Новожилов А.А.

Приволжский окружной медицинский центр ФМБА России, Нижний Новгород, Россия, 603137

Абубакиров Т.Э.

Приволжский окружной медицинский центр ФМБА России, Нижний Новгород, Россия, 603137

Гаязов Т.Ф.

Приволжский окружной медицинский центр ФМБА России, Нижний Новгород, Россия, 603137

Карпухина М.Б.

Приволжский окружной медицинский центр ФМБА России, Нижний Новгород, Россия, 603137

Наблюдение позднего осложнения стапедопластики

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2014;(5): 55-58

Просмотров : 283

Загрузок : 2

Как цитировать

Новожилов А. А., Абубакиров Т. Э., Гаязов Т. Ф., Карпухина М. Б. Наблюдение позднего осложнения стапедопластики. Вестник оториноларингологии. 2014;(5):55-58.

Авторы:

Новожилов А.А.

Приволжский окружной медицинский центр ФМБА России, Нижний Новгород, Россия, 603137

Все авторы (4)

Снижение слуха вследствие отосклероза наблюдается у 0,1-1% населения планеты [1, 2]. По данным аутопсии отосклероз определяется в среднем у 10-12% населения планеты [1, 3, 4]. Стапедопластика является паллиативным хирургическим методом лечения больных тимпанальной и смешанной формами отосклероза. Хирургическое лечение препятствует прогрессированию нейросенсорного компонента тугоухости.

По данным литературы [2], частота положительных исходов после оперативного лечения колеблется в пределах от 94 до 98%. Результаты стапедопластики стабильны: 95,1% через 1 год, 94,7% через 2-5 лет [2]. Среди осложнений стапедопластики встречаются реакции со стороны внутреннего уха: нейросенсорная тугоухость, головокружение, лабиринтит. Частота возникновения глухоты, как осложнения стапедопластики, составляет от 0,6 до 3% [5].

Приводим наблюдение развития позднего осложнения стапедопластики.

Пациентке А. в одной из больниц Нижнего Новгорода в 2011 г. была выполнена поршневая стапедопластика металлическим протезом с тефлоновой ножкой на левом ухе по поводу смешанной формы отосклероза с положительным морфофункциональным результатом (рис. 1).

Рисунок 1. Функциональный результат стапедопластики на левом ухе.

Хирургическое вмешательство на правом ухе не проводилось. В январе 2013 г. пациентка стала отмечать постепенное снижение слуха, в связи с чем было рекомендовано лечение у невролога. В течение последующих 3 мес наблюдалось нарастание симптоматики: усилился шум в ухе, присоединилось головокружение, прогрессировала тугоухость. В марте 2013 г. в связи с резким ухудшением состояния пациентка в экстренном порядке была госпитализирована в неврологический стационар с подозрением на нарушение мозгового кровообращения. По данным КТ головного мозга очагового поражения головного мозга не выявлено, информации о состоянии среднего и внутреннего уха предоставлено не было. На фоне проводимой терапии заметной положительной динамики не отмечено.

После выписки из неврологического стационара пациентка обратилась в оториноларингологическое отделение ФБУЗ ПОМЦ ФМБА России. При аудиометрии диагностирована глухота на стороне оперированного уха (рис. 2).

Рисунок 2. Уровень слуха через 4 мес после появления первых симптомов осложнения (с маскировкой 70 дБ).
По результатам отоневрологического обследования выявлен спонтанный горизонтальный нистагм вправо, подтвержден периферический генез головокружения. Данные клинического обследования, аудиометрии, заключения сурдолога и отоневролога указывали на угнетение внутреннего уха слева. Для уточнения характера патологии была выполнена повторная КТ головного мозга с акцентом на состояние барабанных полостей, внутреннего уха, при этом было выявлено значительное смещение стапедиального протеза в преддверие внутреннего уха, подозрение на некроз лентикулярного отростка наковальни (рис. 3).
Рисунок 3. Данные КТ височных костей: смещение стапедиального протеза в преддверие.

Результаты комплексного обследования свидетельствовали о необходимости проведения ревизии барабанной полости и удалении протеза с целью устранения фактора угнетения лабиринта и прекращения головокружения.

В ходе операции в барабанной полости признаков воспалительного процесса не обнаружено, лентикулярный отросток наковальни сохранен, однако истончен в области давления петли протеза. Вероятно, при первой операции была выполнена частичная или полная стапедэктомия, установлен поршневой протез, а ниша овального окна герметизирована участком жировой ткани.

В дальнейшем в этой области развился рубцовый процесс, что привело к сращению жировой ткани с лентикулярным отростком и вызвало его смещение во внутреннее ухо. При ревизии осмотру была доступна только петля протеза, а его ножка полностью скрыта в рубце (рис. 4).

Рисунок 4. Интраоперационное фото. Смещение стапедиального протеза во внутренне ухо.

Протез был удален, после чего пациентка уже на операционном столе отметила значительное уменьшение головокружения. Спайки в области овального окна были рассечены, лентикулярный отросток наковальни отведен латерально. В имеющееся отверстие в нише овального окна был установлен титановый протез К-пистон минимального размера 4,0 мм (рис. 5).

Рисунок 5. Интраоперационное фото. Установлен протез К-пистон 4,0 мм.
Послеоперационный период протекал спокойно. Пациентка была повторно консультирована сурдологом и отоневрологом. Отмечен регресс горизонтального спонтанного нистагма вправо. Выписана с улучшением на 7-е сутки после операции.

Через 2 нед после выписки у пациентки появились слуховые ощущения в оперированном ухе. При контрольном исследовании слуха зарегистрирован ответ на низких и средних частотах (рис. 6).

Рисунок 6. Контроль аудиометрии через 1 мес после реоперации (с маскировкой 70 дБ).

В дальнейшем контроль слуха проводился 1 раз в месяц. На серии аудиометрий отмечается костно-воздушный интервал, имеющий тенденцию к уменьшению, который связан, по-видимому, с подвывихом наковальни во время ее латерализации.

Анализ приведенного случая позволяет сделать следующие выводы:

1. Компьютерная томография занимает важное место в диагностике осложнений слухулучшающих операций, а также при решении вопроса о повторном вмешательстве.

2. Необходимо тщательно оценивать особенности анатомического строения ниши овального окна, расстояние от наковальни до остатков подножной пластинки стремени или до уровня ее предполагаемого расположения, а также до медиальной стенки барабанной полости при необходимости герметизации овального окна.

3. Использование большого количества материала для герметизации ниши овального окна, очевидно, повышает риск развития спаечного процесса, медиализации наковальни и установленного на нее протеза.

4. Ранняя диагностика и своевременное устранение провоцирующих факторов могут приводить к восстановлению слуха даже при выраженном угнетении лабиринта.

5. Несмотря на невысокую частоту развития подобных осложнений, при двустороннем поражении необходимо проводить бинауральное оперативное лечение для создания резерва слуха.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail