Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Шафигуллина З.Р.

ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Великанова Л.И.

ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Ворохобина Н.В.

ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Лисицын А.А.

ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, 191015, Санкт-Петербург

Кухианидзе Е.А.

ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Стрельникова Е.Г.

ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Поваров В.Г.

ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет», Санкт-Петербург, Россия

Тейлор Н.Ф.

Госпиталь Королевского Колледжа, Лондон, Великобритания

Диагностическое значение стероидных профилей биологических жидкостей у больных c синдромом Иценко—Кушинга

Авторы:

Шафигуллина З.Р., Великанова Л.И., Ворохобина Н.В., Лисицын А.А., Кухианидзе Е.А., Стрельникова Е.Г., Поваров В.Г., Тейлор Н.Ф.

Подробнее об авторах

Журнал: Проблемы эндокринологии. 2015;61(4): 4‑8

Просмотров: 427

Загрузок: 2

Как цитировать:

Шафигуллина З.Р., Великанова Л.И., Ворохобина Н.В., Лисицын А.А., Кухианидзе Е.А., Стрельникова Е.Г., Поваров В.Г., Тейлор Н.Ф. Диагностическое значение стероидных профилей биологических жидкостей у больных c синдромом Иценко—Кушинга. Проблемы эндокринологии. 2015;61(4):4‑8.
Shafigullina ZR, Velikanova LI, Vorohobina NV, Lisitsyn AA, Kuhianidze EA, Strelnikova EG, Povarov VG, Talor NF. The diagnostical importance of steroid profiles of biological fluids of patients with Cushing’s syndrome. Problemy Endokrinologii. 2015;61(4):4‑8. (In Russ.).
https://doi.org/10.14341/probl20156144-8

?>

Несмотря на большие возможности верификации редких и труднодиагностируемых заболеваний надпочечников, остается ряд вопросов в диагностике различных форм синдрома Иценко–Кушинга (СИК), определении ракового потенциала у больных с гиперкортицизмом [1—4]. Определение экскреции свободного кортизола с мочой (CКМ), свободного кортизола в слюне в 23 ч (СКС), уровней кортизола (К) и адренокортикотропного гормона (АКТГ) в плазме в ходе пробы с дексаметазоном являются стандартными тестами, используемыми в диагностике СИК [5—8]. Специфичность и чувствительность перечисленных тестов составляет 85—95%. Кроме того, отмечено повышение СКМ при всех формах эндогенного функционального и органического гиперкортицизма [9]. Ряд авторов рекомендуют определять экскрецию свободного кортизола (UFF) и кортизона (UFE) с мочой методами хроматографии, чтобы снизить аналитические ошибки и повысить чувствительность и специфичность диагностики СИК [10, 11]. Выяснение особенностей стероидогенеза позволяет проводить дифференциальную диагностику доброкачественных и злокачественных новообразований коры надпочечников. По мнению ряда авторов [10], значительное повышение уровней в крови 11-дезоксикортизола (S) или 11-дезоксикортикостерона (DOC) является важным критерием риска малигнизации опухолей коры надпочечников [10]. Другие авторы [3, 12, 13] считают, что характер стероидного профиля мочи является наиболее значимым для диагностики рака коркового слоя надпочечников. При исследовании стероидного профиля мочи (СПМ) у больных адренокортикальным раком (АКР) с помощью газовой хромато-масс-спектрометрии (ГХ/МС) отмечено повышение экскреции с мочой метаболитов андрогенов, глюкокортикоидов и прегненов, или тетрагидро-11-дезоксикортикостерона (THDOC) и тетрагидро-11-дезоксикортизола (THS) [3, 14]. Таким образом, исследование CПМ является перспективным направлением в диагностике злокачественного потенциала образований надпочечников. В связи с этим представляется актуальным сочетание классических тестов с исследованием стероидных профилей для улучшения диагностики СИК и поиска критериев злокачественности образований коры надпочечников. Изучение данных вопросов необходимо для усовершенствования диагностики и выработки адекватной терапии пациентов c различными формами гиперкортицизма.

Материал и методы

Обследованы 49 больных с СИК в возрасте от 28 до 58 лет (средний возраст 44,5±6,4 года), среди которых у 11 пациентов при гистологическом исследовании удаленной опухоли был верифицирован злокачественный характер образования коры надпочечников. Контрольную группу составили 25 здоровых лиц в возрасте от 22 до 45 лет (средний возраст 33,2±5,5 года). Определяли уровни АКТГ, К [в 9 ч. утра (Ку) и в 21 ч (Кв)], дегидроэпиандростерона-сульфата (DEAS) в сыворотке крови и CКC. Проводили пробы с 1 мг и 2 мг дексаметазона. Методом высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ) определяли уровни кортизола (F), кортизона (Е), кортикостерона (В), 11-дегидрокортикостерона (А), 18-гидроксикортикостерона (18-ОНВ), DOC и S в крови, экскрецию с мочой UFF, UFE, 18-ОНВ, 6β-ОНF. Методом ГХ/МС определяли экскрецию стероидов с мочой [15, 16]. СПМ были получены на газовом хромато-масс-спектрометре SHIMADZU GCMS — QP2010 ULTRA в ресурсном центре «Методы анализа состава веществ» Санкт-Петербургского государственного университета (дир. — д.техн.н. А.Л. Москвин). С помощью этой методики идентифицировано 65 стероидов у больных с различными новообразованиями коры надпочечников.

Статистическая обработка данных осуществлялась с использованием программной системы Statistica for Windows (версия 7). Результаты представлены в виде M±m, где M — арифметическое среднее значение, а m — стандартная ошибка среднего. Сравнение средних значений количественных показателей осуществлялось c использованием непараметрического критерия Манна—Уитни. Статистически значимым считался критерий достоверности р<0,05.

Результаты

У больных с СИК с адренокортикальной аденомой (АКА) выявлдены более высокие уровни Ку, Кв и СКС (>14 нмоль/л), чем у здоровых лиц. Уровни К при проведении проб с 1 мг и 2 мг дексаметазона (Кдмт) превышали 200 нмоль/л (табл. 1). У больных с СИК с АКР уровни Ку, Кв и Кдмт в крови были выше, чем у здоровых лиц и у больных с СИК с АКА (см. табл. 1). Уровень в крови дегидроэпиандростерона-сульфата (DEAS) у 7 пациентов с АКР (0,3±0,2 мкг/мл; р<0,05) был ниже, а у 4 больных с АКР (9,5±1,5 мкг/мл) — выше, чем у здоровых лиц (1,9± 0,4 мкг/мл) (р<0,01).

Таблица 1. Состояние гипофизарно-адреналовой системы у больных с синдромом Иценко—Кушинга (СИК) с адренокортикальной аденомой (АКА) и с адренокортикальным раком (АКР) по данным стандартных тестов Примечание. Здесь и в табл. 2: * — р<0,05, ** — p<0,01, *** — p<0,0001 при сравнении с группой здоровых лиц.

Методом ВЭЖХ установлены дополнительные критерии СИК: увеличение уровней B и S в крови, соотношений F/E, В/А, UFF/UFE, снижение соотношения 6β-ОНF/UFF (табл. 2). Экскреция с мочой UFF и UFE была выше, чем у здоровых лиц, но ниже, чем у больных СИК с АКР. При проведении пробы с дексаметазоном экскреция с мочой UFF (252±109 мкг/сут) и UFE (209±63 мкг/сут) была выше верхних референтных значений, а уровни В (6,1±1,4 нг/мл) и S (19,1±1,9 нг/мл) в крови снижались меньше чем на 50% как при АКА, так и при АКР. У больных с АКР в отличие от пациентов с АКА были повышены уровни DOC и 18-ОНВ в крови, уровень S в крови превышал 20 нг/мл, была увеличена экскреция с мочой 18-ОНВ и 6β-ОНF. Таким образом, по данным ВЭЖХ получены следующие критерии злокачественности новообразования коры надпочечников у больных с СИК: S>20 нг/мл, DOC>5,0 нг/мл, 18-ОНВ>5 нг/мл, (UFF+UFE)>500 мкг/сут, 6β-ОНF>500 мкг/сут, 18-ОНВ> 50 мкг/сут.

Таблица 2. Содержание кортикостероидов в сыворотке крови и моче у больных с синдромом Иценко—Кушинга (СИК) с адренокортикальной аденомой (АКА) и адренокортикальным раком (АКР) по данным высокоэффективной жидкостной хроматографии

При исследовании стероидных профилей мочи методом ГХ/МС у больных с АКА и у 7 пациентов с АКР отмечено повышение экскреции с мочой тетрагидрокортизола (THF), allo-THF, тетрагидрокортизона (THE), тетрагидрокортикостерона (ТНВ), ТНS и соотношений THF/THE, (THF+allo-THF)/THE, снижение уровня дегидроэпиандростерона (DЕA) и соотношения allo-THF/THF по сравнению с группой здоровых лиц (табл. 3). У больных с АКР в отличие от больных с АКА установлено повышение экскреции с мочой прегнантриола (Р3), 11-оксопрегнантриола (11-ОNР3), прегнендиола (DР2), прегнентриола (DP3), 3α, 16-OHDP2 (см. табл. 3). Кроме этих стероидов, у больных с АКР определялись прегнены, отсутствующие у здоровых лиц и больных с АКА — 3β, 16-OHDP2 (1419±812 мкг/сут), 3βDP3 (343±166 мкг/сут), 16-ОН-прегненолон (555±239 мкг/сут), 21-ОН-прегненолон (414±115 мкг/сут). У больных с АКР соотношение 3α, 16-OHDP2/3β, 16-OHDP2 было меньше 6,0, а соотношение 3αDP3/3βDP3 меньше 10, что является признаком злокачественности опухоли коры надпочечника. У 4 больных СИК с АКР установлены дополнительные признаки злокачественности с повышением экскреции с мочой андрогенов и их метаболитов: DEA (31625±12089 мкг/сут; р<0,008), 17β-андростендиола (4250±1627 мкг/сут; р<0,008), 16-OHDEA (12245±4406 мкг/сут; р<0,008), этиохоланолона (6237±1965 мкг/сут; р<0,04), андростентриола (8764±3445 мкг/сут; р<0,008), 16-оксоандростендиола (1546±799 мкг/сут; р<0,001).

Таблица 3. Экскреция стероидов с мочой у больных с синдромом Иценко–Кушинга (СИК) с адренокортикальной аденомой (АКА) и с адренокортикальным раком (АКР) по данным газовой хромато-масс-спектрометрии Примечание. * — р<0,05, ** — p<0,01 по сравнению с группой здоровых лиц.

Таким образом, исследование стероидных профилей методами ВЭЖХ и ГХ/МС дает возможность установить признаки злокачественности новообразований коры надпочечников у больных СИК до проведения хирургического лечения.

Выводы

1. Установлены гормональные критерии синдрома Иценко–Кушинга с учетом данных ВЭЖХ и газовой хромато-масс-спектрометрии: увеличение свободного кортизола в слюне (>14 нмоль/л), уровней кортизола, кортикостерона и 11-дезоксикортизола в крови, экскреции с мочой свободного кортизола и кортизона, метаболитов глюкокортикоидных гормонов и соотношений UFF/UFE, TНF/THE, (TНF+alloTHF)/ТНЕ, снижение соотношений alloTНF/TНF и 6β-ОНF/UFF.

2. При проведении пробы с 2 мг дексаметазона у больных с синдромом Иценко—Кушинга получены значения уровня кортизола в крови >200 нмоль/л, экскреции свободного кортизола и кортизона с мочой выше верхних референтных значений, снижение уровней кортикостерона и 11-дезоксикортизола в крови менее чем на 50%.

3. У больных с синдромом Иценко—Кушинга с адренокортикальным раком в отличие от пациентов с доброкачественной кортикостеромой установлено повышение уровней 11-дезоксикортикостерона и 18-ОН-кортикостерона в крови, экскреции с мочой 18-ОН-кортикостерона, 6β-ОН-кортизола, прегнандиола, прегнантриола, прегнендиола, 3α, 17,20-прегнентриола и 3α, 16,20-прегнентриола, уровень 11-дезоксикортизола в крови > 20 нг/мл и экскреция с мочой ТНS >1000 мкг/сут. Увеличение экскреции с мочой дегидроэпиандростерона и его метаболитов установлено у 4 больных с адренокортикальным раком.

4. У больных с синдромом Иценко—Кушинга с адренокортикальным раком методом газовой хромато-масс-спектрометрии обнаружены стероиды, не выявляемые у здоровых и больных с доброкачественной кортикостеромой: 3β, 16,20-прегнентриол, 3β, 17,20-прегнентриол, 16-ОН-прегненолон, 21-ОН-прегненолон; установлены соотношения 3α, 16,20-прегнентриол/3β, 16,20-прегнентриол <6,0 и 3α, 17,20-прегнентриол/3β, 17,20-прегнентриол <15.

Авторы статьи выражают благодарность ресурсному центру «Методы анализа состава вещества» СПбГУ за возможность проведения газохроматографических исследований на хромато-масс-спектрометре SHIMADZU GCMS QP 2010 ULTRA .

Информация о финансировании и конфликте интересов

Участие авторов: Концепция и дизайн исследования — Ворохобина Н.В., Великанова Л.И..

Сбор и обработка материала — Шафигуллина З.Р., Лисицын А.А., Кухианидзе Е.А., Стрельникова Е.Г., Поваров В.Г., Тейлор Н.Ф..

Статистическая обработка данных — Великанова Л.И..

Написание текста — Великанова Л.И., Шафигуллина З.Р., Лисицын А.А..

Редактирование — Ворохобина Н.В..

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail