Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Михайлин Е.С.

Кафедра акушерства и гинекологии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия;
СПбГБУЗ «Родильный дом №10» (глав. врач — к.м.н. Л.А. Иванова), Санкт-Петербург, Россия

Иванова Л.А.

СПбГБУЗ «Родильный дом №10», Санкт-Петербург, Россия

Особенности течения беременности и родов у подростков в зависимости от возраста

Авторы:

Михайлин Е.С., Иванова Л.А.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2015;15(2): 68‑74

Просмотров: 3159

Загрузок: 131

Как цитировать:

Михайлин Е.С., Иванова Л.А. Особенности течения беременности и родов у подростков в зависимости от возраста. Российский вестник акушера-гинеколога. 2015;15(2):68‑74.
Mikhailin ES, Ivanova LA. Specific features of teenage pregnancy and delivery in relation to age. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2015;15(2):68‑74. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/rosakush201515268-74

?>

Одной из приоритетных задач государства является обеспечение реализации репродуктивной функции женщин, особой группой среди которых являются несовершеннолетние беременные, подрастающее поколение будущих матерей [1].

Исследованию особенностей течения беременности и родов в юном возрасте посвящено большое количество работ как в нашей стране, так и за рубежом [2—8]. Различные исследования [9, 10] свидетельствуют о том, что у подростков гораздо чаще встречаются такие осложнения беременности, как преэклампсия, анемия, невынашивание, гестационный пиелонефрит, а в родах — преждевременное излитие околоплодных вод, аномалии родовых сил и внутриутробная гипоксия плода. Однако ряд других авторов [4, 11] указывают на более благоприятное, чем у женщин среднего репродуктивного возраста, течение беременности и родов у несовершеннолетних.

На базе ГБУЗ «Родильный дом № 10» Санкт-Петербурга работает городская Программа по ведению беременности и родов у несовершеннолетних «Маленькая мама», в рамках которой рожает каждая четвертая—пятая несовершеннолетняя беременная женщина Санкт-Петербурга.

Существующие в научной литературе различные мнения в отношении особенностей течения и частоты осложнений беременности и родов у несовершеннолетних, а также накопленный обширный фактический материал по ведению беременности и родов у несовершеннолетних и послужили основанием для нашего исследования.

Цель настоящей работы — изучение особенностей течения беременности и родов у несовершеннолетних женщин в зависимости от их возраста.

Материал и методы

С помощью анализа историй родов (форма № 096/у) и журналов учета приема родов (форма № 010/у) было изучено течение беременности и родов у 483 несовершеннолетних беременных, родивших в СПбГБУЗ «Родильный дом № 10» в течение 10 лет за период с 2004 по 2013 г.

Все пациентки были разделены на две группы в зависимости от возраста на момент родов. В 1-ю группу вошли 49 (10,1%) пациенток, возраст которых на момент родоразрешения составлял 13—15 лет, во 2-ю группу — 434 (89,9%) несовершеннолетние женщины, возраст которых на момент родоразрешения составлял 16—17 лет.

Все беременные женщины подвергались акушерско-гинекологическому осмотру, при необходимости консультировались терапевтом, окулистом, оториноларингологом, неврологом. Клинико-лабораторное обследование включало клинический и биохимический анализы крови, общий анализ мочи, функциональные почечные пробы, ультразвуковое исследование почек. Оценка гемостаза проводилась по протромбиновому индексу, тромбиновому времени, активированному парциальному тромбопластиновому времени и содержанию фибриногена в крови. Изучение тромбоцитарного звена гемостаза проведено по исследованию количества тромбоцитов венозной крови. Для выявления бактериальной флоры применялись бактериоскопические и бактериологические методы. Все ультразвуковые исследования проводились на аппарате ACCUVIX V 20.

Статистический анализ полученных данных проводился с использованием программ Microsoft Excel 2003 и Statistica v.6.0. Определение достоверности различий между сравниваемыми группами проводили с помощью критерия Фишера (F) или χ2 по стандартной формуле с учетом поправки Йетса для парных сравнений и поправки Бонферрони для множественных сравнений. Значение p<0,05 принималось как статистически значимое, значение p<0,1 расценивалось как тенденция к изменению показателя.

Результаты

Средний возраст пациенток 1-й группы составил 14,7±0,5 года, 2-й — 16,6±0,5 года.

Беременность была первой у всех пациенток 1-й группы и у 397 (91,5%) пациенток 2-й группы. У 33 (7,6%) пациенток 2-й группы беременность была второй, у 4 (0,9%) — третьей.

Средний возраст менархе у пациенток 1-й группы был достоверно младше (11,6±1,2 года), чем у пациенток 2-й группы (12,6±1,1 года) (p<0,001). Средний возраст начала половой жизни у пациенток 1-й группы (13—15 лет) также был достоверно младше (13,5±1,0 года), чем у пациенток 2-й группы (14,8±1,1 года) (p<0,001).

На учете в женской консультации состояли 47 (93,3%) беременных 1-й группы, 2 (6,7%) не состояли на учете в женской консультации и 427 (98,3%) беременных 2-й группы; 7 (1,6%) пациенток не состояли на учете в женской консультации, что достоверно меньше по сравнению с таковыми в 1-й группе (p<0,05).

Средний срок беременности на момент постановки на учет составил 22,4±7,5 нед для беременных 1-й группы, что достоверно позже (p<0,001), чем срок постановки на учет для беременных 2-й группы — 15,8±6,9 нед. Причем до 12 нед беременности на учет встали всего 3 (30%) беременных 1-й группы (из 30 беременных, относительно которых имеется информация о сроке их постановки на учет) и 113 (26,0%) беременных 2-й группы (p>0,05).

Основные клинические характеристики несовершеннолетних пациенток в указанных группах представлены в табл. 1.

Таблица 1. Основные клинические характеристики несовершеннолетних женщин обследованных групп Примечание. Различие показателей между группами достоверно: * — p<0,01; ** — p<0,001.

В структуре соматической патологии у несовершеннолетних беременных женщин обеих возрастных групп преобладали заболевания мочевыделительной системы (обострения хронического пиелонефрита при беременности или гестационный пиелонефрит) — у 23 (46,9%) беременных младшей возрастной группы и у 288 (66,4%) беременных старшей возрастной группы (p<0,05) и заболевания сердечно-сосудистой системы — различные варианты вегетососудистой дистонии у 6 (12,2%) беременных младшей возрастной группы и у 37 (8,5%) беременных старшей возрастной группы (p>0,05).

Полностью соматически здоровыми были 8 (16,3%) пациенток 1-й группы и 111 (25,6%) пациенток 2-й группы (p>0,05).

Различные виды урогенитальных инфекций были впервые выявлены у 11 (22,4%) пациенток 1-й группы и у 148 (34%) пациенток 2-й группы (p>0,05). В 1-й группе преобладала уреаплазменная инфекция — у 6 (12,2%) женщин, встречались также микоплазменная инфекция — у 2 (4,1%), хламидиоз — у 1 (2,1%) и трихомониаз — у 1 (2,1%). Во 2-й группе также преобладала уреаплазменная инфекция — у 77 (17,7%) женщин, микоплазменная инфекция – у 55 (12,7%), хламидиоз — у 23 (5,3%) и трихомониаз – у 9 (2,1%). Достоверной разницы по заболеваемости половыми инфекциями не обнаружено.

Гонорея и сифилис были выявлены по 1 (0,2%) случаю только в старшей возрастной группе. Гепатит В (2 случая — 0,5%) и гепатит С (3 случая — 0,7%) также встречались только в старшей возрастной группе. Следует отметить, что сочетание 2 инфекций отмечено в младшей возрастной группе в 2 (4,1%) случаях, в старшей группе — в 40 (9,2%) случаях, сочетание же 3 и 4 инфекций, передающихся половым путем, было обнаружено только в старшей возрастной группе (3 инфекций – у 4 беременных, 4 — у 2, разница статистически недостоверна; p>0,05).

Средняя масса тела на момент родов составила у беременных 1-й группы 69,3±13,4 кг, у пациенток 2-й — 69,2±10,9 кг (p>0,05), причем у 6 (12,2%) пациенток 1-й группы и у 47 (17,7%) пациенток 2-й группы до беременности имелся дефицит массы тела (p>0,05). Ожирением до беременности страдали 2 (4,1%) пациентки 1-й группы, что достоверно меньше (p<0,05), чем во 2-й группе — 47 (17,7%).

Наиболее частым осложнением беременности у наблюдаемых пациенток была угроза прерывания беременности: в разные сроки данная патология возникла у 13 (26,5%) беременных 1-й группы и у 143 (32,9%) беременных 2-й группы (p>0,05).

Преэклампсией осложнилось течение 7 (23,3%) беременностей в 1-й группе и 97 (36,5%) беременностей во 2-й группе, причем следует отметить, что преэклампсия тяжелой степени была отмечена у 2 (6,7%) беременных младшей возрастной группы и у 13 (4,9%) несовершеннолетних беременных старшей возрастной группы (p>0,05).

Патологическая прибавка массы тела была выявлена у 6 (20%) пациенток 1-й группы, прибавка массы 20 кг и больше была отмечена у 2 (13,3%) пациенток этой же группы. Во 2-й группе патологическая прибавка массы тела была выявлена у 90 (33,8%) пациенток (достоверно чаще — p<0,05, чем в 1-й группе), прибавка массы 20 кг и больше была отмечена у 26 (9,8%) пациенток 2-й группы. Артериальное давление было в пределах нормы у 48 (98,0%) несовершеннолетних беременных младшей возрастной группы, у 1 (2,0%) была выявлена артериальная гипертензия. В старшей возрастной группе артериальная гипертензия была отмечена у 14 (5,3%) пациенток, что достоверно чаще, чем в 1-й группе (p<0,05).

Связанная с преэклампсией протеинурия была обнаружена у 16 (5,3%) пациенток 1-й группы и 13 (4,9%) пациенток 2-й группы (p>0,05), количество белка в моче больше 1 г достоверно чаще (p<0,001) встречалось у пациенток 1-й группы — у 2 (6,7%), чем у пациенток 2-й группы — у 2 (0,8%).

Анемия беременных была выявлена у 10 (33,3%) беременных 1-й группы и 79 (29,7%) беременных 2-й группы (p>0,05), анемия легкой степени отмечена у 9 (30,0%) и 73 (27,4%) беременных 1-й и 2-й групп соответственно, средней степени тяжести — у 1 (3,3%) и 5 (1,9%) соответственно, тяжелой степени — у 1 (0,4%) пациентки из 2-й группы (p>0,05).

Показатели биохимического анализа крови были в пределах нормы у всех пациенток, за исключением повышения уровня трансаминаз у 1 беременной 1-й группы с тяжелым течением преэклампсии и гепатозом беременных. Средние значения общего белка в биохимическом анализе крови были равны 63,4±6,6 г/л в младшей возрастной группе и 66,6±6,7 г/л в старшей группе (p>0,05). Следует также отметить, что гипопротеинемия была выявлена у 2 (28,5%) женщин 1-й группы (из 7 беременных данной возрастной группы, о которых имелась информация об уровне общего белка в крови). В старшей возрастной группе гипопротеинемия имела место у 10 (12,7%) беременных (p>0,05).

Показатели коагуляционного потенциала крови в обеих группах составили: протромбиновый индекс — 101,7±3,9 и 103,7±17,8% соответственно (p>0,05); фибриноген 4,5±2,1 и 4,2±0,8 г/л (p>0,05) соответственно. У 3 (42,9%) пациенток 1-й группы была выявлена гиперкоагуляция (из 7 беременных данной возрастной группы, о которых имелась информация об уровне факторов свертывания крови). Во 2-й группе гиперкоагуляция имела место у 7 (8,9%) несовершеннолетних пациенток, что достоверно реже, чем в младшей группе (p<0,05).

По данным УЗИ, многоводие отмечено достоверно чаще (p<0,05) у пациенток 1-й группы — 4 (8,2%), чем у пациенток 2-й группы — 11 (2,5%); маловодие было обнаружено у 1 (2%) пациентки 1-й группы и 16 (3,7%) пациенток 2-й группы. Гемодинамические нарушения в системе мать—плацента—плод в младшей возрастной группе были выявлены лишь у 1 (10%) пациентки (повышение резистентности в маточных артериях). Нарушений плодово-плацентарного кровотока в младшей возрастной группе не было. В старшей возрастной группе у 6 (7,7%) была повышена резистентность маточных артерий, у 2 (2,5%) — только артерии пуповины, у 1 (1,3%) — артерии пуповины и маточных артерий.

Средний срок родоразрешения в обеих группах составил 38,1±2,0 и 38,8±2,3 нед соответственно (p>0,05). Срочные роды произошли у 45 (87,8%) беременных младшей возрастной группы и у 297 (91,5%) беременных в старшей группе (p>0,05). Преждевременно роды произошли у 4 (8,2%) беременных 1-й группы (причем в этой группе все преждевременные роды наблюдались после 32 нед) и у 18 (4,1%) беременных 2-й группы (от 28 до 36 нед) (p>0,05).

У 2 (4,1%) пациенток в 1-й группе и у 18 (4,1%) во 2-й группе роды были запоздалыми (p>0,05). Кроме того, в старшей возрастной группе было 1 (0,2%) искусственное прерывание беременности по жизненным показаниям у матери по поводу кровотечения при предлежании плаценты при сроке беременности 19 нед.

Роды через естественные родовые пути произошли у 45 (91,8%) пациенток 1-й группы и у 394 (90,8%) — 2-й группы (p>0,05). Средняя продолжительность родов в группах составила 8,4±2,0 и 8,8±2,8 ч соответственно (p>0,05), быстрыми и стремительными роды были у 49 (11,3%) несовершеннолетних женщин в старшей возрастной группе. В младшей возрастной группе быстрых и стремительных родов не было. Средняя продолжительность безводного промежутка в младшей возрастной группе была достоверно (p<0,01) короче (4,8±3,4 ч), чем в старшей возрастной группе (6,3±2,7 ч), длительный безводный промежуток имел место у 34 (7,8%) рожениц старшей возрастной группы. В младшей возрастной группе длительного безводного промежутка отмечено не было.

В табл. 2 представлена структура осложнений в родах у обследованных несовершеннолетних женщин в зависимости от возраста.

Таблица 2. Осложнения в родах у несовершеннолетних беременных женщин обследованных групп Примечание. Различие показателей в 1-й и 2-й группах достоверно: * — p<0,05; **— p<0,01.

В родах в обеих группах наиболее часто отмечалось несвоевременное излитие околоплодных вод — 19 (38,8%) и 195 (44,9%) соответственно (p>0,05), причем преждевременное излитие околоплодных вод в 1-й группе встречалось достоверно (p<0,01) реже, чем во 2-й группе.

Родовозбуждение было проведено в 4,1% случаев в 1-й группе и в 7,4% — во 2-й группе (p>0,05), слабость родовой деятельности отмечалась у 4,1% рожениц в 1-й группе и у 7,4% рожениц во 2-й группе (p>0,05).

Разрывы шейки матки II степени были отмечены только в старшей возрастной группе, разрывы влагалища — также только в старшей возрастной группе.

Показатели угрожающей и начавшейся гипоксии плода не различались существенно в обеих группах.

Угрожающий разрыв промежности встречался в младшей возрастной группе достоверно (p<0,05) чаще, чем в старшей группе. Перинеотомия соответственно была выполнена достоверно чаще в 1-й группе — 61,2%, чем в старшей — 42,9% (p<0,05).

Клиническое несоответствие между головкой плода и тазом матери, выпадение петель пуповины были диагностированы только у рожениц старшей возрастной группы.

Средняя кровопотеря в родах через естественные родовые пути составила 212,8±35,8 мл в 1-й группе, что достоверно (p<0,001) меньше, чем во 2-й группе (239±83,8 мл). В младшей возрастной группе патологической кровопотери не было. У 11 (2,3%) родильниц старшей возрастной группы было отмечено кровотечение в родах и раннем послеродовом периодах: в 1 случае во втором периоде родов произошла преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты, в 3 случаях из разрывов мягких родовых путей, в 7 случаях кровотечение было гипотоническим. В 7 случаях кровотечение обусловило необходимость переливания эритроцитарной массы. Акушерские щипцы применены только у рожениц старшей возрастной группы, вакуум-экстракция плода была произведена также только в старшей возрастной группе. Точно так же задержка частей последа с ручным отделением и выделением задержавшихся частей последа наблюдалась у рожениц только старшей возрастной группы, хориоамнионит в родах имел место только у несовершеннолетних женщин 2-й группы.

Кесарево сечение проведено 4 (8,2%) беременным 1-й группы и 40 (9,2%) — 2-й группы (p>0,05). Показаниями к плановому кесареву сечению являлись соматические заболевания или особенности развития юных беременных: сколиоз с ретроспондилолистезом, различные варианты узкого таза, наследственная и мозжечковая атаксия Пьера Мари и другие заболевания, а также ножное предлежание плода. У одной беременной старшей возрастной группы потребовалось прерывание беременности путем малого кесарева сечения по жизненным показаниям у матери по поводу кровотечения при предлежании плаценты при сроке беременности 19 нед. Показаниями к экстренному родоразрешению явились досрочное родоразрешение в связи с нарастанием степени тяжести гестоза, начавшаяся гипоксия плода, клиническое несоответствие между головкой плода и тазом матери, отсутствие эффекта от родостимуляции при слабости родовой деятельности, выпадение петель пуповины.

Всего родились 50 детей у пациенток 1-й группы (одна двойня) и 434 ребенка у юных женщин 2-й группы (также была одна двойня и одно прерывание беременности при сроке беременности 19 нед по жизненным показаниям у матери). Масса тела новорожденных в 1-й группе составила 3348,8±550,7 г, во 2-й — 3284,4±534,1 (p>0,05) г; рост — 50,5±2,7 и 50,4±2,9 см соответственно (p>0,05). В 3 (6,1%) случаях в 1-й группе и 28 (2,5%) во 2-й у ребенка при рождении была отмечена гипотрофия (p>0,05).

Перинатальной смертности в обеих группах не было.

В состоянии асфиксии родились 2 (4%) новорожденных в 1-й группе (роды двойней через естественные родовые пути при сроке беременности 33 нед) и 11 (2,1%) новорожденных во 2-й группе (9 из них — с оценкой по шкале Апгар на 1-й минуте 6 баллов).

Врожденные пороки развития плода отмечены только во 2-й группе — 7 (1,6%) случаев (врожденные пороки сердца, расщелина твердого неба, гастрошизис, гидронефроз почки, синдактилия стоп).

Кефалогематома была выявлена у 3 (6%) новорожденных только в 1-й группе.

В послеродовом периоде только у родильниц старшей возрастной группы дважды (0,5%) имело место выскабливание стенок полости матки по поводу остатков плацентарной ткани, у 2 (0,5%) несовершеннолетних родильниц произошло полное расхождение швов промежности с наложением вторичных швов.

У 5 (1,2%) пациенток только старшей возрастной группы новорожденные были переведены в детские больницы (пороки развития плода, требующие оперативного лечения: врожденный порок сердца — полный AV-канал, декстрапозиция аорты, кишечная непроходимость, гастрошизис и один случай синдрома дыхательных расстройств у новорожденного).

Две (0,5%) 17-летние родильницы отказались от ребенка и самовольно покинули роддом.

Средняя продолжительность пребывания в стационаре у пациенток 1-й группы составила 6,7±2,0 дня, что было достоверно (p<0,01) больше, чем во 2-й группе (5,9±1,6 дня).

По данным гистологического исследования последа, признаки инфекционного поражения наблюдались в 1-й группе в 12 (41,4%) случаях (из 27 случаев, в которых были доступны результаты гистологического исследования последа); из них в 11 случаях наблюдались признаки острого инфекционного процесса, в одном — хронический инфекционный процесс. Во 2-й группе признаки инфекционного поражения плаценты наблюдались в 96 (39%) случаях (из 346 случаев в которых были доступны результаты гистологического исследования последа); среди них в 12 (4,9%) случаях наблюдались признаки острого инфекционного процесса — в 8 раз реже (p<0,001), чем в 1-й группе, в 84 (34,1%) наблюдениях — хронического инфекционного процесса — в 9 раз чаще (p<0,001) по сравнению с этими показателями в 1-й группе. Гистологические признаки хронической плацентарной недостаточности в двух группах были выявлены у 9 (33,3%) и 106 (43,1%) несовершеннолетних родильниц соответственно (p>0,05).

Обсуждение

Беременность в подростковом возрасте ассоциирована с высоким риском развития неблагоприятных исходов как в процессе беременности и родов, так и в более позднем периоде. Считается, что основными причинами развития этих осложнений являются биологические и социально-экономические факторы. К наиболее распространенным социально-экономическим факторам риска относятся бедность, низкий уровень образования, недостаточное дородовое наблюдение и низкий социальный статус [12]. Биологическая незрелость также влияет на риск неблагоприятных исходов беременности. Считается, что в подростковом возрасте растущий плод и по-прежнему растущий организм матери конкурируют за питательные вещества. Кроме того, незрелость и недостаточное кровоснабжение шейки матки могут предрасполагать к развитию субклинической инфекции, увеличению синтеза простагландинов, что является причиной преждевременных родов [13].

В исследовании М.С. Коваленко и соавт. [5] была проведена оценка риска развития гестационных осложнений у первородящих женщин подросткового возраста. В результате исследования показано, что возраст пациентки моложе 18 лет является фактором высокого риска развития преэклампсии (32%), плацентарной недостаточности (30%), угрозы прерывания беременности (49%) и анемии беременных (41%). По мнению автора, высокая частота перинатальных осложнений не обусловлена напрямую возрастом первородящей, а наиболее важными являются такие социальные факторы риска, как вредные привычки, недостаточная материальная обеспеченность, незарегистрированный брак и отсутствие контрацепции, отягощенный соматический и акушерско-гинекологический анамнез. Кроме того, было установлено, что для снижения показателей заболеваемости и смертности новорожденных большую роль играет оценка перинатального риска. Сходные данные были получены в работе Е.А. Лаптевой [14], в которой была выявлена высокая частота генитальной и экстрагенитальной патологии у девушек-подростков, что является основной причиной патологического течения беременности и родов. Согласно полученным результатам к наиболее частым осложнениям относятся угроза прерывания беременности (48%), преэклампсия (46%), плацентарная недостаточность (42%), хроническая внутриутробная гипоксия плода (38%), задержка роста плода (32%), а также патологическое течение родов (22%) и наличие анатомически узкого таза (28%).

Отсутствие должного дородового наблюдения, недостаточная прибавка массы тела и курение во время беременности считаются факторами риска неблагоприятных исходов среди новорожденных, в том числе низкой массы тела при рождении, преждевременных родов и младенческой смертности [15]. Некоторые медицинские факторы риска могут влиять на здоровье матери и ребенка. Среди всех возрастных групп подростки в возрасте 10—14 лет имеют наименьший уровень обеспеченности пренатальным наблюдением. Показано, что адекватное медицинское наблюдение в I триместре беременности получают в среднем только 47% подростков, в то время как среди женщин в возрасте от 20 лет данный показатель составляет около 78%. Дородовое наблюдение в более поздние сроки беременности получают 11,6% подростков, а 5% вообще не обращаются в медицинские учреждения на протяжении всей беременности [16, 17]. Результаты нашего исследования также подтверждают данные о поздней постановке несовершеннолетних беременных на учет в женских консультациях, причем, чем младше возрастная группа, тем позже срок первой явки (22,4±7,5 нед для возрастной группы 13—15 лет и 15,8±6,9 нед для возрастной группы 16—17 лет). Беременные младшей возрастной группы также достоверно чаще не состояли на учете в женской консультации: 6,7% против 1,6% беременных старшей группы.

Увеличение массы тела матери во время беременности является важным показателем, влияющим на исход беременности. Недостаточное увеличение массы тела (общая прибавка массы тела менее 7 кг) связано с рядом неблагоприятных исходов беременности, в том числе с низкой массой тела плода при рождении (22,2%), а также является главным фактором риска смерти младенцев [18]. У подростков в возрасте 10—14 лет наиболее часто наблюдается патологическая прибавка массы тела во время беременности (13,0%) по сравнению с беременными в возрасте 15—20 лет (10,6%) [18]. По результатам нашего исследования, патологическая прибавка массы тела была выявлена достоверно реже у пациенток 1-й группы (20%), чем у пациенток 2-й группы (33,8%), что противоречит приведенным данным литературы.

К наиболее частым акушерским осложнениям, связанным с подростковой беременностью, относят железодефицитную анемию [7]. Считается, что основной причиной ее возникновения является недостаточность питания. Несмотря на то что тяжелая анемия во время беременности ассоциирована с плохим состоянием здоровья матери, значимость анемии легкой и средней степени тяжести не доказана [19]. Наши результаты подтверждают данные литературы: анемия была выявлена более чем у 1/3 беременных как 1-й, так и 2-й возрастных групп.

Одной из основных причин неблагоприятных перинатальных исходов у детей, рожденных матерями-подростками, является преэклампсия. Число случаев преэклампсии среди беременных подростков на 40% больше, чем среди женщин в возрасте от 2 до 30 лет [8]. Осложнения, развивающиеся у детей при тяжелой преэклампсии, определяются комплексом гипоксических и метаболических нарушений, связаны с незрелостью сердечно-сосудистой системы, что является основным фактором, приводящим к поражению центральной нервной системы [20]. Результаты исследования, проведенного T. Ganchimeg и соавт. [21], показали, что риск развития преэклампсии у нерожавших девушек-подростков в 1,7 раза выше, чем у взрослых пациенток, однако авторами не было выявлено увеличения частоты развития тяжелых форм преэклампсии, а также протеинурии. Наше исследование подтверждает достаточно высокую частоту возникновения этого грозного осложнения беременности — преэклампсией осложнились 23,3% беременностей в 1-й группе и 36,5% беременностей — во 2-й группе.

Несмотря на то что частота родоразрешения путем кесарева сечения среди подростков на 46% ниже, чем среди женщин в возрасте 25—29 лет, они подвержены более высокому риску инструментального родоразрешения [22]. Выявлено, что среди подростков в возрасте младше 16 лет в 2 раза чаще применяются наложение акушерских щипцов или вакуум-экстракция плода. Считается, что необходимость инструментального родоразрешения обусловлена физической незрелостью молодой матери или «испугом и отсутствием сотрудничества» во втором периоде родов. В нашем исследовании акушерские щипцы и вакуум-экстракция плода были применены только в старшей возрастной группе, что противоречит приведенному выше мнению и указывает на отсутствие связи между возрастом юной роженицы и частотой инструментального родоразрешения.

Срок беременности и масса тела при рождении считаются одними из самых критических показателей для новорожденных. Младенцы, рожденные до полных 37 нед беременности и особенно родившиеся глубоко недоношенными (до полных 32 нед беременности), находятся в группе риска смерти и инвалидности. Преждевременные роды среди подростков составляют около 21%, что в 3 раза выше, чем среди матерей в возрасте 20—39 лет (от 9,2 до 10,7%) [1, 16]. По нашим данным, преждевременно роды произошли у 8,2% беременных 1-й группы (причем в этой группе все преждевременные роды наблюдались после 32 нед) и у 4,1% беременных 2-й группы (от 28 до 36 нед), что подтверждает имеющиеся данные литературы.

Выводы

1. У несовершеннолетних беременных женщин младшей возрастной группы (13—15 лет) достоверно чаще по сравнению с таковыми в старшей возрастной группе (16—17 лет) наблюдаются многоводие, признаки острого инфекционного процесса в плаценте, возникновение угрожающего разрыва промежности во втором периоде родов и соответственно число случаев перинеотомии и большее по средней продолжительности пребывания в стационаре.

2. У несовершеннолетних беременных женщин старшей возрастной группы достоверно чаще, чем у беременных младшей возрастной группы, выявляются патологическая прибавка массы тела и артериальная гипертензия, у них достоверно чаще происходит преждевременное излитие околоплодных вод, достоверно больше продолжительность безводного промежутка и средняя кровопотеря в родах.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail