Показатели широкополосной тимпанометрии у лиц с нормальным слухом

Авторы:
  • В. Т. Пальчун
    Кафедра оториноларингологии Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, Россия, 117997; Научно-исследовательский клинический институт оториноларингологии им. Л.И. Свержевского Департамента здравоохранения Москвы, Москва, Россия, 117152
  • Н. С. Тропская
    Научная лаборатория экспериментальной патологии Научно-исследовательского института скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Департамента здравоохранения Москвы, Москва, Россия, 129090
  • Ю. В. Левина
    Кафедра оториноларингологии Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, Россия, 117997; Научно-исследовательский клинический институт оториноларингологии им. Л.И. Свержевского Департамента здравоохранения Москвы, Москва, Россия, 117152
  • С. П. Ефимова
    Кафедра оториноларингологии Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, Россия, 117997
  • А. Л. Гусева
    Кафедра оториноларингологии Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, Россия, 117997
Журнал: Вестник оториноларингологии. 2018;83(1): 40-43
Просмотрено: 1375 Скачано: 455

В практической работе оториноларинголога все большее место занимает инструментальная диагностика, и это не случайно, так как ранняя точная диагностика топики патологических изменений обеспечивает раннюю и адекватную лечебную тактику [1, 2].

Слуховая система человека состоит из нескольких взаимосвязанных отделов, и дифференциальная диагностика требует от специалиста не только глубокого понимания анатомо-физиологических особенностей этих структур, но и владения современными как рутинными, так и инновационными методами функциональной и топической диагностики [1, 3, 4]. Существовавшие к началу XX века методы дифференцирования изменений в звукопроводящей и звуковоспринимающей системах уха были недостаточны и ограничивали практическую деятельность врача. Впервые в 1938 г. немецкий врач O. Metz [5] изучил возможности объективной оценки механоакустики барабанной перепонки и среднего уха с привлечением метода измерения акустического сопротивления его структур, что положило начало внедрению метода импедансометрии в клиническую практику. Метод акустической импедансометрии позволяет оценивать не только статическое состояние системы уха, как это позволяют рентгенография, компьютерная и магнитно-резонансная томографии, но и ее динамически изменяемые характеристики, участвующие в передаче звуковой волны, что обусловило его широкое распространение за последние десятилетия в клинической аудиологии [6, 7].

Как метод функциональной диагностики, акустическая импедансометрия занимает сегодня важное место в дифференциации топики поражения. Акустический импеданс (АИ) в аудиологии — это суммарное сопротивление, которое оказывают структуры наружного, среднего и частично внутреннего уха при прохождении звуковой волны к рецепторам улитки. Выражается А.И. в Па∙с/м, т. е. величиной удельного сопротивления канала, в котором объемная скорость в 1 м3/с создается звуковым давлением в 1 Па. АИ измеряется в акустических омах (оhm) или миллиомах (mohm) [4, 8]. В современных технических решениях для измерения динамических свойств структур уха учитывается не сопротивление, а легкость прохождения звуковой волны через структурную систему уха, т. е. величина, обратная АИ − акустический адмиттанс, выраженный в обратной oмам (ohm) величине mo (mho). В большинстве коммерческих приборов в качестве тестового используется низкочастотный зондирующий тон частотой 226 Гц, изменение характеристик которого измеряется при колебательных движения механических структур уха. Частота 226 Гц была выбрана из-за простоты исчисления, так как на этой частоте значение импеданса численно равно объему воздуха в замкнутой полости. Однако анатомические особенности строения уха у новорожденных детей, а также целый ряд патологических изменений в ухе у взрослых требуют расширения возможностей традиционного метода, а также внедрения иных компонентов в оценку проведения звуковой энергии, что и реализовалось в новом объективном методе — широкополосной импедансометрии [9—11].

Широкоплосная импедансометрия позволяет регистрировать динамическую и статическую податливость структур уха, проводить регистрацию акустического рефлекса стременной мышцы, определение резонансной частоты, добавляя новые полезные расширения для однокомпонентной низкочастотной тимпанометрии. Метод позволяет использовать зондирующие тоны на частоте 200—8000 Гц, что способствует совершенствованию дифференциальной диагностики состояния структур уха. Кроме того, вычисление инновационной составляющей − широкополосной величины поглощения (абсорбанс), а также противоположной ей величины отражения в широком диапазоне частот звуковой энергии (рефлектанс) обеспечивает объективные данные о микромеханике структур уха [4, 12—13] (рис. 1).

Рис. 1. Трехмерный график широкополосной импедансометрии.

В данной работе мы рассматриваем величину поглощения звуковой энергии (абсорбанс). Эта величина характеризуется как частичное поглощение структурами уха поступившей звуковой энергии. Энергия, поступившая в наружный слуховой проход, как известно, частично проводится к внутреннему уху, частично поглощается структурами уха, а частично отражается. Если поступившая энергия отразилась полностью, то данный показатель равен нулю (0%), если поступившая энергия полностью поглотилась, то данный параметр будет равен 1 (100%). Показатель поглощения звуковой энергии в широком диапазоне частот может оцениваться как при пиковом давлении при проведении динамического исследования, так и при давлении окружающей среды, т. е. в статическом режиме, что имеет определенную клиническую значимость при оценке структур среднего уха в ранние сроки после хирургических вмешательств на ухе и при наличии перфорации барабанной перепонки [14].

Анализ изменения поглощения звуковой энергии в широком диапазоне частот требует дополнительного исследования для внедрения в клиническую практику, так как работ по изучению характеристик широкополосных измерений как в норме, так и при патологии в настоящее время недостаточно, а результаты малочисленны, вариабельны и дискутабельны в различных гендерных и национальных группах [6—11, 14, 15]. Все вышеизложенное определяет актуальность изучения данной проблемы.

Цель исследования — изучение показателей широкополосной тимпанометрии у здоровых добровольцев.

Пациенты и методы

В исследование были включены 54 добровольца от 21 года до 55 лет мужского и женского пола (27 мужчин и 27 женщин), которые по данным анамнеза не имели патологических изменений со стороны слуховой системы и хирургических вмешательств на ухе. Всем включенным в исследование добровольцам проводились полный осмотр ЛОР-органов, отомикроскопия, которые не выявили патологических изменений. По результатам отоскопии из слухового прохода удалялась сера и волосяной покров при их обнаружении.

Всем пациентам выполняли камертональные тесты (Вебера и Ринне), тональную пороговую аудиометрию, регистрацию отоакустической эмиссии, тимпанометрию на частоте 226 Гц, рефлексометрию, а также широкополосную тимпанометрию. Все акустические измерения проводились в звуконепроницаемой камере с уровнем допустимого шума в соответствии с ANSI. Тональная пороговая аудиометрия выполнена на приборе GSI 61 (США), клиническая версия. Регистрацию отоакустической эмиссии, тимпанометрию и рефлексометрию проводили на приборе Titan («Interacoustics», Дания).

Все участники имели пороги слышимости, по данным тональной пороговой аудиометрии, до 15 дБ в диапазоне от 125 до 8000 Гц. При тимпанометрии с использованием стандартной частоты зондирующего тона в 226 Гц определялась тимпанограмма типа А, признаков дисфункции слуховой трубы не было. При регистрации отоакустической эмиссии (ЗВОАЭ, ПИОАЭ) ответ на всем диапазоне частот (2000—5000 кГц) получен у всех включенных в исследование добровольцев. Акустические рефлексы зарегистрированы у всех обследованных в границе нормальных значений на частоте 500—2000 Гц.

Для получения широкополосного показателя абсорбанса был использован прибор Titan клинической версии («Interacoustics», Дания) с программой OtoAccess ver. 1.2.1 («Interacoustics», Дания). Перед началом измерений прибор был калиброван в соответствии с рекомендацией производителя. Широкополосные измерения абсорбанса осуществлялись в диапазоне частот от 226 до 8000 Гц при давлении окружающей среды, т. е. в статическом режиме, при этом вкладыш, плотно помещаемый в наружный слуховой проход, подбирался индивидуально.

Статистическая обработка данных проводилась в программе Statistica10 (Windows 10). В связи с тем, что распределение данных не соответствовало нормальному закону, они представлялись в виде медианы (Ме) и перцентилей (25%; 75%) и для дальнейшего анализа использовался непараметрический критерий Манна—Уитни. Статистически значимыми считались отличия при р<0,05.

Результаты и обсуждение

У всех добровольцев были зарегистрированы графики широкополосного поглощения звуковой энергии как для левого, так и для правого уха. На рис. 2 в

Рис. 2. Схема типичного результата измерения широкополосной величины поглощения звуковой энергии структурами уха. 1 — Кmax; 2 — fintmax; 3 — fmin; 4 — fmax; 5 — Δf (объяснение в тексте).
качестве примера представлена схема графика поглощения звуковой энергии в широком диапазоне частот.

Мы использовали 5 параметров, отражающих основные характеристики кривой абсорбанса:

1. Кmax — максимальный коэффициент поглощения звуковой энергии (волны), изменяется в диапазоне от 0 до 100%;

2. f intmax — частота, на которой происходит максимальное поглощение звуковой энергии структурами уха;

3. fmin — частота, на которой происходит резкое повышение коэффициента поглощения от плато (точка перегиба);

4. fmax — частота, на которой происходят резкое снижение коэффициента поглощения и переход к плато (точка перегиба);

5. Δf — частотный диапазон, на котором активно менялась величина поглощения.

В таблице

Основные параметры широкополосной величины поглощения структур уха у лиц с нормальным слухом
приведены данные 5 вышеуказанных параметров мужчин и женщин исследуемой возрастной группы для левого и правого ушей.

Полученные результаты демонстрируют отсутствие статистически достоверной разницы в основных параметрах широкополосной величины абсорбанса у лиц с нормальным слухом в исследуемой возрастной категории. Нами не выявлено различий между левым и правым ухом у мужчин и женщин. Кроме того, не получено статистически значимых отличий исследуемых параметров в возрастной группе между мужчинами и женщинами при анализе как одноименного, так и разноименных ушей.

Таким образом, в возрастной категории от 21 года до 55 лет у мужчин и женщин с нормальным слухом показатели широкополосной величины поглощения структур уха продемонстрировали стабильность ответа вне зависимости от пола и стороны исследования (правая — левая).

Полученные результаты являются основой для комплексной диагностики состояния микромеханики структур уха по данным регистрации величины поглощения звуковой энергии (абсорбанса) при различных патологических изменениях в структурах височной кости. Эти данные позволят более адекватно определять необходимость и возможности санирующего и функционального консервативного и хирургического лечения при различных заболеваниях уха.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

1, 2e-mail: jlevina@mail.ru; orcid: http://orcid.org/0000-0002-1589-5623
3e-mail: ntropskaya@mail.ru

Список литературы:

  1. Пальчун В.Т., Крюков А.И., Магомедов М.М. Медицинские стандарты амбулаторно-поликлинической и стационарной помощи в оториноларингологии. Вестник оториноларингологии. 2005;3:4-9.
  2. Мельников О.А., Боклин А.К. Работа оториноларингологического отделения в современных экономических условиях. Российская ринология. 2009;17(2):133-134.
  3. Крюков А.И., Кунельская Н.Л., Кулагина М.И. Возрастные особенности исследования слуха у детей. РМЖ. 2011;19(6):386-389.
  4. Таварткиладзе Г.А. Руководство по клинической аудиологии. М.: Медицина; 2013.
  5. Metz O. The acoustic impedance measured on normal and pathological ears. J Acta Otol. 1946;63:1-254.
  6. Hunter LL, Navid S. Acoustic Immitance Measures. Basic and Advanced Practice. СA: Plural Publishing;. 2014.
  7. Таварткиладзе Г.А. Акустическая импедансометрия. В кн.: Оториноларингология. Национальное руководство. Гл. редактор Пальчун В.Т. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2009.
  8. Gelfand SA. Essentials of Audiology. 3rd ed. Stuttgart (NY): Thieme; 2009. https://doi.org/10.1017/S0022215109991484
  9. Сапожников Я.М., Минасян В.С., Мхитарян А.С. Современные возможности оториноларингологии в диагностике тугоухости при остром среднем отите у грудных детей и детей раннего возраста. Вестник оториноларингологии. 2011;6:16-19.
  10. Hunter LL, Tubaugh L, Jackson A, Propes S. Wideband middle ear power measurement in infants and children. J Am Acad. Audiol. 2008;19:309-324. https://doi.org/10.3766/jaaa.19.4.4
  11. Еловиков А.М., Лиленко С.В. Показатели акустической импедансометрии при отосклерозе. Российская оториноларингология. 2011;6:40-44.
  12. Jerger J. Impedance Audiometry-Reply. J Arch Otolaryngol. 1971;93(3): 339-340. https://doi.org/10.1001/archotol.1971.00770060476024
  13. Liden G, Harford E, Hallen О. Tympanometry for the diagnostic of ossicular disruption. Arch Otolaryngol. 1974;99:23-29. https://doi.org/10.1001/archotol.1974.00780030027005
  14. Feeny MP, Sanford CA. Age effects in the human middle ear: Wideband acoustical measures. J Acoust Soc Am. 2005;116(6):3546-3558. https://doi.org/10.1121/1.1808221
  15. Feeney MP, Stover B, Keefe DH, Garinis AC, Day JE., Seixas N. Sources of variability in wideband energy reflectance measurements in adults. J Am Acad Audiol. 2014;25(5):449-461. https://doi.org/10.3766/jaaa.25.5.4