Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Круглова Д.Ю.

Дорожная клиническая больница ст. Красноярск;
Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера Сибирского отделения РАМН, Красноярск

Цхай В.Б.

Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого

Савченко А.А.

ГБОУ ВПО "Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого" МЗ РФ

Оценка эффективности использования индол-3-карбинола в комплексной терапии у женщин с ВПЧ-ассоциированной патологией шейки матки

Авторы:

Круглова Д.Ю., Цхай В.Б., Савченко А.А.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2011;11(5): 63‑66

Просмотров: 6448

Загрузок: 74

Как цитировать:

Круглова Д.Ю., Цхай В.Б., Савченко А.А. Оценка эффективности использования индол-3-карбинола в комплексной терапии у женщин с ВПЧ-ассоциированной патологией шейки матки. Российский вестник акушера-гинеколога. 2011;11(5):63‑66.
Kruglova DIu, Tskhaĭ VB, Savchenko AA. Evaluation of the efficiency of using indole-3-carbinol in combination therapy in women with HPV-associated pathology of the cervix uteri. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2011;11(5):63‑66. (In Russ.).

?>

Вирус папилломы человека (ВПЧ) является инфекционным агентом, который обусловливает широкий спектр эпителиальных пролиферативных повреждений аногенитальной области, приводит к появлению остроконечных кондилом, дисплазии вульвы, влагалища и шейки матки. ВПЧ-инфекция - одна из наиболее распространенных и значимых инфекций, передаваемых преимущественно половым путем (ИППП); им инфицирована большая часть сексуально-активного населения планеты. Описаны более 100 типов ВПЧ, около 40 из них принимают участие в инфицировании аногенитальной области [6-9].

Эпидемиологические и вирусологические исследования подтверждают, что около 95% всех опухолей плоскоклеточного рака шейки матки содержат ДНК-вирусы папилломы человека. У пациенток с цервикальной интраэпителиальной дисплазией риск развития рака шейки матки в 20 раз выше, чем в популяции. Максимум заражения ВПЧ-инфекцией приходится на самый активный в сексуальном отношении возраст - 18-25 лет и снижается после 30 лет, когда существенно возрастает частота дисплазий и рака шейки матки, пик которого наблюдается после 45 лет [9]. Сложный цикл репликации вируса, существование инфекции в эписомальной, интегрированной формах обусловливают отсутствие в настоящее время методов патогенетической терапии ВПЧ-инфекции [10].

ВПЧ может приводить к латентной, субклинической и клинической формам инфекции [5]. Наиболее часто патология шейки матки, обусловленная ВПЧ, представляет собой субклиническую и бессимптомную формы инфекции. У женщин это касается ВПЧ-поражения шейки матки, у мужчин - наружных половых органов и аногенитальной области. Субклиническая папилломавирусная инфекция (ПВИ) шейки матки - это интраэпителиальное поражение, связанное с внедрением вируса в незрелые делящиеся клетки базального слоя эпителиального пласта шейки матки [1, 2, 5], что приводит к морфологической перестройке эпителиоцита в ответ на эписомальную репликацию вируса. Субклиническая инфекция шейки матки характеризуется изменениями, выявленными при кольпоскопии, цитологическом и гистологическом исследованиях, обнаружением ДНК ВПЧ. Клиническая инфекция - процесс, видимый невооруженным глазом. Озлокачествление патологического процесса шейки матки чаще всего происходит на фоне иммуносупрессии [8], при которой ВПЧ-инфекция отличается не только более тяжелым течением, более крупными размерами высыпаний с наличием инвазии, но и резистентностью к терапии и высокой частотой рецидивов [10].

Основное направление в лечении субклинических, клинических форм ПВИ шейки матки, цервикальных интраэпителиальных неоплазий (CIN) - это использование комбинированной терапии. Комплексный подход к лечению заключается в хирургическом удалении измененной поверхности эпителиального пласта шейки матки с последующим применением консервативного лечения, направленного на оставшиеся инфицированные вирусом клетки. Наиболее часто в качестве терапевтического компонента используются препараты интерферона, противовирусные препараты, эндогенные цитокины, иммуномодуляторы. Однако ввиду того, что клинически не пораженные ткани могут содержать вирусную ДНК, разрушение элементов не приводит к полной элиминации вируса [6, 7].

Иммунный ответ микроорганизма играет важную роль в предотвращении клинической манифестации ВПЧ-инфекции. ВПЧ вызывает как гуморальный, так и клеточный типы иммунного ответа. Клеточный иммунитет играет основную роль, как в персистенции, так и в сложном регрессе поражений. Это подтверждается данными о более высокой частоте ВПЧ-ассоциированных заболеваний при трансплантации внутренних органов и у ВИЧ-инфицированных [8].

Доказано, что в условиях иммуносупрессии чаще реализуется онкогенный потенциал ВПЧ, связанный с их способностью к выработке онкобелков Е6 и Е7, которые формируют комплексы со специфическими проапоптотическими белками р53 и Rb, которые обычно выполняют в клетке противоопухолевую функцию. В связанном с онкобелками состоянии они не способны выполнять эти функции, что вызывает снижение внутриклеточной противоопухолевой защиты. В настоящее время установлены эстрогенная зависимость индукции онкогена Е7 ВПЧ и связанный с ее устранением способ профилактики и лечения опухолей, обусловленных ВПЧ [1-3].

Препарат, содержащий индол-3-карбинол, обладает выраженной активностью по отношению к ВПЧ-ассоциированным заболеваниям. Активное действующее вещество препарата - высокоочищенный индол-3-карбинол (I3C) - фитопрепарат, полученный из растений семейства крестоцветных. Механизмы фармакологического действия индол-3-карбинола характеризуются широким спектром: антипролиферативная и антиэстрогенная активность; блокада неоангиогенеза, опосредованная через ингибирование циклооксигеназы-2; индукция апоптоза и ингибирование синтеза онкобелка Е в эпителиальных клетках, инфицированных ВПЧ, что приводит к повышению восприимчивости клеток к препаратам интерферона или его индукторов [4].

Указанное фармакологическое действие препарата послужило поводом для его использования в составе комплексной терапии субклинических форм ПВИ и CIN.

Цель данного исследования - оценка эффективности комплексной терапии субклинических форм ПВИ и ВПЧ-ассоциированных заболеваний шейки матки (CIN) у пациенток репродуктивного возраста, основанной на применении метода широкополосной радиоволновой хирургии, иммуномодулирующего препарата, содержащего рекомбинантный α2-интерферон, комплексный иммуноглобулиновый препарат и индол-3-карбинол.

Материал и методы

Исследование проводилось на базе Дорожной клинической больницы Красноярска в период с 2007 по 2009 г. В исследование были включены 65 пациенток репродуктивного возраста (от 18 до 45 лет) с субклиническими формами ПВИ и ВПЧ-ассоциированными заболеваниями шейки матки (CIN), обусловленными высокоонкогенными типами ВПЧ.

С учетом характера проводимого лечения все пациентки были разделены на две группы:

- 1-я группа (основная) включала 38 пациенток с субклиническими формами ПВИ и ВПЧ-ассоциированными заболеваниями шейки матки (CIN), которым проводилось комплексное лечение: применение деструктивного метода, рекомбинантного α2-интерферона и комплексного иммуноглобулинового препарата (КИП), а также препарата, содержащего индол-3-карбинол. Рекомбинантный α2-интерферон и КИП назначали в свечах в дозе 1 млн ЕД в 2 приема интравагинально до момента деструкции и через 2 нед после деструктивного лечения шейки матки в течение 10 дней. Препарат, содержащий активный индол-3-карбинол в дозе 100 мг в капсуле, назначали per os в суточной дозе 400 мг по 2 капсулы 2 раза в день в течение 12 нед с первого дня после проведения деструкции;

- 2-я группа (группа сравнения) была представлена 27 пациентками. В ней применяли аналогичные методы деструктивного лечения патологически измененного эпителия шейки матки, назначали α2-интерферон и КИП в дозе 1 млн ЕД в 2 приема интравагинально до момента деструкции и через 2 нед после деструктивного лечения шейки матки в течение 10 дней. Пациенткам этой группы индол-3-карбинол не назначали.

В качестве деструктивного метода лечения у пациенток обеих групп использовали аппарат ФОТЕК-Е80М, генерирующий радиоволны специальных форм (широкополосные волны). Режим «Смесь» - радиоволновую вапоризацию проводили на 5-7-й день менструального цикла с захватом 2-3 мм зоны здоровой ткани по границе, определяемой ШИК-пробой. При выявлении деформации шейки матки в сочетании с множественными наботовыми кистами, гипертрофией шейки матки, эндоцервикальными поражениями и CIN II-III степени, деформацией цервикального канала проводилась конизация шейки матки электродом-парусом в режиме МОНО-КОАГ при мощности 70-90 Вт. После иссечения выполнялась радиоволновая пунктурная коагуляция шейки матки по окружности иссеченного участка в 3-4 точках. При этом электрод-игла вводилась на глубину 3-4 мм в край зоны эксцизии и в режиме МОНО-КОАГ при мощности 40-60 Вт проводилась коагуляция.

Всем пациенткам проводилось обследование, включающее расширенную кольпоскопию, цитологический и морфологический методы (биопсия шейки матки с диагностическим выскабливанием цервикального канала) и определение ДНК ВПЧ высокоонкогенного риска методом полимеразной цепной реакции (ПЦР). Все обследования проводились дважды - до лечения и через 3 мес после его окончания.

Оценка эффективности проводимого лечения осуществлялась по следующим параметрам: отсутствию или наличию атипической кольпоскопической картины или наличию другой патологии шейки матки; уменьшению площади распространения процесса; изменениям при цитологическом исследовании, определению ДНК ВПЧ.

Оценку полученных результатов и комплексный системный анализ имеющихся данных выполняли с использованием методов описательной статистики. Сравнение количественных значений в выборках проводилось с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни. Для характеристики различий качественных признаков использовались критерий χ2 Пирсона с поправкой Йетса.

Результаты и обсуждение

У всех обследованных нами пациенток, по данным кольпоскопии, выявлена атипическая кольпоскопическая картина (согласно Международной терминологии кольпоскопических терминов, Рим, 2003). Наиболее часто встречаемыми изменениями были пунктации, ацетобелый эпителий, мозаика, йоднегативные зоны (табл. 1).

В результате ПЦР-обследования пациенток с субклиническими формами ПВИ шейки матки в большинстве случаев был выявлен ВПЧ 16-го типа, реже 18-го типа.

По данным цитологического исследования (классификация Бетесда, 2003), в 1-й группе у 31,58±5,4% пациенток цитологическая картина соответствовала LSIL (Low-grade squamous intraepithelial lesions), т.е. плоскоклеточному интраэпителиальному поражению (ПИП) низкой степени, дисплазии легкой степени, у 21,05±4,5% - HSIL (High-grade squamous intraepithelial lesions), т.е. ПИП высокой степени, умеренная дисплазия, у 21,05±3,6% - норме, у 26,32±3,7% - доброкачественным клеточным изменениям. Во 2-й группе в 11,11±4,4% случаев результаты цитологического исследования соответствовали LSIL, в 22,22±6,4% - HSIL, в 25,93±4,7% - норме, в 40,74±5,3% - доброкачественным клеточным изменениям.

Результаты гистологического исследования биоптатов шейки матки в 1-й группе были следующими: у 15,12±4,9% пациенток отмечалась норма, у 32,25±5,3% определялись незначительные клеточные изменения; CIN определялась в 1-й группе у 52,63±5,4% пациенток: CIN-I - у 31,58±2,4%, CIN-II - у 5,26±3,2%, CIN-III - у 15,79±5,5%.

В группе сравнения результаты гистологического исследования биоптатов шейки матки соответствовали норме у 23,11±4,9% пациенток, в 43,54±5,7% случаев были незначительные клеточные изменения. CIN была выявлена у 33,35±6,5% пациенток: CIN-I - у 11,12±3,7%, CIN-II - у 7,41±4,5%, CIN-III - у 14,81±5,3%.

ВПЧ 16-го типа в 1-й группе выявлен у 68,95±7,9% женщин, 18-го типа - у 7,89±1,7%, во 2-й группе 16-й тип ВПЧ был обнаружен у 57,78±7,6% пациенток, 18-й тип - у 7,41±2,7%.

После деструктивного этапа лечения все пациентки 1-й группы получали индол-3-карбинол. В дальнейшем мы проводили оценку скорости эпителизации раневой поверхности. Через 2 нед после вапоризации или конизации шейки матки мы отмечали появление признаков начальной эпителизации шейки матки у всех пациенток. С этого периода мы определяли сроки дополнения терапии препаратами, содержащими α2-интерферон и КИП. Через 12 нед оценка результатов лечения осуществлялась по данным кольпоскопии, цитологического исследования, вирусологического исследования - обнаружения ДНК ВПЧ методом ПЦР.

Под полным выздоровлением мы понимали отсутствие жалоб у пациенток, получение позитивных результатов по данным расширенной кольпоскопии (шейка матки покрыта многослойным плоским эпителием), а также отсутствие койлоцитов при цитологическом исследовании и ДНК ВПЧ в соскобах из цервикального канала при обследовании методом ПЦР.

Критериями положительной динамики считали отсутствие жалоб у пациенток, подтверждение при контрольном кольпоскопическом исследовании признаков эпидермизации, уменьшение площади поражения; при цитологическом исследовании - наличие единичных койлоцитов; при исследовании соскоба цервикального канала - положительный результат обнаружения ДНК ВПЧ методом ПЦР.

Критериями отсутствия эффекта от лечения были клинико-лабораторные данные, не отличающиеся от исходных до начала лечения.

Анализ полученного эффекта от проведенного лечения, по данным расширенной кольпоскопии, показал, что у 89,4% пациенток 1-й группы отмечалось выздоровление. Это значительно выше, чем во 2-й группе - соответственно у 74,07% пациенток.

По данным ПЦР-исследования после лечения ДНК ВПЧ была обнаружена у 18,4% пациенток в 1-й группе, что статистически достоверно реже, чем во 2-й группе - у 33,3% (р<0,05).

Аналогичные результаты были получены по данным цитологического исследования. Так, у 84,27% пациенток 1-й группы результаты цитологического исследования соответствовали норме, у 15,7% пациенток изменения соответствовали ASCUS (atypical squamous cells of undetermined significance), т.е. клетки плоского эпителия с атипией неопределенного значения. Во 2-й группе достоверно реже, только у 66,6% пациенток цитологические результаты соответствовали норме, у 27,5% пациенток изменения соответствовали ASCUS, у 5,8% пациенток изменения соответствовали LSIL (табл. 2).

По результатам проведенного исследования установлено, что эффективность комплексного лечения папилломавирусных субклинических поражений шейки матки у пациенток 1-й группы, получавших в составе комплексной терапии индол-3-карбинол, составила 85,9%, что достоверно выше, чем у пациенток группы сравнения - 69,1% (которым этот препарат не назначался).

Выводы

Использование комбинированной схемы лечения ВПЧ-ассоциированных форм патологии шейки матки у пациенток репродуктивного возраста с применением современных малотравматичных деструктивных методов лечения, а также препаратов, содержащих индол-3-карбинол, рекомбинантный α2-интерферон и комплекс иммуноглобулинов, позволяет значительно улучшить эффективность лечения этой патологии.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail