Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Попова А.Ф.

МУЗ "Родильный дом", Ессентуки

Клинико-лабораторные особенности герпетической инфекции у больных с невынашиванием беременности

Авторы:

Попова А.Ф.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2011;11(6): 14‑20

Просмотров: 281

Загрузок: 7

Как цитировать:

Попова А.Ф. Клинико-лабораторные особенности герпетической инфекции у больных с невынашиванием беременности. Российский вестник акушера-гинеколога. 2011;11(6):14‑20.
Popova AF. The clinical and laboratory features of herpetic infection in patients with miscarriage. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2011;11(6):14‑20. (In Russ.).

?>

В практической деятельности врачи многих специальностей встречаются с заболеваниями, вызванными вирусами семейства Herpesviridae. Представители этого семейства распространены во всех регионах мира, поражая 60-90% населения, как в экономически развитых, так и в развивающихся странах [12, 18, 27]. За последние 50 лет выделено и классифицировано более 100 представителей отдельных герпесвирусов, 8 из которых распространены в человеческой популяции [12].

В настоящее время считается, что основными путями заражения вирусом простого герпеса (ВПГ) являются воздушно-капельный и половой. Установлено, что вирус проникает через слизистую оболочку или кожу. При попадании в клетку он активно реплицируется. При этом оболочка вириона адсорбируется на поверхности эпителиальных клеток, где и происходит первичное заражение ВПГ. Процесс заражения клеток включает следующие этапы: 1) прилипание к клетке хозяина; 2) «раздевание» вириона; 3) пенетрация в клетку; 4) синтез и сбор вирусных компонентов; 5) выход новых вирионов [4, 20]. Далее вирус вступает во взаимодействие с нейроном, проникает внутрь этой клетки и транспортируется вдоль аксона к ядру нейрона и там может оставаться длительное время, что приводит к возникновению латентной фазы инфекции. При реактивации инфекционного процесса происходят возвращение ВПГ вдоль аксона обратно на периферию и повторная репликация его в эпителиальных клетках с деструкцией последних. Этот процесс может носить как клинически проявляющийся, так и бессимптомный характер (А.В. Цинзерлинг, М.Г. Индикова, 1988).

Сохранение вируса в организме инфицированного хозяина (латентность) является причиной периодических обострений заболевания (А.К. Шубладзе, Т.М. Маевская, 1971). Ограничение внутриклеточной репродукции вируса происходит за счет системы интерферона (β- и γ-интерферона), продукция которых индуцируется на ранних этапах болезни с участием моноцитов. Кроме того, интерферон оказывает иммуномодулирующее действие при формировании иммунного ответа на вирусные антигены [17]. Решающая роль в процессе инактивации и лизиса инфицированных вирусом клеток принадлежит цитотоксическим Т-лимфоцитам при условии полного или частичного совпадения антигенов этих клеток с продуктами главного комплекса гистосовместимости [14, 23].

Противовирусной активностью обладают также и факторы местного иммунитета, в первую очередь секреторный иммуноглобулин A (SIgA) (Б.В. Пинегин и др., 1987). Соединение SIgA с вирусом (антигеном) на поверхности слизистых оболочек (в воротах инфекции) препятствует адгезии возбудителя к чувствительным клеткам и облегчает его выведение на первой стадии инфицирования [16]. Кроме иммуноглобулина А в инактивации ВПГ участвуют и другие γ-глобулины. Однако преобладают иммуноглобулины классов G и М. Первоначальное инфицирование (1-7-й день) сопровождается появлением в крови IgM, в последующие 3-4 нед наблюдается нарастание уровня IgG. При повторном инфицировании тем же или близким вирусом IgM быстро замещается IgG (1-3 дня) [15].

В последние годы в лабораторной практике широко используют иммунофлюоресцентный метод [3, 10]. Из серологических методов наиболее часто применяют иммуноферментный анализ для выявления специфических антител и учет стадии герпетической инфекции возможен по классам IgG, IgM [6, 14]. Обнаружение IgM служит признаком первичного инфицирования или обострения латентно протекающей инфекции [5, 10], а IgG характеризует разгар заболевания и формирование иммунитета.

Для обнаружения ВПГ в настоящее время используют также ряд молекулярно-биологических методов, таких как полимеразная цепная реакция (ПЦР) и реакция молекулярной ДНК-гибридизации, позволяющих выявить наличие вирусной нуклеиновой кислоты в исследуемом материале [1, 2, 19, 22].

Одним из мало изученных аспектов патогенеза герпетической инфекции является состояние специфического иммунитета, который определяется продукцией генов иммунного ответа [13]. В доступной нам научной литературе мы не нашли информации о связи качества специфического иммунного ответа с развитием и течением герпетической инфекции, в том числе при невынашивании беременности. Детальное изучение этих специфических механизмов, по нашему мнению, позволит решить проблему специфической диагностики герпетической инфекции и ее эффективного лечения с помощью противовирусных и химиотерапевтических средств.

Следует подчеркнуть, что при наличии какой-либо генитальной инфекции существенно возрастает риск прерывания беременности. Так, спонтанные аборты при наличии хламидийной инфекции наблюдаются в 2,2-12,9%, микоплазменная инфекция выявляется в 6,3-9,4% случаев выкидышей, кандидоз - в 3,5-5%, уреаплазменная инфекция встречается в 6,3%, а бактериальный вагиноз - в 8% спонтанных выкидышей [7]. Герпетическая инфекция имеет особое значение при невынашивании беременности. Известно, что в 10-13% причиной невынашивания беременности по данным гистологических исследований последа и погибшего плода является ВПГ [8, 11]. Основным патогенетическим звеном самопроизвольных выкидышей и мертворождения, по мнению большинства авторов, является ослабление специфического иммунитета и, как следствие этого, активация репликационной активности ВПГ и генерализация инфекции с поражением плаценты и плода [9]. Причиной снижения противогерпетического иммунитета при развитии беременности у женщин служит активация физиологических механизмов, обеспечивающих защиту плода, что неминуемо ведет к ослаблению иммунитета матери. К сожалению, большинство клиницистов недостаточно представляют опасность снижения специфического иммунитета при беременности, что и приводит к плачевной статистике ее невынашивания у пациенток с герпетической инфекцией.

Целью исследования явились комплексная клинико-лабораторная оценка рецидивирующей герпетической инфекции гениталий у женщин с невынашиванием беременности и определение значения лабораторно-иммунологических критериев в диагностике данной инфекции у этой группы женщин.

Материал и методы

Для решения поставленной задачи в период с 2004 по 2009 г. проведено комплексное клинико-лабораторное обследование 110 небеременных женщин (основная группа), имевших в анамнезе невынашивание беременности и направленных в женскую консультацию МУЗ «Родильный дом» г. Ессентуки с диагнозом «ВПГ-инфекция» из других женских консультаций, кожно-венерологических диспансеров, гинекологических стационаров г. Ессентуки и Ставропольского края. Возраст пациенток варьировал от 17 до 42 лет, средний возраст составил 28,4±0,4 года. Контрольную группу составили 38 женщин, которые были обследованы после выполненного им искусственного аборта. Все пациентки были обследованы в соответствии с разработанной клинической программой, позволяющей оценить состояние нижнего отдела гениталий, внутренних половых органов, включая оценку влагалищного биоценоза, а также общий соматический статус не ранее чем через 1 мес после самопроизвольного или медицинского аборта. Наряду с клинико-лабораторными данными обследование включало обязательное ультразвуковое исследование органов малого таза, расширенную кольпоцервикоскопию, гистологическое исследование биоптатов шейки матки и полипов цервикального канала. Всем пациенткам были произведены реакция Вассермана и исследование на наличие вируса иммунодефицита человека.

Диагноз инфекции генитальным герпесом устанавливался на основании клинических данных: жалоб пациентки, сбора анамнеза, гинекологического осмотра с использованием расширенной кольпоцервикоскопии, локализации и характера высыпаний, стадии процесса, проведения дифференциальной диагностики и лабораторных методов исследования.

Лабораторное обследование включало общеклинические, биохимические, серологические, иммунологические, цитологические и молекулярно-биологические методы. Общий клинический анализ крови проводился по общепринятой методике и включал определение эритроцитов, гемоглобина, тромбоцитов, лейкоцитов, лимфоцитов и СОЭ. Биохимическое исследование крови включало в себя определение глюкозы, холестерина, триглицеридов, мочевины, креатинина, общего белка, активности АСТ, АЛТ, ЩФ; количество ионов К, Nа, Cl. Перечисленные показатели определялись на биохимическом аппарате Хитачи 917 с использованием сертифицированных реактивов.

Для первичной лабораторной диагностики ВПГ-инфекции была использована световая микроскопия. Данный метод диагностики ВПГ-инфекции использовался как ориентировочный. Изменения в эпителиальных клетках не всегда являются высокоспецифичными для герпетического процесса. Подтверждающим методом служили другие лабораторные исследования. Цитологический метод исследования ВПГ при помощи световой микроскопии мазков является наиболее доступным, быстрым, дешевым и безопасным. Материалом для цитологического исследования у обследованных пациенток служили содержимое везикул, соскобы с эрозированных поверхностей, материал из шейки матки. Полученный материал равномерно наносился на обезжиренное смесью Никифорова предметное стекло и высушивался на воздухе. Мазок фиксировали 95% этиловым спиртом в течение 30-40 мин и окрашивали: 95% спирт - 10 с, дистиллированная вода - 10 с, гематоксилин - 6-8 мин, промывка дистиллированной водой 10-15 мин, эритрозин 0,1% - 60 с, 95% спирт - 2 мин, абсолютный спирт - 3 мин, ксилол - 5 мин. При помощи светового микроскопа (увеличение 900) оценивали характер изменений эпителиальных клеток и подсчитывали процент измененных клеток. В каждом препарате анализу подвергали 50-100 клеток эпителия. Изменения в лейкоцитах не были патогномоничными и не учитывались. Подозрительными клетками на наличие в них ВПГ считали те, в которых наблюдали агрегацию ядерного вещества, внутриядерные включения, утолщения кариолеммы с практически полным лизисом хроматина.

Метод прямой иммунофлюоресценции и ПЦР использовали для подтверждения диагноза. Данный метод является специфичным, требует минимальных затрат и времени (не более 30-60 мин). На исследуемые препараты наносят 0,02-0,05 мл флюоресцирующей специфической сыворотки (поликлональной или моноклональной), содержащей бычий сывороточный альбумин, меченный родамином или синькой Эванса, которые выполняют роль контрастирующих веществ. На контрольные препараты наносят конъюгированную отрицательную или гетерогенную сыворотку, не содержащую герпетических антител. Нами использованы различные разведения сыворотки, меченной флюоресцирующим веществом. Окраска: мазки подсушивали на воздухе, фиксировали в охлажденном до 4-8°С химически чистом ацетоне в течение 10 мин. Флюоресцирующие иммуноглобулины к ВПГ разводили в 0,5 мл дистиллированной воды и готовили разведение в соответствии с указаниями на этикетке. Фиксированные мазки помещали во влажную камеру (чашки Петри с увлажненной фильтровальной бумагой на дне), наносили по капле флюоресцирующего препарата в рабочем разведении, равномерно распределяли по мазку и помещали в термостат при температуре 37°С на 25 мин, споласкивали дистиллированной водой и высушивали при комнатной температуре (под вентилятором). Мазки просматривали с использованием люминесцентного микроскопа. При оценке результатов обращали внимание на характер и количество антигенсодержащих клеток, локализацию специфического свечения и его интенсивность. Положительным считали мазок, в котором содержалось не менее трех морфологически неизмененных клеток эпителия с типичной локализацией интенсивной флюоресценции. Учитывалась характерная для ВПГ локализация свечения в ядре и цитоплазме одновременно.

В периферической крови с помощью проточного цитофлюориметра с использованием моноклональных антител крови определяли количество лимфоцитов CD3, CD4, CD8, CD19 и CD25. Исследовали фагоцитарную и метаболическую активность лейкоцитов по спонтанному и индуцированному тесту восстановления нитросинего тетразолия (НСТ-тест), уровень катионных белков (КБ), лактоферрина (ЛФ) и миелопероксидазы (МПО), показатели церулоплазмина (ЦП), трансферрина (ТФ), иммуноглобулинов и циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК). Активность КБ определяли в реакции лизосомально-катионного теста (ЛКТ). Исследовали уровень интерлейкинов 1 и 2. Определение иммуноглобулинов классов М и G ВПГ-1 и ВПГ-2 в сыворотке крови производили методом иммуноферментного анализа с использованием тест-систем.

С целью получения математико-статистической информации о результатах проведена двухэтапная работа: на первом этапе осуществлялся сбор информации с помощью специально разработанного банка данных, позволяющего получать массивы данных, на втором этапе - собственно математико-статистическая обработка массивов данных. На этапе первичной статистической обработки данных для контроля качества исходной информации применен однофакторный дисперсионный анализ, который позволил выделить показатели, статистически достоверно отличающиеся от таковых в контрольной группе (p<0,05) по F-критерию Фишера и p-критерию Стьюдента.

Результаты и обсуждение

Основанием для обращения обследованных пациенток к акушеру-гинекологу, кроме наличия самопроизвольных выкидышей в анамнезе, в большинстве случаев явились высыпания на наружных половых органах, жалобы на зуд, жжение, выделения из влагалища различной консистенции с неприятным запахом, раздражение и мацерацию прилегающих к вульве участков кожи (перианальной и пахово-бедренной областей). Многие больные предъявляли жалобы на появление болезненных ощущений, чувство жжения при половом контакте. У отдельных больных наблюдалось учащенное мочеиспускание (до 8-12 в сутки), а также усиление жжения и рези после акта мочеиспускания (цисталгия). Длительность заболевания составляла от 2 нед до 17 лет. Необходимо отметить, что все пациентки до обращения были частично обследованы, а некоторые, помимо женских консультаций, неоднократно и долго лечились в различных медицинских кабинетах, клиниках (государственных и частных), у частнопрактикующих врачей. Каждая третья пациентка занималась самолечением: использовала так называемые народные средства, лекарственные и гомеопатические препараты, пищевые добавки, основываясь на рекламе или информации представителей фирм. Проводимое лечение, как правило, давало кратковременный эффект. Жалобы у всех больных после короткой ремиссии прогрессировали и нарастали. Упорность процесса приводила к изменениям психоневрологического статуса: отмечались плаксивость, неуравновешенность, плохой сон. Нарушения психоэмоциональной сферы были особенно характерны для пациенток с отягощенным акушерско-гинекологическим анамнезом (бесплодие, хронические воспалительные процессы в придатках матки, нарушения менструального цикла).

Все пациентки основной группы обратились сами или были направлены в связи с невынашиванием беременности в анамнезе для обследования на так называемую скрытую инфекцию; 25% женщин были направлены врачами для уточнения характера воспалительного процесса в связи с трудностями трактовки полученных лабораторных данных и соответственно неясностью тактики ведения обследованных пациенток. Например, очень частыми диагнозами направления были такие, как ВПГ-инфекция, микоплазмоз, гарднереллез и др. Многим пациенткам врачи женских консультаций рекомендовали прерывание беременности из-за боязни рождения неполноценного ребенка в связи с выявлением «герпеса в крови», «хламидий в крови», гарднереллеза, микоплазмоза и т.п. Приведенные данные свидетельствуют о трудностях, с которыми в настоящее время встречаются акушеры-гинекологи при расшифровке сложных влагалищных микробиоценозов, обусловленных, как правило, микст-инфекцией.

Более чем у 50% обследованных женщин основной группы (n=80) воспаление нижнего отдела гениталий длилось от 1 года до 5 лет, а у 5 больных - более 10 лет, что свидетельствовало о хроническом течении заболевания и неэффективности лечения. В спектре гинекологической патологии преобладали инфекционно-воспалительные заболевания: у 69 (62,7±4,6%) пациенток в анамнезе были указания на патологию шейки матки, у 41 (37,3±4,6%) - сальпингоофориты, у 15 (13,6±3,3%) - эндометриты. Нарушения менструального цикла выявлены у 29 (26,4±4,2%) обследованных женщин. Прослеживалась прямая связь между гинекологическими заболеваниями и частотой развития инфекций, передаваемых половым путем (ИППП). Кроме генитального герпеса (100,0%) наиболее часто встречался хламидиоз (35,4±4,5%), трихомониаз (29,1±4,3%), дисбиозы влагалища (53,6±4,8%).

Анализ анамнеза обследованных женщин основной группы показал, что возраст начала половой жизни у них составил 16,4±1,4 года. У 98 (89,1%) пациенток половая жизнь началась до замужества, при этом у превалирующего большинства женщин отмечено более 5 половых партнеров. Рост распространенности ИППП при недостаточном использовании мер защиты от инфекций пропорционален промискуитету и взаимосвязан с нарушениями репродуктивной функции (табл. 1).

При анализе нарушений репродуктивной функции у обследованных пациенток основной группы было отмечено, что у 3 из 4 женщин, перенесших эктопическую беременность, последней предшествовали аборты, что составило 75%. У 10 (41,7%) пациенток, страдающих первичным бесплодием, также в анамнезе были аборты. Беременности, закончившиеся самопроизвольными абортами, протекали с явлениями угрозы прерывания и сопровождались лечением вагинитов у 86 (91,5%) больных. В этих случаях из влагалища высевали грибы, микоплазмы, уреаплазмы, хламидии, в основном в виде ассоциаций.

Группа пациенток с несостоявшимся самопроизвольным абортом (неразвивающаяся беременность) в анамнезе (в большинстве случаев развитие беременности прекращалось в сроки от 5 до 8 нед) обратила на себя внимание длительным лечением угрозы прерывания беременности прогестероном без проведения обследования. Таких пациенток было 27 (24,5±4,1%). Инфекция нижнего отдела гениталий при неразвивающейся беременности была диагностирована у 17 (63%) женщин.

В результате обследования вирусное герпетическое поражение нижнего отдела гениталий было выявлено у 110 (100%). Клинические проявления генитального герпеса у обследованных пациенток с невынашиванием беременности в анамнезе позволили выделить 3 подгруппы:

- 1-ю подгруппу составили 16 (14,5±3,4%) больных с часто рецидивирующей ВПГ-инфекцией (ЧРВПГ) и числом обострений от 4 до 12 в год;

- во 2-ю подгруппу вошли 72 (65,5±4,5%) пациентки с частотой обострений 1-3 раза в год - группа «редко рецидивирующей ВПГ-инфекции» (РРВПГ);

- 3-я подгруппа представлена 22 (20±3,8%) женщинами, у которых клинические проявления ВПГ-инфекции отсутствовали, хотя вирус выявляли при специальном обследовании - группа латентно протекающей ВПГ-инфекции (ЛПВПГ).

У 38 пациенток контрольной группы вирусная инфекция не была диагностирована.

При детальном сборе эпидемиологического анамнеза у обследованных женщин и их половых партнеров было установлено, что при ВПГ-инфекции первое место занимает половой путь передачи (табл. 2).

При ЧРВПГ (1-я подгруппа) он установлен в 62,5±4,6% случаев, при РРВПГ (2-я подгруппа) - в 90,3±2,8%. Установить путь заражения и возраст на момент инфицирования у 15 (68,2%) пациенток с ЛПВПГ (3-я подгруппа) не представилось возможным. Характер патологических изменений в организме больных с ВПГ-инфекцией в значительной мере обусловлен возможностью интеграции генома вируса в геном клетки-хозяина, в частности, в паравертебральных сенсорных ганглиев, а также тропностью ВПГ и других герпес-вирусов к форменным элементам крови и иммуноцитам (эритроциты, лейкоциты, лимфоциты, макрофаги, тромбоциты). Это способствует пожизненной персистенции структур ВПГ в организме человека и обусловливает изменение клеточного и гуморального иммунитета. Более того, в настоящее время ВПГ-инфекция рассматривается как инфекционная (приобретенная) болезнь иммунной системы, при которой длительная персистенция вируса в ряде случаев сопровождается продуктивным заражением ВПГ практически всех видов клеток иммунной системы, что проявляется их функциональной недостаточностью и способствует формированию иммунодефицита. В связи с этим клинический исход первичной ВПГ-инфекции и дальнейшее течение заболевания в значительной мере определяются иммунным статусом организма.

В табл. 3, 4

приведены показатели иммунного статуса обследованных женщин. Установлено, что процентное содержание лимфоцитов в период рецидива заболевания достоверно превышало уровень в контрольной группе в 1,3 раза, а в период ремиссии - в 1,5 раза.

При этом следует отметить, что абсолютное количество лимфоцитов в обследованных подгруппах существенно не отличалось от такового в контрольной группе. Отмечались изменения содержания лимфоцитов СD3+. В период рецидива оно снижалось более чем в 1,5 раза по сравнению с контрольной группой, а при ремиссии имело тенденцию к снижению. Аналогичные изменения происходили и с содержанием лимфоцитов с фенотипом СD4+. В период рецидива заболевания оно снижалось в 1,4 раза, а в период ремиссии увеличивалось и не отличалось от показателя в контрольной группе. Содержание в сыворотке крови ИЛ-2 было снижено в группе пациенток с рецидивом заболевания и фактически возвращалось к норме в период ремиссии. По-другому изменялось содержание лимфоцитов с фенотипом СD25+. Количество клеток этой группы несущественно (в 1,2 раза) увеличивалось при рецидиве и имело тенденцию к снижению в период ремиссии. Приведенные данные, по нашему мнению, указывают на адекватную реакцию клеточного иммунитета на развитие инфекции. Увеличение содержания IgG в 1,27 раза в свою очередь свидетельствует о формировании гуморального иммунитета против вируса герпеса. Статистически значимых изменений других изучаемых в работе показателей иммунной системы не выявлено. Следует отметить, что описанные изменения встречаются при большинстве инфекций и соответственно не являются специфическими для изучаемой патологии.

Возросший в последние годы интерес ученых к изучению роли эффекторного звена иммунитета не случаен. Являясь филогенетически более древними, эти механизмы защиты организма вносят свой вклад в комплекс ответных реакций организма на вирусную инфекцию (см. табл. 4).

При изучении показателей фагоцитоза выявлено выраженное снижение фагоцитарного индекса (почти в 2 раза) по сравнению с таковым в контрольной группе как в период рецидива заболевания, так и при ремиссии и увеличение фагоцитарного числа также в 2 раза по сравнению с таковым в контрольной группе. В то же время при обострении процесса обнаружено достоверное повышение показателей активности лейкоцитов как в спонтанном, так и в индуцированном НСТ-тесте по сравнению с таковыми в контрольной группе (НСТ спонтанный - 38,0±7,6%; НСТ индуцированный 60,0±6,9 против 18,4±2,1% и 36,5±3,6% в контрольной группе; р<0,05). Высокие показатели при индуцированном НСТ-тесте сопровождались наличием несколько большего числа высокоактивных клеток - клеток, способных восстанавливать нитросиний тетразолий и поглощать частицы латекса (индекс активности составлял от 0,6 до 1,0 против 0,5-0,75 в контрольной группе). Активное восстановление лейкоцитами нитросинего тетразолия (спонтанный тест) и увеличение числа высокоактивных клеток (индуцированный тест) свидетельствуют об усилении окислительно-восстановительного потенциала клетки. Одновременно увеличение числа высокоактивных клеток (индуцированный НСТ-тест) может быть интерпретировано как повышение способности лейкоцитов к экспрессии Рс- и С3в-рецепторов на мембране клеток, участвующих в фагоцитозе.

При наступлении ремиссии через 2-3 нед после обострения у больных отмечалось снижение показателей индуцированного теста НСТ (до 27,6±2,9 против 36,5±3,5% в контрольной группе). Особенно низким было число высокоактивных клеток. У 13 больных индекс активности был в пределах от 0 до 0,2 при значениях от 0,5 до 0,75 в контрольной группе. В ряде случаев отмечено снижение числа фагоцитирующих клеток. На фоне снижения функциональной активности лейкоцитов выявлялось нарастание в крови иммуноглобулина А (2,5±0,2 против 1,9±0,1 г/л в контрольной группе; р<0,05), в некоторых случаях снижение уровня IgG до нижней границы нормы, равной 7,0 г/л (частота 0,2) совпадало с клинической ремиссией.

Важными факторами клеточной составляющей эффекторного звена иммунитета, наряду с представленными выше показателями, являются КБ нейтрофильных гранулоцитов (НГ). В доступной нам литературе мы не встретили сообщений, посвященных изучению динамики КБ у больных герпесом, активность которых определяли в реакции ЛКТ.

Нами установлено (см. табл. 4), что острая фаза герпесвирусной инфекции сопровождается падением суммарного содержания катионных белков в 1,23 раза, определяемых с помощью ЛКТ. Это может свидетельствовать об интенсивной секреции НГ и активном вовлечении этих клеток в систему защитных реакций организма.

Дальнейшая положительная динамика инфекционного процесса сопровождается повышением содержания КБ и соответственно восстановлением показателей ЛКТ до нормальных значений. Тем не менее высокий уровень в сыворотке крови МПО на протяжении всего наблюдения может свидетельствовать о постоянной напряженной секреции НГ, обеспечиваемой за счет ускорения циркуляции НГ и более быстрого обновления пула этих клеток в крови. Показатели НСТ-теста и фагоцитоза дополнительно свидетельствуют об активном вовлечении в патологический процесс НГ, что сопровождается истощением функции этих клеток в фазе ремиссии.

ЛФ играет важную роль в межклеточном взаимодействии фагоцитирующих клеток. Рецепторы к ЛФ обнаружены на моноцитах, макрофагах, НГ, активированных Т-лимфоцитах, а также В-лимфоцитах. Поглощение ЛФ мононуклеарными фагоцитами угнетает их способность к образованию гидроксильного радикала и защищает клетки от аутопероксидазы мембраны. Повышение уровня ЛФ в сыворотке крови пациенток с герпесвирусной инфекцией можно в данном контексте рассматривать как антиоксидантную защиту, осуществляемую НГ, и благоприятный прогностический признак, свидетельствующий о наступлении ремиссии.

ЛФ является маркером специфических гранул НГ, на внутренней мембране которых находится набор рецепторов этих клеток. Секреция ЛФ из специфических гранул сопровождается активацией рецепторного поля клетки за счет встраивания белков-рецепторов в наружную мембрану НГ. Переход герпетической инфекции из состояния обострения в стадию стабилизации процесса может сопровождаться повышением функциональной активности НГ с последующей активацией клеток системы мононуклеарных фагоцитов, осуществляющих элиминацию возбудителя, что может привести к несостоятельности фагоцитарных клеток. Возможно, такая реакция связана с тем, что ВПГ имеет тропизм к этим клеткам и может повреждать их. Таким образом, наблюдается несостоятельность фагоцитоза как в стадии обострения, так и ремиссии ВПГ-инфекции, которая в данном случае является лишь состоянием нестойкого равновесия между организмом хозяина и возбудителем с накаплением потенциала для следующего цикла болезни.

Известно, что фагоцитоз сопровождается образованием активных форм кислорода (АФК), генерируемых нейтрофилами в значительных количествах. Образование АФК является важным моментом, обеспечивающим фагоцитарную активность нейтрофилов, эозинофилов, моноцитов. Однако чрезмерно высокие концентрации АФК оказывают дестабилизирующее действие на клеточные мембраны, инициируют процессы перекисного окисления липидов, могут быть причиной угнетения фагоцитарной активности клеток.

Важную роль в ферментативной продукции АФК играют металлы переменной валентности (железо и медь). Основная роль трансферрина и ЛФ в организме заключается в акцептировании свободного железа, что препятствует развитию реакций образования гидроксильного радикала (ОН), катализируемых ионами железа. Основной содержащий медь белок плазмы крови - ЦП. Он связывает 95% всей меди, использует ОН для ферментативной активности при окислении Fe2+ до Fe3+, после чего железо связывается трансферрином. Существенно, что окисление Fe2+ до Fe3+, в отличие от неферментативного окисления Fe2+ в присутствии кислорода, не сопровождается образованием супероксиданиона (О2). Поэтому в окислительных реакциях с участием ионов Fe2+ церулоплазмин оказывается основным антиоксидантом плазмы, своеобразной «ловушкой» для АФК.

В сыворотках крови пациенток с рецидивирующим генитальным герпесом в период обострения заболевания уровень ЦП превышал почти в 3 раза показатели у женщин контрольной группы, что указывает на повышение антиоксидантного потенциала сыворотки крови в остром периоде болезни (см. табл. 4). Фаза клинической ремиссии характеризовалась снижением концентрации ЦП, однако уровень его оставался еще достоверно выше, чем у пациенток контрольной группы. Это свидетельствует о напряжении системы антиоксидантной защиты и в периоде ремиссии герпесвирусной инфекции, что, по-видимому, обусловлено необходимостью инактивации повышенных концентраций АФК.

Обобщая материал по состоянию иммунной системы при развитии рецидивирующей ВПГ-инфекции, можно отметить, что имеется реакция как специфических звеньев, так и эффекторного звена иммунитета. При этом следует отметить, что описанные изменения, как правило, носят адаптивный и компенсаторный характер и встречаются и при других инфекциях, а следовательно, не могут характеризовать специфические механизмы формирования патологии у женщин с герпетической инфекцией.

В связи с изложенным мы провели анализ титров специфических иммуноглобулинов класса М и G против ВПГ 1-го и 2-го типов у 15 пациенток контрольной группы и 48 пациенток с невынашиванием беременности и рецидивирующим генитальным герпесом с числом обострений от 3 до 12 в год. В результате проведенных исследований установлено, что в контрольной группе (n=15) только у одной (6,7%) пациентки титр специфических IgG против ВПГ был равен 1:32 при отрицательном титре IgМ, а у 93,3% пациенток титр специфических IgG против ВПГ был выше 1:64 при отрицательном титре IgМ.

В группе с невынашиванием беременности у 5 (10,4%) пациенток отмечалось снижение титров антител против ВПГ класса IgG менее 1:16 при титре IgМ от 1:8 до 1:16. У 34 (70,8%) пациенток отмечались титры IgG против ВПГ, равные 1:16 при титрах IgМ от отрицательных до 1:8. В 9 (18,8%) случаях определялся титр G против ВПГ, равный 1:32 при отрицательном титре IgМ. Таким образом, в группе с невынашиванием беременности у 81,2% пациенток имелись сниженные показатели специфического гуморального иммунитета против ВПГ 1-го и 2-го типов.

Выводы

1. У пациенток с невынашиванием беременности и наличием хронической ВПГ-инфекции ведущим звеном в иммунопатогенезе невынашивания может являться врожденное или приобретенное снижение специфического иммунитета к ВПГ.

2. Полученные результаты доказывают перспективность разработки методов специфической противогерпетической иммунотерапии при невынашивании беременности у больных с ВПГ-инфекцией.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail