сотрудничестве Института истории медицины и естественных наук им. Карла Зудхофа Лейпцигского университета «Российско-немецкие научные связи в области химии, фармации и медицины в XIX веке». При работе над словарем были использованы: Всемирная биографическая информационная система (World Biographical Information System — WBIS), а также научные и медицинские журналы XIX века и историческая литература, относящаяся к теме проекта. Были использованы также источники из Лейпцигского университетского архива, Лейпцигского городского исторического музея и Лейпцигского городского архива. Личный фонд П. Флексига обнаружить, к сожалению, не удалось. Документы Лейпцигской университетской психиатрической клиники, среди которых должна была иметься переписка с российскими учеными, была уничтожена во время войны.

Пауль Эмиль Флексиг (Флехсиг) родился 29 июня 1847 г. в Цвиккау (Саксония). С 1865 по 1870 г. он учился в Лейпцигском университете, в год окончания которого защитил диссертацию о сифилитическом менингите. Во время франко-прусской войны 1870—1871 гг. он служил военным фельдшером. Вернувшись с войны, П. Флексиг был определен ассистентом Э.Л. Вагнера (1829—1888) в поликлинике и патологическом институте Лейпцигского университета. По инициативе Вагнера П. Флексиг подготовил реферат о научной работе Т.Г. Мейнерта (1833—1892) о мозге млекопитающих [2]. Очевидно, это пробудило его дальнейший интерес к исследованию анатомии мозга. Спустя некоторое время он обнаружил различия в развитии мозгового вещества определенных участков головного мозга новорожденных. Уже в 1872 г. П. Флексиг представил эти результаты в своем докладе, который привлек много внимания. Ему удалось доказать, что массовый приток клеток с частицами жира в мозге новорожденных является не воспалением мозга, как это прежде считалось, а нормальным этапом в формировании миелиновой оболочки. После этого доклада физиолог К. Людвиг предложил П. Флексигу работу в своем физиологическом институте, в котором П. Флексиг в 1873 г. возглавил гистологическое отделение [3—5]. В 1875 г. П. Флексиг защитил диссертацию в Лейпцигском университете по теме «Волокна в головном и спинном мозге человека», которая давала ему право на занятие профессорской должности (так называемая хабилитация, соответствующая российской докторской диссертации) [6]. В этой работе он впервые описал ход пирамидных путей [3]. В 1877 г. П. Флексиг стал экстраординарным профессором психиатрии в Лейпцигском университете, в 1884 г. — ординарным профессором. До этого времени кафедра психиатрии после ухода И. Хайнрота оставалась свободной. В 1882 г. Флексиг был также назначен первым директором вновь открытой Лейпцигской университетской психиатрической клиники, которая в 1906 г. была расширена и стала именоваться психиатрической и неврологической клиникой [7] (см. рисунок).

Пауль Эмиль Флексиг во время лекции в аудитории клиники психиатрии и нервных болезней Лейпцигского университета в 1905 г. Источник: Музей истории города Лейпцига.

Флексиг был лично знаком с российскими физиологами И.П. Павловым, А.А. Шмидтом и И.Ф. Ционом [5]. С 1884 по 1894 г. в клинике Флексига стажировались российские невропатологи и психиатры В.Ф. Чиж (в 1884 г.), В.М. Бехтерев (в 1884 и 1885 гг.), Л.О. Даркшевич (в 1884 г.), Н.М. Попов (в 1886 г.), В.И. Яковенко (в 1888 г.), Л.В. Блюменау (в 1889 г.), А.Е. Щербак (в 1891—1894 гг.) и М.Н. Попов (в 1894 г.). П. Флексиг также состоял в контакте с российскими учеными других медицинских направлений, которые стажировались в его клинике: ветеринарным анатомом А.Ф. Климовым из Казани и О.В. Леоновой из Санкт-Петербурга, которая написала работу о локализации мозговых функций — эта тема была сродни направлению работы П. Флексига [8].

В связи с деятельностью П. Флексига следует упомянуть также Э. Крепелина, известного в России и по сей день. С февраля по июнь 1882 г. он работал первым ассистентом в клинике для душевнобольных при институте П. Флексига, в которой создал лабораторию экспериментальной психологии. Но вскоре уволился по причине личных расхождений [9]. Даже годы спустя П. Флексиг продолжал отзываться негативно о разработанной его учеником классификации психических болезней, которая принесла ему мировую известность: «Самое слабое [что было достигнуто] в этой области… среди новичков было, пожалуй, создано Крепелином» [10].

С 1894 по 1895 г. П. Флексиг был также ректором Лейпцигского университета. В 1920 г. он вышел на пенсию. Его должность занял О. Бумке. П. Флексиг умер 22 июля 1929 г. в Лейпциге.

Деятельность Флексига была отмечена многочисленными почестями как в России, так и заграницей. В частности, в 1903 г. он был избран почетным членом Юрьевского университета (Дорпат, сейчас Тарту) [5, 11]. В связи с его 25-летним юбилеем в должности ординарного профессора был издан юбилейный сборник, в создании которого участвовали также его бывшие российские ученики: В.М. Бехтерев, статьей которого открывался сборник [12], В.Ф. Чиж и А.Е. Щербак. Последний отдал должное заслугам Флексига, который «чудесным образом» способствовал развитию анатомии и физиологии мозга [14]. В 1928 г., через несколько месяцев после смерти, Флексига избрали почетным членом Лениградской государственной психоневрологической академии Наркомпроса РСФСР, возглавляемой В.М. Бехтеревым [11].

П. Флексиг опубликовал много статей по анатомии мозга, прежде всего о строении нервных путей [15]. Об этом свидетельствуют находящиеся до сих пор в употреблении синонимы анатомических структур, таких как, например, овальное поле Флексига (fasciculus septomarginalis) и пучок Флексига (tractus spinocerebellaris posterior/dorsalis).

В области психиатрии он также стремился изучить основы мозговой анатомии всех душевных явлений. Это отражают многочисленные выступления и публикации П. Флексига. Его лекция по случаю вступления в профессорскую должность в марте 1882 г. называлась «Физические основы душевных расстройств» [4]. В речи, произнесенной при вступлении в должность ректора в день реформации 1894 г. с кафедры Лейпцигской университетской церкви, он сформулировал это стремление еще более отчетливо [16], что вызвало критику со стороны теологического факультета. К. Людвиг призвал П. Флексига к осторожности [5]. Речь получила широкое распространение и была вскоре переведена на русский язык. Она способствовала его известности в России [4, 17]. Эта, а также другая речь по случаю дня рождения короля Саксонии Альберта являются единственными рукописями П. Флексига, переведенными на русский язык при его жизни [18, 19]. Король Альберт, должно быть, очень интересовался исследованиями П. Флексига и спросил его на одном из званых обедов: «Сколько километров составляют проводящие пути головного мозга?» [5].

Одним из учеников П. Флексига считается В.М. Бехтерев (1857—1927), который стажировался в Лейпциге в 1884—1885 гг. после защиты докторской диссертации в Санкт-Петербургской военно-медицинской академии. Перед этим В.М. Бехтерев работал полтора месяца в Берлине в клиниках психиатров и невропатологов К. Вестфаля и Э. Менделя, а также физиологов Э.Г. Дюбуа-Реймона и К.Г. Кронекера.

Во время стажировки В.М. Бехтерева в Лейпциге П. Флексиг сделал заметку: «Здесь поистине прирожденный исследователь […] начал свою славную научную деятельность» (пер. с нем.) [5]. В.М. Бехтерев также высказал П. Флексигу, которого он считал своим учителем, должное уважение: «Несколько месяцев, проведенных мною в Лейпциге у творца этого метода проф. Флексига, дали мне богатую научную жатву» [20]. Кроме того, он научился у Флексига новому «эмбриологическому методу», т. е. изображению нервных путей в различные отрезки времени индивидуального развития, чтобы на основе протекания миелинизации проследить функциональные связи [20].

В Лейпциге В.М. Бехтерев работал не только у П. Флексига, но также в психологической лаборатории В.М. Вундта и в психологическом институте у К. Людвига и Ю. Гауле. Как минимум в девяти оригинальных статьх, опубликованных в немецком Центральном журнале неврологии (Neurologisches Centralblatt) и во «Враче», он ссылался на результаты своей работы в «лаборатории профессора Флексига в Лейпциге». Эти статьи были посвящены вопросам строения спинного мозга, анатомии областей ядра мозга, ретикулярной формации (formatio reticularis) и связанными с ними физиологическими аспектами. В.М. Бехтерев смог в этих работах впервые описать центральный покрышечный путь (tractus tegmentalis centralis). Открытие верхнего вестибулярного ядра (nc. vestibularis superior), которое также называется ядром Бехтерева, также относится к лейпцигскому периоду [5]. Эти результаты свидетельствуют о том, что В.М. Бехтерев работал у П. Флексига не просто в качестве ученика или практиканта, но проводил самостоятельные исследования. Кроме того, В.М. Бехтерев принимал участие в заседаниях Берлинского медицинско-физиологического общества в июле 1884 г. и в годовом собрании Общества немецких психиатров в Лейпциге в сентябре 1884 г.

После короткого, но плодотворного творческого периода в Лейпциге В.М. Бехтерев направился работать в Париж к Ж.-М. Шарко, после чего снова вернулся в Лейпциг. На летний семестр 1885 г. он записался на психофизиологический семинар Вундта. Впоследствии Вундт неоднократно цитировал в одном из изданий своего в 1874 г. опубликованного учебника «Основы физиологической психологии» работы своего прежнего «ученика» В.М. Бехтерева. [21]. Эти работы касались происхождения слуховых нервов, анатомии мозжечка и продолговатого мозга, которые В.М. Бехтерев опубликовал в немецких научных журналах в 1887 г. Во время своего второго пребывания в Лейпциге В.М. Бехтерев также ознакомился с лечебными учреждениями для душевнобольных. Он посетил нейропсихиатрическую клинику под руководством Э. Гитцига в Галле, а также колонию для душевнобольных под Лейпцигом [20]. Хотя В.М. Бехтерев не указывает точное местонахождение, речь могла идти только о колонии в Альт-Шербице. Это лечебное учреждение пользовалось известностью и положительной репутацией. Другая лечебница для душевнобольных, расположенная неподалеку от Лейпцига, в Дезене, была создана лишь к началу XX века. Непосредственно перед своим возвращением в Россию он оправился в Мюнхен к Б.А. фон Гуддену и в Вену к Т.Г. Мейнерту. В 1885 г. В.М. Бехтерев вернулся на родину, где был избран профессором и заведующим кафедрой психиатрии Казанского университета.

Одна из самых известных работ В.М. Бехтерева «Проводящие пути спинного и головного мозга», в которой оказались соединены результаты его нейроанатомических и физиологических исследований, была опубликована в Казани в 1893 г. Ее немецкий перевод появился уже в следующем году [22]. Немецкий невролог Л.Я. Ласк, который в 1936 г. эмигрировал в СССР и впоследствии жил в Севастополе, так отозвался об этой работе: Бехтерев «предложил набросок структуры центральной нервной системы, которую в это время вряд ли можно изобразить более подробно» [23]. Книга была посвящена Флексигу с чувствами «глубочайшего уважения». В предисловии он указал, что продолжение исследований по изученному в Лейпциге научному методу (см. выше), позволило ему создать этот труд. Кроме метода П. Флексига, он здесь же ссылается на «сравнительный анатомический метод», по Мейнерту, метод «торможения развития», по фон Гуддену, и метод окраски гематоксилином, по Вейгерту, которые он применял во время своих исследований, что тем самым является отголоском его плодотворной командировки в 1884—1885 гг. Относительно анатомического определения психических функций существовали определенные параллели в исследованиях П. Флексига и В.М. Бехтерева. В связи с опережающим развитием продолговатого мозга по сравнению с конечным мозгом Флексиг предполагал, что продолговатый мозг отвечает за физиологические инстинкты и чувство неудовольствия, вызванные рефлекторным раздражением [24]. Еще два десятилетия назад до этого предположения В.М. Бехтерев писал, что в индивидуальном развитии функция нервов зависит от поступательного развития мозгового вещества, что влияет на локализацию сознания: у новорожденных местом локализации является спинной мозг и подкорковые узлы, после чего оно перемещается в конечный мозг [25].

Приведенные в данной статье факты свидетельствуют о том, что многие известные российские неврологи и психиатры стажировались в конце XIX века в Лейпциге в клинике психиатра П. Флексига, который был широко известен как ученый, поставивший себе целью объяснить психические феномены с помощью изучения мозговых структур. Его по праву можно считать одним из представителей ведущего в то время соматического направления в психиатрии. П. Флексиг оставался верен этому направлению до конца своей жизни [26]. Нозологию Крепелина, которая с начала столетия начала свое победное шествие, он отвергал. Таким образом можно заключить, что «психиатрия мозга» в Лейпциге еще держала свой бастион, в то время как в других местах она была вытеснена клинической концепцией Э. Крепелина. Неоспоримыми, однако, являются заслуги П. Флексига в области нейроанатомии. «Миелиновое учение» П. Флексига, которое выявило различные стадии в мозговых структурах индивидуального развития, подразумевало предположение, что оно отображает развитие умственных способностей человека во времени. В этом отношении как В.М. Бехтерев, так и П. Флексиг едины в своих предположениях о динамичной локализации высших психических функций, находящихся в зависимости от степени развития мозга. Не случаен в этом отношении дальнейший интерес В.М. Бехтерева к детской неврологии, которая повлияла на развитие его учения о рефлексах [27].

Российские врачи не просто работали в качестве ассистентов [7] или стажеров, но проводили в клинике П. Флексига самостоятельные исследования, которые повлияли на их дальнейшую научную работу. Важным являлось изучение новых исследовательских методов, как это видно на примере В.М. Бехтерева: как раз изучение современных в то время гистологических методов исследования послужило основой его успешной дальнейшей научной деятельности в России. Некоторые из врачей остались впоследствии верны научному направлению, которым они начали заниматься во время своих стажировок в Лейпциге. В.М. Бехтерев и Л.О. Даркшевич добились международного признания своими нейроанатомическими работами. Со времени своей работы в Лейпциге В.Ф. Чиж продолжал заниматься исследованиями в психофизиологическом направлении.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Энгманн Б. — https://orcid.org/0000-0001-7377-3037; е-mail: oa.engmann@fachklinikum-brandis.de

Косенко О.Н. — https://orcid.org/0000-0003-4859-826X; е-mail: oxana.kosenko@uni-ulm.de

Автор, ответственный за переписку: Энгманн Б. — е-mail: oa.engmann@fachklinikum-brandis.de

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail