Влияние интенсивного и стандартного режимов антигипертензивной терапии на риск развития вероятной деменции: результаты рандомизированного клинического исследования SPRINT MIND (Systolic Blood Pressure Intervention Trial Memory and Cognition in Decreased H

Журнал: Доказательная кардиология (электронная версия). 2018;11(4): 10-15

Просмотров : 88

Загрузок : 7

Как цитировать

Влияние интенсивного и стандартного режимов антигипертензивной терапии на риск развития вероятной деменции: результаты рандомизированного клинического исследования SPRINT MIND (Systolic Blood Pressure Intervention Trial Memory and Cognition in Decreased H. Доказательная кардиология (электронная версия). 2018;11(4):10-15.

АГ — артериальная гипертония

АД — артериальное давление

ИРТ — интенсивный режим терапии

КР — когнитивные расстройства

САД — систолическое артериальное давление

СД — сахарный диабет

СРТ — стандартный режим терапии

ССЗ — сердечно-сосудистые заболевания

УКР — умеренные когнитивные расстройства

MoCA — Montreal Cognitive Assessment

Предполагается, что к 2050 г. число лиц с болезнью Альцгеймера и связанной с ней деменцией в мире достигнет 115 млн [1]. В настоящее время нет вмешательств с доказанной эффективностью для профилактики или отсрочки развития деменции либо умеренных когнитивных расстройств (УКР), которыми определяют клиническое состояние в период между старением с нормальными когнитивными функциями и развитием деменции [2]. В ходе выполнения обсервационных исследований было установлено, что артериальная гипертония (АГ), которая поражает 75% лиц в возрасте старше 65 лет [3], представляет собой потенциально модифицируемый фактор риска развития УКР и деменции [4, 5]. Обычно у больных с болезнью Альцгеймера имеются признаки поражения сосудов в сочетании с поражением нервной системы, обусловленным отложениями β-амилоида и тау-белка [6—8]. Результаты РКИ по оценке эффектов снижения систолического артериального давления (САД) более чем на 4 мм рт.ст., в которых оценивались когнитивные функции, обычно были неинформативны, но ни в одном из таких исследований, по имеющимся у авторов настоящего исследования данным, период наблюдения не превышал 4 года, а диагноз деменции и УКР не подтверждался экспертами [9, 10]. Несмотря на то что результаты РКИ по оценке эффектов снижения САД не указывали на отрицательное влияние такого снижения на когнитивные функции, в ходе выполнения отдельных обсервационных исследований была установлена связь между низким уровнем артериального давления (АД) и более высоким риском ухудшения когнитивных функций [11, 12].

Исследование SPRINT (Systolic Blood Pressure Intervention Trial) было разработано для оценки влияния более интенсивного режима антигипертензивной терапии (ИРТ) по сравнению со стандартным режимом такой терапии (СРТ) на риск развития осложнений сердечно-сосудистых заболеваний — ССЗ (основной показатель), а также риск развития осложнений болезни почек и когнитивных расстройств (КР) у больных с АГ в отсутствие сахарного диабета (СД) или перенесенного инсульта. О результатах исследования SPRINT, которые включали данные о частоте развития осложнений ССЗ и болезни почек, сообщалось ранее [13, 14].

Цель исследования

Оценить влияние ИРТ (с целевым уровнем САД менее 120 мм рт.ст.) по сравнению со СРТ (с целевым уровнем САД 140 мм рт.ст.) на частоту развития вероятной деменции и УКР.

Структура исследования

Многоцентровое рандомизированное контролируемое открытое исследование, которое было выполнено в 102 клинических центрах (объединенных в 5 сетей клинических центров), расположенных в США, включая Пуэрто-Рико; медиана продолжительности вмешательства составляла 3,34 года, а медиана продолжительности наблюдения — 5,11 года.

Материал и методы исследования

В исследование включали больных в возрасте 50 лет и старше с уровнем САД от 130 до 180 мм рт.ст. и повышенным риском развития осложнений ССЗ. Риск развития осложнений ССЗ считался повышенным при наличии одного или более из следующих критериев: наличие клинически проявляющегося или субклинического ССЗ, кроме инсульта; хроническая болезнь почек, кроме поликистоза почек, при расчетной скорости клубочковой фильтрации от 20 до менее 60 мл/мин на 1,73 м2 площади поверхности тела; эту формулу рассчитывали по формуле MDRD (Modification of Diet in Renal Disease), включающей 4 показателя; риск развития ССЗ в течение 10 лет 15% или более по данным оценки с помощью Фрамингемской шкалы; возраст 75 лет или старше. В исследование не включали больных с СД или инсультом в анамнезе.

Оценка когнитивных функций состояла из 3 этапов. У всех больных исходно и в ходе наблюдения специально обученный персонал в каждом исследовательском центре выполнял обследование для оценки когнитивных функций с использованием теста для общей оценки когнитивных функций (Montreal Cognitive Assessment — MoCA; диапазон значений от 0 до 30 баллов), теста для оценки обучаемости и памяти (подтесты для оценки логической памяти I и II шкалы Wechsler Memory; диапазон значений от 0 до 28 баллов и от 0 до 14 баллов), скорости обработки информации (Digit Symbol Coding Test of the Wechsler Adult Intelligence Scale; диапазон значений от 0 до 135 баллов) [15—17]. Для больных европеоидной расы при оценке по шкале MoCA менее 19 баллов (при продолжительности формального образования менее 12 лет) или менее 21 балла (при продолжительности формального образования 12 лет и более), для больных, раса которых отличалась от европеоидной, при оценке по такой шкале менее 19 баллов (при продолжительности формального образования менее 12 лет) или менее 21 балла (при продолжительности формального образования 12 лет и более) или при любом снижении оценки на 5 баллов или более заранее предполагалось применение анкеты Functional Activities Questionnaire, состоящей из 10 пунктов для оценки функциональных возможностей (диапазон оценок от 0 до 30 баллов) [18].

У больных с оценкой по шкале Functional Activities Questionnaire более 0 баллов или с оценкой 1 балл или менее по 5-пунктовой шкале Delayed Recall, которая представляет собой часть шкалы MoCA, проводилась дальнейшая оценка с использованием расширенного набора методов оценки когнитивных функций, которые позволяют измерять способность к вниманию/концентрации, вербальную и невербальную память, языковые и исполнительные функции. Кроме того, у больных, которые не могли посещать исследовательский центр, применяли обоснованный набор методов, применимых с помощью телефонного контакта [19]. У больных, когнитивные функции которых оценивали с помощью методов, применяемых во время телефонного контакта, опросник Functional Activities Questionnaire использовали в случае, если оценка по шкалам была меньше заранее определенной точки разделения (31 балл или менее) с помощью модифицированной анкеты для оценки когнитивных функций во время интервьюирования по телефону [20]. В случае смерти больного или другой причины недоступности контакта по телефону информацию получали с использованием анкеты Dementia Questionnaire [21].

В дополнение к оценке когнитивных функций с помощью специальных тестов и отчетам о функциональном состоянии у всех больных применяли стандартизованные методы для оценки выраженности симптомов депрессии, а также субъективного восприятия больным состояния его здоровья и качества жизни [22]. Кроме того, регистрировали информацию о применяемой лекарственной терапии; проблемах, связанных с состоянием здоровья, а также о вредных для здоровья привычках (курение, употребление алкоголя и низкая физическая активность). С использованием стандартизованного протокола для оценки развития тяжелых нежелательных явлений отмечали случаи госпитализаций, и все указания на включение в группу определенной тактики редактировались. Для подтверждения состояния когнитивных функций такие данные анализировались группой экспертов по подтверждению клинических исходов, которая включала невролога, нейропсихолога, гериатра и геропсихолога. Члены указанной группы не имели информации о результатах распределения больных в группу определенной тактики.

Всех больных разделяли на 3 группы: группу отсутствия когнитивных расстройств, группу УКР и группу вероятной деменции. В случае невозможности отнесения больного в группу определенных когнитивных функций его относили к категории «невозможности классифицировать». Данные о каждом больном анализировались 2 независимыми экспертами с использованием стандартизованных диагностических критериев УКР и вероятной деменции [23, 24]. Окончательная оценка когнитивных функций основывалась на согласованном мнении 2 экспертов. Если мнения экспертов не совпадали, данные о больном обсуждались всеми членами группы по подтверждению исходов в ходе запланированных конференций с использованием удаленного доступа участников. Окончательное решение о состоянии когнитивных функций больного в таких случаях принималось на основании большинства голосов, полученных в ходе голосования членами группы. Более детальная классификация в случаях вероятной деменции не выполнялась.

Критерии оценки/Клинические исходы

Основной показатель: частота развития вероятной деменции. Дополнительный показатель: частота развития УКР и комбинированный показатель частоты развития вероятной деменции или УКР. Умеренные когнитивные расстройства диагностировали при наличии 2 последовательных подтверждений наличия УКР.

Кроме того, в соответствии с протоколом предполагалось оценивать ухудшение когнитивных функций по таким определенным показателям, как память и скорость обработки информации, в подгруппе участников, которые выполнили когнитивные тесты (результаты такого анализа не представлены в данной статье). Предполагалось также выполнение анализов чувствительности, в котором учитывались случаи развития УКР, для установления диагноза которых использовали менее строгие критерии, т. е. учитывали все случаи УМК, которые были подтверждены хотя бы 1 раз.

В ходе выполнения анализа в подгруппах предполагалось оценивать изучаемые показатели в подгруппах больных в зависимости от возраста (моложе 75 лет и 75 лет и старше), пола, расовой принадлежности (негроидная или другая раса), исходного уровня САД (132 мм рт.ст. или менее, от 132 до 145 мм рт.ст. и 145 мм рт.ст. и более), а также наличия при включении хронической болезни почек или ортостатической артериальной гипотонии. В соответствии с протоколом исследования также предполагалось выполнение анализа в подгруппах в зависимости от наличия УМР при включении в исследование. У всех участников исследования SPRINT при включении в него применяли тесты для оценки когнитивных функций. Однако тщательность сбора результатов дополнительного тестирования не была достаточной для того, чтобы подтвердить нарушения когнитивных функций, так что такой анализ не удалось выполнить.

Результаты

В целом в период с ноября 2010 г. до марта 2013 г. в исследование SPRINT был включен 9361 больной, средний возраст — 67,9±9,4 года, причем возраст 28,2% участников достигал 75 лет или старше. В целом женщины составляли 35,6% от общего числа включенных в исследование больных, 30 больных относились к негроидной расе и 10,5% были испанцами. При включении в исследование средний уровень САД достигал 139,7±15,6 мм рт.ст., а медиана оценки по шкале MoCA — 23 балла (межквартильный диапазон от 20 до 26). Вплоть до решения о прекращении исследования 20 августа 2015 г. отмечалось существенное различие между группами по уровню САД. Уровень САД в группе ИРТ в среднем составлял 121,6 мм рт.ст. (при 95% ДИ от 120,8 до 122,3 мм рт.ст.), а в группе СРТ — 134,8 мм рт.ст. (при 95% ДИ от 134,1 до 135,6 мм рт.ст.), что обусловливало среднее различие между группами по уровню САД 13,3 мм рт.ст. (при 95% ДИ от 12,3 до 14,3 мм рт.ст.). В период прекращения исследования (с 20 августа 2015 г. по 1 июля 2016 г.) различие между группами по уровню САД уменьшилось до 10,5 мм рт.ст. (при 95% ДИ от 9,6 до 11,5 мм рт.ст.), в основном за счет повышения среднего САД в группе ИРТ до 125 мм рт.ст. (при 95% ДИ от 124,3 до 125,7 мм рт.ст.) после завершения исследования. При посещении исследовательских центров в течение продленного периода наблюдения различие между группами по уровню САД уменьшилось до 6,4 мм рт.ст. (при 95% ДИ от 4,2 до 8,5 мм рт.ст.), что было обусловлено дальнейшим повышением САД в группе ИРТ до 129,2 мм рт.ст. (при 95% ДИ от 127,7 до 130,7 мм рт.ст.).

В группе ИРТ и группе СРТ хотя бы 1 тест для оценки когнитивных функций выполнили 91,4 и 91,5% больных соответственно. В целом в подгруппе участников, у которых не было выполнено повторное тестирование для оценки когнитивных функций в ходе выполнения исследования, было больше женщин, представителей негроидной расы, а также у больных с более низкой оценкой по шкалам оценки когнитивных функций; эти больные имели более выраженную «хрупкость» и симптомы депрессии по сравнению с подгруппой больных, у которых такое тестирование было выполнено. В ходе выполнения исследования у 93,5% больных оценка когнитивных функций выполнялась во время посещения исследовательского центра. После исключения из анализа данных об участниках, которые умерли, отказались от продолжения участия в исследовании, а также больных, у которых ранее была диагностирована вероятная деменция, частота выполнения тестов для оценки когнитивных функций превышала 90% в обеих группах при посещении исследовательского центра как через 2 года, так и через 4 года после рандомизации. Однако частота выполнения таких тестов снижалась в течение продленного периода наблюдения (в группе ИРТ и СРТ указанная частота составляла 61 и 59,2% соответственно), но статистически значимо не различалась между группами (p=0,10). Частота случаев неопределенной оценки когнитивных функций была низкой и также не различалась между группами.

В группе ИРТ и группе СРТ частота развития подтвержденной вероятной деменции составляла 7,2 и 8,6 случая на 1000 человеко-лет соответственно (отношение риска 0,83 при 95% ДИ от 0,67 до 1,04). В ходе выполнения анализа с использованием допущения пропорциональных рисков не было отмечено существенных нарушений, несмотря на некоторые указания на увеличение различий между группами в период продленного наблюдения (p=0,06 для анализа, выполненного с помощью метода Шенфилда). При исключении данных, полученных во время посещения исследовательских центров в течение продленного периода наблюдения, в группе ИРТ и группе СТР развилось 129 и 140 случаев вероятной деменции соответственно (отношение риска 0,93 при 95% ДИ от 0,73 до 1,18). Не было отмечено статистически значимых взаимодействий между распределением больных в группу определенной тактики и подгруппу в зависимости от определенных характеристик по влиянию на риск развития вероятной деменции. По данным анализа, в котором смерть учитывалась как конкурирующий фактор, результаты в отношении влияния на риск развития вероятной деменции в группе ИРТ и группе СРТ оказались сходными (отношение риска 0,84 при 95% ДИ от 0,68 до 1,05). Результаты анализа, основанного на методе подстановок, свидетельствовали о возможной недооценке частоты развития вероятной деменции в обеих группах в связи с неполной оценкой; в то же время следует отметить, что рассчитанные отношения рисков в целом не изменялись.

В группе ИРТ и группе СРТ частота развития УКР достигала 14,6 и 18,3 случая на 1000 человеко-лет (отношение риска 0,81 при 95% ДИ от 0,69 до 0,95). Заключение о частоте развития подтвержденных случаев развития УКР не изменялось после ограничения анализа данными, полученными при посещении исследовательских центров перед окончанием исследования. Данные анализа, в котором использовали менее строгие критерии УКР с оценкой продолжительности периода до развития первого подтвержденного УКР, также указывали на статистически значимое снижение риска развития УКР в группе ИРТ по сравнению с группой СРТ (такая частота достигала 44,9 и 49,8 случая на 1000 человеко-лет; отношение риска 0,90 при 95% ДИ от 0,82 до 0,98). Таким образом, различия между группами не достигали уровня статистической значимости для продолжительности периода до развития первого УКР по данным анализа, основанного на методе подстановок, в связи с некоторым изменением рассчитанного относительного риска (диапазон относительного риска варьировал от 0,92 до 0,94 в зависимости от вариантов применяемого метода подстановок). Было также выявлено статистически значимое различие между группой ИРТ и группой СРТ по комбинированному показателю частоты развития УКР или вероятной деменции (такая частота составляла 20,2 и 24,1 случая на 1000 человеко-лет; отношение риска 0,85 при 95% ДИ от 0,74 до 0,97). Кроме того, формально отмечалось статистически значимое взаимодействие между распределением в группу определенной тактики и наличием хронической болезни почек при включении в исследование по влиянию на риск развития УКР (p=0,04); однако различия становились статистически незначимыми после применения любой коррекции для множественных сравнений. Не было отмечено статистически значимых взаимодействий между распределением больных в группу определенной тактики и подгруппу в зависимости от определенных характеристик по влиянию на риск развития клинических исходов, включенных в комбинированный показатель частоты развития УКР или вероятной деменции.

Выводы

У амбулаторных взрослых больных с АГ применение ИРТ с целевым уровнем САД менее 120 мм рт.ст. по сравнению со СРТ с целевым уровнем САД менее 140 мм рт.ст. не приводило к статистически значимому снижению риска развития вероятной деменции.

Вследствие раннего прекращения исследования и меньшего числа случаев развития деменции по сравнению с предполагаемым исследование могло иметь недостаточную для оценки частоты развития такого неблагоприятного исхода статистическую мощность.

Вопросы и комментарии

1. В чем состоит актуальность исследования SPRINT MIND?

Предполагается, что распространенность болезни Альцгеймера и связанной с ней деменции в мире увеличится в 3 раза в течение следующих 30 лет [25]. К сожалению, попытки разработки лекарственных препаратов для лечения болезни Альцгеймера, которые предпринимались в течение последних 20 лет, оказались безуспешными [26]. Считается, что выявление доклинических и ранних стадий болезни Альцгеймера, к которым относят УКР, принципиально для первичной и вторичной профилактики заболевания. Более того, ранее были получены данные о возможности модификации факторов риска развития болезни Альцгеймера на доклинической стадии заболевания или даже в более ранний период жизни.

2. Как могут быть связаны факторы риска развития осложнений ССЗ с риском развития болезни Альцгеймера?

Несколько факторов риска развития осложнений ССЗ, включая СД и АГ, относят к важным факторам риска развития болезни Альцгеймера, т. е. факторам риска развития когнитивных расстройств, обусловленных сосудистым заболеванием [27, 28]. Возможные механизмы, которые обусловливают влияние факторов риска развития осложнений ССЗ на риск развития болезни Альцгеймера, связаны с важной ролью сохранения нормального состояния сосудов для предупреждения отложения и выведения β-амилоида и других белков, обусловливающих развитие дегенерации нервной системы [27]. Другим фактором может быть частое сочетание заболевания сосудов и нейродегенеративного заболевания и их взаимное влияние на развитие клинических проявлений [29]. Результаты нескольких обсервационных исследований позволяли предположить наличие связи между АГ и увеличением риска развития деменции, обусловленной любыми причинами [30]. Ввиду высокой распространенности АГ в мире популяционный атрибутивный (добавочный) риск, обусловленный АГ, считается высоким, несмотря на противоречивые данные о том, какая АГ вносит в него больший вклад: АГ, развившаяся в среднем или более поздних периодах жизни [31]. В ходе выполнения нескольких РКИ по оценке влияния стандартной антигипертензивной терапии на исходы, в которых учитывались когнитивные функции, были получены смешанные результаты, но ни в одном из них диагноз деменции и УКР не подтверждался тщательно, а продолжительность наблюдения не была достаточно длительной [30].

3. Чем отличается исследование SPRINT MIND от других исследований, в которых оценивали когнитивные функции у больных с АГ?

Исследование SPRINT MIND было первым исследованием, в котором была установлена эффективная тактика профилактики связанного с возрастом ухудшения когнитивных функций. Исследование SPRINT MIND было разработано как часть исследования SPRINT. В ходе выполнения исследования подтверждались все случаи вероятной деменции (основной показатель) и все случаи УКР и исходов, включенных в комбинированный показатель любого ухудшения когнитивных функций (вероятная деменция и УКР), которые использовали в качестве дополнительных показателей. Оценка когнитивных функций и подтверждение случаев деменции продолжались почти в течение 3 лет после завершения исследования SPRINT, т. е. в ходе выполнения когортной фазы исследования, так что общая продолжительность наблюдения достигала 6 лет. В группе ИРТ отмечались статистически незначимое снижение риска развития вероятной деменции, обусловленной любыми причинам, а также статистически значимое снижение риска развития УКР и комбинированного показателя частоты ухудшения когнитивных функций.

4. Насколько применимы результаты исследования SPRINT MIND в клинической практике?

Не так просто ответить на вопрос, как применять результаты исследования SPRINT MIND в клинической практике. Раннее прекращение исследования и продленный период наблюдения в ходе обсервационного исследования затрудняют точную оценку размера эффекта, которая могла быть определенной, если бы продолжительность РКИ соответствовала предполагаемой. Выраженность эффекта в группе ИРТ могла быть большей, так как в ходе выполнения когортной части исследования, продолжительность которой была почти такой же, как продолжительность РКИ, различия между группами по уровню САД уменьшались (с 13 до 6 мм рт.ст.). Кроме того, в ходе выполнения обсервационной части исследования не было возможности тщательного учета нежелательных явлений, так как наблюдение за такими явлениями прекращалось после завершения РКИ. В первом опубликованном отчете о результатах исследования SPRINT указывалось на увеличение частоты развития ортостатической артериальной гипотонии, обмороков, электролитных нарушений и острой почечной недостаточности в группе ИРТ. Такая информация в сочетании с точной оценкой эффекта, по мнению автора редакционной статьи K. Yaffe [26], становится ключевой для сопоставления преимуществ терапии с частотой развития нежелательных явлений, многие из которых могут привести к ухудшению когнитивных функций. Кроме того, анализ данных, полученных в ходе выполнения исследования SPRINT, не позволяет сравнить влияние антигипертензивных препаратов, относящихся к определенным классам. В исследовании SPRINT использовали квазипрагматический подход, при котором врачу предлагалось выбирать определенную антигипертензивную терапию, но врачи индивидуально подходили к назначению препаратов для снижения САД, и многие больные принимали несколько препаратов. Несмотря на то что участники исследования SPRINT существенно различались по характеристикам, его статистическая мощность была недостаточной для оценки эффектов терапии в зависимости от расовой принадлежности. В то же время недавно были получены данные о том, что у больных негроидной расы снижение САД может оказывать более выраженное положительное влияние на показатели, отражающие нарушение когнитивных функций [32].

5. Какие нерешенные вопросы следует отметить в тактике профилактики когнитивных расстройств за счет снижения САД?

Отдельного внимания заслуживают наиболее пожилые больные — в возрасте 85 лет и старше. Несмотря на то что результаты запланированного анализа в подгруппах больных, включенных в исследование SPRINT, в возрасте 75 лет и старше и моложе 75 лет свидетельствовали о сохранении преимуществ более выраженного снижения САД у больных 75 лет и старше [33], отсутствует информация о том, у какого числа участников возраст достигал 80 лет и старше, а также о том, отличается ли эффект более интенсивного снижения САД у больных такого возраста от наблюдаемого у более молодых участников. Результаты нескольких обсервационных исследований позволяли предположить наличие обратной связи между АГ и риском развития деменции, причем наиболее «профилактическое» действие повышенного АД отметалось в подгруппе наиболее пожилых лиц [30]. Такая связь может быть отчасти обусловлена систематической ошибкой, вызванной более высокой выживаемостью больных без деменции, но нельзя исключить, что более высокое перфузионное давление может оказывать положительное влияние на сохранение функций головного мозга у лиц наиболее пожилого возраста [34]. Такие данные следует учитывать, так как в очень поздние периоды жизни продолжают увеличиваться как частота развития УКР и деменции, так и число нежелательных явлений при более интенсивном снижении АД. В связи с тем что в исследование SPRINT не включали больных с СД, перенесенным инсультом или сердечной недостаточностью с клиническими проявлениями, изучавшийся в данном исследовании интенсивный режим антигипертензивной терапии не может быть распространен на больных пожилого возраста с такими сопутствующими заболеваниями.

6. Какие еще группы больных, у которых более интенсивный режим антигипертензивной терапии может влиять на риск развития когнитивных расстройств, остаются недостаточно изученными?

Больные молодого возраста (т.е. моложе 40 лет) с АГ с повышенным уровнем систолического и/или диастолического АД составляют еще одну недостаточно изученную группу. Учитывая, что в настоящее время увеличивается распространенность факторов риска развития ССЗ среди детей и молодых лиц, даже высокий нормальный уровень АД (например, в диапазоне 120—140 мм рт.ст.), который может сохраняться в течение многих десятилетий, способен оказывать влияние на головной мозг. В ходе выполнения исследования CARDIA (Coronary Artery Risk Development in Young Adults) были получены данные о том, что в целом более высокий уровень САД в течение 25 лет в период между молодым и средним возрастом сопровождался ухудшением результатов выполнения нескольких когнитивных тестов в среднем возрасте (около 50 лет) [35]. Необходимо выполнение исследований в целях оценки эффективности как фармакологических, так и поведенческих вмешательств для ответа на вопрос, приведет ли начатое в ранний период жизни лечение (а также лечение определенной интенсивности) к снижению риска развития осложнений сосудистых заболеваний и когнитивных расстройств в более поздние периоды жизни. Как бы там ни было, связь между наличием ССЗ и состоянием головного мозга не осознается многими больными и врачами, поэтому важно доводить до сведения лиц любого возраста информацию о важности такой связи.

7. Какую ценность имеют данные, полученные в исследовании SPRINT MIND, для лиц пожилого возраста?

Для лиц пожилого возраста, большинство которых обеспокоены возможностью развития болезни Альцгеймера, информация, полученная в ходе выполнения исследования SPRINT MIND, предоставляет определенную надежду. Результаты исследования свидетельствуют о том, что у больных с АГ более интенсивный режим антигипертензивной терапии может уменьшить риск ухудшения когнитивных функций. По мнению K. Yaffe [26], необходимо изучение эффективности и других вмешательств, направленных на профилактику сосудистых заболеваний, включая физические тренировки и другие перспективные подходы к предупреждению когнитивных расстройств. Кроме того, достаточно оснований для исследования эффективности многофакторных вмешательств, направленных на предупреждение развития деменции, которые бы позволяли выбирать определенные методы профилактики у лиц пожилого возраста с учетом их индивидуальных характеристик. Причем такой подход, направленный на изменение факторов риска, мог бы быть объединен с лечением определенных заболеваний. Это в сочетании с выявлением высокого риска развития болезни Альцгеймера и связанной с ней деменцией (с использованием биомаркеров, геномных методов или тестов для оценки когнитивных функций), вероятно, позволит более эффективно предупреждать нарушение когнитивных функций. Таким образом, результаты исследования SPRINT MIND не обязательно станут единственным источником информации о подходах к профилактике болезни Альцгеймера или других типов когнитивных расстройств, но, очевидно, могут считаться началом длительного поиска решения такой проблемы.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail