Пизова1 Н.В.

1. Кафедра неврологии с курсом нейрохирургии и медицинской генетики Ярославской государственной медицинской академии; 2. Кафедра факультетской терапии Ярославской государственной медицинской академии

Дмитриев1 А.Н.

Дружинин1 Д.С.

Чижов2 П.А.

Табаков2 В.

Патология коллагена и нарушения мозгового кровообращения

Журнал: Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;(): 76-82

Просмотров : 25

Загрузок : 1

Как цитировать

Пизова1 Н. В., Дмитриев1 А. Н., Дружинин1 Д. С., Чижов2 П. А., Табаков2 В. Патология коллагена и нарушения мозгового кровообращения. Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;():76-82.

Авторы:

Пизова1 Н.В.

1. Кафедра неврологии с курсом нейрохирургии и медицинской генетики Ярославской государственной медицинской академии; 2. Кафедра факультетской терапии Ярославской государственной медицинской академии

Все авторы (5)

В настоящее время огромное внимание исследователей уделяется изучению проблемы инсульта. Тем не менее его этиология и патогенез [8, 54, 76, 114, 116, 117] остаются не выясненными у 16,8—27,2% больных с ишемическим (ИИ) и у 5,3—26% больных с геморрагическим (ГИ) инсультом. В связи с этим в рамках исследований, направленных на выяснение причин и механизмов развития инсультов, в последние годы большое внимание уделяется связи инсульта с различными генетически обусловленными патологическими синдромами и состояниями, которые описаны практически для всех подтипов ИИ и могут при определенных условиях являться основой для развития ГИ. К ним относятся следующие состояния: дисплазия соединительной ткани (проявляется сосудистыми аномалиями, артериальными диссекциями, пролапсом митрального клапана; гипертрофическая кардиомиопатия); церебральная аутосомно-доминантная артериопатия с субкортикальными инфарктами и лейкоэнцефалопатией и мутации гена, кодирующего синтез коллагена 4-го типа, обусловливающие наследственные изменения сосудов малого калибра в головном мозге; врожденная патология системы коагуляции и гемостаза; гипергомоцистеинурия. Описанные расстройства чаще встречаются при инсультах у молодых пациентов с отсутствием «традиционных» факторов риска и выявляются в семейном анамнезе при соответствующем обследовании пациентов [57, 107].

Напомним, что соединительная ткань повсеместно распространена в организме. Она состоит из двух основных компонентов — клеточного и межклеточного вещества (матрикс). Межклеточный матрикс представлен волокнами трех типов: коллагеновыми, эластическими и ретикулярными. Пространство между волокнами заполнено комплексами полисахаридов — гликозаминогликанами и их соединениями с белками — протеогликанами и гликопротеидами. Универсальность соединительной ткани во многом объясняется свойствами коллагена. Коллаген — белок с высокой молекулярной массой, каждая молекула которого состоит из трех полипептидных цепей, обвитых одна вокруг другой в виде каната. В настоящее время идентифицировано 19 типов коллагеновых белков, включающих более 30 видов полипептидных цепей. Синтез этих белков находится под контролем многих генов, расположенных на хромосоме 12. Выделяют два класса коллагенов. К первому (95%) относят так называемые интерстициальные коллагены (1, 2, 3-го и 5-го типов), формирующие крупные фибриллы. Второй класс (около 5%) —нефибриллярные коллагены (4, 6—19-го типов) [1—3]. Основные типы коллагенов и их распределение в тканях представлены в таблице.

Таблица

Рассмотрим отдельные формы патологии соединительной ткани. Наследственные нарушения соединительной ткани (ННСТ) — это гетерогенная группа моногенных заболеваний, обусловленных генетическими дефектами синтеза и/или распада белков внеклеточного матрикса либо нарушением морфогенеза соединительной ткани. В основе развития ННСТ лежат мутации генов, ответственных за синтез или распад компонентов экстрацеллюлярного матрикса соединительной ткани. В картине ННСТ часто отмечаются нарушения со стороны центральной и вегетативной нервной систем, а также геморрагические и тромботические явления. Генетические дефекты могут проявляться в разные возрастные периоды и, чем раньше они выявляются, тем более выражена клиническая картина заболевания и тяжелей прогноз. В процессе роста и развития организма происходит накопление дефектов в системе соединительной ткани (белки внеклеточного матрикса, ферменты, клетки). Время появления клинических признаков различных ННСТ зависит от временны`х закономерностей генной экспрессии, пенетрантности генов и характера факторов внешней среды. Цереброваскулярные расстройства могут развиваться у пациентов с синдромами Лойе—Дитца, Элерса—Данло, Марфана и при других моногенных болезнях [39, 78, 82].

Дисплазия соединительной ткани — врожденный дефект мезенхимального матрикса организма с прогредиентным течением, основу которого составляет снижение прочности соединительнотканных структур как следствие наследственного дефекта или уменьшения содержания отдельных видов коллагена [4, 5]. Это приводит к расстройству гомеостаза на тканевом или органном уровнях и сопровождается различными морфофункциональными нарушениями висцеральных или локомоторных систем с прогредиентным течением. Уникальность структуры и функции соединительной ткани создает условия для возникновения огромного числа ее аномалий. В настоящее время известно многообразие генетических и хромосомных дефектов, способных привести к появлению признаков дисплазии соединительной ткани [15, 17, 29, 63]. Она может происходить вследствие 1) нарушений синтеза или сборки коллагена; 2) синтеза аномального коллагена; 3) чрезмерной деградации коллагена; 4) нарушений структуры коллагеновых волокон, вследствие недостаточной поперечной сшивки; 5) аналогичных аномалий, связанных с эластиновыми волокнами; 6) разрушения ткани посредством аутоимунных реакций; 7) многих других не изученных на сегодняшний момент механизмов.

Наследственные заболевания соединительной ткани подразделяют [33] на дифференцированные и недифференцированные соединительнотканные дисплазии.

Дифференцированные дисплазии соединительной ткани

Рассматриваемые дисплазии характеризуются определенным типом наследования, отчетливой клинической картиной, а в ряде случаев — установленными и достаточно хорошо изученными генными или биохимическими дефектами. В эту группу включают несовершенный остеогенез, синдромы Элерса—Данло, Марфана, Альпорта, эластическую псевдоксантому и др., относящиеся к группе наследственных болезней коллагена — коллагенопатиям [17]. Наследственные коллагенопатии связаны с мутациями в генах, ответственных за формирование первичной структуры коллагена, компонентов экстрацеллюлярного матрикса соединительной ткани, а также многочисленных ферментов, принимающих участие во внутри- и внеклеточном созревании коллагена, фибриллогенезе, образовании коллагеновых волокон. Наследственные коллагенопатии, по мнению Т.И. Кадуриной [17], можно подразделить на: 1. Обусловленные мутациями в коллагеновых генах на этапах синтеза коллагена. 2. Ферментопатии, обусловленные мутациями в генах, задействованных на этапах внутриклеточного и внеклеточного созревания коллагена. 3. Ферментопатии, обусловленные мутациями в генах, ответственных за синтез ферментов, принимающих участие в процессе распада коллагена.

Спектр мутаций при наследственных коллагенопатиях разнообразен, однако преобладают точечные мутации, в первую очередь миссенс- и нонсенс-мутации. Реже встречаются делеции, инсерции, дупликации и сплайсинговые мутации. Точечные мутации в кодонах, соответствующих определенным аминокислотам, которые ведут к замене аминокислот в белке коллагена, а также инсерции и делеции цепи коллагена, вызывают нарушения образования поперечных связей в молекуле коллагена, уменьшение его термической стабильности, замедление спиралеобразования, изменение посттрансляционных модификаций и усиление внутриклеточной деградации. Аномальные триммеры коллагена гиперчувствительны к подъему температуры, изменению рН, возрастающим механическим нагрузкам. Уменьшение прочности коллагена ускоряет его внеклеточную деградацию, чему клинически соответствует прогредиентность течения и полиморфизм органной патологии [17].

О характере мутации косвенно можно судить по типу наследования коллагенопатий. Так, заболевания, обусловленные ведущими к изменению первичной структуры коллагена генетическими дефектами, наследуются аутосомно-доминантно, а коллагенопатии, возникающие из-за нарушения состояния принимающих участие во внутри- и внеклеточном созревании коллагена ферментов, — аутосомно-рецессивно или X-сцепленно — рецессивно [17, 83].

Дисплазия соединительной ткани может служить основой для развития ряда патологических состояний, приводящих в определенных условиях к возникновению острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК), а также оказывать влияние на течение сосудистых заболеваний головного мозга. В этих случаях речь может идти о патологии соединительной ткани сосудистой стенки, сердца и структур системы крови, основу каркаса которых составляет мезенхима [7, 15]. Для развития ОНМК наиболее важными являются патологическая извитость брахиоцефальных сосудов; спонтанные диссекции сонных и позвоночных артерий; мешотчатые аневризмы (МА) внутримозговых сосудов; пролапс митрального клапана.

В ряде работ прошлых лет [6, 22, 32] патологические извитости и петлеобразование сосудов брахиоцефального русла, обнаруживаемые в молодом и детском возрасте, рассматривались как порок развития сосудистой стенки. Данное предположение подтверждалось частым сочетанием их с аномалиями сосудов головного мозга (аневризмы, гипоплазии, аномальное строение виллизиева круга). В современной литературе данная патология у детей и подростков в ряде случаев может быть проявлением как наследственной соединительнотканной дисплазии, так и недифференцированной дисплазии соединительной ткани (НДСТ), в развитии которой большая роль отводится генетическим механизмам, в первую очередь мутациям генов, кодирующих синтез цепей коллагена I и III типов [13, 23, 26, 31], приводящего к дефекту формирования соединительнотканного каркаса сосудистой стенки. Допускают [27] как аутосомно-доминантный тип наследования патологической извитости верхней сонной артерии (ВСА), так и ее мультифакториальную природу с эффектом главного гена. Возрастная эволюция таких сосудистых аномалий различна: они могут осложниться очаговыми поражениями головного мозга, проявиться в молодом возрасте, в ряде случаев возможно нивелирование некоторых форм в процессе роста [13, 25]. Особенностью ОНМК у пациентов с патологической извитостью брахиоцефальных сосудов являются более доброкачественное течение заболевания, преобладание ИИ с меньшим неврологическим дефицитом и лучшим восстановлением утраченных функций, большая частота повторных транзиторных ишемических атак, преобладание частоты транзиторных ишемических атак в вертебрально-базилярном бассейне над их частотой в каротидном бассейне [12, 14, 31].

В развитии ГИ описанные аномалии мозговых сосудов, а также артериальные аневризмы играют важную роль. Наиболее часто встречаются МА. Приблизительно в 15—20% они оказываются множественными [10, 24, 35, 58]. Аневризмы как причины субарахноидальных кровоизлияний и внутримозговых гематом у лиц молодого возраста выявляются в 40—54% наблюдений [11, 36, 70, 73, 109, 115]. По мнению большинства авторов [30, 32, 115], в основе образования аневризм, в первую очередь МА, лежат врожденные дефекты развития сосудистой системы мозга в эмбриональном периоде, что подтверждается их частым сочетанием с другими пороками развития (аномалии виллизиева круга, кистозная почка, коарктация аорты и др.). Известно, что формирование аневризм связано с дефектом структур, обеспечивающих механическую резистентность сосудистой стенки к действию гидростатического давления крови, а устойчивость стенки артерии к воздействию механических факторов обеспечивается в первую очередь коллагеновыми волокнами, а также эластическими структурами и гладкомышечными клетками. Изменения активности или структуры генов, связанных с образованием и распадом коллагена и эластических структур могут приводить к формированию аневризм. Кровоизлияние происходит при разрыве стенки аневризмы, часто представляющей собой тонкую соединительнотканную пленку [9, 16, 101]. Миссенс-мутации в гене СоLIIIα1, расположенном на хромосоме 2q-31, приводят к формированию патологического коллагена III типа, входящего в состав каркаса артериальной стенки. Обозначенные изменения обнаружены в семьях пациентов с МА сосудов головного мозга и признаками дисплазии соединительной ткани, что позволяет расценивать мутации в гене коллагена III типа как предрасполагающий фактор к формированию аневризм. Эта форма патологии под названием «Артериальная аневризма семейная» включена в каталог Мак-Кьюсика «Менделевское наследование у человека: каталог человеческих генов и генетических болезней» (№120180) [17, 81, 83].

Пролапс митрального клапана (ПМК) как единственная причина ИИ выявляется у 2—5% больных и как причина преходящих ОНМК — у 20—30% пациентов молодого возраста [28, 40, 41, 56, 68]. В возрасте до 40 лет пролапс митрального клапана как причина инсульта чаще встречается у женщин, чем у мужчин (соотношение 5:4) [21], но в более старшей возрастной группе это соотношение выравнивается. Риск развития инсульта при ПМК с миксоматозным изменением створок определяется как умеренный (3—5% в год), при неизмененных клапанных створках — низкий (менее 1% в год).

Гистологическим и гистохимическим методами в половине случаев ПМК может быть обнаружено миксоматозное перерождение (дегенерация) структур клапанного аппарата, которое характеризуется диффузным поражением фиброзного слоя, деструкцией и фрагментацией коллагеновых и эластических волокон, усиленным накоплением гликозаминогликанов во внеклеточном матриксе. В измененных створках определяется избыточный коллаген III типа [48, 115].

Принято различать первичный и вторичный ПМК. Вторичный пролапс наряду с воспалительными заболеваниями, врожденной патологией сердца ассоциирован с синдромами Марфана, Элерса—Данло, эластической псевдоксантомой, несовершенным остеогенезом и другими дифференцированными дисплазиями соединительной ткани. Первичный или идиопатический ПМК выделяется в настоящее время как самостоятельная наследственная нозологическая форма, обусловленная врожденными нарушениями соединительной ткани [45]. Методами молекулярной генетики было установлено наличие гена аутосомно-доминантного миксоматозного митрального пролапса, локализованного на хромосоме 16p11.2-р12.1. Кроме того, установлено существование семейных форм пролапса [52, 83]. В возникновении первичного ПМК может также иметь значение воздействие токсических агентов на плод на 35—42-й неделе беременности. Первичный ПМК в подавляющем большинстве случаев — одно из частных проявлений НДСТ.

Выделяют [28, 37] три основных механизма развития ишемии мозга при митральном пролапсе:

1. Нарушения сердечного ритма (суправентрикулярная тахиаритмия, желудочковая экстрасистолия, дисфункция синусового узла, атриовентрикулярные и внутрижелудочковые блокады).

2. Тромбоэмболии на фоне присоединившегося бактериального эндокардита, частота которого при ПМК составляет 3%, а риск развития в 5 раз выше, чем в популяции [59].

3. «Неинфекционные» тромбоэмболии, которые могут быть обусловлены повышенным тромбообразованием на измененном клапане. При митральном пролапсе может образоваться своеобразный карман (culde-sac) между стенкой предсердия и выступающей клапанной створкой, который способствует стазу крови и образованию тромба. Фибрино-тромбоцитарные тромбы обычно выявляются на предсердной поверхности задней створки митрального клапана.

Развитие церебральных тромбоэмболических осложнений при ПМК, помимо наличия миксоматозной дегенерации, связано со свойственным для данной категории больных усилением агрегационной функции тромбоцитов [28]. Ишемия мозга, ассоциируемая с ПМК, в основном является преходящей, чаще встречается в вертебрально-базилярном бассейне. Тромбоэмболические осложнения могут также приводить к частичной или полной утрате зрения в связи с эмболией артерий сетчатки [34]. Течение заболевания, как правило, благоприятное. Более чем 2/3 больных, перенесших инсульт, связанный с ПМК, возвращаются к активной трудовой деятельности. Летальный исход вследствие инсульта в подобных случаях наблюдается крайне редко.

Убедительные данные получены в пользу связи соединительнотканной дисплазии со спонтанной диссекцией экстра- и интракраниальных отделов сонных и позвоночных артерий. В этом случае предполагается дефект соединительнотканной основы сосудистой стенки, который усугубляется под действием провоцирующих факторов: «силовые» (ушиб, сотрясение, поворот, наклон головы), употребление алкоголя, прием контрацептивов, менструации, инфекция [18—20]. Основой структурного дефекта сосудистой стенки, возможно, являются наследственно обусловленные отклонения в строении или порядке расположения пучков коллагена и эластических волокон. В литературе последних лет встречаются наблюдения спонтанных диссекций внутренних сонных и позвоночных артерий при синдромах Марфана, Элерса—Данло, несовершенном остеогенезе, выраженной извитости и/или иной аномалии пострадавшей артерии. Описаны диссекции сосудов при точковой мутации в одном из аллелей гена СОL1А1, который кодирует одну из процепей проколлагена I типа [16, 55, 57].

Синдром Марфана (СМ) — аутосомно-доминантное, мультисистемное, плейотропное ННСТ, характеризующееся высокой вариабельностью клинических проявлений (мышечно-скелетные, глазные, кардиоваскулярные) [42, 96, 101]. В основе заболевания лежит мутация в гене, кодирующем фибриллин на хромосоме 15 [94, 96, 111]. Диагностика СМ основана на Гентских критериях [49]. В основу ее алгоритма положено выделение больших и малых критериев, характеризующих выраженность изменений соединительной ткани в различных органах и системах. Большие критерии свидетельствуют о наличии в соответствующей системе патологически значимых изменений, а малые — о вовлечении той или иной системы в патологию соединительной ткани. К большим критериям поражения сердечно-сосудистой системы относятся расширение восходящей аорты (оценка степени расширения проводится с учетом возраста и величины поверхности тела) с аортальной регургитацией или без таковой и вовлечением как минимум синусов Вальсальвы или расслоение восходящей аорты. Малые критерии включают пролапс митрального клапана; расширение ствола легочной артерии при отсутствии клапанного или периферического легочного стеноза или любой другой очевидной причины, в возрасте до 40 лет; обызвествление митрального кольца в возрасте до 40 лет; расширение либо расслоение стенки грудной или брюшной аорты в возрасте до 50 лет. Сердечно-сосудистая система вовлечена, если выявлен один большой или один малый критерий.

В крупных и средних артериях дефект фибриллина ассоциируется с распадом эластических волокон, что предрасполагает к развитию аневризм и артериальных диссекций [59, 102, 108, 110]. Эти сосудистые изменения могут быть причиной церебральных и спинальных инфарктов и кровоизлияний [38, 56, 68, 72, 75, 80, 88, 106]. ИИ, развивающиеся в головном или спинном мозге, встречаются у 10—20% пациентов с СМ [99]. V. Gott и соавт. [64] описали развитие церебральных эмболий у 25 (3,7%) из 675 пациентов с СМ после операций на аорте. Другие авторы наблюдали пациентов с вероятным СМ или семейным анамнезом СМ, у которых были выявлены патологические изменения в виде кистозного медионекроза аорты, ассоциированного с диссекцией церебральных артерий [66, 74, 85].

Синдром Элерса—Данло (СЭД) — вид врожденной ангиопатии, (врожденное изменение сосудов, проявляющееся кровоточивостью). Диагностика СЭД основана на Вильфраншских критериях [43]. В них выделены шесть типов: классический, гипермобильный, сосудистый, кифосколиотический, артрохалазия, дерматоспараксис. Большие диагностические критерии включают тонкую, прозрачную кожу, разрывы стенки артерий, кишечника и/или матки, обширные кровоизлияния, характерный фенотип. Малые диагностические критерии — гипермобильность мелких суставов, разрыв сухожилий и мышц, косолапость, варикозное расширение вен с ранней манифестацией, артериовенозные каротидно-кавернозные фистулы, атрофия десневого края, пневмоторакс/пневмогидроторакс; положительный семейный анамнез, случаи внезапной смерти у близких родственников (многие пациенты не доживают до 50 лет из-за разрыва артерий или, что реже, кишечника). Классический и сосудистый типы СЭД предполагают развитие диссекций церебральных артерий [53, 95, 103, 104]. Основная причина кровоточивости — изменения структуры эластической ткани, в частности сосудов. Максимальная частота спонтанных артериальных разрывов приходится на III—IV декады жизни, но они могут возникать и раньше. Чаще всего вовлечены артерии среднего калибра.

Данное заболевание подразделяется на несколько типов: I, II, III, IV, V, VI, VII [50, 65, 79, 84, 87, 91, 95, 97, 98]. Выявлены следующие мутации в коллагеновых генах: в гене коллагена III типа α I (Col III AI); V типа α I (ColV AI); V типа α II (ColV AII), I типа α II (ColI AII) и I типа α I (Col I AI). Мутации коллагена III типа приводят к дефектам строения кровеносных сосудов и других тканей — от тяжелых форм синдрома Элерса—Данло до аневризм аорты. Мутации гена COL3A1 могут также являться фактором, предрасполагающим к возникновению внутричерепных аневризм [75, 113]. По данным W. Schievink [105], внутримозговое кровоизлияние наблюдалось у 4% пациентов с СЭД, причем половина из них ранее имели интракраниальные кровоизлияния. У больных с СЭД частота внутримозговых кровоизлияний выше, чем в общей популяции, однако частота неразорвавшихся аневризм варьирует между 0,5 и 1% [90]. Геморрагические изменения возникают при нормальном коагуляционном статусе, что важно при дифференциальной диагностике.

Дефект коллагена может предрасполагать к развитию спонтанных диссекций экстракраниальных каротидных и вертебральных артерий. Диссекция вертебральных, внутренних и наружных сонных артерий является типичным проявлением СЭД [43, 90, 99, 105]. При СЭД типа IV описаны случаи развития каротидно-кавернозного соустья [47, 51, 60]. СЭД типа IV нередко выявляется у молодых лиц после ишемических инсультов [61, 82]. Несмотря на отсутствие клинических проявлений коллагенопатий, при электронной микроскопии кожного биоптата патологические изменения в морфологии соединительной ткани определялись у 50—60% пациентов с диссекцией церебральных артерий [46, 67, 112]. У пациентов с подтвержденным диагнозом сосудистого типа СЭД неинвазивные методы диагностики (эходопплерография, ангиосканирование, МРА) являются необходимыми для диагностики артериальных диссекций или аневризм [62].

При еще одном связанном с патологией коллагена заболевании — эластической псевдоксантоме (ЭП) у пациентов имеется тенденция к развитию вазоокклюзивных эпизодов, лежащих в основе развития церебральных инфарктов [69]. Патология мелких сосудов при ЭП связана с мутацией в ABCC6 гене, локализованном на хромосоме 16p13.1. A. Pavlovic и соавт. [93] описали 2 пациентов с ЭП: 1-й пациент — 49-летний мужчина, в анамнезе у которого были умеренная гипертензия и рецидивирующие ТИА. С 42-летнего возраста у него наблюдалось прогрессирующее снижение зрения и выявилось изменение кожи, подтверждающее диагноз псевдоксантомы. На МРТ головного мозга регистрировались множественные лакунарные инфаркты и сливающиеся перивентрикулярные очаги. 2-й пациент — 47-летняя женщина с билатеральной амблиопией и правосторонним гемипарезом. Биопсия кожи также подтвердила наличие псевдоксантомы, а на МРТ головного мозга определялись множественные лакунарные инфаркты в глубоких отделах белого вещества и варолиевом мосту [93]. Реже при ЭП встречаются внутримозговые кровоизлияния [44].

Таким образом, у лиц молодого и среднего возраста при различных заболеваниях, связанных с дифференцированной дисплазией соединительной ткани, наблюдаются прогредиентность течения, полиорганность поражения и выраженный клинический полиморфизм.

Недифференцированные дисплазии соединительной ткани

В практической работе врачам различных специальностей часто приходится сталкиваться со стертыми, достаточно широко распространенными формами аномалии соединительной ткани (НДСТ), при которых клинические проявления не укладываются ни в одно из известных дифференцированных заболеваний. Принципиальным отличием НДСТ от дифференцированных синдромов являются мультифакториальные патогенные воздействия на плод в период его внутриутробного развития, вызывающие дефекты генетического аппарата, приводящие к развитию заболевания [2, 3]. По данным литературы [17], при НДСТ часто обнаруживаются разнообразные мутации в генах, кодирующих α-цепи коллагена I типа — CoLIαl и CoLlα2. Данные гены картированы соответственно на хромосомах 17q21.3-q22 и 7ql.3-q22 [32].

По происхождению НДСТ условно разделяют [3] на следующие варианты: 1) наследственной природы, чаще с признаками аутосомно-доминантного типа наследования, при которых симптомы поражения соединительной ткани, не соответствующие ни одному из дифференцированных заболеваний, выявляются у родственников I и II степени родства; 2) приобретенного генеза, возникающие в результате влияния разнообразных неблагоприятных факторов на плод в период его внутриутробного развития, что приводит при определенной генетической предрасположенности к нарушению нормального эмбриогенеза. Подобными факторами являются заболевания матери в I триместре беременности, прием ею медикаментов или наличие профессиональных вредностей. Полиорганность поражения при НДСТ у таких больных обусловлена повсеместным присутствием соединительной ткани в организме, а также тем, что тератогенный терминационный период (т.е. предельно допустимые сроки, когда воздействие неблагоприятного фактора способно вызвать нарушение нормального органогенеза) для многих органов и систем примерно одинаков; 3) семейного ненаследственного характера, причиной развития которого служит воздействие факторов внешней среды: несбалансированный характер питания, неблагоприятная экологическая обстановка в особых эндемических зонах.

Исследованиями Е.Р. Лебедевой и соавт. [76, 77] установлена тесная связь между развитием аневризм мозговых сосудов и НДСТ. Авторы провели комплексное обследование 199 пациентов с интракраниальными аневризмами в сравнении со 194 здоровыми. Было выявлено, что типичные маркеры НДСТ статистически достоверно чаще встречались у пациентов с аневризмами.

Сказанное выше дает основание считать, что НДСТ представляет собой фактор риска для развития мозговых аневризм. Другие исследователи [71, 86, 91, 92, 100] показали, что при спонтанных расслоениях брахиоцефальных артерий у пациентов также чаще встречаются клинические манифестации недифференцированных форм соединительнотканной дисплазии; при этом было установлено, что у 2—18% пациентов возникновение диссекций может быть у членов одной семьи.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail