Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Аксенов А.Н.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Бочарова И.И.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Башакин Н.Ф.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Троицкая М.В.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Обидина А.А.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Ширман М.И.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Новикова С.В.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Цивцивадзе Е.Б.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Федотова А.В.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Особенности микробной контаминации новорожденных, родившихся у матерей с урогенитальной инфекцией

Авторы:

Аксенов А.Н., Бочарова И.И., Башакин Н.Ф., Троицкая М.В., Обидина А.А., Ширман М.И., Новикова С.В., Цивцивадзе Е.Б., Федотова А.В.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2013;13(2): 53‑58

Просмотров: 369

Загрузок: 2

Как цитировать:

Аксенов А.Н., Бочарова И.И., Башакин Н.Ф., Троицкая М.В., Обидина А.А., Ширман М.И., Новикова С.В., Цивцивадзе Е.Б., Федотова А.В. Особенности микробной контаминации новорожденных, родившихся у матерей с урогенитальной инфекцией. Российский вестник акушера-гинеколога. 2013;13(2):53‑58.
Aksenov AN, Bocharova II, Bashakin NF, Troitskaia MV, Obidina AA, Shirman MI, Novikova SV, Tsivtsivadze EB, Fedotova AV. Specific features of microbial contamination in neonatal infants born to mothers with urogenital infection. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2013;13(2):53‑58. (In Russ.).

?>

Контаминация детей различными микроорганизмами к моменту рождения колеблется в широких пределах  - от единичных наблюдений до 80,5% и, безусловно, взаимосвязана с состоянием здоровья матери и особенностями родового акта [2, 6, 13].

Параллелизм между тяжестью инфекционного процесса у матери и плода отсутствует. Известно, что даже массивная инфицированность беременных различными инфекционными агентами может не нарушать нормального течения гестационного периода и развития плода, а при легкой, мало- или даже бессимптомной инфекции у беременной новорожденный может иметь тяжелые поражения органов и систем [1, 5, 6, 7]. Не вызывает сомнения, что выявление того или иного инфекта у новорожденного не означает развитие у него инфекционного процесса [4, 9, 10, 12]. Однако есть основание полагать, что даже поверхностная колонизация некоторыми микроорганизмами сопряжена с развитием перинатальных осложнений [3, 8, 10, 11, 14].

В возникновении инфекционного процесса у плода, его степени тяжести, времени проявления имеют значение вид возбудителя, его вирулентность, пути проникновения инфекции от матери к плоду, срок беременности, тропизм возбудителя к органам и тканям плода, защитные возможности матери и способность плода к иммунному ответу.

В связи с отсутствием в настоящее время достоверных представлений о вероятности заражения и заболевания плода и новорожденного от инфицированной матери, об этиологической значимости возбудителей урогенитальной инфекции (УГИ) матери в формировании патологии новорожденного изучение особенностей микробной контаминации новорожденных, родившихся у матерей с УГИ, в зависимости от состояния их здоровья является актуальным.

Цель наcтоящей работы - изучение особенностей микробной контаминации новорожденных, родившихся у матерей с УГИ, в зависимости от состояния здоровья детей в раннем неонатальном периоде.

Материал и методы

Под нашим наблюдением находились 318 доношенных новорожденных, родившихся у матерей с УГИ, которые были разделены на 6 групп в зависимости от основного клинического диагноза.

В 1-ю группу вошли 58 (18,2%) новорожденных с генерализованными и тяжелыми локализованными формами внутриутробной инфекции (ВУИ), которые включали сепсис, менингоэнцефалит, пневмонию, гастроэнтероколит. Во 2-ю группу были объединены 39 (12,3%) новорожденных с локальными инфекционными процессами средней степени тяжести, а именно: с везикулопустулезом, конъюнктивитом, ринитом, омфалитом, вульвовагинитом, локальными формами кандидоза. В целом острые формы ВУИ в тяжелой и среднетяжелой форме были диагностированы у 97 (30,5%) новорожденных. В 3-ю группу объединили 33 (10,4%) новорожденных с выявленными при ультразвуковых исследованиях морфологическими изменениями в ЦНС и внутренних органах, что позволило предположить перенесенную ВУИ. В 4-ю группу вошли 38 (12,0%) новорожденных с гипоксически-ишемическими поражениями ЦНС разной степени тяжести. В 5-ю группу включили 36 (11,3%) новорожденных с задержкой внутриутробного развития (ЗВУР). К 6-й группе отнесли 114 (35,8%) клинически здоровых новорожденных.

Забор материала проводился при рождении ребенка из носоглотки, наружного слухового прохода, ануса. Для выявления аэробной флоры использовались общепринятые методы микробиологического исследования. Видовую идентификацию выделенных штаммов энтеробактерий и грибов рода Candida проводили на иммуноферментном анализаторе Квантум-П. Степень обсемененности исследуемых локусов оценивали по числу колониеобразующих единиц (КОЕ/мл). Определение хламидий, уреаплазм, микоплазм, цитомегаловируса (ЦМВ), вируса простого герпеса 2-го типа (ВПГ-2) проводились методом точечной гибридизации (дот-гибридизации) с биотипированием ДНК-зондом материала соскоба со слизистой оболочки зева, носа, конъюнктивы и мочи новорожденного с применением полуколичественной оценки.

Антигены цитомегаловирусной и герпесвирусной инфекции, а также антитела классов М и G к этим вирусам, хламидиям, уреаплазмам и микоплазмам определяли в пуповинной крови методами непрямой иммунофлюоресценции с использованием моноклональных антител и иммуноферментного анализа.

Для определения ЦМВ и ВПГ-2 в крови был использован также метод полимеразной цепной реакции (ПЦР).

Результаты и обсуждение

Видовой состав микроорганизмов, выделенных у новорожденных с тяжелыми клиническими формами ВУИ в момент рождения, характеризовался превалированием эпидермального стафилококка в посевах со слизистых оболочек, он был выделен в 34,5% случаев со слизистой оболочки зева, в 14% - со слизистой оболочки носа, в 16% - со слизистой оболочки конъюнктивы (табл. 1).

Наряду с высоким представительством эпидермального стафилококка у новорожденных с тяжелыми формами ВУИ возрастала роль грамотрицательных бактерий, суммарное число выделения которых составило 14,4%, причем такие представители грамотрицательной микрофлоры, как Klebsiella pneumoniae, Proteus vulgaris, Providencia выделялись только у новорожденных этой группы. Количество выделенных микроорганизмов из различных локусов превышало 103 КОЕ/мл, что свидетельствовало о высокой степени колонизации аэробной микрофлорой новорожденных с тяжелыми формами ВУИ. У 21 (38,2%) новорожденного посевы со всех исследуемых локусов были стерильны, что косвенно свидетельствовало об ограниченной роли аэробной микрофлоры в развитии тяжелых форм ВУИ в ряде наблюдений.

Характерным признаком у детей с тяжелыми формами ВУИ была высокая обсемененность (до 58,2%) возбудителями некоторых инфекций, передаваемых половым путем (ИППП). У новорожденных этой группы контаминация хламидиями была выявлена почти в половине наблюдений - у 25 (45,4%) детей из 55. Обсемененность хламидиями новорожденных с внутриутробными пневмониями (51% - в 24 случаях из 47) достоверно (р<0,05) превышала этот показатель в наблюдениях с другими нозологическими формами (сепсис, гастроэнтероколит, менингит). Несмотря на высокую контаминацию хламидиями, достоверно подтвердить хламидийную этиологию этих инфекций стало возможным лишь у 5 (11,9%) детей с внутриутробной пневмонией, в крови которых были выявлены специфические антитела класса М (табл. 2).

Общая высокая частота контаминации хламидиями, превышающая аналогичные показатели у новорожденных с локальными инфекционными процессами, достоверно большая выявляемость антител класса М (р=0,04), а также типичный клинический вариант ВУИ для хламидийной этиологии (пневмония) позволяют учитывать несомненную значимость этой инфекции в развитии тяжелых форм ВУИ при инфекционно-воспалительных заболеваниях урогенитального тракта у беременных.

Уреаплазмы были идентифицированы со слизистой оболочки зева у 29 (52,7%) новорожденных с тяжелыми формами ВУИ. Этот параметр статистически значимо отличался от такового у новорожденных как с локальными инфекционными процессами (р<0,001), так и без клинических проявлений инфекции (все остальные группы), р<0,001. Контаминация уреаплазмами статистически значимо (р<0,05) чаще выявлялась у детей с внутриутробными пневмониями (55,3% - в 26 случаях из 47), чем при других нозологических формах. Антитела класса М к уреаплазме были выявлены у 11,4% обследованных детей с тяжелыми формами ВУИ. Антитела класса G были обнаружены у 21 (60%) ребенка, что не имело статистически значимых отличий от процента обсемененности матерей этим микроорганизмом. В целом особенности выявления Ureaplasma urealyticum у новорожденных с тяжелыми формами ВУИ позволяют рассматривать этого возбудителя в качестве этиологически значимого при выявлении внутриутробных пневмоний.

Микоплазмы со слизистой оболочки зева были выделены у 19 (32,7%) новорожденных с тяжелыми формами ВУИ. IgM к Mycoplasma hominis идентифицировались в 10% наблюдений. Антитела класса G были обнаружены у 20% детей, что в целом не отличалось от инфицированности матерей этим микроорганизмом. В одном наблюдении были выявлены специфические антитела класса М к Mycoplasma pneumoniae.

ЦМВ оказался наиболее частым антигеном, обнаруженном в отделяемом из зева новорожденных с тяжелыми формами ВУИ - 58,2% случаев (см. табл. 1). В крови антиген был определен у 6 (14,2%) из 42 обследованных, причем в половине случаев это сочеталось с выделением инфекта из отделяемого носоглотки (р=0,04). Антитела класса М к ЦМВ были выявлены у 9,5% детей 1-й группы, при этом в половине наблюдений они сочетались с виремией. Антитела класса G к ЦМВ выявлялись с той же частотой и преимущественно в тех же титрах, что и у матерей.

Антиген ВПГ-2 определялся с несколько меньшей частотой, чем ЦМВ, но также превалировал над аэробными микроорганизмами, выявленными в тех же локусах (см. табл. 1). В содержимом зева ВПГ-2 был идентифицирован в 43,6% случаев, носа - в 16%, с конъюнктивы - в 16%, в крови - в 9,5% исследований (см. табл. 2). В целом антиген ВПГ-2 в том или ином локусе был обнаружен у 29 (52,7%) новорожденных, причем у одного и того же новорожденного он мог выделяться из нескольких локусов. Более чем в 40% случаев (23 новорожденных) было отмечено сочетанное выделение вируса ВПГ-2 более чем из одного локуса. Это явилось статистически значимым (р<0,001) критерием тяжелых форм ВУИ, в отличие от такового у новорожденных с локальными инфекционными процессами средней степени тяжести.

Идентификация антигена ВПГ-2 в крови новорожденного во всех 4 случаях сочеталась с контаминацией других локусов этим вирусом, что явилось еще одним характерным (р=0,003) признаком для тяжелых ВУИ по сравнению с локализованными среднетяжелыми формами.

Антитела класса М к ВПГ-2 были выявлены у 3 (7,1%) обследованных новорожденных этой группы (см. табл. 2). Наличие IgM к ВПГ-2 в крови у новорожденных достоверно (р=0,04) отличало тяжелые формы ВУИ от ее среднетяжелых форм. Противогерпетические антитела класса G определялись в крови в 73,8% случаев, как правило, в титрах, равных материнским.

Микробная контаминация новорожденных с локализованными инфекционными процессами средней степени тяжести (2-я группа) отличалась рядом особенностей. У 50% новорожденных этой группы посевы из исследуемых локусов были стерильными. Грамположительная аэробная флора чаще (46,6%; р=0,002) идентифицировалась при среднетяжелых ВУИ, чем грамотрицательные бактерии (10,2%). Среди грамположительных микроорганизмов ведущая роль в формировании среднетяжелых форм ВУИ принадлежала эпидермальному стафилококку, частота выявления которого со слизистой оболочки зева составила 33,3% (10 наблюдений), со слизистой оболочки носа - 26,6% (8 наблюдений), с конъюнктивы - 16,6% (5 наблюдений), с наружного слухового прохода - 13,3% (4 наблюдения), в первой порции мекония - 6,6% (2 наблюдения).

При исследовании контаминации микробными агентами основных локусов, которые определяли клинический вариант заболевания, было установлено (табл. 3),

что во всех случаях везикулопустулеза в посевах из везикул выделить микроорганизм не удалось.

В развитии других клинических вариантов локализованных среднетяжелых форм ВУИ приоритетная роль принадлежала эпидермальному стафилококку, выявление которого из основных локусов составляло от 33,3% при рините, до 100% случаев при омфалите, вульвовагините и локальном кандидозе слизистой оболочки полости рта, причем для всех среднетяжелых инфекционных процессов было характерно сочетание эпидермального стафилококка с другими микроорганизмами.

Chlamydia trachomatis была выделена с конъюнктивы у 4 (30,8%) новорожденных с конъюнктивитом, т.е. почти в 1/3 наблюдений этого клинического варианта ВУИ. Несмотря на то что хламидии были выделены с конъюнктивы у 2 детей с другими среднетяжелыми формами ВУИ, эти микроорганизмы чаще (р=0,007) идентифицировались в пробах из основного локуса у новорожденных с конъюнктивитом.

Из 2 случаев вульвовагинита в одном также были идентифицированы хламидии, которые сочетались с эпидермальным стафилококком. У другой новорожденной девочки с вульвовагинитом из очага воспаления была выделена кишечная палочка в сочетании с Candida albicans. Таким образом, среди 39 новорожденных со среднетяжелыми формами ВУИ (2-я группа) у 5 (12,8%) из основных локусов была выделена Ch. trachomatis. Всего же этими бактериями были контаминированы 7 (17,9%) новорожденных этой группы, причем у 3 из них имело место сочетанное выделение хламидий из различных локусов. В пуповинной крови или крови новорожденных первых суток жизни противохламидийные антитела класса G были выявлены у 12 (66,6%) из 18 обследованных на этот тест детей, что было сопоставимо с частотой урогенитального хламидиоза у матерей. В то же время антитела класса М были выявлены лишь у 1 (5,5%) из 18 новорожденных. В этом наблюдении были одновременно диагностированы конъюнктивит и ринит в первые часы жизни.

Уреаплазмы, обнаруженные в отделяемом из зева у 5 (12,8%), а микоплазмы у 2 (5,1%) из 39 новорожденных, не ассоциировались ни с одним из клинических вариантов среднетяжелых ВУИ. Отсутствие этих микроорганизмов в качестве этиологически значимых возбудителей локализованных инфекционных процессов средней степени тяжести было характерным признаком для новорожденных этой группы по сравнению с новорожденными 1-й группы (р=0,007 и р=0,006).

ЦМВ был обнаружен у 12 (30,8%) новорожденных в отделяемом из зева и у 1 (2,5%) - в крови. Ни в одном случае указанные наблюдения не сочетались, т.е. в сумме ЦМВ был выявлен у 13 (33,3%) новорожденных 2-й группы. Несмотря на значительную частоту контаминации этим вирусом, для новорожденных со среднетяжелыми формами ВУИ отсутствие ЦМВ в пробах было более статистически значимым (р=0,042), чем его наличие по сравнению с тяжелыми формами ВУИ.

Ни в одном наблюдении не были выявлены антитела класса М, а противоцитомегаловирусные IgG в титрах, равных материнским, были обнаружены у 15 из 18 обследованных на этот тест новорожденных, что было сопоставимо с частотой выявления этого маркера у матерей.

Антиген ВПГ-2 был выявлен у 3 (7,7%) новорожденных из 39 обследованных 2-й клинической группы. В целом идентификация ВПГ-2 не была характерным признаком для новорожденных со среднетяжелыми формами ВУИ по сравнению с наблюдениями в 1-й группе (р=0,002). У 2 новорожденных из 3 имелось сочетанное выделение ВПГ-2 из двух локусов и более. Со слизистой оболочки зева ВПГ-2 был идентифицирован в 2 (5,1%) наблюдениях, со слизистой оболочки носа - у 1 (2,5%) ребенка, с конъюнктивы - у 2 (5,1%), в крови на первые сутки жизни - у 1 (2,5%). Последний факт сочетался с обнаружением вирусного антигена в соскобе со слизистой оболочки носа и зева у новорожденного с ринитом.

У детей с конъюнктивитом этот вирус из основного локуса выделялся в 2 случаях из 13, в одном случае в сочетании с эпидермальным стафилококком. Антитела класса М к ВПГ-2 при рождении не были выявлены ни в одном наблюдении, а антитела класса G - у 13 из 18 обследованных новорожденных, что в целом совпало с частотой выявления этих антител у матерей.

В 3-й группе новорожденных (с морфологическими изменениями в ЦНС и внутренних органах обнаруженными при УЗИ) в 39,3% случаев (у 13 детей) посевы из всех исследуемых локусов были стерильными. В остальных случаях были идентифицированы в основном грамположительные микроорганизмы (50%), лишь у 2 (6,7%) детей был выделен Enterobacter aerogenus и у 1 (3,3%) - грибы рода Candida в сочетании с эпидермальным стафилококком со слизистой оболочки зева. Степень колонизации аэробными микроорганизмами исследуемых локусов не превышала 103 КОЕ/мл.

При исследовании контаминации возбудителями ИППП (были обследованы 30 новорожденных) соответствующие антигены выделялись только в соскобах со слизистой оболочки зева: ВПГ-2 - у 4 (13,3%) новорожденных, ЦМВ - у 3 (10,0%), Ch. trachomatis - у 2 (6,6%). Уреаплазмы и микоплазмы у новорожденных 3-й группы не идентифицировались. Антитела класса М ко всем исследуемым возбудителям ИППП у новорожденных 3-й группы обнаружены не были. Антитела класса G к ВПГ-2 были выявлены у 14 новорожденных, к ЦМВ - у 12, к Ch. trachomatis - у 3 из 16 обследованных на этот тест детей, что было сопоставимо с частотой выделения возбудителей этих инфекций у матерей.

У новорожденных с гипоксически-ишемическим поражением ЦНС (4-я группа, 38 новорожденных) отсутствие микробной контаминации было установлено в 65,7% случаев. В остальных случаях превалировала грамположительная микрофлора, представленная в основном эпидермальным стафилококком, частота выделения которого со слизистой оболочки зева составила 20%, со слизистой оболочки носа - 8,5%, в первой порции мекония - 5,7%. Грамотрицательная микрофлора была представлена E. coli и E. aerogenes, которые в сумме были идентифицированы в 11,4% случаев.

Антиген ВПГ-2 был выделен у 8,5% новорожденных в соскобе со слизистой оболочки зева, в 5,7% случаев из зева были выделены уреаплазмы. Такие возбудители УГИ матери, как ЦМВ, хламидии, микоплазмы у новорожденных 4-й группы не идентифицировались.

При проведении серологического обследования антитела класса М ко всем исследуемым возбудителям ИППП не были обнаружены, антитела класса G к ВПГ-2 выявлялись у 73,7% новорожденных, к ЦМВ - у 79%, к Ch. trachomatis - у 15,7% новорожденных, к Ureaplasma urealyticum - у 21,0% новорожденных из 19 обследованных на этот тест детей, что было сопоставимо с частотой этих инфекций у матерей.

Среди новорожденных высокого инфекционного риска со ЗВУР в 47,2% случаев посевы со всех обследуемых локусов были стерильными. В остальных случаях преобладала грамположительная микробная флора, представленная эпидермальным и сапрофитным стафилококками (в сумме в 25% наблюдений), негемолитическим стрептококком - 8,3%, энтерококком - 2,8%. Грамотрицательные микроорганизмы были представлены кишечной палочкой, которая была обнаружена на слизистой оболочки зева у 8,3% новорожденных, в первой порции мекония - у 11,1%.

При исследовании возбудителей ИППП антигены ВПГ-2 и уреаплазмы были идентифицированы в 3,3% случаев, ЦМВ и хламидии - в 6,6% в соскобах со слизистой оболочки зева. В пуповинной крови или у новорожденных первых суток жизни антител класса М к возбудителям ИППП обнаружено не было (были обследованы 20 новорожденных со ЗВУР), а число случаев выявления антител класса G к ВПГ-2 составляло 65%, к ЦМВ - 75%, к Ch. trachomatis - 50%.

У здоровых новорожденных, родившихся у матерей с инфекционно-воспалительными заболеваниями урогенитального тракта в 60% случаев результаты микробиологических исследований были отрицательными. В остальных случаях выделялась грамположительная кокковая флора с преобладанием эпидермального стафилококка в 27% случаев со слизистой оболочки зева, в 6% - со слизистой оболочки носа и в 4% - в первой порции мекония. Грамотрицательные микроорганизмы были представлены кишечной палочкой, которая была выделена со слизистой оболочки зева в 6% случаев и в первой порции мекония - в 4%. В 2 (2%) случаях на слизистой оболочки зева были обнаружены грибы рода Candida.

Степень колонизации всех обследуемых локусов не превышала 102 КОЕ/мл. В соскобах со слизистой оболочки зева (обследованы 96 новорожденных) в 6,3% случаев был обнаружен антиген ВПГ-2, в 2,1% - ЦМВ; хламидии, уреаплазмы и микоплазмы не были идентифицированы ни в одном случае. При исследовании пуповинной крови или крови новорожденных первых дней жизни на наличие антител к вирусам семейства герпеса было выявлено отсутствие антител класса М к ВПГ-2 и ЦМВ, антитела класса G к ВПГ-2 были обнаружены в 62,5% (у 30 новорожденных из 48 обследованных), антитела класса G к ЦМВ - в 50% (у 15 новорожденных из 30 обследованных), что было сопоставимо с частотой инфекций герпесвирусной этиологии у матерей.

Таким образом, основными результатами микробиологического обследования новорожденных у матерей с инфекционно-воспалительными заболеваниями урогенитального тракта являются следующие положения:

- высокая частота (от 34,3 до 61,8%) контаминации новорожденных аэробной микрофлорой независимо от состояния здоровья;

- преобладание грамположительной микробной флоры над грамотрицательной;

- отсутствие контаминации аэробной микрофлорой у 38,2% новорожденных 1-й группы позволяет предположить ограниченную исходную значимость этих микроорганизмов в развитии тяжелых форм ВУИ в ряде случаев;

- сочетанное выделение Kl. pneumoniae со слизистой оболочки зева и в первой порции мекония явилось характерным признаком (р<0,001) для новорожденных с тяжелыми формами ВУИ;

- характерным признаком для новорожденных с тяжелыми формами ВУИ была высокая частота контаминации некоторыми возбудителями ИППП (до 58,2%) по сравнению с локализованными инфекционными процессами средней степени тяжести (частота выделения не превышала 36%) и новорожденными без симптомов острой ВУИ (частота выделения составила от 6,25% в 6-й группе до 13,3% - в 3-й группе);

- обсемененность новорожденных с тяжелыми формами ВУИ ВПГ-2 (р=0,002), микоплазмами (р=0,006), уреаплазмами (р=0,007), хламидиями (р=0,037), ЦМВ (0,042) была характерным признаком для этой группы детей по сравнению с группой новорожденных с локализованными среднетяжелыми формами ВУИ;

- из всех среднетяжелых инфекционных процессов лишь конъюнктивит чаще ассоциировался с наличием хламидий (р=0,007) и ВПГ-2 (р=0,04);

- сочетанное выделение антигенов ВПГ-2 и ЦМВ из крови новорожденных и одновременно из других локусов было характерным признаком (р=0,003 и р=0,04 соответственно) для детей с тяжелыми формами ВУИ;

- доказана этиологическая значимость в развитии внутриутробных пневмоний хламидий и уреаплазм на основании частоты выявления самого возбудителя (р<0,05) и антител класса М (р=0,04).

Выводы

1. Для новорожденных, родившихся у матерей с УГИ, характерна высокая частота контаминации аэробной микрофлорой независимо от состояния их здоровья.

2. Высокую частоту (до 34,5%) контаминации стафилококком новорожденных, родившихся у матерей с УГИ, необходимо учитывать как при разработке мер профилактики реализации ВУИ, так и при назначении эмпирической этиотропной терапии детям с клиническими проявлениями ВУИ.

3. При тяжелых формах ВУИ имеет место высокая частота контаминации представителями ИППП: ВПГ-2 - 43,6%, ЦМВ - 58,2%, хламидиями - 41,8%, уреаплазмами - 52,7%, микоплазмами - 32,7%, с высокой частотой сочетанного выделения микроорганизмов.

4. В развитии внутриутробных пневмоний у новорожденных, родившихся у матерей с УГИ, этиологически значимыми являются хламидии и уреаплазмы.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail