Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Ярич А.Н.

Кафедра факультетской хирургии лечебного факультета Российского государственного медицинского университета, Москва

Брюшков А.Ю.

Кафедра факультетской хирургии лечебного факультета Российского государственного медицинского университета, Москва

Каралкин А.В.

ГКБ №1 им Н. И. Пирогова, Москва, Россия

Золотухин И.А.

ФГБОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Недостаточность перфорантных вен при варикозной болезни: патогенетическое значение и методы коррекции

Авторы:

Ярич А.Н., Брюшков А.Ю., Каралкин А.В., Золотухин И.А.

Подробнее об авторах

Журнал: Флебология. 2010;4(4): 29‑36

Просмотров : 13101

Загрузок: 102

Как цитировать:

Ярич А.Н., Брюшков А.Ю., Каралкин А.В., Золотухин И.А. Недостаточность перфорантных вен при варикозной болезни: патогенетическое значение и методы коррекции. Флебология. 2010;4(4):29‑36.
Iarich AN, Briushkov AIu, Karalkin AV, Zolotukhin IA. Incompetence of perforating veins in patients with primary varicosis: role in the pathogenesis and methods of correction. Flebologiya. 2010;4(4):29‑36. (In Russ.).

Варикозная болезнь нижних конечностей (ВБНК) - самое распространенное заболевание венозной системы. Частота выявления этой патологии составляет 10-20% у мужчин и 25-33% у женщин [1, 2]. В России, по некоторым данным, ее частота достигает 60% [3, 4].

Ведущим звеном в развитии заболевания служит формирование патологического вено-венозного рефлюкса, приводящего к варикозной трансформации вен, венозному застою и повреждению тканей. Основное значение придают сбросу крови по стволам магистральных (большой и малой) подкожных вен и перфорантным венам (ПВ) [5-12]. При этом рефлюксу по перфорантам придается крайне важное значение - сброс крови по ним, как считают, приводит к перегрузке связанных с ними притоков магистральных подкожных вен, их варикозной трансформации и соответственно манифестации заболевания («восходящая форма варикозной болезни»).

Такой взгляд на патогенез ВБНК привел к формированию единой, признанной большинством хирургов мира, хирургической концепции: операция при варикозной болезни должна носить патогенетический характер, т.е. в первую очередь устранять ее причину - стволовой и перфорантный рефлюкс [11, 13-16]. Согласно этой концепции и развивается ныне флебохирургия: предлагают новые способы стволовой флебэктомии, изучают альтернативные методы термической облитерации стволов, оттачивают технику вмешательств на перфорантах, исследуют возможности их склерозирования или термооблитерации.

Вместе с тем в описанной выше общей схеме патогенеза можно обнаружить весьма существенный недостаток. Внимательный, непредвзятый взгляд на роль перфорантного рефлюкса в патогенезе показывает, что неоспоримых доказательств значения несостоятельности ПВ практически нет. Мы хотим представить и проанализировать как хорошо известные, так и относительно недавно опубликованные данные, касающиеся этой проблемы.

История изучения, анатомические и функциональные особенности перфорантных вен

Первым ученым, продемонстрировавшим наличие ПВ на нижних конечностях, был Х.И. Лодер, российский анатом [17]. Вслед за ним на протяжении полутора столетий изучением анатомии ПВ занимались десятки исследователей, подробно описавших их морфологические характеристики [18-24]. ПВ соединяют поверхностные и глубокие вены нижних конечностей и в норме направляют ток крови из первых в последние. Они называются перфорантными, так как перфорируют мышечную фасцию. ПВ часто дублируются. Параллельно с ПВ проходит маленькая артерия [25]. Перфоранты обладают клапанами (от 1 до 4), которые располагаются главным образом в субфасциальном отрезке сосуда [22]. Количество перфорантов на каждой нижней конечности весьма велико. Одной из первых и наиболее полных работ по этой проблеме является исследование, проведенное отечественным хирургом И.А. Костромовым [26]. Он обнаруживал до 112 перфорантов на одной нижней конечности. Эти данные были подтверждены и другими работами [27].

Локализация ПВ является достаточно постоянной, что нашло свое отражение в длительно существовавших наименованиях наиболее значимых из них по именам авторов, подробно описавших их месторасположение. Вместе с тем современными согласительными документами не рекомендовано использование в практике именных названий этих сосудов [28]. В основу нынешней классификации ПВ положен территориально-анатомический принцип. Согласно ему, ПВ нижних конечностей могут быть разделены на шесть групп: ПВ стопы, области голеностопного сустава, голени, области коленного сустава, бедра и околоягодичной зоны [29].

С клинической точки зрения наибольшее значение имеют перфоранты, располагающиеся на голени, в подколенной ямке и на бедре [30]. Самыми известными для клиницистов являются ПВ медиального отдела голени, которые долгие годы называли перфорантами Коккетта. К ним относят четыре вены, имеющие весьма постоянную локализацию и соединяющие притоки большой подкожной вены (БПВ) с задними большеберцовыми венами. Именно рефлюкс по данным ПВ традиционно признается одной из основных причин варикозного расширения вен и последующих трофических расстройств, в связи с чем большинство хирургических методик предназначено для ликвидации этих сосудов [20].

В верхней трети голени по медиальной поверхности расположены паратибиальные ПВ, также называемые венами Шермана и Бойда. Они соединяют БПВ с задними большеберцовыми венами. Появление в этой зоне варикозно-расширенных вен также зачастую связывают с перфорантным рефлюксом [30].

На бедре с клинической точки зрения интересны прежде всего перфоранты бедренного канала (также называемые ПВ Додда или Хантера), соединяющие БПВ с поверхностной бедренной веной. У некоторых пациентов эти ПВ не имеют связи с БПВ [31].

В функциональном отношении ПВ играют важную роль в направлении крови из поверхностной венозной сети в глубокие вены с помощью своих клапанов [32]. При сокращении мышц (мышечная систола), когда происходит быстрое значительное увеличение давления, клапаны в ПВ закрываются, что предотвращает ток крови из глубокой в поверхностную систему. Во время мышечного расслабления (диастола) давление снижается и клапаны в ПВ открываются, обеспечивая дренаж крови из поверхностной в глубокую систему. Ток крови в интактной ПВ в направлении от поверхностных вен к глубоким долгое время считался аксиомой. И.А. Костромов в 1951 г. сообщил о том, что от 3 до 10% исследованных им интактных ПВ на бедре и голени были бесклапанными, а значит кровоток по ним мог осуществляться в обоих направлениях. Вместе с тем автор [26] также отметил, что при наличии клапанов в ПВ они всегда были ориентированы таким образом, чтобы ток крови происходил в направлении глубоких вен. В исследованиях R. Bjordal [33, 34] также продемонстрировано наличие двунаправленного тока крови в ПВ, но уже у пациентов с первичным варикозным расширением вен. Появление в клинической практике ультразвуковой визуализации позволило наблюдать двунаправленный ток крови по ПВ в реальном масштабе времени как у пациентов с венозной патологией [35, 36], так и у здоровых лиц [36, 37]. Тем не менее есть исследователи, которые не считают возможным существование подобного кровотока по перфорантам в норме [35].

Недостаточность перфорантных вен

Первым ученым, высказавшим мнение о патогенетическом значении недостаточности перфорантных вен, по-видимому, стал R. Linton [23]. Он обследовал больных с трофическими расстройствами и сделал вывод, что в их развитии важная роль принадлежит горизонтальному венозному рефлюксу. Следует сказать, что исследования R. Linton были посвящены посттромботической болезни. Тем не менее идея была подхвачена специалистами из многих стран мира и в результате перфорантный рефлюкс был признан причиной не только трофических расстройств при посттромботической болезни, но и первичного варикозного расширения вен [12, 26, 38, 39]. Опубликованы десятки работ, посвященные перфорантному рефлюксу. Основными проблемами, интересовавшими специалистов, стали методы выявления и критерии несостоятельности ПВ, а также поиск эффективных способов ликвидации перфорантного сброса.

Клиническая диагностика несостоятельности ПВ. Патогномоничных клинических признаков, позволяющих установить факт рефлюкса по ПВ и точно ее локализовать, не найдено. Ориентация на расположение конгломератов расширенных вен и данные функциональных проб (трехжгутовая Шейниса, Тальмана, Пратта-2) [40] долгое время были основными диагностическими критериями, но, с позиций современных требований к научным данным, эти способы не имеют доказательной базы.

Еще одним методом выявления перфорантного рефлюкса служила пальпация дефектов фасции голени, сопровождающаяся болезненными для пациента ощущениями при наличии недостаточной ПВ [14, 26, 41]. Вместе с тем доказательств точности этого способа также не существует [42, 43], в частности не было проведено сравнительных исследований с наиболее точным способом локализации ПВ, которым служит ультразвуковое сканирование.

Рентгеноконтрастная флебография в диагностике несостоятельности ПВ. Восходящая флебография и варикография были первыми инструментальными методами обнаружения перфорантного рефлюкса, который проявляется проникновением контраста из глубокой системы в поверхностную. По данным ряда авторов [44-47], с помощью рентгеноконтрастного исследования можно выявить от 65 до 90% имеющихся несостоятельных ПВ.

Ультразвуковое ангиосканирование в диагностике несостоятельности ПВ. В последние годы этот метод стал ведущим в диагностике перфорантного рефлюкса. С его помощью могут быть визуализированы ПВ, измерен диаметр вен и описано направление кровотока [36]. Единственные затруднения возникают при визуализации и определении тока крови в ПВ диаметром менее 1 мм, хотя до конца неизвестно, являются ли ПВ этого размера клинически или гемодинамически значимыми. Точность диагностики перфорантного рефлюкса по наиболее гемодинамически значимым ПВ медиальной группы соизмерима с флебографией [48]. E. Pierik и соавт. [49] обследовали 42 пациента с венозными язвами и сообщили о 100% специфичности и 79% чувствительности дуплексного исследования.

Радиоизотопная флебосцинтиграфия в диагностике несостоятельности ПВ. В арсенале современной флебологии имеется еще один малоинвазивный, безопасный и высокоинформативый метод выявления нарушений венозного кровообращения - радионуклидная флебосцинтиграфия. Метод получил развитие в работах клиники В.С. Савельева [50], показавших огромное значение методики в выявлении несостоятельных ПВ. Достоинством радиофлебографии служит возможность регистрации движения изотопа с естественным кровотоком в момент имитации пациентом ходьбы. Это позволяет выявлять и локализовывать перфорантный сброс.

Критерии несостоятельности ПВ. Этот вопрос во многом является ключевым, поскольку имеет непосредственное влияние как на формирование взглядов на развитие варикозной болезни, так и на хирургическую тактику. В доультразвуковую эру, когда ведущим диагностическим методом была рентгеновская флебография, критерием считали визуализацию ПВ и связанное с движением крови по ним контрастирование подкожных вен. Аналогичный критерий используют и при проведении радиоизотопной флебографии [51]. Значительные надежды возлагались на появившееся в арсенале флебологов в конце 80-х годов прошлого столетия ультразвуковое ангиосканирование, которое позволяет визуализировать ПВ и определить направление движения крови по ней. Тем не менее, несмотря на многолетнюю историю изучения анатомии и функции ПВ, ученым так и не удалось прийти к общему мнению о том, на основании каких признаков можно считать несостоятельной ПВ [36, 37, 52-54].

Наиболее часто используют три критерия - наличие рефлюкса, его продолжительность и диаметр сосуда. Поскольку сегодня доминирующее положение среди диагностических методов во флебологии занимает ультразвуковое ангиосканирование, то оценка упомянутых признаков происходит в момент проведения этого исследования.

Наличие рефлюкса, на первый взгляд, является наиболее достоверным критерием недостаточности ПВ. Показано, что количество ПВ с рефлюксом увеличивается при прогрессировании хронического заболевания вен [35, 37, 55].

Продолжительность рефлюкса как критерий недостаточности варьирует от 0,3 с [56] до 1 с [57], однако большинство авторов [55, 58-61] считают признаком несостоятельности ПВ рефлюкс более 0,5 с.

Что касается диаметра, то некоторые авторы [23, 36, 37, 53, 59] считают определенный диаметр признаком несостоятельности ПВ. К тому же в ряде исследований [35, 55, 59] показано, что несостоятельные ПВ имеют больший диаметр по сравнению с интактными сосудами. Вместе с тем многие специалисты [57, 62] обоснованно полагают, что диаметр не может служить критерием несостоятельности ПВ, указывая как на определенную субъективность оценки диаметра вены, так и на тот факт, что ПВ большого диаметра (0,6-0,7 см) зачастую компетентны, а вены небольшого диаметра (0,2-0,3 см) могут быть недостаточными.

Предложены также другие критерии, характеризующие недостаточность ПВ: в проспективном исследовании 265 ПВ на 90 конечностях с помощью ультразвукового дуплексного сканирования K. Delis [55] заключил, что критериями определения недостаточности перфорантов являются не только диаметр и наличие рефлюкса, но и максимальная и средняя скорость, объем потока, время до достижения максимальной скорости и венозный объем, перемещенный в поверхностную систему. Подобные критерии не нашли сторонников в силу громоздкости и заметной субъективности такой оценки.

Частота выявления несостоятельности ПВ. Данные о том, насколько часто у пациентов с ВБНК обнаруживают несостоятельность ПВ, заметно различаются в разные исторические периоды. В эпоху, когда «золотым» диагностическим стандартом признавали рентгенофлебографию, недостаточные перфоранты выявляли у подавляющего (80-90% и более) большинства пациентов [63]. С внедрением в практику ультразвукового ангиосканирования ситуация поменялась, несостоятельность ПВ стали фиксировать реже - от 3,3% при клиническом классе С1 до 30% при классе С2 [7, 8, 62].

Исследования [35, 37, 55] последних лет продемонстрировали, что с нарастанием тяжести заболевания увеличивается и частота выявления недостаточных ПВ. По данным Ю.А. Белькова и соавт. [64], частота гемодинамически значимого рефлюкса в ПВ при различных клинических классах хронических заболеваний вен составляет от 33 до 85%. Исследование, проведенное сотрудниками клиники В.С. Савельева [62], показало, что у пациентов с трофическими расстройствами (классы С4-С5) при ВБНК частота выявления несостоятельных ПВ достигает 100%, но, с другой стороны, при неосложненном течении заболевания (класс С2) перфорантный рефлюкс фиксируется только в 28% случаев.

Недостатки и ограничения инструментальных методов диагностики несостоятельности ПВ. Нельзя не упомянуть о принципиальных недостатках ультразвукового ангиосканирования, которые имеют существенное значение при оценке состояния ПВ. При исследовании проводится оценка кровотока лишь на небольшом отрезке венозного русла и на протяжении незначительного промежутка времени [62]. Таким образом, при получении достаточно детальной анатомической информации о ПВ интегративная оценка ее функции практически невозможна. Предлагаемая техника сканирования ПВ в вертикальном положении пациента во время сокращения-расслабления им икроножных мышц (имитация ходьбы) в некоторой степени нивелирует указанный недостаток ультразвукового сканирования [62, 65], и все же при этом более точно фиксируется лишь факт двунаправленного кровотока по ПВ. Гемодинамическое значение же перфорантного рефлюкса с помощью ультразвукового ангиосканирования установить невозможно.

В равной степени этот недостаток присущ и рентгеноконтрастной флебографии - она фиксирует несостоятельность ПВ лишь в отдельный промежуток времени. Кроме того, это исследование [14] травматично, сопровождается значительным количеством осложнений и в настоящее время практически исключено из диагностического арсенала при хронических заболеваниях вен.

В отличие от этих двух способов радиофлебография позволяет фиксировать именно функцию ПВ, поскольку во время исследования происходит регистрация движения изотопа с кровотоком на протяжении довольно длительного промежутка времени в процессе практически точной имитации пациентом ходьбы [50]. Вместе с тем условия, в которых проводят исследования, нельзя назвать в полной мере физиологическими - над лодыжкой пациента накладывают жгут, изменяя тем самым условия гемодинамики в исследуемом сегменте (голень). Кроме того, с помощью радиофлебографии сложно точно локализовать несостоятельные ПВ, что затрудняет использование метода для картирования перфорантов в хирургической практике.

Методы коррекции недостаточности перфорантных вен

Разработка методов хирургической коррекции несостоятельности ПВ связана с именем R. Linton [23], который предложил проводить их диссекцию через продольный разрез большой длины по медиальной поверхности голени. Это вмешательство получило его имя [14, 66-68]. D. Felder и соавт. [69] в 1955 г. модифицировали вмешательство, предложив выполнять перевязку ПВ из доступа по задней поверхности голени. Этот вариант за счет удаления разреза от трофически измененных тканей позволил уменьшить частоту гнойно-некротических осложнений [66]. Операция Линтона в модификации Фельдера широко применялась во многих флебологических и хирургических центрах мира и стала одной из самых известных во флебохирургии [14, 68]. Вместе с тем высокая частота тяжелых гнойно-некротических осложнений привела к постепенному отказу от ее применения [70].

F. Cockett [20] предложил выполнять не суб-, а надфасциальную перевязку ПВ в нижней и средней трети голени по внутренней поверхности. Однако поиск ПВ в подкожной клетчатке при выраженных трофических изменениях травматичен, вызывает значительные технические трудности, поэтому нередко сопровождался послеоперационным некрозом краев раны и ее нагноением [9, 66], в связи с чем от применения этого вмешательства также пришлось отказаться. Тем не менее, претерпев определенную трансформацию, оно осталось в хирургической практике в виде надфасциального лигирования перфорантов из отдельных небольших разрезов и по-прежнему используется многими врачами. Именно такой вариант известен отечественным хирургам как операция Коккетта, хотя это и не совсем точное наименование.

В 1985 г. G. Hauer [71] впервые опубликовал работу, посвященную эндоскопической диссекции ПВ. Он использовал медиастиноскоп или жесткий проктоскоп для введения инструментов под собственную фасцию голени. Позднее методика была усовершенствована, разработаны специальные эндоскопы и инструменты для выделения и пересечения ПВ [72, 73]. Преимуществами способа являются значимо меньшее количество осложнений, рубцы небольшого размера и более короткий период пребывания больного в стационаре [56, 58, 74, 75]. Частота раневых осложнений составляет 4-26% [76, 77]. Послеоперационный тромбоз глубоких вен возникает редко [74]. Могут также развиться боль (1,5%) и парестезии (6%) после операции, особенно при использовании электрокоагуляции в субфасциальном пространстве [78]. Сообщалось о единичных случаях ятрогенных язв [79] и артериовенозных фистул [80].

Эндоскопическая диссекция ПВ считается эффективной у больных с венозными трофическими язвами (от 84 до 100% заживления язв и 0-22% рецидивов в течение 2 лет) [56, 81-84].

Методы эндовазальной лазерной и радиочастотной облитерации появились в клинической практике в конце 90-х годов прошлого века. Они представляют собой миниинвазивные амбулаторные процедуры, требующие только местной анестезии. Первоначальной областью их применения стало устранение рефлюкса по большой или малой подкожным венам [85-89].

В последние годы появились сообщения о возможности применения лазерной и радиочастотной методик для облитерации ПВ. Для этого производителями были разработаны дополнительные аксессуары, которые позволяют пунктировать и облитерировать сосуды небольшого калибра и длины, т.е. ПВ [90]. Преимуществом такого подхода считают отсутствие необходимости выполнения какого-либо разреза вообще (требуется только чрескожная пункция), что сводит травматичность до минимума. Тем не менее вмешательство пока не получило распространения, возможно, из-за технической его сложности (не всегда удается быстро, легко и, главное, точно пунктировать столь малый сосуд, как ПВ) и необходимости использования дорогостоящего оборудования и расходных средств. Помимо этого, существует еще менее травматичный и значительно более экономичный альтернативный метод облитерации ПВ - склеротерапия.

Флебосклерозирование давно используют многие врачи для ликвидации несостоятельных ПВ [31, 91-93], но к настоящему времени отсутствует общая точка зрения на эффективность и роль этой методики [93-95].

Одним из пионеров склерозирования перфорантов стал W. Fegan [96], разработавший технику «пустой» вены, заключавшуюся в том числе и в облитерации несостоятельных перфорантов, локализация которых определялась исключительно визуально и пальпаторно. Опыт автора был огромен, а авторитет непререкаем, тем не менее следует признать, что с научной точки зрения его данные недостаточно обоснованы - судить о точности инъекций в ПВ без ультразвукового контроля невозможно, так же как и оценить отдаленные результаты.

Оценивая эффективность склерозирования ПВ, нужно признать, что качественных исследований [28, 61, 97], посвященных этой проблеме, крайне мало. Было проведено два проспективных исследования склеротерапии несостоятельных ПВ под ультразвуковым контролем. P. Thibault и W. Lewis [98] склерозировали ПВ у 36 пациентов 0,5-1,0 мл 3% тетрадецилсульфата натрия. В 15% случаев возникла необходимость в проведении повторных инъекций. Компрессию применяли в течение 4 нед. Через 6 мес от 73 до 100% перфорантов были облитерированы. Наилучшие результаты были достигнуты при инъекции в недостаточные ПВ голени. Авторы сделали вывод, что требуются дальнейшее усовершенствование технически сложной процедуры и разработка устройства для игольного проводникового зонда, позволяющего достичь точной локализации конца иглы на глубине от 0,5 до 3 см. Осложнений (тромбоз глубоких вен, легочная эмболия или внутриартериальное введение) не отметили.

В другом открытом проспективном исследовании, выполненном M. Schadeck [99], 3% тетрадецилсульфат натрия использовали у 51 пациента. В первую очередь склерозировали подкожные вены. Наблюдение в срок от 1 до 7 мес показало 92% благоприятных исходов при одном проведенном сеансе. Компрессию не применяли. В 40% случаев наблюдали такие осложнения, как покраснение, боль или уплотнение. Не отмечено ни одной интраартериальной инъекции, венозного тромбоза или повреждений нервов.

J.-J. Guex [100] сообщил о достижении окклюзии ПВ в 90% случаев при трех или менее сеансах терапии. Вены с диаметром более 8 мм, по его мнению, устойчивы к склерозирующему воздействию. По мнению J.-J. Guex, дальнейшие исследования должны включать измерения диаметра и длительности рефлюкса до и после процедуры, плетизмографическую оценку терапии.

Осложнения склеротерапии ПВ идентичны таковым при облитерации подкожных вен: гиперпигментация, флебит, некроз, аллергические реакции, интраартериальные инъекции [101]. Вопреки упоминаемой многими авторами [102] опасности попадания в сопровождающую перфорант артерию такие осложнения при склерозировании ПВ более редки.

Очевидно, что возможности склерозирования ПВ нуждаются в тщательном дальнейшем изучении. Неизвестны отдаленные результаты этих манипуляций [100], поскольку большинство исследователей [103] сообщают лишь о коротких периодах наблюдения.

Что касается отдаленных результатов хирургического устранения недостаточных ПВ, то если оставить в стороне склеротерапию, которая принципиально не может обеспечить стойких отдаленных результатов, и современные методики термооблитерации, которые с этой целью используются редко и не так давно, то можно рассмотреть эффективность только традиционных или эндоскопических вмешательств. Однако при анализе данных литературы обращает на себя внимание их крайняя скудость. Как правило, оценивается результат лечения в целом, либо, если идет речь о рецидивах заболевания, то авторы сообщают, что некоторый процент случаев был связан с перфорантным рефлюксом. Это не позволяет прийти ни к каким корректным выводам, поскольку обычно не сообщается об исходной частоте выявления недостаточности ПВ. Лишь в исследованиях, посвященных эндоскопической субфасциальной диссекции ПВ, можно обнаружить сведения, подходящие для анализа, - этот способ применяют лишь при несомненно имеющемся перфорантном рефлюксе. J. Sybrandy и соавт. [56] обнаружили большое количество новообразованных ПВ спустя 4 года после эндоскопической диссекции. Это может показаться достаточно необычным, так как более логичным объяснением были бы погрешности операции - вены не обнаружили и не лигировали. Тем не менее такую точку зрения подтверждают А.Г. Хитарьян и соавт., обнаружившие новообразование ПВ после классических вмешательств Линтона-Фельдера [104]. Ряд авторов [105] объясняют сохранение и выявление ПВ в отдаленном периоде после эндоскопического вмешательства, помимо возможных технических ошибок, также расширением состоятельных на момент операции, а следовательно, и не лигированных вен. А.И. Кириенко и соавт. отметили любопытный факт - несмотря на формально не вполне удовлетворительные результаты (несостоятельные ПВ нашли на 50% оперированных конечностей), клинические результаты лечения были в большинстве наблюдений хорошими. О похожем сообщает А.В. Андрияшкин [106], который выявил несостоятельные ПВ более чем у 90% больных с рецидивом ВБНК перед операцией, а спустя 1 год после нее, при очевидных успешных результатах, ПВ обнаружили при контрольном ультразвуковом исследовании в 38% случаев.

Подобные наблюдения заставляют задуматься, во-первых, о возможностях хирургического устранения ПВ, а, во-вторых, о патогенетической обоснованности и целесообразности этих вмешательств.

Противоречия в теории патогенетического значения перфорантного сброса при варикозной болезни

Уже в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого века многие ученые стали задаваться вопросом о том, насколько соответствует мнение о патогенетической значимости несостоятельности ПВ действительному положению вещей. При этом под сомнение ставится не сам факт наличия перфорантного сброса - несостоятельность ПВ у больных с варикозной болезнью несомненно развивается. Речь идет о том, может ли перфорантный рефлюкс быть причиной варикозной болезни или это лишь ее следствие, а значит, нужно ли проводить хирургические вмешательства на ПВ [53, 107].

У сторонников последней версии, считающих, что расширение ПВ - компенсаторный механизм [108], обеспечивающий возврат нарастающих при варикозной трансформации объемов крови в глубокую венозную систему, есть несколько весьма серьезных аргументов.

Первый - нет доказательств того, что лигирование ПВ способствует улучшению результатов хирургического лечения. Поскольку операция при варикозной болезни включает помимо перевязки ПВ устранение несостоятельных стволов и их притоков, то говорить о том, что устранение перфорантного сброса привело к более благоприятным результатам лечения, нельзя [41, 70, 109-111].

Выходом могло бы стать проведение изолированной диссекции ПВ у больных с ВБНК с последующей оценкой эффекта, но, очевидно, что такой эксперимент вряд ли решится поставить кто-либо из клиницистов, дорожащих своей репутацией, - совершенно ясно, что невозможно выполнить вмешательство, оставив у пациента с ВБНК несостоятельный ствол и притоки. Тем не менее в ряде исследований были получены данные, свидетельствующие, что селективное лигирование ПВ при отсутствии глубокого венозного рефлюкса не улучшает венозную гемодинамику [12, 113], что в определенной степени ставит под сомнение патогенетическую значимость ПВ. Некоторые работы [87, 114-116] показали отсутствие статистически значимого улучшения венозной функции после лигирования перфорантов у пациентов с посттромботической болезнью, хотя это также может служить лишь косвенным подтверждением первого аргумента.

Поскольку упомянутый выше дизайн исследования принципиально невозможен, специалисты, стремившиеся определить истинную роль несостоятельности ПВ, пошли «от обратного», получив в результате в свои руки второй важный аргумент - изолированное удаление патологически измененных подкожных вен приводит к исчезновению рефлюкса в бывших на момент операции несостоятельными, но оставшихся неперевязанными перфорантах [109, 117-120]. Устранение патологической венозной емкости снижает гемодинамическую нагрузку на ПВ, которые в результате возвращаются к своему нормальному состоянию.

Рассудить сторонников и противников теории «виновности» перфорантов, если смотреть с позиций современной доказательной медицины, могут рандомизированные исследования, в которых одним пациентам будут лигировать ПВ, другим - нет. Такую работу провели R. Fitridge и соавт. [112]. Они обследовали 38 конечностей пациентов ВБНК с недостаточностью БПВ и перфорантов голени, но без признаков недостаточности глубоких вен. Проводили перевязку сафенофеморального соустья, экстирпацию БПВ и удаление всех видимых варикозно-расширенных вен. Пациентам рандомизированно проводили перевязку несостоятельных перфорантов или они оставлялись интактными. Гемодинамическую функцию оценивали с помощью воздушной плетизмографии перед операцией и через 2 мес после нее. Не было показано никаких значимых гемодинамических различий между двумя группами. Исследователи сделали вывод о том, что нет никакого дополнительного гемодинамического преимущества перевязки перфорантов у пациентов с неосложненной варикозной болезнью за период последующего наблюдения, равный 3 мес. Следует отметить, что количество включенных в исследование пациентов было небольшим, а период последующего наблюдения - коротким.

И, наконец, третьим аргументом служит тот факт, что частота выявления несостоятельных ПВ увеличивается с нарастанием клинического класса заболевания [62, 64]. По мнению исследователей, получивших такие данные, это свидетельствует о вторичности изменений перфорантов - чем более выражена варикозная трансформация подкожных вен, тем большая гемодинамическая нагрузка ложится на ПВ, которые в результате расширяются и закономерно становятся несостоятельными.

Безусловно, все приведенные аргументы могут служить лишь косвенным свидетельством того, что несостоятельность ПВ при варикозной болезни не имеет того значения, которое ей принято придавать. Тем не менее эти данные нельзя игнорировать.

Завершая обзор данных литературы о недостаточности ПВ, необходимо сказать, что в этой, казалось бы, полностью изученной области флебологии вопросов сохраняется больше, чем ответов, и проблема кажется очень далекой от своего разрешения. Прежде всего отсутствуют веские доказательства патогенетического значения несостоятельности ПВ при варикозной болезни, а появляющиеся косвенные свидетельства говорят скорее об обратном - об отсутствии такого значения. Эффективность вмешательств, направленных на ликвидацию несостоятельности ПВ, невысока, а целесообразность выполнения их все чаще ставится под сомнение. Назрела насущная необходимость прицельного исследования данной проблемы с позиций наших сегодняшних знаний о ПВ и их физиологии и с учетом возможностей современной инструментальной диагностики.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail