О создателе уральской школы неврологов и нейрохирургов Давиде Григорьевиче Шефере

Авторы:
  • Р. Г. Образцова
Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014;114(9): 77-80
Просмотрено: 50 Скачано: 30

Необычность и многогранность личности Д.Г. Шефера мне удалось почувствовать еще в подростковом возрасте, когда в 1943 г. я впервые увидела его в одном их свердловских военных госпиталей, где служила моя мама. Она была военным врачом и вернулась с фронта в Свердловск после двух тяжелых контузий головного мозга и поскольку какое-то время у нас не было своего жилья, я жила в ординаторской ее отделения и в течение дня тесно общалась не только с медицинским персоналом, но и с ранеными. Однажды, придя из школы, в вестибюле госпиталя я увидела очень необычного человека, сопровождаемого толпой врачей. Он был невысокого роста, чрезвычайно подвижным, шел быстро, размахивая руками, и громко говорил сразу как бы со всеми. Мне показалось, что окружающие были необыкновенно рады общению с ним. Больше всего меня поразило его одухотворенное лицо и излучаемый его глазами особый свет ума, доброты и обаяния. Очарованная этим человеком, я пошла вместе с группой врачей, которые сказали, что это консультант-невропатолог - проф. Д.Г. Шефер. Я вошла со всеми в отделение и это дало мне возможность присутствовать на профессорском консультативном обходе. Несмотря на большое число больных, профессор был неизменно внимателен ко всем и очень доброжелателен. Более того, успевал делать очень меткие и шутливые замечания как в адрес врачей, так и раненых. Он заметил и меня и поинтересовался, хочу ли я стать врачом. Встреча с Д.Г. Шефером, как мне кажется, стала для меня судьбоносной, и когда пришло время решать вопрос о выборе профессии, я его уверенно сделала в пользу медицины, более того - в пользу неврологии.

В правильности этого выбора я убедилась и во время учебы в свердловском медицинском институте, где со II курса посещала студенческий научный кружок при кафед­ре нервных болезней, руководителем которого долгие годы был сам Д.Г. Шефер.

Д.Г. Шефер родился 1 декабря 1898 г. в Киевской губернии, откуда его семья вскоре переехала в Астрахань. В 1917 г., окончив гимназию с серебряной медалью, он поступил на медицинский факультет Саратовского университета. Но гражданская война прервала учебу. Как студент-медик он был мобилизован в Красную Армию, назначен начальником прививочного отряда и отправлен на Царицынский фронт для проведения профилактических прививок красноармейцам против брюшного тифа. По окончании войны Давид Григорьевич вернулся в Саратовский университет, где продолжил учебу, совмещая ее с работой фельдшером. В июне 1922 г. он получил диплом врача и был направлен в Астрахань.

Работая врачом Астраханского губернского комитета помощи инвалидам, он одновременно прошел ординатуру в клинике нервных болезней Астраханского медицинского института. В 1925 г. Давид Григорьевич Шефер переехал в Ростов-на-Дону, где стал работать невропатологом городской поликлиники и одновременно экстерном (без оплаты) вел больных в клинике нервных болезней и нейрохирургии, руководимой в то время проф. П.И. Эмдиным. Позже он стал аспирантом на этой кафедре. Профессора П.И. Эмдина он всегда с гордостью называл своим учителем. В 1935 г. Д.Г. Шефер защитил докторскую диссертацию «Рентгеновы лучи и центральная нервная система», которая впоследствии была опубликована в виде монографии.

Проф. П.И. Эмдин рекомендовал Д.Г. Шефера на должность заведующего кафедрой нервных болезней Свердловского медицинского института (которая в то время стала вакантной), и в 1937 г. он был избран на эту должность. Кафедрой Свердловского медицинского института Д.Г. Шефер руководил 36 лет. За эти годы благодаря неиссякаемой энергии этого уникального человека и его многосторонней деятельности была создана Свердловская (Екатеринбургская) школа неврологов и нейрохирургов. Кафедра нервных болезней была превращена в кафедру нервных болезней и нейрохирургии. Под его руководством было защищено 59 кандидатских и 20 докторских диссертаций, опубликовано 6 монографий, 6 сборников трудов сотрудников и более 300 научных трудов. 12 его учеников стали руководителями кафедр нервных болезней в разных городах России, Украины, Казахстана. Им был создан Свердловский областной нейрохирургический центр.

Д.Г. Шефер многие годы был членом Правления Всесоюзного общества невропатологов и психиатров, а также Всесоюзного общества нейрохирургов.

Заслуги Д.Г. Шефера были отмечены рядом государственных наград: четырьмя орденами - орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Отечественной войны и орденом Красной Звезды и девятью медалями. В 1962 г. ему было присвоено почетное звание Заслуженного деятеля науки.

Жизнь и деятельность Д.Г. Шефера является яркой страницей отечественной неврологии и нейрохирургии, а его имя - гордостью Свердловской (Екатеринбургской) неврологической школы.

Сказанное выше дает нам основание остановиться более подробно на двух основных направлениях его многогранной деятельности: работе с молодежью (студентами и молодыми врачами) и научных исследованиях.

Если говорить о первом направлении, то с полным основанием можно сказать, что природа наградила его особым талантом Учителя, который, обучая, воспитывает. И здесь уместно вспомнить слова А. Сент-Экзюпери: «Создает человека воспитание».

Большое значение в профессиональном обучении имели его необыкновенные лекции для студентов и доклады на научных заседаниях разного уровня - от местных конференций врачей до международных конгрессов. Они неизменно привлекали к себе слушателей не только содержанием, но яркой незабываемой формой изложения. Не менее запоминающимися были обходы и консультации больных, клинические разборы, заседания студенческих кружков, беседы с клиническими ординаторами и даже зачеты в студенческих группах. Остается только удивляться, как на все эти мероприятия у нашего Учителя хватало времени и сил, а ведь он был одним из самых аккуратных членов и Ученого совета медицинского института и председателем Ученого совета по защите диссертаций в области невропатологии.

При всей своей загруженности он всем сферам своей деятельности уделял максимальное внимание. Например, он всегда заранее готовился к любой лекции и особенно к подбору больных для демонстрации, стараясь, чтобы соответствующий случай предельно четко и ярко отражал тему лекции.

Во время лекций он не мог долго оставаться за кафед­рой и иногда ходил по аудитории, мало писал на доске и очень редко рисовал схемы, предпочитая использовать таблицы, выполненные художником; двухчасовые лекции он читал без перерыва. Изложение материала лекции и демонстрация больных всегда отличались глубиной, простотой, четкостью и ясностью, а форма изложения была не просто выразительной, ее можно назвать темпераментной. Очень запоминающимися были мимика и жестикуляции во время всей лекции (см. рисунок).

Рисунок 1. Непревзойденный лектор Д.Г. Шефер.
Вспоминается, как на одной из своих любимых лекций по двигательной сфере, рассказывая об экстрапирамидной системе, со словами «я милого узнаю по походке» Давид Григорьевич демонстрировал на себе самом особенности синкинезии рук разных типов людей. Это было очень наглядно и выразительно, поэтому и запомнилось надолго.

Ученики Д.Г. Шефера, рассказывая о его лекторском таланте, нередко использовали слово «артистизм» и даже иногда сравнивали его выступления с мастерством того или иного известного актера.

Благодаря своему лекционному мастерству Д.Г. Шефер был кумиром студентов всех поколений. Об этом свидетельствует и необычная для студенческих лекций пронзительная тишина в аудитории, которая могла сменяться неудержимым смехом во время сказанной лектором веселой и всегда уместной шутки, которая с успехом заменяла перерыв.

Его ораторским искусством восхищались не только студенты и молодые врачи, но и коллеги - ученые, что сделало его популярным среди отечественных неврологов и нейрохирургов. Едва Д.Г. Шефер вставал с места и шел к микрофону, в зале возникали оживление и добрые улыбки, поскольку все знали, что их ждет выступление, отличающееся искрометным юмором, внешней выразительностью и эмоциональным накалом. Каждое его выступление заканчивалось аплодисментами.

Сказанное выше уместно дополнить воспоминанием А.М. Вейна: «Давид Григорьевич был всегда ярок, активен, наступателен, остроумен. Незаурядные знания он облекал в достойную, понятную, живую форму. Все окрашивалось обаянием его личности. Вероятно, он и сам это чувствовал, полно сознавая свою способность на нашем неврологическом горизонте. Знал свою «нишу» и сознательно поддерживал свой имидж. Конечно, съезды, конференции, семинары - это наши праздники. А между ними работа в клинике, лечение больных, обучение студентов. Первенствовать на таких праздниках Давиду Григорьевичу позволял ежедневный титанический труд. Думаю, что неврология Урала, ее восхождение на лидерские позиции в России обязана его таланту, организационным способностям, неравнодушию. Не понаслышке знаю, как высока его популярность как врача. Какой он был прекрасный нейрохирург!».

Можно многое было сказать об особенностях еженедельных обходов Д.Г. Шефером больных клиники, на которых он учил очень важному элементу врачебной деятельности - умению общаться с больным. Помимо того, что было уже сказано выше, хотелось бы обратить внимание не на то, что он повседневно учил нас, а на его особое уважение к пациенту. Например, когда на одном из обходов молодой лечащий врач обратился к своему пациенту среднего возраста на «ты», лицо профессора стало суровым, он спокойно продолжил обсуждение, но по окончании обхода при всех сказал: «Со всеми больными старше 16 лет Вы должны обращаться только на Вы». Можно быть уверенным в том, что сказанная спокойно, но с особым выразительным оттенком голоса, эта фраза Д.Г. Шефера всем присутствующим запомнилась навсегда.

Будучи человеком разносторонне образованным, любителем и знатоком музыки и искусства, иногда во время обхода Д.Г. Шефер мог спросить врача или пациента о новых книге или спектакле в театре и всегда искренне огорчался, услышав отрицательный ответ. И, наконец, нельзя не сказать о том, что у него была удивительная зрительная память, поэтому он запоминал отсутствовавших на том или ином клиническом мероприятии, а это грозило вызовом «на ковер», где приходилось выслушивать справедливый выговор.

Участие в съездах и конференциях Д.Г. Шефер считал важной формой учебы и повышения профессиональной квалификации, особенно для молодых специалистов. Поэтому он старался на любые конференции и съезды взять с собой возможно больше сотрудников и мы всегда были благодарны ему за это. Больше всего мне запомнилась конференция нейрохирургов Западной Сибири и Урала, проходившая в Новосибирске в 1964 г. Как обычно, на региональную конференцию собрались нейрохирурги из всех регионов России и ближнего зарубежья. Программа конференции была интересной и насыщенной, работали ежедневно с 10 ч утра до 6 ч вечера. Но эта конференция запомнилась не только своим научным содержанием, но и возможностью узнать оценку работы нашей кафедры, роль и место проводимых на ней исследований в отечественной и мировой неврологии и нейрохирургии, убедиться, насколько высок авторитет Д.Г. Шефера среди коллег. Один из дней этой конференции был самым «праздничным», потому что состоялось сразу 3 наших удачных доклада и самое важное - рождение желанной внучки Давида Григорьевича. Мы все сопереживали и очень радовались этому событию. На следующий день был организован приятный, домашнего типа банкет, без большого официоза, где мы были все вместе с нашим любимым, счастливым Учителем, окружая его своим теплом, нежностью и заботой. С банкета в гостиницу шли пешком по спокойному ночному Новосибирску небольшими группами. Нас догнал акад. РАМН В.М. Угрюмов, интеллигентный, добрый человек, возглавлявший в то время Нейрохирургический институт им. Поленова в Ленинграде. Он стал рассказывать о новых направлениях в науке, которые начал в поленовском институте и вдруг неожиданно замолчал, затем заговорил совсем другим голосом. «А вы - свердловчане с вашим любимым шефом - молодцы, многого достигли в нейрохирургии и неврологии. Это - здорово! И я - столичный ученый, имеющий все, белой завистью завидую Давиду Григорьевичу в том, что вы - ученики и сотрудники, так чтите и любите его.

У меня такого не было ни в Москве, ни в Ленинграде, хотя я работал и работаю с хорошими людьми». Я была удивлена, поскольку В.М. Угрюмов поражал всех своей содержательностью и деликатностью. Видимо, общий дух и настрой коллектива, с которым работает ученый-руководитель, тоже имеет определенное значение и зависит от взаимной любви, уважения и взаимопонимания.

Большое значение Учитель придавал методике преподавания. Кафедральные заседания, проводимые по субботам, представляли собой живой обмен педагогическим опытом. Мы - женщины, сотрудники кафедры, шутили, что Анна Григорьевна, супруга шефа, специально в субботу надолго отправляла его на кафедральные заседания, чтобы не мешал домашней уборке. Проводился разбор с обсуждением методических разработок, открытых занятий, лекций, а также посещений Давидом Григорьевичем студенческих групп. Все это было школой для всех нас.

В рамках настоящей статьи, которая является воспоминаниями преимущественно о Д.Г. Шефере - человеке, мы не ставили перед собой задачу дать подробный анализ научно-исследовательской деятельности Д.Г. Шефера. Тем не менее мы не можем полностью обойти его многогранную жизнь как ученого.

Начиная свой путь в науке, молодой уральский ученый Д.Г. Шефер приступил к изучению такой актуальной краевой проблемы, как нейроинфекции и прежде всего клещевой весенне-летний энцефалит. Эта проблема нашла отражение в его диссертационных работах и 2 сборниках научных трудов сотрудников кафедры «Нейроинфекции на Урале» (1948, 1951). Был создан областной центр клещевого энцефалита.

В 60-70-х года кафедра стала уделять большое внимание новым методам исследования в неврологии и нейрохирургии. Работавшие в клинике молодые, талантливые энтузиасты, подхватывая идеи Учителя, внедряли в клиническую практику ангиографию, в том числе для диагностики опухолей мозга, стереотаксическую деструкцию глубоких структур мозга при кожевниковской эпилепсии и гиперкинетических синдромах, а также при фокальной эпилепсии, методы микрохирургии при сосудистой патологии мозга. В эти же годы на руководимой

Д.Г. Шефером кафедре стала разрабатываться проблема сосудистой патологии нервной системы, и здесь была организована одна из первых в стране инсульт-бригада врачей-неврологов для скорой помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения. Приоритетом клиники стало введение антикоагулянтов в практику лечения ишемических инсультов, а также тромболизис с введением фибринолизина.

Отличало научную работу кафедры и развитие нейроморфологических исследований: были изучены особенности патогистологии глиобластомы и других опухолей головного мозга, была описана электронно-микроскопическая структура глиом головного мозга различной степени злокачественности и недифференцированной (злокачественной) астроцитомы мозга, а позднее были описаны клинико-морфологические особенности глиом головного мозга у детей. Глубокое знание анатомии позволило

Д.Г. Шеферу проводить интереснейшие анатомические разборы и конференции врачей с клинико-аналитическим анализом обычно трудных диагностических случаев.

Но всегда особое место в научных исследованиях клиники занимала эпилептология. Известность получила опубликованная актовая речь «Современное состояние учения об эпилепсии» Д.Г. Шефера 25 марта 1969 г. На эту тему была выполнена целая серия кандидатских и докторских диссертаций.

Нельзя не упомянуть и об участии Д.Г. Шефера в многолетних исследованиях патологии гипоталамической области, которая была завершена изданием монографий Д.Г. Шефера «Диэнцефальные синдромы» (1962) и «Гипоталамические синдромы» (1971).

Мои воспоминания в заключение хотелось бы дополнить высказываниями о Д.Г. Шефере его коллег проф. О.В. Гринкевич и акад. РАМН А.М. Вейна. О.В. Гринкевич говорил: «Давид Григорьевич всегда следил за дальнейшей самостоятельной работой своих учеников, а они, хочется думать, продолжая свои научные темы, в свою очередь стремятся сохранить традиции родной кафедры», а А.М. Вейн: «...его энергичное служение неврологии и людям, его темперамент, обаяние, неповторимость личности сохраняются долго - ровно столько будут жить люди, которые его знали и любили». Добавлю от себя: думаю, что еще дольше, - благодаря эстафете поколений на ежегодных «Шеферовских чтениях» и специальных днях Учителя.

Все, кому пришлось контактировать с Д.Г. Шефером, любили его. Это прежде всего, естественно, касается его учеников и сотрудников, которые лучше других знали и ценили его человеческие достоинства. Он несомненно это знал (хотя не показывал вида), по-своему любил и несомненно был уверен в способности учеников продолжать его дело.