Каспарова Евг.А.

ФГБНУ «НИИ глазных болезней», ул. Россолимо, 11А, Москва, Россия, 119021

Суббот А.М.

ФГБУ "НИИ глазных болезней" РАМН, Москва

Калинина Д.Б.

ФГБУ "НИИ глазных болезней" РАМН, Москва

Пролиферативный потенциал заднего эпителия роговицы человека

Журнал: Вестник офтальмологии. 2013;129(3): 82-88

Просмотров : 14

Загрузок : 3

Как цитировать

Каспарова Евг. А., Суббот А. М., Калинина Д. Б. Пролиферативный потенциал заднего эпителия роговицы человека. Вестник офтальмологии. 2013;129(3):82-88.

Авторы:

Каспарова Евг.А.

ФГБНУ «НИИ глазных болезней», ул. Россолимо, 11А, Москва, Россия, 119021

Все авторы (3)

Заболевания роговицы занимают одно из ведущих мест среди причин слепоты и слабовидения [12]. Одними из наиболее тяжелых поражений роговицы являются те, при которых страдает задний эпителий роговицы (эндотелий). Обусловлено это низкой способностью эндотелия роговицы взрослого человека к регенерации — клетки in vivo либо не пролиферируют вообще, либо делятся со скоростью, недостаточной для восполнения их убыли [31].

При обширных потерях эндотелиальных клеток роговицы в результате операций, травм или заболеваний, как правило, развивается хронический отек роговицы с нарушением ее трофики, образованием стойких помутнений, снижением остроты зрения вплоть до слепоты и развитием болевого синдрома разной степени выраженности — от ощущения инородного тела до сильной боли.

Нормальная плотность эндотелиальных клеток (ПЭК) роговицы взрослого человека в среднем составляет 2000—2500 кл/мм2. Повреждение эндотелия роговицы в центральной зоне приводит к уменьшению плотности клеток по всей площади, процент гексагональных клеток снижается. Клетки становятся плоскими и широкими, зачастую неправильной формы. До определенной степени это компенсируется интенсификацией работы клеточных насосов, но после достижения критического значения плотности клеток 500—1000 кл/мм2 наступает декомпенсация [57].

Сложность изучения эндотелия роговицы заключается в недостатке адекватных биологических моделей. Это связанно с особенностями его строения и функционирования у различных млекопитающих, поэтому не всегда возможно напрямую экстраполировать результаты, полученные в опытах с модельными животными, на ситуацию с человеческим роговичным эндотелием.

Почему роговичные эндотелиоциты разных биологических видов обладают разной митотической активностью? Наука пока не в состоянии четко объяснить наличие значительных видовых различий пролиферативного потенциала эндотелия роговицы.

Так, например у кроликов, наиболее часто использующихся в офтальмологии лабораторных животных, заживление дефекта эндотелия роговицы обеспечивается как довольно быстрой миграцией клеток, так и их пролиферацией, поэтому у них параметры эндотелия возвращаются к предтравматическим значениям в течение нескольких недель. Единственным обнаруженным значимым различием между эндотелием роговицы кролика и человека была локализация циклина E[*]: у кроликов он выявлен в цитоплазме эндотелиоцитов, в то время как у человека он находится в ядре [30]. Это может говорить о том, что эндотелиоциты роговицы человека и кролика останавливаются на разных этапах G1-фазы клеточного цикла.

У кошек и приматов, как и у человека, деления эндотелиальных клеток роговицы практически не происходит, поэтому после травмы ПЭК остается сниженной [55]. Таким образом, эти модели наиболее близки к человеческому эндотелию.

В эмбриональном периоде в эндотелии роговицы человека выявляется высокая митотическая активность, спад которой происходит во второй половине внутриутробной жизни. В раннем детском возрасте митотическая активность сохраняется, но на значительно более низком уровне, чем у эмбриона. Плотность эндотелиоцитов у ребенка примерно 5000 кл/мм2, с возрастом ПЭК существенно уменьшается (в среднем на 0,3—0,6% в год), к пяти годам ПЭК снижается до 3500 кл/мм2, к 14—20 годам составляет 3000 кл/мм2, а в зрелом возрасте в среднем составляет 2500 кл/мм2 [41]. По предположительным расчетам, роговичный эндотелий здорового человека поддерживал бы прозрачность роговицы минимум до 224—277 лет, если бы люди жили так долго.

Как правило, в норме эндотелиоциты представляют собой плоский шестигранник (гексагон). Такая форма позволяет максимально экономить энергию и покрыть поверхность, не оставляя промежутков между клетками. Они плотно примыкают друг к другу, переплетаясь выростами клеточной стенки, между которыми имеется межклеточное пространство шириной 2—4 нм. В межклеточное пространство выходят плотные соединения (macula occludens), на латеральной части клеточной стенки располагаются нексусы, эта система формирует полупроницаемый барьер, пропускающий лишь молекулы малого размера [24].

У взрослого человека физиологическая и репаративная регенерация эндотелия роговицы в норме обеспечивается за счет увеличения площади клеток (распластывания) и их миграции в зону повреждения, при этом процентное содержание гексагональных эндотелиальных клеток (плеоморфизм) снижается (в норме оно составляет более 50%), а коэффициент вариации площади клеток (полимегатизм) увеличивается (в норме он составляет менее 45%), т.е. клетки становятся более разнообразными по форме и размеру, теряя при этом оптимальную гексагональность [39, 47]. Эти изменения — результат гибели клеток со временем, при недостаточном делении для замены мертвых или поврежденных клеток.

Несмотря на то что митотические процессы в эндотелии роговицы взрослого человека практически отсутствуют, на сегодняшний день накоплено множество данных, полученных в независимых лабораториях по всему миру, свидетельствующих о том, что эндотелий роговицы человека потенциально способен к пролиферации, однако существует ряд механизмов, ингибирующих митоз этих клеток. Эти механизмы «замораживают» эндотелиоциты в G1-фазе клеточного цикла (фазе начального роста молодой клетки, в это время происходит синтез РНК и белков) [52].

Движение клетки по клеточному циклу тщательно контролируется целой серией молекулярных процессов, протекание которых зависит от относительного баланса между стимулирующими и ингибирующими факторами, в том числе от баланса различных циклинзависимых киназ.

Существуют три основных механизма, ингибирующих митоз клеток эндотелия роговицы [29].

Первым из них является контактное ингибирование, т.е. снижение митотического потенциала и остановка клеточного цикла в G1-периоде за счет наличия плотных межклеточных контактов, объединяющих эндотелий роговицы в единый пласт. При этом сама клеточная плотность не является основным фактором, регулирующим пролиферацию, более важным является взаимодействие белков, входящих в состав межклеточных контактов, происходящее в монослойной культуре при достижении состояния конфлюэнтности[**] [32, 51].

Вторым механизмом подавления пролиферативной активности клеток эндотелия роговицы человека является высокая концентрация трансформирующего фактора роста TGF-β2 в водянистой влаге передней камеры глаза. Исследования, проводимые на кроликах и мышах, продемонстрировали способность TGF-β2 водянистой влаги тормозить клеточный цикл культивируемого ex vivo эндотелия в S-фазе (фазе репликации ДНК клеточного ядра, а также удвоения центриолей). Этот механизм ингибирования оказался аналогичным и в культуре человеческого эндотелия роговицы [22, 40].

Третьим фактором, участвующим в поддержании нерепликативного состояния эндотелия, является недостаточность паракринной и аутокринной стимуляции факторами роста, активирующими пролиферацию. Причиной тому является невысокая концентрация этих факторов в водянистой влаге, омывающей роговичный эндотелий [56].

Наличие указанных выше механизмов приводит к тому, что эндотелий роговицы при обширных его потерях в результате травм (в том числе хирургических), дистрофии или заболеваний не способен заместить потерянные клетки и эффективно выполнить свою барьерную функцию — предотвратить попадание жидкости из водянистой влаги передней камеры в строму роговицы. Это, как правило, приводит к развитию эндотелиально-эпителиальной дистрофии роговицы (ЭЭД) или буллезной кератопатии — отеку стромы, снижению прозрачности роговицы и потере остроты зрения.

Лабораторные исследования эндотелия роговицы проводятся как на модельных животных, так и in vitro на человеческом эндотелии роговицы.

Получение культуры клеток включает в разных модификациях микродиссекцию, эксплантацию, механическую или ферментативную диссоциацию, затем в большинстве методик выделенные клетки первичной культуры высеваются на культуральную посуду, где «состыковываются» и образуют монослой [38, 46]. Иногда клетки культивируются в микромассах [37].

Строение роговицы — ее прозрачность и небольшая толщина — позволяет исследователям использовать для изучения свойств роговичного эндотелия и органную культуру, т.е. весь роговичный диск, помещенный в питательную среду, не прибегая к выделению клеток эндотелия и воссозданию монослоя. Подобная культура, несмотря на ряд сложностей, сопряженных с тонкостями визуализации (кривизна роговицы), имеет ряд несомненных преимуществ — клетки находятся в ситуации, максимально приближенной к своей тканевой нише, и подвергаются минимальному воздействию в процессе выделения.

Полученная клеточная или органная культура в дальнейшем и служит моделью для исследования действия тех или иных факторов на эндотелий роговицы.

Для того чтобы увеличить клеточную плотность роговичных эндотелиоцитов in vivo, стимулируя клеточное деление, т.е. воспользоваться их пролиферативным потенциалом, нужно обладать подробной информацией о специфических путях передачи сигнала, активация которых приводит к наиболее выраженному митотическому ответу.

Информации, существующей на данный момент по этой теме, чрезвычайно мало: еще ни у одного биологического вида до конца не понят ни один путь передачи сигнала по эндотелиоциту роговицы, активируемому специфическим ростовым фактором [31].

Таким образом, эти вопросы представляют собой важную область для дальнейших исследований и направляют на поиск веществ, способных стимулировать деление клеток эндотелия роговицы in vivo.

Наиболее подходящими кандидатами на роль стимуляторов пролиферации являются цитокины — факторы роста. Изучению их влияния на клетки эндотелия роговицы человека посвящен ряд работ.

Известно, что эндотелиальные клетки экспрессируют рецепторы к различным факторам роста и пролиферируют в ответ на их добавление в культуральную среду. По данным ряда авторов, уровень факторов роста в водянистой влаге может значительно увеличиваться в ответ на воспаление, повреждение или иное неблагоприятное воздействие [49, 58].

Эндотелиоциты также пролиферируют при контакте с сывороткой крови, богатой ростовыми факторами [31]. При этом наблюдается повышение экспрессии немедленных генов предранней реакции c-fos и c-jun[***], что свидетельствует об их участии в опосредовании пролиферации под воздействием сыворотки крови [26, 42].

P. Rieck и соавт. [48] обнаружили активирующее действие фактора роста фибробластов (FGF2) и TGF-β1 на пролиферацию эндотелиальных клеток роговицы человека in vitro. Подсчет клеток показал увеличение их числа в культуре, стимулированной FGF2, в 2,1 раза, а TGF-β2 — в 1,9 раза по сравнению с контрольной культурой. При добавлении к культуре смеси этих факторов роста удалось зафиксировать увеличение пролиферативной активности эндотелиоцитов в 4,5 раза по сравнению с контролем. Синергизм в действии данных факторов роста позволяет предположить, что использование комбинаций различных цитокинов может иметь существенное значение в стимуляции деления клеток in vivo.

В другой работе при стимуляции человеческого эндотелия роговицы в органной культуре эпидермальным фактором роста (EGF) гистологические исследования показали наличие митотических телец по всей площади роговицы. После четырех дней такого культивирования была зафиксирована статистически значимая разница между уровнем митотической активности клеток, стимулированных EGF, и контрольными образцами [23]. Аналогичный эффект был получен при добавлении в культуральную среду тромбоцитарного фактора роста (PDGF) [28].

Как оказалось, стимулировать пролиферацию эндотелиоцитов роговицы могут не только цитокины, но и факторы, ослабляющие межклеточные контакты за счет физико-химических взаимодействий. T. Senoo и соавт. [53] выяснили, что эндотелий роговицы в органной культуре пролиферирует в ответ на воздействие этилендиаминтетрауксусной кислоты (ЭДТА), связывающей ионы кальция. Для оценки пролиферации использовали окрашивание на Ki-67, маркер, экспрессируемый клетками, находящимися в периоде подготовки к митозу и самого митоза; маркером межклеточных контактов был комплекс плотных клеточных контактов ZO-1. Под действием ЭДТА уменьшалась интенсивность окраски на ZO-1, т.е. происходило разрежение межклеточных контактов, и увеличивалась интенсивность окраски на Ki-67, что свидетельствует об активации процессов пролиферации клеток. Авторами исследования было выдвинуто предположение о возможности использования веществ, уменьшающих плотность межклеточных контактов, вкупе с митогенами для лечения клинических проявлений, вызванных недостаточным количеством эндотелиальных клеток.

E. Olsen и M. Davanger [45] обнаружили, что в органной культуре клетки эндотелия роговицы человека начинают пролиферировать в ответ на травму.

Очевидно, что при разрушении межклеточных контактов клетки освобождаются от контактного ингибирования митоза.

Перечисленные выше факты говорят о возможности пролиферации клеток эндотелия in vitro в ответ на стимуляцию различными факторами роста и внешними воздействиями, приводящими к ослаблению межклеточных контактов.

Подтверждением того, что эндотелий роговицы человека потенциально способен к делению и in vivo, служат результаты исследований, проведенных у больных с различными патологическими состояниями, когда изменяется микроокружение клетки и, вероятно, снимаются некоторые механизмы, сдерживающие деление.

Впервые фигуру митоза в эндотелии неизмененной роговицы донора, причиной смерти которого стала злокачественная опухоль, наблюдали Н. Kaufman и соавт. в 1966 г. [33]. Позднее станет известно, что опухоли различной локализации усиливают пролиферативные способности эндотелия роговицы человека. Плотность эндотелиоцитов у таких больных значительно выше, чем в контрольных группах, при этом увеличено число малых клеток и фиксируются фигуры митоза — профаза и телофаза [45].

В исследованиях, проведенных R. Laing и соавт. [34], с помощью зеркальной микроскопии выявлены митотические тельца в роговичном эндотелии трансплантированной роговицы сразу после начала реакции отторжения. В течение восьми месяцев проводились измерения, в результате которых сначала были выявлены сильно увеличенные клетки эндотелия роговицы, содержащие митотические тельца, а впоследствии — кластеры клеток, значительно меньшего размера, чем исходные. Было выдвинуто предположение, что это «юные» эндотелиальные клетки, образованные в процессе деления.

В дальнейшем стало ясно, что при уменьшении площади клеток значительно увеличилась их плотность, это свидетельствует о том, что в определенных условиях возможен митоз эндотелиальных клеток роговицы взрослого человека in vivo.

Еще одной находкой стало обнаружение в эндотелии при болезни трансплантата больших клеток, в цитоплазме которых было по 2 ядра. По мнению авторов, это результат незавершенного митоза с неразделенной цитоплазмой. Две независимые группы исследователей под руководством N. Landshman [36] и A. Tuberville [54] в одно и то же время, исследуя механизмы репарации поврежденного эндотелия у кошек, выявили его низкую митотическую активность, а также обнаружили популяцию многоядерных клеток, образовавшуюся после заживления раны. Основываясь на этих данных, они предположили, что репарация эндотелия происходит путем как митоза, так и амитоза.

В 1981 г. В.Я. Бродский и И.В. Урываева [4] также показали, что эндотелию роговицы человека свойственен полиплоидизирующий митоз, т.е. в результате такого деления увеличивается количество ядер, при этом происходит увеличение размеров клеток. Количество полиплоидных клеток увеличивается с возрастом. Такие клетки сохраняют функциональную активность и обеспечивают нормальные метаболические процессы в монослое эндотелия в условиях возрастной физиологической убыли клеток. Полиплоидизирующий митоз является вариантом регенерации в условиях монослоя, и его наличие подтверждает способность эндотелия роговицы к делению.

В исследованиях, проведенных в МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова на плоскостных препаратах роговичного эндотелия больных сахарным диабетом средней и высокой степени тяжести под сканирующим электронным микроскопом, были выявлены различные фигуры митоза: профаза, метафаза, телофаза и анафазные хромосомные мосты. Было обнаружено значительное увеличение ПЭК по сравнению с контрольной группой, при этом площадь средней клетки была заметно меньше, чем у здорового донора [18]. Открытым остается вопрос о том, почему происходит активация деления клеток эндотелия роговицы у больных сахарным диабетом. Большинство исследователей, занимающихся изучением этого вопроса, полагают, что при данном заболевании в сыворотке крови и внутриглазных жидкостях больного увеличиваются концентрации факторов роста, стимулирующих пролиферацию эндотелиоцитов роговицы.

Первыми шагами к терапевтическому применению накопленных знаний о пролиферативном потенциале эндотелиоцитов роговицы были работы J. Fabricant и соавт. [25] и N. Landshman и соавт. [35], которые независимо друг от друга отметили усиление митотической активности эндотелиоцитов in vivo в результате введения в переднюю камеру глаза FGF и EGF у приматов и кошек, клетки эндотелия при этом приобретали более правильную гексогональную форму.

Ряд исследователей отмечают, что существует различие в пролиферативном потенциале эндотелиоцитов центральной части роговицы и эндотелиоцитов, расположенных на периферии [21, 27, 50, 59]. Так, в 2000 г. G. Holley и соавт. [27] опубликовали результаты морфометрического анализа клеточной плотности в центральной и парацентральной части, а также в наиболее удаленной от центра части эндотелия роговицы здорового человека. В роговице доноров в возрасте от 3 до 75 лет в дальних периферических областях эндотелия наблюдались более высокие показатели клеточной плотности, более высокий коэффициент вариации площади клеток и более низкое процентное содержание шестигранных клеток, чем в парацентральной и центральной областях.

Хотя снижение клеточной плотности наблюдалось во всех отделах роговицы, интенсивность ее снижения была наименьшей на периферии, из чего можно было сделать вывод о том, что периферическая часть роговицы является зоной регенерации. Исследования, проведенные J. Bednarz и соавт. [21], показали, что эндотелиоциты человека в культуре, выращенной из клеток центральной части, морфологически схожи с клетками in vivo. Кроме того, в них тоже отсутствуют признаки митоза. Напротив, в культуре из периферических клеток наблюдается активная пролиферация, а межклеточные контакты являются «менее сильными».

В своих исследованиях D. Whikehart и соавт. измеряли активность теломеразы в периферической и центральной части эндотелиального слоя у молодых (<20 лет) и более взрослых доноров (>40 лет). Активность теломеразы регистрировалась в периферических клетках вне зависимости от возраста (однако в клетках молодых доноров она была выше). В центральных же эндотелиоцитах всех возрастных групп активности теломеразы обнаружено не было. Тот факт, что активность теломеразы наблюдается в стволовых клетках, наводит исследователей на мысль о содержании в периферической части эндотелия клеток-предшественников (схожих со стволовыми клетками), выступающих в качестве источника клеток для обновления центральной части [59].

Не остается сомнений в том, что эндотелиоциты роговицы человека in vivo обладают пролиферативным потенциалом, а исследование культур этих клеток позволяет с абсолютной уверенностью сказать, что можно оказать стимулирующее влияние на их деление. На основе этих знаний должны быть разработаны новые методы лечения пациентов, страдающих из-за несостоятельности эндотелия роговицы.

Следует отметить, что некоторые попытки действовать в направлении стимуляции пролиферативных способностей эндотелия роговицы уже были предприняты в РФ. Так, в отечественной литературе имеются данные о положительном влиянии субконъюнктивальной трансплантации фетальных клеток (ФК) роговицы больным с ЭЭД при длительности заболевания от 2 нед до года. Механизм лечебного действия такой трансплантации авторы связывают со стимуляцией ФК интерфероногенеза и синтеза ИЛ-1, а также наличия в ФК эмбриоспецифических ростовых факторов, стимулирующих пролиферацию [5, 6, 19, 20]. Однако в настоящее время применение фетальных клеток в нашей стране в клинике ограничено законодательством РФ.

Имеются положительные результаты профилактического применения субконъюнктивальных инъекций препарата глекомен при экстракции катаракты с имплантацией ИОЛ и при лечении начальных стадий вторичной ЭЭД. По данным авторов, препарат, содержащий сульфатированные гликозаминогликаны и ионы меди, опосредованно активирует выработку FGF и EGF. Авторы связывают эффект глекомена с его способностью активировать пролиферацию роговичного эндотелия, регулировать гидратацию стромы роговицы, а также оказывать противовоспалительное действие [16].

На протяжении последних 14 лет в клинической практике с успехом применяется метод персонализированной клеточной терапии (ПКТ) или, как его называли ранее, интракамеральной локальной экспресс-аутоцитокинотерапии. Метод используется для лечения ранней послеоперационной ЭЭД роговицы и заключается во введении через парацентез в переднюю камеру глаза пациента клеточного препарата (КП) — взвеси аутологичных активированных лейкоцитов (в концентрации 3·106 кл/мл) в процессированной аутологичной сыворотке крови [2].

Авторы производят стимуляцию аутологичных лейкоцитов периферической крови пациента комплексом полиадениловой-полиурациловой кислот (полиА:полиУ, полудан). Многолетние исследования, проведенные под руководством проф. А.А Каспарова, позволили установить, что полиА:полиУ является мощным индуктором цитокинов и факторов роста, а также обладает антиапоптотическим свойством [11, 13, 14].

Исследования цитокинового профиля КП показали, что он формируется за счет цитокинов, выделенных в ответ на стимуляцию лейкоцитов полиА:полиУ (ИЛ-1, 6, ФНО-α, ИФН-α); спонтанно синтезированных за время инкубации (ИЛ-8) и «предсуществующих» в плазме и сыворотке крови (TGF-β1, PDGF-AB, TGF-β2, VEGF, ИФН-γ и ИЛ-4).

После интракамеральной инъекции КП начавшиеся in vitro процессы синтеза и продукции цитокинов в лейкоцитах продолжаются in vivo, обеспечивая пролонгированное локальное высвобождение биологически активных веществ, обусловливающих клинический эффект метода.

При применении ПКТ «разблокируются» основные механизмы, которые обычно ингибируют митоз клеток эндотелия роговицы.

1. Происходит ослабление межклеточных контактов (в исходно поврежденном в ходе предшествующей операции экстракции катаракты эндотелии) за счет:

— операционного дефекта — парацентеза;

— введения в переднюю камеру глаза провоспалительных цитокинов в составе КП, что позволяет эндотелиоцитам пролиферировать или мигрировать, закрывая зону дефекта.

2. Увеличивается стимулирующее пролиферацию воздействие, так как в переднюю камеру глаза вводится, замещая собой водянистую влагу, КП, концентрации факторов роста (TGF-β1, PDGF-AB и VEGF) в котором на порядок превышают их физиологические концентрации в водянистой влаге передней камеры глаза, обеспечивающие в норме нерепликативное состояние эндотелия роговицы.

Авторы выдвигают предположение о том, что при ПКТ in vivo наблюдаются явления, аналогичные полученным в культуре эндотелиоцитов: PDGF ускоряет заживление раневого дефекта; TGFβ1 приводит к стимуляции пролиферации клеток, усилению продукции коллагена и выработке эндогенного FGF2 эндотелиоцитами, который, в свою очередь, защищает клетки от апоптоза; VEGF стимулирует миграцию эндотелиоцитов в зону повреждения [3].

Эти предположения подтверждаются клиническими результатами: в 45% случаев после нескольких сеансов ПКТ отмечаются полная резорбция отека роговицы, расправление складок десцеметовой оболочки, восстановление прозрачности роговицы и значительное повышение зрения вплоть до 1,0.

Многие эндотелиоциты, визуализирующиеся с помощью конфокальной микроскопии, после проведения ПКТ являются полиплоидными (имеют 2 ядра и больше). Это свидетельствует о том, что в результате ПКТ в эндотелии роговицы реализуются регенеративные процессы, приводящие к незавершенному митозу и, возможно, к делению эндотелиальных клеток [10].

Авторы подтверждают и наглядно иллюстрируют высокую клиническую эффективность предлагаемого метода клеточной терапии у больных с ранней послеоперационной ЭЭД роговицы [1, 7—9, 15, 17].

Однако это, безусловно, не единственный подход к лечению повреждений эндотелия роговицы. Так, в последние годы в Японии N. Okumura и соавт. разрабатывают метод лечения поражений эндотелия роговицы, предполагающий введение в переднюю камеру глаза суспензии эндотелиальных клеток, культивированных в среде, содержащей ингибитор Rhо-ассоциированных киназ (ROCK) — Y-27632, значительно увеличивающий адгезивную способность клеток, что чрезвычайно важно в условиях постоянного тока водянистой влаги [43]. Эксперименты по введению эндотелиоцитов в переднюю камеру глаза проводились на животных моделях и ранее, но явно положительных результатов достигнуто не было. Дело в том, что для восстановления целостности монослоя эндотелиальных клеток необходима адгезия клеток к поверхности десцеметовой мембраны. Однако постоянный ток водянистой влаги этому препятствует. В работах последних лет было выявлено, что присутствие во вводимой клеточной суспензии Y-27632 — ингибитора ROCK, значительно увеличивает адгезивную способность клеток.

Согласно полученным данным, у животных экспериментальной группы наблюдалось полное восстановление прозрачности роговицы, ее толщины и структуры эндотелия. Готовятся протоколы для проведения с 2012 г. клинических исследований данного метода с участием людей [44]. Это позволяет считать, что описанный метод интракамеральной инъекции культуры эндотелиальных клеток роговицы в сочетании с веществом, увеличивающим адгезию, станет новым словом в клеточной терапии при лечении ЭЭД роговицы.

Заключение

Уже не остается сомнений в том, что эндотелиальные клетки роговицы человека in vivo обладают пролиферативным потенциалом. С учетом этих знаний и представлений о регуляции их клеточного цикла настало время применять новые методы лечения пациентов, которым угрожает потеря зрения в связи со снижением количества эндотелиальных клеток.

Метод ПКТ, разработанный в нашей стране и, по сути, являющийся методом стимуляции пролиферации поврежденного эндотелия роговицы, с успехом применяется в лечении ранней послеоперационной ЭЭД — резорбция отека роговицы и восстановление остроты зрения от 0,1 до 1,0 достигнуты в 45% случаев. ПКТ является единственным эффективным на сегодняшний день методом терапевтического лечения ранних отеков роговицы после экстракции катаракты и других операций и служит альтернативой кератопластике.

Новые разработки трансплантации культуры человеческих эндотелиальных клеток для восполнения обширных потерь ЭК в течение ближайших лет, скорее всего, также займут свою нишу в офтальмологии и станут альтернативой кератопластике в лечении ЭЭД.

[*]Циклин Е — белок-активатор циклинзависимых протеинкиназ — ключевых ферментов, участвующих в регуляции клеточного цикла эукариот (вхождение в S-фазу клеточного цикла).

[**]Конфлюэнтность — слияние, образование монослоя.

[***]c-fos и c-jun являются членами семейства родственных транскрипционных факторов, которые вовлечены во множество клеточных функций, в том числе, в процессы клеточной пролиферации и дифференцировки.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail