Малов А.Г.

Кафедра неврологии педиатрического факультета ГБОУ ВПО Пермской государственной медицинской академии им. акад. Е.А. Вагнера Минздрава России, Пермь

Овчинникова Е.С.

Кафедра неврологии педиатрического факультета ГБОУ ВПО Пермской государственной медицинской академии им. акад. Е.А. Вагнера Минздрава России, Пермь

Власова И.Ю.

Кафедра неврологии педиатрического факультета ГБОУ ВПО Пермской государственной медицинской академии им. акад. Е.А. Вагнера Минздрава России, Пермь

Бессудорожный эпилептический статус с феноменом транзиторной амнезии

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014;114(3): 79-81

Просмотров : 6

Загрузок :

Как цитировать

Малов А. Г., Овчинникова Е. С., Власова И. Ю. Бессудорожный эпилептический статус с феноменом транзиторной амнезии. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014;114(3):79-81.

Авторы:

Малов А.Г.

Кафедра неврологии педиатрического факультета ГБОУ ВПО Пермской государственной медицинской академии им. акад. Е.А. Вагнера Минздрава России, Пермь

Все авторы (3)

Парциальный бессудорожный эпилептический статус (БЭС) возникает реже, чем абсансный. Он, как правило, включает эпилептическое сумеречное сознание наряду с нарушениями поведения и автоматизмами [1]. БЭС с феноменом транзиторной эпилептической амнезии (ТЭА) у подростков, тем более в дебюте эпилепсии, встречается крайне редко. В данной статье мы приводим наблюдение, отражающее клинико-электрографические особенности и сложность диагностики БЭС с ТЭА.

Больной Г.А., 13 лет, поступил экстренно повторно в неврологическое отделение городской детской клинической больницы им. П.И. Пичугина Перми с жалобами на «потерю памяти».

Анамнез жизни: ребенок из благополучной семьи, родился от второй беременности, срочных родов. В перинатальном анамнезе: угроза невынашивания, многоводие, хроническая внутриутробная гипоксия, обвитие пуповины вокруг шеи плода. Роды в срок с массой тела 3900 г, оценкой по шкале Апгар 4/7 баллов. Психомоторное развитие соответствовало возрасту, но в дошкольном возрасте отмечалось нарушение звукопроизношения. В школе учится хорошо. Наследственная отягощенность по снохождению и мигрени со стороны матери.

Анамнез заболевания: нарушение памяти отметил впервые 1,5 мес назад, оно длилось 12 ч: придя домой с физкультуры, сел на диван и «вдруг в голове помутилось»: несколько раз смотрел на часы, не мог понять время. Старший брат заметил, что мальчик ведет себя странно: бесцельно ходит по дому, переставляет предметы, смот­рит на часы. При расспросе оказалось, что ребенок не помнит имя брата и не знает, где находится. Бригадой «Скорой помощи» был доставлен в краевую больницу, где обследован психиатром: мальчик называл свое имя, не был сонлив, но путался в ответах. Например, на вопрос - «Сколько тебе лет?» - ответил «Одиннадцать», «А маме?» - «Одиннадцать», «А какое сегодня число?» - «Одиннадцатое».

Для исключения остро развившегося неврологического заболевания рекомендована госпитализация в нев­рологическое отделение больницы. При поступлении вел себя адекватно ситуации, но ориентировка в месте и времени была нарушена. Так как ребенок мог забыть об употреблении каких-либо препаратов до госпитализации, ему были проведены промывание желудка, очистительная клизма, форсированный диурез. Проснулся в палате около 1 ч ночи и внезапно осознал, что случилось и где находится, память восстановилась полностью.

При исследовании крови, мочи, промывных вод желудка психотропных веществ обнаружено не было. На ЭЭГ на следующий день после поступления в стационар были выявлены характерные для эпилепсии билатерально-синхронные вспышки комплексов острая-медленная волна в правых теменно-затылочных отведениях, а через неделю - даже после предварительной частичной депривации сна, эпилептиформной активности выявлено не было. При магнитно-резонансной томографии (МРТ) головного мозга структурных изменений не обнаружено.

Через 3 дня больной был выписан под наблюдение невролога с диагнозом: «Первый церебральный пароксизм с транзиторной глобальной амнезией».

На следующий день после выписки, со слов матери, проснулся в 9 ч утра, «все было хорошо», но забыл, что к 10 ч ему следовало пойти в школу. Сходил в школу позднее, в полдень, объяснив, что «проспал» и вскоре вернулся домой. По возвращении старший брат заметил, что мальчик «опять забывает»: хотел пойти мыть посуду, которую уже помыл, забыл, что ходил в школу, путал числа и дни недели. После возвращения матери с работы была вновь вызвана бригада «Скорой помощи» и больной доставлен в неврологическое отделение.

Состояние при повторном поступлении: больной в сознании, сонливости нет. Знает, где и почему находится. С трудом вспомнил свое имя, адрес и возраст, но не смог назвать год, месяц, число, день недели. При расспросе вспомнил события 3-дневной давности, предыдущую гос­питализацию, выполняет простые счетные операции. При осмотре: легкий установочный горизонтальный нистагм, сглаженность левой носогубной складки, легкая девиация языка влево. Патологических рефлексов нет. В пробе Ромберга слегка покачивается, пальценосовую пробу чуть хуже выполняет левой рукой.

При видео-ЭЭГ-мониторинге во время пароксизма (рис. 1) была отмечена выраженная высокоамплитудная диффузная эпилептическая активность по типу доброкачественных эпилептиформных разрядов, характерных для детского возраста, с акцентом в правых лобных отведениях.

Рисунок 1. Диффузная эпилептическая активность по типу «доброкачественных эпилептиформных разрядов детства» на ЭЭГ пациента Г.А., 13 лет, во время бессудорожного эпилептического статуса с феноменом транзиторной амнезии.
Эта активность занимала до 90-100% всей записи (общая картина ЭЭГ была аналогичной таковой при электрическом эпилептическом статусе). Через 11 мин после введения 10 мг диазепама внутримышечно отмечено уменьшение амплитуды и выраженности эпилептической активности (рис. 2).
Рисунок 2. Уменьшение амплитуды и выраженности эпилептической активности на ЭЭГ у того же пациента через 11 мин после введения 10 мг диазепама внутримышечно.
После снятия электродов больной самостоятельно поднялся в палату и в течение получаса «вспомнил все», даже то, «что именно он забывал».

При МРТ головного мозга в ангиорежиме патологии сосудов головного мозга выявлено не было.

На основании клинико-электроэнцефалографических данных был поставлен диагноз: идиопатическая парциальная эпилепсия со статусным течением дисмнестических приступов (транзиторная эпилептическая амнезия). Назначен леветирацетам (кеппра) с титрованием дозы до 20 мг/кг/сут.

Катамнез через полгода: больной регулярно принимает леветирацетам в назначенной дозе. Пароксизмы не повторялись. В школе проблем нет. На контрольной ЭЭГ - эпилептиформная активность не выявляется.

Обсуждая представленное наблюдение, следует отметить, что ТЭА как отдельную форму эпилепсии впервые выделили в 1998 г. A. Zeman и соавт. [2], которые привели 21 случай ТЭА из литературы и описали 10 собственных наблюдений. В 2006 г. C. Butler и соавт. [3] уточнили ее критерии. Основным клиническим проявлением ТЭА являются повторные эпизоды ретро- и антероградной амнезии длительностью от 0,5 до 1 ч и более при интактности других когнитивных функций. Диагноз эпилепсии подтверждается наличием других видов эпилептических припадков, регистрацией эпилептиформной активности на ЭЭГ и/или четкой эффективностью антиконвульсантной терапии. Почти у ⅓ пациентов ТЭА явилась первым проявлением эпилепсии (эпилептический статус de novo). Как правило, ТЭА возникает в пожилом возрасте и развитие ее в подростковом возрасте встречается крайне редко.

В отличие от ТЭА при сумеречном расстройстве сознания, довольно часто встречающемся у больных эпилепсией, нарушается ориентация в месте и времени, появляются страх и гневливость с агрессивным поведением, а после приступа наблюдается полная амнезия на период расстроенного сознания. Для ТЭА, напротив, характерным является наличие неполной амнезии самого приступа: после его окончания больные «помнят, что они не могли вспомнить» [2], т.е. во время эпизода амнезии фиксация в памяти поступающей информации сохранена, а нарушается ее извлечение. Наш пациент сразу после окончания приступа также вспоминал и обстоятельства поступления в клинику, и вопросы, на которые не мог ответить, что свидетельствует об отсутствии фиксационной амнезии и сохранности сознания.

Интересным фактом является регистрация на ЭЭГ во время эпизода ТЭА диффузной эпилептической активности по типу доброкачественных эпилептиформных разрядов детства с формированием паттерна, аналогичного картине электрического эпилептического статуса медленного сна [4], хотя мальчик бодрствовал.

ТЭА дифференцируют с преходящими амнезиями другого генеза, прежде всего дисциркуляторными [5] и диссоциативными [6]. У нашего пациента не было выявлено изменений при МРТ головного мозга и МР-ангиографии. Не было обнаружено также и характерных для диссоциативной амнезии психических расстройств. Регистрация эпилептической активности на ЭЭГ во время пароксизма и эффективность антиконвульсантной терапии делают диагноз ТЭА несомненным.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail