Брусов О.С.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья», Москва, Россия

Коляскина Г.И.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Каледа В.Г.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Секирина Т.П.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Кушнер С.Г.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Васильева Е.Ф.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Использование канонического корреляционного анализа для оценки силы связи между клиническими и биологическими показателями

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(1): 11-19

Просмотров : 8

Загрузок :

Как цитировать

Брусов О. С., Коляскина Г. И., Каледа В. Г., Секирина Т. П., Кушнер С. Г., Васильева Е. Ф. Использование канонического корреляционного анализа для оценки силы связи между клиническими и биологическими показателями. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(1):11-19.

Авторы:

Брусов О.С.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья», Москва, Россия

Все авторы (6)

a:2:{s:4:"TEXT";s:69584:"

Каноническая корреляция - обобщение парной корреляции, которое используется для определения связи между двумя группами признаков [9]. Канонический корреляционный анализ - метод нахождения канонической корреляции, основанный на построении линейных комбинаций признаков (в двух заданных группах признаков), при которых обычный коэффициент парной корреляции между ними достигает наибольшего значения.

Авторы использовали указанный метод анализа для доказательства его высокой эффективности в биологической и клинической психиатрии на примере анализа сопряженности факторов неспецифического иммунитета и эффективности терапии при эндогенном психозе.

В предыдущих исследованиях [2, 5, 6, 8] было установлено, что терапевтическая эффективность лечения нейролептиками больных юношеского и молодого возраста с первым приступом шизофрении связана с наличием у них серологических признаков активации цитомегаловирусной инфекции (ЦМВИ). Речь идет о том, что активация ЦМВИ в организме больного приводит к достоверному уменьшению терапевтической эффективности таких нейролептиков, как галоперидол и клозапин. При этом при аналогичном лечении больных с шизоаффективным психозом (ШАП) активация ЦМВИ к достоверному снижению терапевтической эффективности галоперидола и клозапина не приводила. Важно, что у больных шизофренией с текущей ЦМВИ до начала лечения наблюдалось значительное снижение показателей ряда основных факторов неспецифического (врожденного) иммунитета: продукции Т-лимфоцитами γ-интерферона, пропорции фагоцитирующих нейтрофилов и моноцитов, а также цитотоксической активности лимфоцитов - естественных киллеров. Корреляционный анализ между снижением активности исследованных факторов неспецифического иммунитета и терапевтической эффективностью лечения в описанной работе нами не проводился. Поэтому неясно, определяется ли выявленная нами терапевтическая резистентность у больных шизофренией нарушениями неспецифического иммунитета или основную роль в ее развитии играют ЦМВ-зависимые нарушения иммунного статуса.

Целью данной работы было выявление связи между исходным состоянием неспецифического иммунитета и эффективностью лечения нейролептиками больных юношеского и молодого возраста с первым приступом эндогенного психоза.

Рабочая гипотеза: эффективность лечения нейролептиками больных юношеского и молодого возраста с первым приступом эндогенного психоза в значительной степени определяется комплексным влиянием исходного состояния трех факторов неспецифического иммунитета: уровнем продукции Т-лимфоцитами γ-интерферона, пропорцией фагоцитирующих нейтрофилов и моноцитов и цитотоксической активностью лимфоцитов - естественных киллеров.

Для исследования комплексного влияния всех трех факторов неспецифического иммунитета на терапевтическую эффективность лечения использовали статистический метод канонических корреляций, позволяющий суммировать вклады отдельных факторов неспецифического иммунитета в общую эффективность лечения больных.

Материал и методы

Для проверки рабочей гипотезы использовали базу данных, полученную в результате исследования влияния ЦМВИ на формирование резистентности к лечению нейролептиками больных юношеского и молодого возраста с первым приступом эндогенного психоза [2].

Больные, включенные в базу данных, являлись пациентами отдела по изучению эндогенных психозов и аффективных состояний (зав. - проф. Г.П. Пантелеева) Научного центра психического здоровья РАМН (НЦПЗ РАМН). Показатели неспецифического иммунитета определялись сотрудниками лаборатории клинической иммунологии (зав. - проф. Г.И. Коляскина) НЦПЗ РАМН.

Клинические данные. База данных включала сведения, касавшиеся 62 пациентов, страдавших шизофренией и ШАП. Все больные были мужского пола, юношеского и молодого возраста (16 лет - 34 года) с манифестным приступом эндогенного психоза.

Больные шизофренией (34 человека) были разделены на 2 группы - в соответствии с доминированием кататонической (9) или галлюцинаторно-бредовой (25) симптоматики. Больные ШАП (28 человек) характеризовались доминированием аффективно-бредовой симптоматики.

Средний возраст больных шизофренией к началу болезни составлял 21,6±3,4 года (18-29 лет; ±95% доверительный интервал: 20,6-22,6 года); средний возраст манифестации психоза в этой группе - 21,5±2,8 года (18-30 лет; ±95% доверительный интервал: 20,5-22,5 года).

Средний возраст больных ШАП к началу болезни - 21,6±2,9 года (18-30 лет; ±95% доверительный интервал: 20,2-23,0 года); средний возраст манифестации психоза в этой группе - 21,5±4,0 года (16 лет - 34 года; ±95% доверительный интервал: 20,0-23,0 года).

Все больные принимали галоперидол и клозапин в течение 60 дней с момента поступления в стационар. Средняя доза галоперидола в группе больных шизофренией - 12,8±4,6 мг/сут (5-20 мг/сут; ±95% доверительный интервал: 11,2-14,42 мг/сут); средняя доза клозапина - 95,5±48 мг/сут (25-275 мг/сут; ±95% доверительный интервал: 78,8-112,2 мг/сут). Средняя доза галоперидола в группе больных ШАП - 12,7±4,8 мг/сут (5-25 мг/сут; ±95% доверительный интервал: 10,7-14,6 мг/сут); средняя доза клозапина - 90,0±33,7 мг/сут (37-200 мг/сут; ±95% доверительный интервал: 76,1-102,3 мг/сут).

Из приведенных количественных показателей видно, что их ±95% доверительные интервалы, а также средних терапевтических доз нейролептиков перекрываются. Это свидетельствует об исходной клинической гомогенности этих групп, а также отсутствии различий в дозах нейролептиков для лечения больных шизофренией и ШАП.

Все больные проходили полное клиническое обследование с оценкой их клинико-психопатологических особенностей. Кроме того, их состояние оценивалось по шкале позитивных и негативных симптомов (PANSS), шкале общего клинического впечатления (CGI), а также шкале оценки побочных эффектов (UKU). Заполнение шкал проводили в день начала лечения визита 2[1] и в дальнейшем через каждые 10 дней в течение 20 мес (3-8-й визиты). Биологические исследования проводили до начала лечения, через 30 и 60 дней лечения (конечная точка).

Основную оценку клинической эффективности лечения больных проводили согласно критериям доказательной медицины путем определения снижения общего числа баллов шкалы PANSS между началом (визит 2) и после окончания лечения (визит 8) и выражали в процентах от исходного (визит 2) числа баллов (параметр - Ptot 2-8 (%)). Аналогичным образом проводили оценку эффективности лечения отдельно по субшкалам позитивных (Ppos 2-8 (%)), негативных расстройств (Pneg 2-8 (%)) и субшкале общей психопатологии PANSS (Ppsy 2-8 (%)).

Величины эффективности лечения: Ptot 2-8 (%); Ppos 2-8 (%); Pneg 2-8 (%) и Ppsy 2-8 (%) представляют собой разницу в балльных оценках по шкале общего PANSS (Ptot) или субшкалам позитивных (Ppos), негативных (Pneg) или психопатологических (Ppsy) симптомов шкалы PANSS между визитом 2 (начало лечения) и визитом 8 (конец лечения). Эта разница была выражена в процентах от балльных оценок в начале лечения (визит 2).

Определение показателей неспецифического иммунитета. Фагоцитарную активность оценивали по пропорции фагоцитирующих клеток среди нейтрофилов и моноцитов (процент фагоцитоза - PN%) [7].

Изучение цитотоксической активности натуральных (естественных) киллеров (ЦА НК) проводили в культуре лимфоцитов, выделенных в градиенте плотности фиколл-верографин в составе мононуклеарных клеток (МНК, моноциты+лимфоциты) из периферической крови больных и здоровых. Моноциты удаляли из взвеси МНК, используя их адгезивные свойства [4]. С этой целью взвесь МНК инкубировали в пластиковых чашках при 37° С 1 час, в течение которого моноциты оседали на дно чашки и прилипали к нему, а в супернатанте оставались только лимфоциты, которые собирали и использовали для постановки культуры для определения ЦА НК в системе без моноцитов. В качестве мишеней для НК использовали клетки эритробластоидной клеточной линии К-562 в соотношении клетки-мишени 20:1. ЦА НК определяли по разнице количества недеградированной [3Н] РНК (в имп/мин) в контрольной (клетки-мишени) и опытной (исследуемые лимфоциты + клетки-мишени) культурах и выражали в виде индекса цитотоксичности (ИЦ) в процентах, как описано нами ранее [5]. ЦА НК, определяемую в культуре без моноцитов, обозначали в нашей работе как величину НК-20.

Продукцию γ-интерферона (переменная - γ-INF) в ФГА-стимулированных культурах лимфоцитов определяли иммуноферментным методом (ИФА) с помощью соответствующих наборов (ICN Biomedicals Inc.USA) и выражали в усл. ед. [1].

Метод канонических корреляций. Метод канонических корреляций выполнялся в лаборатории доказательной медицины и биостатистики (зав. - к.б.н. А.Н. Симонов) НЦПЗ РАМН О.С. Брусовым. Для проведения анализа использовали модуль «Canonical Analysis» в статистической программе Statistica, release 6 (StatSoft, USA).

Результаты и обсуждение

Метод канонических корреляций требует, чтобы все переменные имели нормальное распределение. В связи с тем что гистограммы распределения переменных γ-INF и PN в группах больных шизофренией и ШАП (визит 2, до начала лечения) имели выраженный сдвиг максимумов влево (в область низких значений параметров), была применена процедура логарифмического преобразования этих переменных: Ln(γINF) и Ln(PN). Полученные величины Ln(γINF) и Ln(PN) имели нормальное распределение.

В табл. 1 и 2 приведены средние значения, медианы, максимальные и минимальные значения и стандартные отклонения от средних значений показателей эффективности лечения в группах больных шизофренией и ШАП соответственно.

Значения параметров эффективности лечения, оцененных как для общего PANSS, так и всех субшкал PANSS, достоверно не различались как между группами больных шизофренией, так и между шизофренией и ШАП.

В табл. 1 и 2 приведены также средние значения, медианы, максимальные и минимальные значения и стандартные отклонения от средних значений показателей неспецифического иммунитета до начала лечения (визит 2) в группах больных шизофренией или ШАП соответственно. Значения продукции -интерферона (величина - γINF), а также активности фагоцитоза нейтрофилов и моноцитов (величина - PN) выражены в виде их натуральных логарифмов: Ln(γINF) и Ln(PN). В этом виде они имеют нормальное распределение. Значения параметров неспецифического иммунитета до начала лечения достоверно не различались в группах больных шизофренией или ШАП. При этом средние значения величины NK-20 и PN или Ln(PN) в группах больных шизофренией или ШАП были достоверно (p<0,02) ниже их контрольных значений, равных (M±SD) для NK-20: 60,0±3,0% (n=24); для величины Ln(PN): 4,01±0,9 (n=32). По средним величинам продукции интерферона (величина γINF или ее натурального логарифма - Ln(γINF)) между группами больных шизофренией и ШАП и контролем (2,36±1,28; γ=7) достоверных различий не было.

Для всех приведенных клинических и биологических параметров в группах больных шизофренией или ШАП практически не было различия между значениями их средних величин и их медианами, что свидетельствует о нормальном распределении этих переменных.

Нормальность распределения клинических величин эффективности лечения и параметров неспецифического иммунитета до начала лечения позволяет проанализировать парные корреляции по Пирсону между клиническими и иммунологическими параметрами.

В табл. 3 представлены величины парных параметрических корреляций по Пирсону между величинами эффективности лечения и параметрами неспецифического иммунитета до лечения в группе больных шизофренией.

Имелись статистически достоверные позитивные корреляции между величинами эффективности лечения и значениями продукции γ-интерферона до начала лечения (Ln(γINF)). Такая же статистически достоверная корреляционная связь была обнаружена между величинами эффективности лечения (кроме Pneg 2-8 (%)) и активностью фагоцитоза (Ln(PN)). Не было выявлено статистически достоверных корреляционных связей между эффективностью лечения и ЦАНК (показатель NК-20).

Для относительных оценок величин коэффициента корреляции принята следующая интерпретация [3]. Значениям коэффициента корреляции (R) по Пирсону между 0 и 0,2 соответствует очень слабая корреляция между параметрами; между 0,2 и 0,5 - слабая; между 0,5 и 0,7 - средняя корреляция; между 0,7 и 0,9 - сильная; между 0,9 и 1,0 - очень сильная.

Как видно из табл. 3, значения достоверных коэффициентов корреляций по Пирсону были больше 0,3 и меньше 0,7, т.е. имели слабую или среднюю силу связи (корреляцию) между параметрами.

В табл. 4 представлены величины парных параметрических корреляций по Пирсону между величинами эффективности лечения и параметрами неспецифического иммунитета до лечения в группе больных ШАП.

Не было выявлено статистически достоверных корреляционных связей между эффективностью лечения и значениями продукции γ-интерферона до начала лечения (Ln(γINF)) или ЦАНК (показатель NК-20). Видно наличие статистически достоверных позитивных корреляций только между величинами эффективности лечения (кроме Ppsy 2-8 (%)) и активностью фагоцитоза (Ln(PN)). Значения достоверных коэффициентов корреляций были больше 0,2 и меньше 0,5, т.е. имели слабую силу связи между изучавшимися показателями.

Как говорилось выше, метод канонических корреляций является обобщением парной корреляции. Он позволяет находить максимальные корреляционные связи между двумя группами коррелирующих величин. Если рассматривается зависимость между одним результативным показателем Y (в данном случае это может быть эффективность лечения, оцененная по общей шкале PANSS: параметр Ptot 2-8 (%)) и одним фактором - X, влияющим на Y (в данном случае Х - это любой из параметров неспецифического иммунитета, например Ln(γINF)), то речь идет о парной корреляции типа (Ptot 2-8 (%) versus (vs.) Ln(γINF). Когда имеется несколько переменных X и одна переменная Y, проводится множественный корреляционный анализ для установления связи между переменными. В данном случае это корреляция между Ptot 2-8 (%) и (A1*Ln(γINF)+A2*(NK-20)+A3*Ln(PN)), где A1, A2 и A3 - весовые коэффициенты перед факторами неспецифического иммунитета, влияющими на величину Ptot 2-8 (%) и определяющими индивидуальный вклад каждого фактора неспецифического иммунитета в значения этого результативного клинического показателя.

Каноническая корреляция в самом общем виде - это распространение парной корреляции на случай, когда имеется несколько результативных показателей, т.е. Y=ΣBiYi. Например, в данном случае - это Y=B1Y1+B2Y2+B3Y3, где: Y1=Ppos 2-8 (%), Y2=Pneg 2-8 (%) и Y3=Ppsy 2-8 (%) и несколько факторов Xi, влияющих на Yi (в данном случае - это факторы Х1=Ln(γINF), X2=NK-20 и Х3=Ln(PN)). Следовательно, это каноническая корреляция типа [Y=(B1*Ppos 2-8 (%)+B2*Pneg 2-8 (%)+B3*Ppsy 2-8 (%))] vs. [X=(A1*Ln(γINF)+A2*(NK-20)+A3*Ln(PN))], где B1, B2 и B3 - весовые (канонические) коэффициенты перед результативными показателями лечения для непересекающихся субшкал шкалы PANSS: (Ppos 2-8 (%); Pneg 2-8 (%) и Ppsy 2-8 (%)), а A1, A2 и A3 - весовые коэффициенты перед факторами неспецифического иммунитета, влияющими на показатели лечения. В результате канонической корреляции все весовые коэффициенты автоматически подбираются так, чтобы суммарная корреляция между результативными показателями и факторами была максимально возможной.

Важно отметить следующее: чтобы весовые коэффициенты перед переменными не зависели от их размерностей и тем самым от их абсолютных значений в процессе компьютерной обработки получающихся матриц, исходные значения для каждой переменной нормируются (стандартизуются). Это осуществляется путем деления каждого индивидуального значения переменной на ее стандартное отклонение от средней величины переменной в анализируемой группе больных. Следовательно, для каждого вида переменной компьютерная программа сначала находит ее стандартное отклонение от средней величины в анализируемой группе больных, а затем каждое индивидуальное значение этой переменной для больного делит на величину этого стандартного отклонения. При этом для такой переменной получаются безразмерные величины, имеющие в анализируемой группе больных стандартное отклонение от среднего значения, равное единице. Таким образом, все переменные становятся безразмерными величинами, имеющими одинаковый разброс значений относительно их среднего значения, так как их стандартное отклонение равно единице. Поэтому весовые коэффициенты при переменных (факторах) отражают реальный, относительный вклад каждой переменной (фактора) в конечную каноническую корреляцию между результативными переменными (или одной результативной переменной) и анализируемыми факторами.

На рис. 1 показаны результаты применения метода канонической корреляции для определения влияния факторов неспецифического иммунитета на общую эффективность лечения, выраженную в виде величины Ptot 2-8 (%), для группы больных шизофренией.

Рисунок 1. Каноническая корреляционная связь между величиной терапевтического ответа, оцененного по общей шкале PANSS (величина Y - ось ординат), и выраженностью различных факторов неспецифического иммунитета (величина Х - ось абсцисс) при шизофрении. Здесь и на рис. 2-6: все значения иммунологических параметров были выражены в стандартизованных единицах.
Здесь представлена корреляция между Y=Ptot 2-8 (%) и X=(A1*Ln(γINF) +A2*(NK-20)+A3*Ln(PN)), где A1, A2 и A3 - весовые коэффициенты перед факторами, влияющими на Ptot 2-8 (%), при которых достигается максимальный коэффициент корреляции. Видно, что корреляционная (каноническая) связь между величиной терапевтического ответа по общей шкале PANSS и комбинацией факторов неспецифического иммунитета достигает R=+0,75; χ2=14,311; р=0,0025. Показано наличие сильной (Canonical R>0,7) положительной связи между терапевтическим ответом и показателями неспецифического иммунитета. Эта максимальная связь наблюдается при весовых коэффициентах, равных (по мере убывания) 0,637 для Ln(γINF), 0,469 для Ln(PN) и 0,269 для NK-20. Максимальный эффект на результаты лечения оказывают показатели продукции γ-интерферона, а минимальный - показатели ЦАНК (показатель NК-20). Это согласуется и с результатами парных корреляций в этой группе больных (см. табл. 3). Из рис. 1 видно, что по мере увеличения активности каждого фактора неспецифического иммунитета увеличивается величина разницы общего PANSS (в результате снижения общего PANSS в стандартизованных процентах) между начальным и конечным визитом, т.е. наблюдается повышение величины терапевтического ответа, оцененного по общей шкале PANSS. Следовательно, в группе больных шизофренией наблюдается сильная положительная достоверная корреляция (Canonical R=0,75) между величиной терапевтического ответа по общей шкале PANSS и активностью факторов неспецифического иммунитета. Величина Canonical R2=0,75*0,75=0,563 (или 56,3%) отражает процент вариабельности результативной переменной (Ptot 2-8 (%)), объясняемой значениями факторов неспецифического иммунитета. Т.е. факторы неспецифического иммунитета на 56,3% (более чем на половину) определяют величину терапевтической эффективности лечения, выраженного по общей шкале PANSS в группе больных шизофренией.

Иная картина наблюдается при соответствующем анализе группы больных ШАП (рис. 2).

Рисунок 2. Каноническая корреляционная связь между величиной терапевтического ответа, оцененного по общей шкале PANSS (величина Y - ось ординат), и выраженностью различных факторов неспецифического иммунитета (величина Х - ось абсцисс) при ШАП.
Канонический коэффициент корреляции для больных ШАП равен +0,592 (Canonical R=+0,592; χ2=7,87; p=0,048), т.е. наблюдается средняя по силе корреляция между величиной терапевтического ответа по общей шкале PANSS (Ptot 2-8, %) и комбинацией факторов неспецифического иммунитета. Корреляция на грани достоверности (p=0,048). Максимальная связь наблюдается при весовых коэффициентах, равных (по мере убывания) 0,928 для Ln(PN), 0,631 для Ln(γINF) и 0,281 для NK-20, т.е. максимальный эффект на результаты лечения оказывают показатели активности фагоцитоза, а минимальный - показатели ЦАНК (показатель NК-20). Это согласуется и с результатами парных корреляций в этой группе больных (см. табл. 4): в группе больных ШАП наблюдается средняя по силе положительная достоверная корреляция (Canonical R=0,592) между величиной терапевтического ответа по общей шкале PANSS и активностью факторов неспецифического иммунитета. Величина Canonical R2=0,592*0,592=0,350 (или 35%) отражает процент вариабельности результативной переменной (Ptot 2-8 (%)), объясняемой значениями факторов неспецифического иммунитета. Факторы неспецифического иммунитета только на 35% (приблизительно на ⅓) определяют величину терапевтической эффективности лечения, выраженного по общей шкале PANSS в группе больных ШАП. Следовательно, факторы неспецифического иммунитета играют незначительную роль в определении величины терапевтического ответа на лечение.

Как известно, общая шкала PANSS cостоит из трех непересекающихся субшкал: позитивной, негативной и общепсихопатологической симптоматики. Для исследования величины эффектов факторов неспецифического иммунитета проводили оценку эффективности лечения отдельно по субшкалам - Ppos 2-8 (%), Pneg 2-8 (%) расстройств и Ppsy 2-8 (%).

На рис. 3 показаны результаты комплексного влияния факторов неспецифического иммунитета на динамику позитивных симптомов, оцененных по шкале PANSS (величину Ppos 2-8 (%)).

Рисунок 3. Каноническая корреляционная связь между величиной терапевтического ответа, оцененного по позитивной субшкале PANSS (величина Y - ось ординат), и выраженностью различных факторов неспецифического иммунитета (величина Х - ось абсцисс) при шизофрении.
Видно, что корреляционная (каноническая) связь между величиной терапевтического ответа по позитивной субшкале PANSS и комбинацией факторов неспецифического иммунитета достигает R=+0,758; χ2=14,377; р=0,0024. Показано наличие сильной, высокодостоверной (Canonical R>0,7) положительной связи между результативным показателем лечения, оцененным по снижению выраженности позитивных симптомов шкалы PANSS в стандартизованных процентах, и показателями неспецифического иммунитета (в стандартизованных единицах). Эта максимальная связь наблюдается при весовых коэффициентах, равных (по мере убывания) 0,753 для Ln(PN), 0,345 для NK-20 и 0,305 для Ln(γINF): т.е. максимальный эффект на результаты снижения позитивной симптоматики оказывают показатели активности фагоцитоза, минимальный - продукции γ-интерферона, промежуточный - ЦАНК (показатель NК-20). Это не совсем согласуется с результатами парных корреляций в этой группе больных (см. табл. 3), где корреляция между Ppos 2-8 (%) и Ln(γINF) больше, чем между Ppos 2-8 (%) и NK-20. Величина Canonical R2=0,753 *0,753=0,57 (или 57,0%) отражает процент вариабельности результативной переменной (Ppos 2-8 (%)), объясняемой значениями факторов неспецифического иммунитета: т.е. факторы неспецифического иммунитета на 57% (немного меньше, чем на ⅔) определяют величину терапевтической эффективности лечения, выраженного по позитивной субшкале PANSS в группе больных шизофренией. Это больше, чем вклад факторов неспецифического иммунитета в снижение общего PANSS при лечении.

На рис. 4 показаны результаты комплексного влияния факторов неспецифического иммунитета на динамику негативных симптомов, оцененных по шкале PANSS (величину Pneg 2-8 (%)).

Рисунок 4. Каноническая корреляционная связь между величиной терапевтического ответа, оцененного по негативной субшкале PANSS (величина Y - ось ординат), и выраженностью различных факторов неспецифического иммунитета (величина Х - ось абсцисс) при шизофрении.
Видно, что корреляционная (каноническая) связь между величиной терапевтического ответа по негативной субшкале PANSS и комбинацией факторов неспецифического иммунитета статистически недостоверна и по величине значительно меньше (R=+0,522; χ2=5,55; р=0,13), чем подобная корреляция с терапевтическим ответом, выраженным по позитивной субшкале PANSS (R=+0,758; χ2=14,377; р=0,0024). Показано отсутствие достоверной положительной связи между результативным показателем лечения, оцененным по снижению выраженности негативных симптомов шкалы PANSS в стандартизованных процентах, и показателями неспецифического иммунитета. Видимо, наличие единственной достоверной, но слабой парной корреляции между Pneg 2-8 (%) и Ln(γINF) недостаточно (см. табл. 3), чтобы комплексное влияние всех факторов неспецифического иммунитета на динамику негативной симптоматики было достоверным.

На рис. 5 показаны результаты комплексного влияния факторов неспецифического иммунитета на динамику психопатологических симптомов, оцененных по шкале PANSS (величину Ppsy 2-8 (%)).

Рисунок 5. Каноническая корреляционная связь между величиной терапевтического ответа, оцененного по психопатологической субшкале PANSS (величина Y - ось ординат), и выраженностью различных факторов неспецифического иммунитета (величина Х - ось абсцисс) при шизофрении.
Видно, что корреляционная (каноническая) связь между величиной терапевтического ответа по психопатологической субшкале PANSS и комбинацией факторов неспецифического иммунитета достигает R=+0,717; χ2=12,610; р=0,0055: показано наличие сильной, высокодостоверной (Canonical R > 0,7) положительной связи между результативным показателем лечения, оцененным по снижению выраженности психопатологических симптомов шкалы PANSS в стандартизованных процентах, и показателями неспецифического иммунитета. Эта максимальная связь наблюдается при весовых коэффициентах, равных (по мере убывания) 0,709 для Ln(γINF), 0,348 для Ln(PN) и 0,309 для NK-20: т.е. максимальный эффект на результаты лечения оказывают показатели продукции γ-интерферона, минимальный - показатели ЦАНК (показатель NК-20). Это полностью согласуется с результатами парных корреляций в этой группе больных (см. табл. 3). Величина Canonical R2=0,717 *0,717=0,514 (или 51,4%) отражает процент вариабельности результативной переменной (Ppsy 2-8 (%)), объясняемой значениями факторов неспецифического иммунитета. Следовательно, в группе больных шизофренией факторы неспецифического иммунитета на 51,4% (чуть более чем на ½) определяют величину терапевтической эффективности лечения, выраженного по психопатологической субшкале PANSS. Это немного меньше, чем вклад факторов неспецифического иммунитета в снижение позитивных симптомов субшкалы PANSS при лечении.

Таким образом, оценивая силу корреляционных связей между факторами неспецифического иммунитета и клиническим выходом больных после лечения, оцененного как по общей шкале PANSS (Ptot 2-8 (%), так и по позитивной Ppos 2-8 (%), негативной Pneg 2-8 (%) и психопатологической Ppsy 2-8 (%) субшкалам общей шкалы PANSS, можно констатировать, что связь факторов неспецифического иммунитета с терапевтической эффективностью лечения нейролептиками определяется в основном влиянием изученных факторов иммунитета на снижение позитивной и психопатологической симптоматики. Не найдено достоверной связи между факторами неспецифического иммунитета и снижением негативной симптоматики у больных шизофренией.

Для дополнительного доказательства этого заключения нами был проведен канонический анализ влияния факторов неспецифического иммунитета на различные субшкалы общей шкалы PANSS, где в качестве результатирующей переменной нами была выбрана величина Y=B1*Ppos 2-8 (%)+B2*Pneg 2-8 (%)+B3*Ppsy 2-8 (%), где величины B1, B2 или B3 являются весовыми (каноническими) коэффициентами перед результативными показателями лечения, оцененными для позитивных, негативных или психопатологичесих симптомов общей шкалы PANSS.

На рис. 6 показаны результаты применения метода обобщенной канонической корреляции для определения влияния факторов неспецифического иммунитета на эффективность лечения, выраженную в виде величины Y=B1*Ppos 2-8 (%)+B2*Pneg 2-8 (%)+B3*Ppsy 2-8 (%) для группы больных шизофренией.

Рисунок 6. Каноническая корреляционная связь между комбинацией терапевтических ответов, оцененных по субшкалам PANSS (величина Y - ось ординат), и выраженностью различных факторов неспецифического иммунитета (величина Х - ось абсцисс) при шизофрении.
Здесь представлена корреляция между Y=B1*Ppos 2-8 (%)+B2*Pneg 2-8 (%)+B3*Ppsy 2-8 (%) vs. X=(A1*Ln(γINF)+A2*(NK-20) +A3*Ln(PN)), где B1, B2 и B3 - весовые коэффициенты для непересекающихся субшкал шкалы PANSS: Ppos 2-8 (%); Pneg 2-8 (%) и Ppsy 2-8 (%), а A1, A2 и A3 - весовые коэффициенты перед факторами неспецифического иммунитета, влияющими на показатели Y, при которых достигается максимальный коэффициент корреляции. Видно, что корреляционная (каноническая) связь между величиной терапевтического ответа в виде комбинации позитивных, негативных и психопатологических ответов на лечение и комбинацией факторов неспецифического иммунитета достигает R=+0,82; χ2=19,63; р=0,02. Показано наличие сильной, достоверной (R>0,8) положительной связи между терапевтическим ответом и показателями неспецифического иммунитета. Максимальная связь наблюдается при весовых коэффициентах для факторов неспецифического иммунитета, равных (по мере убывания) 0,567 для Ln(PN), 0,518 для Ln(γINF) и 0,334 для NK-20: т.е. максимальный эффект на результаты лечения оказывают показатель активности фагоцитоза, минимальный - показатели ЦАНК (показатель NК-20). Величина R2=0,82*0,82=0,673 (или 67,3%) отражает процент вариабельности результативной переменной Y, объясняемой значениями факторов неспецифического иммунитета: т.е. факторы неспецифического иммунитета на 67,3% (более чем на ⅔) определяют величину терапевтической эффективности лечения, выраженной в виде комбинации позитивных, негативных и психопатологических ответов на лечение.

Максимальная связь наблюдается при весовых коэффициентах для результативных показателей лечения, равных (по мере убывания) 0,563 для Ppos 2-8 (%), 0,447 для Ppsy 2-8 (%) и всего 0,133 для Pneg 2-8 (%). Следовательно, вклад факторов неспецифического иммунитета в основном определяется приблизительно в равной мере их влиянием на редукцию позитивных и психопатологических симптомов шкалы PANSS и минимален для редукции негативных симптомов шкалы PANSS. Это полностью согласуется с результатами канонического анализа оценки связи между факторами неспецифического иммунитета и отдельно редукцией позитивной, негативной или психопатологической симптоматики при лечении (см. табл. 3-4).

Представленные выше данные позволяют сформулировать следующие основные выводы.

1. В группе больных шизофренией было установлено наличие статистически достоверных позитивных парных корреляций между величинами эффективности лечения (значениями Ptot 2-8 (%), Ppos 2-8 (%), Pneg 2-8 (%) и Ppsy 2-8 (%) и продукцией -интерферона до начала лечения (величина Ln(γINF)). Такая же статистически достоверная парная корреляционная связь была обнаружена между величинами эффективности лечения (кроме Pneg 2-8 (%)) и активностью фагоцитоза (величина Ln(PN)). Не было выявлено статистически достоверных парных корреляционных связей между эффективностью лечения и ЦАНК (показатель NК-20). Все выявленные значения достоверных парных коэффициентов корреляций по Пирсону были больше 0,3 и меньше 0,7: т.е. имели слабую или среднюю силу связи (корреляцию) между анализируемыми показателями.

2. В группе больных ШАП не было выявлено статистически достоверных корреляционных связей между эффективностью лечения и показателями продукции γ-интерферона до начала лечения (Ln(γINF)) или ЦАНК (показатель NК-20). Показано наличие статистически достоверных позитивных корреляций только между величинами эффективности лечения (кроме Ppsy 8-2 (%)) и активностью фагоцитоза (Ln(PN)). Однако значения достоверных коэффициентов корреляций по Пирсону были больше 0,2 и меньше 0,5: т.е. имели слабую силу связи между параметрами.

3. В группе больных шизофренией было показано наличие канонически сильной, высокодостоверной (Canonical R>0,7), положительной связи между терапевтическим ответом, оцененным по снижению выраженности симптомов общей шкалы PANSS (показатель Ptot 2-8 (%)) и факторами неспецифического иммунитета (продукции γ-интерферона (величина Ln(γINF), активностью фагоцитоза (величина Ln(PN) и ЦАНК (показатель NК-20). При этом максимальный эффект на результаты лечения оказывают показатели продукции γ-интерферона, минимальный - ЦАНК (показатель NК-20). Показано, что факторы неспецифического иммунитета на 56,3% (более чем на ½) определяют величину терапевтической эффективности лечения, выраженного по общей шкале PANSS (показатель Ptot 2-8 (%)).

4. В группе больных ШАП наблюдается средняя по силе, положительная, едва достоверная корреляция (Canonical R=0,592) между величиной терапевтического ответа по общей шкале PANSS и активностью факторов неспецифического иммунитета. При этом показано, что факторы неспецифического иммунитета только на 35% (приблизительно на ⅓) определяют величину терапевтической эффективности лечения, выраженного по общей шкале PANSS, т.е. для больных ШАП факторы неспецифического иммунитета играют незначительную роль в определении величины терапевтического ответа на лечение.

5. В группе больных шизофренией установлено наличие сильной (Canonical R>0,7) положительной связи между результативным показателем лечения, оцененным по снижению выраженности позитивных симптомов шкалы PANSS в стандартизованных процентах (Ppos 2-8 (%)), и показателями неспецифического иммунитета. Максимальный эффект на результаты снижения позитивной симптоматики оказывают показатели активности фагоцитоза, минимальный - продукции γ-интерферона, промежуточный - ЦАНК (показатель NК-20). Показано, что факторы неспецифического иммунитета на 57% (более чем на ½) определяют величину терапевтической эффективности лечения, выраженного по позитивной субшкале PANSS в группе больных шизофренией. Это больше, чем вклад факторов неспецифического иммунитета в снижение общего PANSS при лечении.

6. При шизофрении корреляционная (каноническая) связь между величиной терапевтического ответа по субшкале негативных симптомов PANSS и комбинацией факторов неспецифического иммунитета статистически недостоверна и по величине значительно меньше (R=+0,522; χ2=5,55; р=0,13), чем для подобной корреляции с терапевтическим ответом, выраженным по позитивной субшкале PANSS (R=+0,758; χ2=14,377; р=0,0024), т.е. показано отсутствие достоверной положительной связи между результативным показателем лечения, оцененным по степени снижения выраженности негативных симптомов шкалы PANSS, и показателями неспецифического иммунитета.

7. Для больных шизофренией характерно наличие сильной (Canonical R>0,7) положительной связи между показателем эффективности лечения, оцененным по снижению выраженности психопатологических симптомов шкалы PANSS в стандартизованных процентах (Ppsy 2-8, %), и показателями неспецифического иммунитета. Максимальный эффект на результаты лечения оказывают показатели продукции γ-интерферона, минимальный - ЦАНК (показатель NК-20). Показано, что факторы неспецифического иммунитета на 51,4% (чуть более чем на ½) определяют величину терапевтической эффективности лечения, выраженного по психопатологической субшкале PANSS в группе больных шизофренией. Это немного меньше, чем вклад факторов неспецифического иммунитета в снижение позитивных симптомов субшкалы PANSS при лечении нейролептиками.

8. У больных шизофренией имеется корреляционная (каноническая) связь между величиной терапевтического ответа в виде комбинации позитивных, негативных и общих психопатологических ответов на лечение и комбинацией факторов неспецифического иммунитета, которая достигает R=+0,82; χ2=19,63; р=0,02, т.е. сильная, достоверная (R>0,8) положительная связь между терапевтическим ответом и показателя

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail