Антонив В.Ф.

Кафедра оториноларингологии Российского университета Дружбы народов, Москва

Чернолев А.И.

Кафедра оториноларингологии Медицинского института Российского университета дружбы народов, Москва, Россия, 117198

Попадюк В.И.

Кафедра оториноларингологии Российского университета Дружбы народов, Москва

Коршунова И.А.

Кафедра оториноларингологии, кафедра патологической анатомии Российского университета дружбы народов, Москва, Россия, 117198

Бицаева А.В.

Кафедра оториноларингологии Российского университета дружбы народов, Москва, Россия, 117198

Антонив Т.В.

Кафедра оториноларингологии Российского университета Дружбы народов, Москва

Сосудистая ветвистая опухоль ушной раковины

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2017;82(6): 70-71

Просмотров : 23

Загрузок :

Как цитировать

Антонив В. Ф., Чернолев А. И., Попадюк В. И., Коршунова И. А., Бицаева А. В., Антонив Т. В. Сосудистая ветвистая опухоль ушной раковины. Вестник оториноларингологии. 2017;82(6):70-71. https://doi.org/10.17116/otorino201782670-71

Авторы:

Антонив В.Ф.

Кафедра оториноларингологии Российского университета Дружбы народов, Москва

Все авторы (6)

Сосудистые опухоли составляют от 1 до 7% из всех доброкачественных новообразований ЛОР-органов. От 60 до 80% этих опухолей локализуется на лице [1, 2].

В области уха гемангиомы встречаются сравнительно часто. На первом месте по частоте поражения находятся ушная раковина и сосцевидный отросток [3, 4]. Ангиомы могут быть врожденными (редко) и приобретенными. Чаще это заболевание встречается у женщин (72% всех больных сосудистыми опухолями) и девочек (64—80%) и определяется вскоре после рождения [1]. Сосудистыми опухолями уха заболевают обычно в возрасте от 11 до 70 лет; пик заболеваемости приходится на возраст от 30 до 60 лет [5, 6].

Доброкачественные сосудистые опухоли обладают деструктурирующим ростом, способны разрушать окружающие ткани, в том числе хрящевую и костную [3, 5, 6]. Ветвистые гемангиомы чаще всего локализуются на голове, преимущественно в области уха и носа. Они не имеют четких границ. Диагностика их в данной локализации не представляет особого труда, поскольку опухоль доступна осмотру. При гемангиоме ушной раковины больной обращается к врачу из-за косметических дефектов [2, 5, 6]. Пульсация видна на расстоянии. Пульсируют только ветвистые гемангиомы артериального и смешанного типа. Строма гемангиомы смешанного типа состоит из дискомплексированной соединительной ткани, патологических вен и артерий. Клинически отличить артериальную гемангиому от смешанной невозможно. Биопсия связана с опасностью интенсивного, угрожающего жизни больного кровотечения. Гистологическую структуру опухоли можно определить только при исследовании удаленной опухоли.

Лечение больных гемангиомами отличается чрезвычайной сложностью, если речь идет о распространенных новообразованиях. Выделяют следующие методы лечения: хирургическое удаление, удаление с использованием лазера, радиоволновую дезинтеграцию и криодеструкцию, хирургическое удаление после введения склерозирующих веществ в ткань опухоли [3, 6].

Хирургические методы лечения в свою очередь можно разделить на группы: 1) перевязка приводящих сосудов; 2) обшивание и прошивание опухоли; 3) иссечение новообразования. Нужно подчеркнуть, что эти три группы не охватывают всего разнообразия существующих способов хирургического вмешательства при гемангиомах [6].

Многочисленные и весьма разнообразные способы лечения направлены на остановку роста опухоли, на полную ее ликвидацию, а, в некоторых наблюдениях, на замещение гемангиомы рубцовой соединительной тканью. К сожалению, при любом из указанных способов лечения сосудистых опухолей существует высокая вероятность возникновения кровотечения и рецидива. Приводим собственное клиническое наблюдение.

Больная Ш., 17 лет, поступила в ЛОР-клинику 03.05.07 с жалобами на пульсирующее, периодически кровоточащее, медленно увеличивающееся в размерах новообразование на левой ушной раковине, которое появилось в детстве. В 2000 г. была проведена операция: перевязка сосудов, питающих опухоль и иссечение образования.

Объективно: на передней поверхности и в области верхней части завитка левой ушной раковины определяется образование с бугристой поверхностью багрово-синюшного цвета, пульсирующее при пальпации. Наружный слуховой проход широкий, свободный, слух в пределах нормы (рис. 1).

Рис. 1. Больная Ш., 17 лет. Гемангиома левой ушной раковины, до хирургического вмешательства.
Под общим обезболиванием проведено удаление гемангиомы левой ушной раковины — прошивание двойным обвивным швом сверху—сзади, спереди от козелка по передней стенке наружного слухового прохода левого уха; сквозной П-образный шов через cavum conchaeс с выходом на заушную складку ушной раковины. При затягивании шва над валиками пульсация ушной раковины после обвивного шва уменьшилась. Произведен разрез с помощью радиоволнового ножа Сургитрон, отступя на 0,5 см от видимой границы опухоли, который пришелся на кожную складку завитка. При отделении опухоли с помощью распатора выявлен интактный хрящ. Хирургическое вмешательство, несмотря на прошивание тканей, сопровождалось выраженным кровотечением. Отслоив часть опухоли, мы сразу прикрывали кровоточащую раневую поверхность пластиной Тахокомб. Дальнейшее выделение новообразования начинали лишь после остановки кровотечения. Эту операцию мы обозначили как ступенчатое удаление гемангиомы. Опухоль была удалена с надхрящницей и кожей снизу—кверху и сзади—кпереди, удаление сопровождалось массивным кровотечением. После удаления новообразования кровотечение уменьшилось. Края кожи над хрящом обработаны разноволновым ножом в режиме коагуляции и ушиты. Наложена асептическая повязка с мазью левомеколь.

Швы снимали постепенно на 7—8—9-й дни после операции. Эпидермизация раневой поверхности длилась от 3 до 6 нед. Длительность эпидермизации находится в прямой зависимости от величины опухоли (от площади раневой поверхности) (рис. 2).

Рис. 2. Больная Ш., 17 лет., 7-й и 21-й дни после хирургического вмешательства.

После лечения больных с сосудистыми опухолями наблюдаем в течения 5—10 лет — осмотр 1 раз в полгода.

С 2007 по 2017 г. больная находилась под нашим наблюдением. В 2015 г. появился рецидив гемангиомы, в связи с чем была выполнена поэтапная склерозирующая терапия препаратом фибровейн. С марта 2016 г. больная отметила интенсивный рост опухоли и обратилась в клинику в сентябре, был проведен курс склерозирующей терапии и рекомендовано хирургическое лечение.

27.02.17 пациентка поступила в ЛОР-отделение с жалобами на рецидив опухоли левой ушной раковины и кровотечение из последней (рис. 3).

Рис. 3. Больная Ш., 27 лет. Рецидив гемангиомы левой ушной раковины.

28.02.17 под эндотрахеальным наркозом произведена операция: удаление рецидивирующей гемангиомы левой ушной раковины (рис. 4).

Рис. 4. Больная Ш., 27 лет. Рецидив гемангиомы левой ушной раковины. Состояние после хирургического вмешательства.

Мы считаем, что до настоящего времени альтернативы хирургическому лечению при ветвистых гемангиомах нет. Сочетание хирургического вмешательства с радиоволновой деструкцией и склерозирующей терапией повышает эффективность лечения, но не исключает возможности рецидива.

Лучевая терапия (любой ее вид, в том числе и гамма-нож) при доброкачественных опухолях, а тем более при сосудистых противопоказана из-за опасности появления озлокачествления новообразования.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail