Клюшник Т.П.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья», Москва, Россия

Голимбет В.Е.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Лебедева И.С.

Медицинский холдинг "СМ-Клиника"

Балашов А.М.

Научный центр психического здоровья РАМН, Российский государственный медицинский университет, Москва

Конференция по биологической психиатрии

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(9): 99-101

Просмотров : 23

Загрузок :

Как цитировать

Клюшник Т. П., Голимбет В. Е., Лебедева И. С., Балашов А. М. Конференция по биологической психиатрии. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(9):99-101.

Авторы:

Клюшник Т.П.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья», Москва, Россия

Все авторы (4)

24-25 марта 2010 г. в Научном центре психического здоровья РАМН состоялась научно-практическая конференция на тему «Биологическая психиатрия - клинической психиатрии». Целью конференции была оценка тенденций развития биологической психиатрии и состояния фундаментальных научных исследований в этой области, результаты которых могли бы быть перенесены в практику.

Конференция состояла из двух частей: первая (24.03.10) была представлена собственно биологической психиатрией (генетика, прижизненная нейровизуализация, иммунология и биохимия психических болезней), вторая (25.03.10) - симпозиумом, посвященным памяти профессора А.А. Зозули.

В конференции приняли участие специалисты из Научного центра психического здоровья РАМН (Москва), НИИ психического здоровья Сибирского отделения РАМН (Томск), Института эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова РАН (Санкт-Петербург), Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова (Москва), Российского государственного медицинского университета (Москва), Государственного медицинского университета (Саратов), Института медицинской генетики РАН (Москва), НИИ фармакологии РАМН (Москва), МГУ им. М.В. Ломоносова (Москва), МНТЦ «Микрохирургия глаза» (Москва), а также НИИ иммунологии и аллергологии (Полтава, Украина).

Представленные доклады отражали наиболее важные достижения по основным направлениям биологической психиатрии.

Проблемы психиатрической генетики содержали информацию о различных подходах, используемых в современных генетических исследованиях. Так, в двух докладах Е.В. Гуткевич «Семейно-генетическая превенция психических расстройств» (Томск) и Т.М. Рожнова, А.Ю. Асанов «Генетические характеристики лиц с расстройствами поведения зависимого характера» (Москва) были приведены результаты изучения семей больных в аспекте медико-генетических основ превентивной психиатрии. Было показано, что использование семейного подхода дает возможность оказания помощи конкретной семье в принятии взвешенного решения вопросов ее планирования, связанных с наличием риска появления психического заболевания, а также повышения эффективности психотерапии с учетом индивидуальных генетических характеристик членов семьи. Исследованию этиологии и патогенеза психических болезней на хромосомном уровне был посвящен доклад И.Ю. Юрова, С.Г. Ворсановой и Ю.Б. Юрова (Москва) «Вариации и нестабильность генома в клетках головного мозга при психических и нейродегенеративных заболеваниях». Данные исследования позволили определить возможную роль геномных нарушений в патогенезе аутизма, шизофрении, болезни Альцгеймера и преждевременном старении. На основании полученных данных авторы выделяют диагностические маркеры нарушения психики при аутистических расстройствах, связанные с мозаичными формами хромосомных аномалий и нестабильности, а также специфическими межиндивидуальными вариациями генома. При исследовании шизофрении и болезни Альцгеймера выявлена повышенная частота анеуплоидии, что указывает на связь этих заболеваний с хромосомной нестабильностью. Было высказано мнение, что вариабельность и нестабильность генома в клетках головного мозга может быть одним из общих механизмов патогенеза генетически гетерогенных психических и нейродегенеративных заболеваний.

Доклад В.Е. Голимбет и соавт. (Москва) «Молекулярно-генетические аспекты клинико-нозологической дифференциации шизоаффективного психоза» отражал один из наиболее распространенных молекулярно-генетических подходов - поиск генов-кандидатов психических болезней с использованием анализа ассоциаций. Он был посвящен клинико-нозологической дифференциации психозов шизоаффективной структуры. При определении генотипов четырех генов-кандидатов (переносчик серотонина, рецептор серотонина типа 2А, нейротрофический мозговой фактор, метилентетрагидрофолатредуктаза) было установлено, что типичный шизоаффективный психоз имеет генетический профиль, отличающий его от других форм эндогенных психозов, протекающих с аффективными расстройствами. Молекулярно-генетическим исследованиям шизофрении также были посвящены сообщения М.В. Алфимовой и соавт. (Москва) и С.А. Пахомовой и соавт. (Саратов) об обнаружении генетических вариантов, связанных с риском развития когнитивного дефицита у больных и некоторыми патогенетическими особенностями шизофрении с ранним началом.

Один из двух разделов конференции был посвящен методам прижизненной нейровизуализации.

В докладе О.В. Божко и соавт. (Москва) «МРТ в дифференциальной диагностике деменции альцгеймеровского типа» говорилось о диагностической значимости МРТ для выявления очагового поражения вещества мозга при болезни Альцгеймера и сочетанной альцгеймеровско-сосудистой деменции. Были приведены данные, свидетельствующие о том, что картина МРТ у 88% пациентов при болезни Альцгеймера соответствует критериям этого заболевания, а у 12% имеет место многоочаговое поражение, указывающее на сосудистые нарушения, клинические проявления которого перекрываются атрофическим процессом.

В докладе И.С. Лебедевой и соавт. (Москва) «Нейрофизиологические маркеры когнитивных нарушений приступообразной шизофрении» были подведены итоги многолетнего исследования авторов. Помимо нейрофизиологического обследования, включавшего регистрацию слуховых вызванных потенциалов (ВП) в парадигме oddball, были проанализированы клинические (уровень выраженности психопатологических расстройств по шкале PANSS), молекулярно-генетические (полиморфизм генов СОМТ, BDNF), структурно-функциональные (гемодинамический ответ в различных отделах головного мозга во время парадигмы oddball) показатели. Полученные данные позволили докладчикам сделать вывод, что наиболее связанными с патогенезом шизофрении являются процессы, находящие отражение в аномалиях волн N100 и Р300, что ставит вопрос о возможности включения показателей слуховых ВП в стандартное нейрофизиологическое обследование больных с данной психической патологией.

В сообщении Н.Л. Горбачевской (Москва) «Количественное ЭЭГ-исследование детей с эндогенными психическими нарушениями» были подробно описаны особенности методов картирования ЭЭГ у детей и полученные на их основе результаты. Докладчик сделала акцент на обнаружении специфического ЭЭГ-паттерна при синдроме ломкой хромосомы Х.

В нейрохимическом разделе конференции была рассмотрена возможность применения в клинической практике в качестве вспомогательных методов некоторых биохимических или иммунологических показателей для определения остроты и тяжести болезненного процесса, а также прогноза течения и эффективности терапии.

В докладе С.А. Ивановой (Томск) «Стероидные и тиреоидные гормоны: возможности применения в прогнозировании течения и эффективности терапии психических расстройств» соответствующие вопросы рассматривались по отношению к невротическим расстройствам; была сделана попытка создания биолого-математической модели развития невротических расстройств с преобладанием диссоциативных (конверсионных) или депрессивных. С.М. Расиным (Полтава, Украина) были представлены результаты мониторинга С-реактивного белка (маркер хронического вялотекущего воспалительного процесса) и С-пептида (отражает уровень секреции инсулина). Была установлена вовлеченность вялотекущего воспалительного процесса и инсулинорезистентности в патогенез сенильной деменции.

В докладе Т.П. Клюшник и С.Г. Морозова (Москва) «Лабораторная диагностика последствий перинатальных поражений ЦНС у детей первых лет жизни: технология «Нейро-тест» было не только дано теоретическое обоснование возможности диагностики перинатальных поражений нервной системы и их последствий с помощью определения ряда иммунологических показателей, но и представлена ее реализация. В рамках метода «Нейро-тест» в образцах сыворотки крови обследуемых проводится комплексное определение следующих показателей врожденного и приобретенного иммунитета: энзиматической активности лейкоцитарной эластазы (ЛЭ), функциональной активности α1-протеиназного ингибитора (α1-ПИ), уровня аутоантител (аАТ1) к четырем антигенам нервной ткани - белку S100, основному белку миелина (ОБМ), специфическому белку астроцитов (GFAP) и фактору роста нервов (ФРН), а также соответствующих антител, вовлеченных в процессы развития и функционирования мозга. В ходе тестирования выявляются лица, содержащие измененную (повышенную или пониженную по сравнению с образцами сыворотки здоровых лиц аналогичной возрастной группы) активность/уровень одного или нескольких определяемых иммунологических показателей, что является характерным иммунологическим признаком нарушения развития/функционирования нервной системы. Степень отклонения определяемых показателей врожденного и/или приобретенного иммунитета от аналогичных показателей образцов сыворотки здоровых лиц соответствующего возраста характеризует степень тяжести и прогноз последствий перинатальных поражений нервной системы. Было показано, что комплексное определение параметров врожденного и приобретенного иммунитета дает возможность проведения массовых диспансерных обследований, направленных на выявление лиц, имеющих характерные изменения данных иммунологических показателей и относящихся к группам повышенного риска психических заболеваний.

В докладе И.А. Журавина (Санкт-Петербург) на экспериментальной модели были исследованы нейрофизиологические процессы в нервной системе, приводящие к когнитивным дисфункциям при развитии и старении после действия патогенных факторов в эмбриогенезе. Показано, что острая гипоксия в период эмбриогенеза крыс снижает содержание и активность ферментов, вовлеченных в основные пути метаболизма амилоидного пептида, и его предшественника и изменяет пластичность нервной сети новой коры и гиппокампа мозга (происходит уменьшение динамичных межнейронных связей, особенно сильно у стареющих животных). Снижение адаптивных возможностей нервной ткани мозга и активности исследованных ферментативных систем вызывает ухудшение памяти и способности к обучению, и эта тенденция усиливается с возрастом, особенно после пренатальной гипоксии. Было высказано предположение, что ранняя диагностика изменения активности ферментов, связанных с метаболизмом АРР и амилоидного пептида, позволит прогнозировать риск возникновения нейродегенерации и когнитивного дефицита.

На симпозиуме «Нейропептиды в психиатрии» в представленных докладах были охарактеризованы основные направления исследований роли нейропептидов в физиологии и патофизиологии ЦНС, осуществляющиеся в России. При этом особое внимание было уделено приоритетным разработкам, имеющим прикладное значение в неврологии и психиатрии. Симпозиум был открыт докладом, посвященным жизненному пути профессора А.А. Зозули (Москва).

В докладе академика РАН Н.Ф. Мясоедова (Москва) были представлены перспективы создания лекарственных препаратов, в том числе психофармакологических, на основе биологически активных пептидов. Среди принципов конструирования пептидов-лекарств отмечена необходимость выделения в структуре исходного эндогенного пептида фармакофора - минимальной аминокислотной последовательности, обеспечивающей определенные физиологические функции; химическая модификация пептидной молекулы с целью пролонгации ее действия, главным образом за счет повышения протеолитической устойчивости. Практическая реализация этих принципов привела к созданию лекарственных препаратов нейропротектора семакса и анксиолитика селанка, нашедших применение в терапии неврологических и психиатрических расстройств. В основе лечебного действия этих пептидных препаратов лежит их способность к множественному изменению экспрессии генов в ЦНС.

Доклад Г.И. Ковалева (Москва) был посвящен ноотропной активности семакса - новой стороне психофармакологической активности. Были приведены данные о том, что семакс не обладает способностью непосредственного взаимодействия с рецепторами, ответственными за когнитивное функционирование нейромедиаторных систем, - никотиновой и глутаматной, но может селективно воздействовать на нейрохимические параметры как уровень нейротрофина BDNF в коре головного мозга и гиппокампе, увеличивая плотность НМДА-рецепторов и снижая плотность никотиновых рецепторов.

Анксиолитическое действие препарата селанк на уровне клинической психофармакологии было охарактеризовано в докладе Т.С. Сюнякова (Москва). В клинических условиях терапевтическое действие селанка проявляется в сочетании анксиолитического эффекта с активирующим компонентом при незначительной частоте возникновения нежелательных побочных эффектов. Установлено, что наиболее полно действие препарата реализуется у больных с простыми по структуре тревожными и тревожно-астеническими расстройствами. Было отмечено также наблюдающееся в ряде случаев быстрое (критически развивающееся) действие препарата, принципиально отличающее его от типичных анксиолитиков. При этом мощность эффекта селанка сопоставима с действием медазепама.

Результаты оригинальной разработки пептидного препарата дилепт были представлены в докладе Р.У. Островской и соавт. (Москва). Дилепт был создан на основе модификации структуры эндогенного пептида нейротензина, в частности его фармакофора Pro-Tyr. Он был позиционирован как потенциальный нейролептик с положительным когнитивным действием. В отличие от современных антипсихотических препаратов дилепт не вызывет каталепсии, миорелаксации или седации (даже при превышении эффективных доз на 2-3 порядка), что свидетельствует о высокой степени безопасности.

В докладе Г.Е. Самониной и соавт. (Москва) «Пептидная коррекция стрессогенных нарушений поведения» были представлены результаты исследований трипептида Pro-Gly-Pro, относящегося к семейству глипролинов и образующегося в организме при расщеплении белков соединительной ткани: коллагена и эластина. Пептид Pro-Gly-Pro, а также его метаболиты Pro-Gly и Gly-Pro могут проникать через гематоэнцефалический барьер и накапливаться в структурах мозга. Эти короткие пептиды обладают антиоксидантными, антитромботическими и антиагрегационными свойствами; способствуют устойчивости к гипоксии выживаемости животных при анафилаксии; проявляют антиульцерогенную и антистрессогенную активность. Протекторное действие Pro-Gly-Pro может реализовываться как на центральном, так и периферическом уровнях.

Связь особенностей реакции на стресс с механизмами нейроиммунной регуляции рассматривалась в докладе И.Д. Суркиной и соавт. (Москва), которая установила, что у пациентов с астеноневротическими расстройствами снижена продукция -интерферона. Оказалось, что это также характерно для спортсменов со стресс-индуцированными невротическими (в том числе, соматизированными) расстройствами. Были приведены данные о том, что стимуляция продукции интерферона дипиридамолом существенно редуцирует острую патологическую стрессовую реакцию у здоровых лиц.

Некоторые методологические аспекты оценки результатов экспериментальных психофармакологических исследований были представлены в докладе Г.Б. Кирилличевой (Москва) в аспекте влияния биоритмов.

Отдельный ряд докладов был посвящен изучению физиологической и патогенетической роли экзорфинов - опиоидных пептидов, образующихся в желудочно-кишечном тракте из высокомолекулярных пищевых белков. Биологическое и клиническое значение экзорфинов было охарактеризовано в докладе В.А. Дубынина (Москва). Автор, сосредоточив внимание на β-казоморфине (БКМ) - продукте деградации компонента молока β-казеина, обосновал важность БКМ в формировании адекватного детского поведения новорожденных и показал, что его дефицит может, вероятно, приводить к негативным изменениям состояния ребенка (в том числе отставленным). Было высказано мнение, что с негативными аспектами действия БКМ может быть связано развитие детского аутизма, синдрома внезапной остановки дыхания, диабета и кардиоваскулярных нарушений. Отмечалась неравноценность БКМ человека (естественное вскармливание) и коровы (искусственное вскармливание). Более подробно возможная роль БКМ в патогенезе аутизма была освещена в докладе О.Ю. Соколова и соавт. (Москва). Было подчеркнуто, что для пациентов с расстройствами аутистического спектра характерен высокий уровень пептидемии и пептидурии; последняя прямо коррелирует с тяжестью патологии. Среди обследованных пациентов уровень коровьего БКМ нарастал в ряду: норма > синдром Аспергера > детский аутизм. Прямое определение показало, что БКМ разного происхождения способны связываться не только опиоидными рецепторами, но и имеют в качестве мишени серотониновую систему. Автор заключает, что определение содержания БКМ в моче или крови может быть использовано в диагностике и при назначении диет и/или ферментных препаратов при аутизме. Клинические аспекты влияния БКМ на развитие грудных детей были рассмотрены также в докладе И.Г. Михеевой (Москва), где речь шла, в частности, о различиях возрастной динамики БКМ в крови детей, находящихся на естественном или искусственном вскармливании. По уровню иммунореактивности БКМ существенно различались группы детей с разной выраженностью психомоторного развития (при этом для задержки развития были характерны пониженные значения БКМ человека и повышенные - БКМ коровы). Доклады, касавшиеся исследований экзорфинов, показали их несомненную значимость для формирования ряда патологических состояний у детей.

Т.П. Клюшник, В.Е. Голимбет, И.С. Лебедева,

А.М. Балашов (Москва)

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail