Судаков К.В.

Научно-исследовательский институт нормальной физиологии им. П.К. Анохина РАМН, кафедра нормальной физиологии Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова

Системные механизмы психической деятельности

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(2): 4-14

Просмотров : 29

Загрузок :

Как цитировать

Судаков К. В. Системные механизмы психической деятельности. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(2):4-14.

Авторы:

Судаков К.В.

Научно-исследовательский институт нормальной физиологии им. П.К. Анохина РАМН, кафедра нормальной физиологии Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова

Все авторы (1)

a:2:{s:4:"TEXT";s:93601:"

П.К. Анохин писал: «Проблема психического для нейрофизиолога стала своеобразным «силомером». Только выразив свое отношение к этой проблеме, нейрофизиолог находит свое место в потоке исследовательской мысли и более четко намечает перспективы своей дальнейшей работы» [5].

Психическая деятельность - неотъемлемый компонент жизнедеятельности человека. Тем не менее в современной научной литературе отсутствует целостное представление о ней, поскольку различные проявления психической деятельности нередко искусственно вычленяются и рассматриваются отдельно.

Большинство современных авторов рассматривают психическую деятельность с позиций широко распространенной рефлекторной теории, в которой ведущая роль отводится внешним стимулам. Однако любой рефлекс, согласно классической рефлекторной теории, формируется на основе рефлекторной дуги и заканчивается отраженным действием, что и заключается в термине «психическая деятельность».

В последние годы все чаще понятие «психическая деятельность» заменяется термином «когнитивная деятельность». Такая подмена вряд ли правомерна, поскольку когнитивная деятельность является только частью деятельности психической. Как правило, в когнитивную деятельность включают процессы познания, обучения, памяти и иногда - мышления; в психическую же наряду с указанными процессами - процессы восприятия, ощущения, эмоций, мотиваций, представления или воображения, запоминания, воспоминания и забывания. Различные проявления когнитивной деятельности подчас искусственно вычленяются из целостной интегративной психической, и в целом такие представления можно расматривать как дань редукционизму.

Психическая деятельность, будучи тесно связанной с внешней, а у человека - с социальной средой, по сути является в значительной степени отражением деятельности головного мозга. При этом она может проявляться в поведении, выражаться в словесной и письменной форме, но может осуществляться без внешнего выражения.

Новые представления об организации психической деятельности человека и животных представляет теория функциональных систем организма, сформулированная П.К. Анохиным [3, 7, 25].

Функциональные системы - динамические, самоорганизующиеся и саморегулирующиеся центрально-периферические построения, все составные элементы которых содружественно объединяются для достижения полезных для самой системы и организма в целом приспособительных результатов. Из этого определения видно, что в теории функциональных систем четко определен системообразующий фактор, обеспечивающий многообразие приспособительных реакций организма на всех уровнях - от метаболических реакций до поведенческой и психической деятельности, удовлетворяющей потребности живых существ и определяющих целенаправленную их активность.

В целом организме имеется множество взаимосвязанных и взаимодействующих функциональных систем метаболического, гомеостатического, поведенческого и психического уровней.

Приспособительные результаты деятельности функциональных систем постоянно оцениваются их специальными центрами с помощью обратной афферентации, поступающей от соответствующих рецепторов. Таким образом, функциональные системы работают на основе принципа саморегуляции. Важно подчеркнуть, что саморегулирующиеся функциональные системы гомеостатического и метаболического уровней включаются в деятельность головного мозга (рис. 1).

Рисунок 1. Схема функциональной системы, объединяющей внутреннее (гомеостатическое) и внешнее (поведенческое) звенья саморегуляции. Внутреннее звено обеспечивает поддержание оптимального для жизнедеятельности показателя гомеостазиса. Внешнее звено на основе системно организованной центральной архитектоники определяет достижение субъектом психического и поведенческого результата, удовлетворяющего внутреннюю потребность. ПА - пусковая афферентация. ОА - обстановочная афферентация.
Следовательно, психическая деятельность человека определяется функциями не только головного мозга, но и организма в целом.

В связи с упоминавшейся выше рефлекторной теорией психической деятельности следует отметить, что в отличие от рефлекторной деятельности любая функциональная система не ограничивается действиями, а всегда направлена на достижение адаптивных результатов, удовлетворяющих ту или иную потребность организма. Рефлекторные дуги различных рефлексов психического уровня развертываются на основе предшествующей или вновь организующейся доминирующей в организме функциональной системы, формирующейся той или иной потребностью организма. Рефлекторные механизмы, завершающиеся только ответными реакциями субъектов на действие раздражителей, являются лишь составной частью функциональных систем [6].

Системная церебральная архитектоника психической деятельности

Церебральная архитектоника психической деятельности в соответствии с теорией функциональных систем включает последовательно сменяющие друг друга узловые механизмы: афферентный синтез, принятие решения и предвидение результата, удовлетворяющего ведущую исходную психическую или метаболическую потребность - акцептор результата действия, эфферентный синтез и постоянную оценку достигнутых результатов акцептором результатов путем сравнения обратной афферентации от параметров достигнутых результатов с механизмами акцептора результата действия.

Начальной стадией любого психического акта является стадия афферентного синтеза. На этой стадии возникающая на основе психической или метаболической потребности доминирующая мотивация постоянно взаимодействует на нейронах головного мозга с афферентацией, поступающей в ЦНС от действия на организм ситуационных и специальных пусковых факторов, а также с механизмами памяти. На стадии афферентного синтеза, который осуществляется по принципу доминанты [28], формируется такой важнейший механизм психической деятельности, как принятие решения.

Принятие решения определяет ограничение свободы деятельности субъектов и ориентирует их психическую деятельность в направлении удовлетворения сложившейся на стадии афферентного синтеза доминирующей мотивации.

После принятия решения психическая деятельность может ограничиться сугубо мозговыми нейродинамическими информационными исполнительными процессами мышления или включать активную деятельность человека, направленную на удовлетворение доминирующей исходной потребности. Но до этого активируется аппарат предвидения свойств потребного результата и способов, ведущих к его достижению, - акцептор результата действия.

Акцептор результата действия формируется в функциональных системах психической деятельности, с одной стороны, на генетической основе, с другой - его механизмы усложняются в процессе обучения субъектов при множественных взаимодействиях с факторами внешней среды. При действии на организм и в первую очередь на его рецепторы разнообразных факторов внешней среды, удовлетворяющих или не удовлетворяющих его исходные психические потребности, возникают множественные потоки афферентных возбуждений (обратная афферентация), которые распространяются в ЦНС и запечатляются на структурах аппарата акцептора результата действия, участвуя в процессах подкрепления.

Системное квантование психической деятельности

В 1983 г. автором данной статьи [26] был постулирован принцип системного квантования процессов жизнедеятельности, который может быть распространен на построение психической деятельности.

Принцип системного квантования психической деятельности состоит в том, что континуум деятельности различных функциональных систем психического уровня расчленяется на отдельные дискретные отрезки - системокванты: от психической потребности к ее удовлетворению. Каждый системоквант психической деятельности человека включает исходную метаболическую и формирующуюся на ее основе психическую потребность, включающую доминирующую мотивацию, а также поведение, направленное на удовлетворение исходной потребности, промежуточные и конечные результаты этой деятельности, постоянно оцениваемые субъектами с помощью обратной афферентации в плане удовлетворения, или, наоборот, неудовлетворения исходной потребности, т.е. достижения полезного для субъекта приспособительного результата.

В построении системоквантов психической деятельности человека ведущая роль принадлежит двум крайним компонентам системной церебральной архитектоники соответствующих функциональных систем - доминирующей мотивации и подкреплению.

Системное квантование психической деятельности осуществляется по принципу саморегуляции за счет постоянной оценки субъектом (его акцептором результата действия с помощью обратной афферентации) промежуточных (этапных) и конечного результатов. Если достигнутые результаты и их параметры, действующие на рецепторы организма, и возникающая при этом обратная афферентация соответствуют свойствам акцептора результата действия, удовлетворяют исходную потребность, системоквант психической деятельности на основе положительной эмоции завершается. Новая потребность формирует очередной системоквант психической деятельности и т.д. В случаях, когда параметры достигнутых результатов не соответствуют свойствам доминирующего акцептора результата действия, происходит перестройка афферентного синтеза, принимается новое решение, коррекция акцептора результата действия и психическая деятельность осуществляются в направлении достижения скорректированного результата.

Системокванты психической деятельности у человека могут строиться также под влиянием внешних воздействий, предварительного обучения, инструкции или самоинструкции. Квантование психической деятельности человека проявляется в нескольких разновидностях: последовательном, иерархическом и смешанном [21].

Доминирующая мотивация - основа психической деятельности

Ведущая роль в формировании психической деятельности принадлежит доминирующей мотивации.

Мотивации подразделяются на биологические (метаболические), стадные (у животных) и социальные (у человека). С позиций теории функциональных систем в организации психической деятельности мотивациям принадлежит системоорганизующая роль мобилизации исходно хаотически взаимодействующих нейронов головного мозга в организованную констелляцию, определяющую готовность субъектов к формированию ориентировочно-исследовательской деятельности и поведенческому удовлетворению их жизненно важных потребностей.

Биологические мотивации строятся на основе специфических восходящих активирующих влияний гипоталамических центров на другие структуры головного мозга, в частности лимбические образования, таламус, ретикулярную формацию ствола головного мозга, включая кору больших полушарий, особенно ее лобные отделы.

В сложной корково-подкорковой архитектонике биологических мотиваций большая роль принадлежит мотивациогенным центрам гипоталамуса. Разрушение этих центров полностью устраняет их активирующие влияния на структуры головного мозга, определяющие соответствующие биологические мотивации и порождаемую ими целенаправленную деятельность [24]. У человека пейсмекеры социальных мотиваций располагаются в лобной коре больших полушарий головного мозга [12, 27].

В каждый данный момент времени мозгом завладевает доминирующая в социальном или биологическом плане мотивация, которая организуется наиболее значимой в плане выживания или адаптации субъектов к окружающей среде потребностью. Остальные, субдоминирующие мотивации поддерживают доминирующую или тормозятся. После удовлетворения ведущей потребности они в свою очередь в иерархическом порядке могут стать доминирующими.

Специально проведенные нами эксперименты свидетельствуют, что доминирующие мотивации значительно изменяют общие свойства головного мозга. При этом увеличиваются конвергентные и дискриминационные свойства отдельных нейронов головного мозга по отношению к различным сенсорным воздействиям: изменяется их чувствительность к нейромедиаторам, нейропептидам и другим биологически активным веществам. Существенно расширяется чувствительность нейронов головного мозга к действию подкрепляющих - удовлетворяющих соответствующую потребность факторов. При мотивации во многих структурах головного мозга усиливается экспрессия ранних генов c-fos и c-jun. К тому же доминирующая мотивация повышает чувствительность соответствующих периферических рецепторов [34]. Доминирующие мотивации, таким образом, направленно изменяют свойства воспринимающих внешние воздействия структур головного мозга и соответствующих периферических рецепторов, избирательно настраивая их на восприятие и взаимодействие с факторами, удовлетворяющими лежащие в основе этих мотиваций потребности. Доминирующая мотивация находит отчетливое проявление в деятельности отдельных нейронов головного мозга в виде специфического для каждой мотивации паттерна межимпульсных интервалов [24]. Кроме того, при мотивации складываются реверберирующие отношения между корой и подкорковыми структурами головного мозга, вероятно, способствуя пролонгированию напряженной деятельности.

Социальные мотивации человека значительно меняют характер его биологических мотиваций, придавая им социальную окраску.

Мотивация в свою очередь тесно связана с рассмотренными выше узловыми стадиями системной архитектоники психических актов - афферентным синтезом, принятием решения и эфферентным синтезом. Но особенно тесно мотивация связана с аппаратом предвидения результатов - акцептором результатов действия. Доминирующая мотивация извлекает из него информационные параметры исходной потребности, и опережающе - пути, средства достижения и параметры результатов, удовлетворяющих исходную потребность. В свете этого акцептор результатов действия в системной организации психических актов человека и животных выступает в качестве своеобразного вектора поведения.

Акцептор результатов действия в функциональных системах психической деятельности

В соответствии с представлениями П.К. Анохина структурную основу акцепторов результатов действия составляют вставочные нейроны различных отделов головного мозга, на которые по коллатералям пирамидного тракта распространяются сформированные доминирующей мотивацией, условными раздражителями и механизмами памяти копии эффекторных возбуждений пирамидных нейронов коры больших полушарий (рис. 2).

Рисунок 2. Схема формирования многоуровневого акцептора результата действия на структурах мозга и его извлечения доминирующей мотивацией. 1 - под влиянием доминирующей мотивации (М) через коллатерали пирамидного тракта возбуждается система вставочных нейронов, расположенных на разных уровнях мозга - акцептор результата действия; 2 - в центре под влиянием различных параметров достигнутых результатов на вставочных нейронах формируется энграмма подкрепления; 3 - доминирующая мотивация опережающе активирует энграмму подкрепления.
Благодаря наличию между вставочными нейронами, объединенными в аппарат акцептора результата действия, циклических взаимосвязей возбуждения в этих нейронах на основе механизмов реверберации способны сохраняться длительное время. Это в свою очередь позволяет им длительно находиться в возбужденном состоянии и благодаря этому под влиянием доминирующей мотивации непрерывно оценивать поступающую к ним обратную афферентацию от различных параметров достигаемых субъектами результатов.

Подтверждение распространения возбуждений пирамидного тракта на вставочные нейроны, составляющие акцептор результата действия, получено нами в специальных экспериментах на животных, в которых микроэлектродным методом исследовали реакции вставочных нейронов различных областей головного мозга в ответ на антидромное раздражение центрального конца перерезанного на уровне олив продолговатого мозга пирамидного тракта.

При антидромной стимуляции пирамидного тракта ответы вставочных нейронов зарегистрированы в соматосенсорной, зрительной коре и в дорсальном гиппокампе. Эти же нейроны отчетливо реагировали на предъявляемые животным стимулы различной сенсорной модальности, а также раздражения мотивациогенных центров гипоталамуса [26]. Это указывает на широкое распространение антидромных возбуждений пирамидного тракта по его коллатералям к различным структурам головного мозга и взаимодействие на этих нейронах мотивационных и сенсорных возбуждений различной модальности. Наряду с этим установлено, что нейроны, составляющие акцепторы результатов действия, реагируют также на подкрепляющие воздействия [18].

При удовлетворении исходной потребности меняются свойства нейронов, исходно вовлеченных в доминирующую мотивацию. При этом происходит смена пачкообразной активности этих нейронов на регулярную [1]. Это свидетельствует, что на структурах акцепторов результатов действия осуществляется тесное взаимодействие мотивационных и подкрепляющих возбуждений.

По механизму обратной афферентации каждый параметр подкрепляющего воздействия оставляет свой специфический след в соответствующих проекционных зонах акцепторов результатов действия, которые охватывают различные области коры и подкорковых образований головного мозга. В итоге на соответствующих структурах акцепторов результатов действия в каждом случае создается информационный структурно-функциональный ансамбль подкрепления - его образ («отпечаток действительности» по И.П. Павлову). Их можно представить в форме специфических геометрических образов (рис. 3).

Рисунок 3. Геометрические образы акцептора результата действия в разных функциональных системах. Каждая фигура зависит от параметров подкрепления; М - мотивация. ПН - пирамидный нейрон. 1-6 - параметры подкрепляющего результата.

На структурах акцепторов результатов действия отпечатывается многообразная действительность: место и последовательность действующих на живые объекты событий - связь их во времени и пространстве, а также эмоциональные состояния, сопровождающие потребность и ее удовлетворение и параметры действий, удовлетворяющие эти потребности. По мере обучения субъектов на структурах акцептора результатов действия формируются динамические программы психической и поведенческой деятельности. При этом, если генетические компоненты акцепторов результатов действия относительно консервативны, то в процессе индивидуальной жизни архитектоника акцепторов результатов действия все время изменяется в соответствии с изменчивостью параметров подкрепляющих воздействий. Доминирующие мотивации извлекают приобретенный опыт именно в той временно`й последовательности, в какой реальные события разыгрывались ранее при обучении [26].

Как известно, K. Lоrеnz [33] первым обнаружил феномен запечатления (импринтинг) у новорожденных птенцов. Он показал, что предметы окружающей среды, которые первыми предъявляются новорожденным, запечатляются в их памяти и определяют реакцию следования за этими предметами. Однако K. Lоrеnz и его последователи, в частности Н. Тинберген, не ответили на вопрос: каковы механизмы импринтинга и как долго в онтогенезе живых существ проявляется этот механизм? В 1978 г. нами была сформулирована импринтинговая гипотеза формирования акцепторов результатов действия. Согласно ей, свойство запечатления действительности отчетливо сохраняется всю последующую жизнь индивидов и особенно проявляется при обучении в процессе формирования динамических стереотипов головного мозга. Проведенные нами опыты показали, что образы подкрепляющих возбуждений строятся с помощью информационных белковых молекул [26], формирующих молекулярные энграммы. В фиксации «отпечатков действительности» существенную роль играют олигопептиды подкрепления, такие как вещество П, пептид, вызывающий Δ-сон, пролактин, β-эндорфин и др. [20].

Кроме олигопептидов, в рассматриваемых процессах участвуют иммунные механизмы.

К. Прибрам в свое время предполагал, что мозг реагирует по голографическому принципу. Он полагал, что память не локализуется в определенных участках, а распространена по всему головному мозгу [37]. Генерализованное по головному мозгу взаимодействие мотивационных и подкрепляющих возбуждений на структурах, составляющих акцептор результатов действия, подтверждает голографический механизм его деятельности. По аналогии с физической голографией мотивационные возбуждения рассматриваются нами как опорная волна, а возбуждение от действующих на различные рецепторы организма подкрепляющих факторов - как предметная. Мы полагаем, что интерференция этих двух волн, обусловленных мотивацией и подкреплением, формирует на структурах акцепторов результатов действия голографические образы [22].

Информационные аспекты психической деятельности

На протяжении более 300 лет физиология строит свое научное знание на основе физико-химических процессов. Эта значимая тенденция, вне всяких сомнений, будет сохраняться и в будущем. Тем не менее становится все более ясно, что наряду с физико-химическими процессами жизнедеятельность характеризуется информационной сущностью.

Большинство ученых сходятся во мнении, что информация, пронизывающая все мироздание, представляет собой волновой процесс [10, 16, 31].

Исследователи рассматривают связь информации с электромагнитными [16] и с продольными волнами [32]. И.И. Юзвишин [31], например, считает информацию, как «фундаментальный генерализованный - единый, безначально, бесконечный процесс резонансно-сотового и волнового отношения, взаимодействия и взаимосохранения».

В общей форме информация связана с отношением предметов к предметам, субъектов - к предметам, субъектов - к субъектам, субъектов - к популяциям и т.д. И, кроме того, она, безусловно, связана с ее носителями - материальными физико-химическими процессами, их соотношениями и зависит от заключающейся в них энергии.

Информационные процессы в природе, технических устройствах и общественных отношениях в ХХ веке составили предмет научных изысканий ряда выдающихся ученых [8, 13, 29, 31, 38], которые привлекли внимание естествоиспытателей к информационной стороне жизнедеятельности. Так, В.И. Корогодин [11], В.И. Лощилов [13] справедливо заметили, что информация тесно связана с системными процессами жизнедеятельности.

Информационные процессы отчетливо проявляются в работе функциональных систем психического уровня организации.

В процессе формирования потребностей информация изначально возникает как отношение отклоненной величины адаптивного результата к значению его оптимального для жизнедеятельности уровня. Поэтому в каждой функциональной системе, наряду с физико-химическими процессами, постоянно циркулирует информация об исходной потребности и ее удовлетворении. При этом, несмотря на смену физико-химических и физиологических носителей, информация о потребности, а также ее удовлетворении сохраняется в неизменном виде. В каждой саморегулирующейся функциональной системе отчетливо прослеживаются последовательные превращения информационных процессов в физико-химические и наоборот.

Информация в функциональных системах, определяющих поведение и психическую деятельность человека, возникает первично как отношение регулируемого ими гомеостатического показателя к результатам психической и поведенческой деятельности. Она порождается соотношением физиологических процессов, происходящих как внутри функциональных систем, так и между ними.

Рассматривая информационную сторону системной организации поведенческих актов Д.Н. Меницкий [14] разделил параметры подкрепления на семантические (информационные) и прагматические (мотивационные) компоненты, а А.М. Иваницкий [9], сформулировал представления об информационном синтезе. Однако ранее П.К. Анохин (1969) ввел понятие «информационный эквивалент результата». По этому поводу он писал: «В теории информации существует представление о точности передачи информации о каком-либо объекте независимо от перекодирования... Это значит, что процесс информации, в каком бы звене передачи мы его ни уловили, принципиально содержит в себе все то, что составляет наиболее характерные черты исходного объекта, однако эти признаки могут быть представлены в разных кодах. Я назвал бы эти этапы передачи информации информационным эквивалентом объекта» [4]. Под информационным эквивалентом объекта П.К. Анохин понимал передачу информации о свойствах объекта в различных звеньях в живых организмах, технических устройствах без ее потери несмотря на смену физико-химических носителей до конечного звена приема информации включительно. Сформулированное П.К. Анохиным понятие информационного эквивалента объекта является основополагающим для информационной деятельности функциональных систем психического уровня организации.

Развивая эти представления мы сформулировали представление об информационном эквиваленте потребности и информационном эквиваленте результата.

Церебральная архитектоника функциональных систем, осуществляющая психическую и поведенческую деятельность человека, строящаяся на морфофункциональной материальной основе, в то же время представляет динамику информационных процессов, разыгрывающихся на структурах головного мозга.

Эти процессы включают трансформацию ведущей потребности в мотивационное возбуждение, трансформацию мотивации в деятельность акцептора результатов действия и в поведение, и, наконец, трансформацию подкрепляющих воздействий в деятельность акцептора результата действия, оказывающего в свою очередь обратные информационные влияния на процессы афферентного синтеза. Все эти процессы на каждом этапе системной организации психической деятельности разыгрываются без потери информационного смысла исходной потребности и ее удовлетворения. В этих процессах наряду с импульсной активностью нейронов существенная роль принадлежит информационным молекулам - ДНК, РНК, жидким средам и биологически активным веществам, в частности олигопептидам. Одни олигопептиды осуществляют передачу информации о метаболической потребности к нейронам головного мозга, формирующим соответствующую мотивацию, другие - определяют доминирование мотиваций на стадии афферентного синтеза, третьи - трансформацию доминирующей мотивации в поведение, четвертые - определяют оценку достигнутых результатов при поступлении обратной афферентации к структурам головного мозга [20]. Структурные элементы мозга - нейроны, синапсы, глиальные клетки и мозговая жидкость выступают в качестве носителей информационных процессов.

Важно отметить, что доминирующие мотивации приобретают способность опережающего информационного программирования свойств потребных результатов и способов их достижения. С опережающими реальные события программами акцептора результата действия в процессе мыслительной или поведенческой деятельности человека также на информационной основе осуществляется постоянное сравнение достигнутых результатов поведения психической деятельности, их оценка и запечатление. На акцепторах результатов действия таким образом строятся информационные модели внутренней среды организма и окружающей действительности. Интеграция же акцепторов результатов действия отдельных функциональных систем формирует единый общий информационный голографический экран головного мозга.

Информационная роль эмоций как компонентов системной организации психической деятельности

Информационная оценка психической деятельности в первую очередь связана с субъективными эмоциональными ощущениями, связанными с функцией лимбических образований головного мозга [35]. По мнению П.К. Анохина, эмоции играют роль своеобразных пеленгов, оценивающих потребности живых существ и их удовлетворение и действие разнообразных внешних факторов на организм, разделяя их на полезные и вредные [2]. Эмоции определяют, таким образом, чувственное восприятие действительности.

При этом на основе неоднократных удовлетворений однотипных психических потребностей человек опережающе предвидит как положительные, так и отрицательные эмоции.

Информационную сторону эмоций подметил П.В. Симонов [19] в сформулированной им потребностно-информационной теории эмоций. Он писал: эмоция «есть отражение мозгом человека и высших животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворения, которую субъект непроизвольно оценивает на основе врожденного и ранее приобретенного индивидуального опыта» [19]. Он подчеркивал зависимость выраженности эмоции от силы исходной потребности живых существ и вероятности ее удовлетворения.

Эмоциональный компонент оценки результативной деятельности формируется уже у 5-месячных плодов человека [15].

Новорожденные же дети проявляют свое отношение к действительности только эмоциональными реакциями плача или успокоения, включая сон: при просыпании в отсутствие родителей ребенок кричит, проявляя негативную эмоцию; при возникновении пищевой потребности его отрицательные эмоции проявляются в плаче, крике и глобальных движениях. При удовлетворении пищевой потребности (при кормлении грудью матери) новорожденные успокаиваются. Стоит, однако, как показала К.В. Шулейкина [30], вместо соски с молоком предоставить ребенку соску с лимонной водой, как он немедленно выплевывает ее и все его поведение отражает отрицательную эмоциональную реакцию. Известно также, что отрицательные эмоции отчетливо проявляются у новорожденных и при повреждающих воздействиях (при болях, например при метеоризме или при врачебных процедурах и т.п.). По мере общения с внешним миром и в первую очередь с родителями и окружающими его людьми ребенок осваивает, познает их эмоциональное отношение к разнообразным внешним воздействиям, оценивая их как «хорошо или плохо». В дальнейшем эмоциональную окраску принимают и принятия решений. Особо значимо эмоции включаются в деятельность акцепторов результатов действия различных функциональных систем, в опережающую оценку успешной и неуспешной деятельности по достижению потребных результатов. Таким образом формируется эмоциональное сознание человека, когда внешний и внутренний мир человека трансформируется в специфические внутренние образы - субъективное переживание человеком своего внутреннего состояния и окружающей среды с возможностью соответствующей оценки последней (в том числе и поведения других людей).

Становление эмоционального сознания ребенка тесно связано с восприятием информации в виде словесных стимулов, т.е. с речевой функцией.

В этом смысле можно говорить о формировании эмоционально-словесного сознания. Именно с помощью эмоционально-словесного сознания ребенок формирует отношение к себе, своему «Я», выделяя себя как субъекта из окружающего мира. Запечатление на морфофункциональных структурах акцепторов результатов действия эмоциональных состояний и словесных эквивалентов действительности, начиная с раннего постнатального периода, формирует интеллект, обогащающийся на протяжении всей жизни индивидов. Эмоционально-словесные акцепторы результатов действия позволяют каждой личности адекватно оценивать себя, свои потребности, накопленные знания и окружающую действительность. Словесная оценка человеком потребностей и их удовлетворение, а также разнообразных внешних воздействий на организм наряду с эмоциональными ощущениями осуществляется с помощью языковых символов, фраз, словесных построений устного и письменного характера. Этот уровень мышления требует специального обучения, в первую очередь языку. С помощью языковых символов у человека на структурах акцепторов результатов деятельности строятся эмоционально-словесные функциональные системы идеального, информационного уровня.

В патологии на сильных эмоциональных ощущениях и словесных внушениях может строиться влечение к алкоголю или наркотическим веществам.

Эмоциональные состояния при определенных обстоятельствах могут самостоятельно строить функциональные системы. Примером этого служат эксперименты с самораздражением структур головного мозга [36].

Системная организация мыслительной деятельности

С позиций теории функциональных систем мышление - внутренний информационный, исполнительный механизм динамических построений церебральной архитектоники системной организации психической деятельности.

Мыслительную деятельность человека можно рассматривать как оперирование информационными процессами в головном мозге, своеобразное «поведение» на информационном уровне. Мыслительная деятельность завершается информационным результатом - построением мысли.

С позиций общей теории функциональных систем процесс мышления строится результативными системоквантами и включает универсальные системные узловые компоненты: системоорганизующую роль исходных биологических и социальных потребностей человека и формирующихся на их основе доминирующих мотиваций, а также внешних стимулов в построении мыслительной деятельности; мысленный результат как ведущий системообразующий фактор мыслительной деятельности; опережающее программирование мыслительной деятельности акцептором результатов действий; наконец, эффекторное выражение мыслительных процессов через поведение, соматовегетативные компоненты и через специально организованный аппарат речи. Все эти процессы непрерывно оцениваются акцептором результатов действия с помощью обратной афферентации.

Операционная архитектоника мыслительной деятельности строится на основе эмоциональных и словесных эквивалентов действительности: информационном эквиваленте потребности, мотивации, поведения и оценки достигнутых результатов.

Указанные механизмы в определенном смысле созвучны учению И.П. Павлова о первой и второй сигнальных системах действительности. Однако, если представления И.П. Павлова строились на информационной оценке сигналов (условных раздражителей физического и словесного характера), то с позиций системной организации мыслительной деятельности информационное наполнение функциональных систем психического уровня определяют соответствующие адаптивные для деятельности человека результаты. Если же результаты деятельности имеют только физические параметры, то и организуемые ими функциональные системы мыслительной деятельности строятся на информационных эквивалентах физических свойств этих результатов. Если же результаты деятельности имеют речевые, словесные параметры, соответствующие функциональные системы мыслительной деятельности строятся на информационной словесной основе.

У человека информационный эквивалент функциональных систем психической деятельности связан, как указывалось

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail