Факты и ссылки

Журнал: Доказательная кардиология (электронная версия). 2014;(3): 50-52

Просмотров : 23

Загрузок : 1

Как цитировать

Факты и ссылки. Доказательная кардиология (электронная версия). 2014;(3):50-52.

Результаты мета-анализа обсервационных 9 исследований случай—контроль, включавших данные о 4546 случаев инфаркта миокарда, 462 случаев острого коронарного синдрома, 590 случаев ишемического инсульта, 215 случаев геморрагического инсульта и 306 случаев аритмии, свидетельствовали о том, что в течение 2 ч после вспышки гнева существенно увеличивается риск развития осложнений сердечно-сосудистых заболеваний.

Источник: Mostofsky E., Penner E.A., Mittleman M.A. Outbursts of anger as a trigger of acute cardiovascular events: a systematic review and meta-analysis. Eur Heart J 2014;35:1404—1410.

Результаты обсервационного исследования, основанного на анализе национальной базы данных Дании, включавшей информацию о 128 223 больных с впервые развившейся венозной тромбоэмболий (ВТЭ) и о 640 760 лиц контрольной группы, у которых не было ВТЭ, свидетельствовали об увеличении общей смертности в течение 30 лет после перенесенной ВТЭ по сравнению с контролем (ОР=1,55 при 95% от 1,53 до 1,57 для тромбоза глубоких вен и ОР=2,77 при 95% 2,74 до 2,81 для эмболии легочной артерии), а также в течение 30 дней после развития ВТЭ (ОР=5,38 при 95% ДИ от 5,00 до 5,80 для тромбоза глубоких вен и ОР=80,87 при 95% ДИ от 76,02 до 86,02 для эмболии легочной артерии).

Источник: Kobberøe Søgaard K., Schmidt M., Pedersen L., et al. 30-Year Mortality Following Venous Thromboembolism: A Population-Based Cohort Study. Circulation 2014;130:829—836.

Результаты многофакторного анализа, проведенного в ходе выполнения проспективного обсервационного исследования с общим объемом наблюдения 859 420 человеко-лет и регистрацией 7245 случаев фибрилляции предсердий (ФП), свидетельствовали о том, что по сравнению с лицами, употребляющими менее 1 дозы алкоголя в неделю (1 доза содержит 12 г алкоголя), ОР развития ФП при употреблении от 1 до 6 доз алкоголя в неделю составлял 1,01 (при 95% ДИ от 0,94 до 1,09), при употреблении от 7 до 14 доз в неделю ОР=1,07 (при 95% ДИ от 0,98 до 1,17), при употреблении от 5 до 21 дозы в неделю ОР=1,14 (при 95% ДИ от 1,01 до 1,28) и при употреблении более 21 дозы в неделю ОР=1,39 (при 95% ДИ от 1,22 до 1,58); причем результаты были сходными после исключения из анализа лиц, употребляющих большие количества алкоголя в течение непродолжительного периода («binge drinkers»), а результаты мета-анализа 7 проспективных обсервационных исследований, включавших данные о 12 554 случаях ФП, подтвердили наличие связи между употреблением алкоголя и риском развития ФП: по сравнению с отсутствием употребления алкоголя при употреблении 1 дозы алкоголя в день ОР=1,08 при 95% ДИ от 1,06 до 1,10; 2 доз алкоголя в день ОР=1,17 при 95% ДИ от 1,13 до 1,21; для 3 доз алкоголя в день ОР=1,26 при 95% ДИ от 1,19 до 1,33; для 4 доз алкоголя в день ОР=1,36 при 95% ДИ от 1,27 до 1,46 и для 5 доз алкоголя в день ОР=1,47 при 95% ДИ от 1,34 до 1,61.

Источник: Larsson SC., Drca N., Wolk A. Alcohol consumption and risk of atrial fibrillation: a prospective study and dose-response meta-analysis. Am Coll Cardiol 2014;64:281—289.

Результаты мета-анализа 21 РКИ по оценке эффективности применения β-блокаторов у больных артериальной гипертонией (в целом в исследования были включены 145 811 больных; в 15 РКИ применялся атенолол, 7 РКИ были плацебо-контролируемыми и в 14 РКИ в группе контроля применялся активный препарат), отчет о которых был опубликован в период с января 2006 г. по май 2013 г., свидетельствовали о том, что у пожилых больных прием атенолола сопровождался увеличением риска развития инсульта по сравнению с применением других антигипертензивных средств (ОР=1,17 при 95% ДИ от 1,05 до 1,30), но увеличение риска развития инсульта у больных такого возраста при использовании β-блокаторов, отличных от атенолола, не достигало уровня статистической значимости (ОР=1,22 при 95% ДИ 0,99 до 1,50); при этом у больных моложе 60 лет прием атенолола по сравнению с другими антигипертензивными препаратами сопровождался статистически значимым снижением риска развития инсульта (ОР=0,78 при 95% ДИ от 0,64 до 0,95), в то время как прием других β-блокаторов (отличных от атенолола) по сравнению с плацебо у больных такого возраста сопровождался снижением риска развития осложнений заболеваний сердца (ОР=0,86 при 95% ДИ от 0,75 до 0,996) в отсутствие статистически значимых различий по частоте развития неблагоприятных исходов по сравнению с активным контролем. Это позволило авторам сделать вывод об эффективности применения как атенолола, так и β-блокаторов, отличных от атенолола, у больных моложе 60 лет, не имеющих определенных показаний к применению β-блокаторов, для снижения риска развития осложнений сердечно-сосудистых заболеваний. Тем не менее несмотря на то что применение атенолола сопровождалось увеличением риска развития инсульта у больных пожилого возраста, остается неустановленным, приводит ли применение других β-блокаторов, отличных от атенолола, к увеличению риска развития инсульта у больных с артериальной гипертонией такого возраста.

Источник: Kuyper L. M, Khan N.A. Atenolol vs nonatenolol β-blockers for the treatment of hypertension: a meta-analysis. Can J Cardiol 2014;30 (5 Suppl):S47—53.

В ходе выполнения рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования MINT-HF (Micronutrient Supplementation in Patients With Heart Failure), включавшего 74 больных со стабильным течением хронической сердечной недостаточности, были получены данные о том, что применение комплекса микроэлементов 1 раз в день по сравнению с плацебо в течение 12 мес не приводило к статистически значимому изменению фракции выброса левого желудочка по данным магнитно-резонансной томографии или трехмерной эхокардиографии (основной показатель; среднее различие между группами составляло 1,6% при 95% ДИ от −2,6 до 5,8; p=0,441), а также к изменению таких дополнительных показателей, как качество жизни, которое оценивалось с помощью анкеты Minnesota Living With Heart Failure Questionnaire Score; расстояние, проходимое в течение 6 мин, концентрация в крови N-концевого натрийуретического пептида, С-реактивного белка, α-фактора некроза опухоли, интерлейкина-6 и интерлейкина-10, а также концентрация в моче 8-изо-простагландина F2α, несмотря на увеличение уровня определенных микроэлементов в крови в группе приема комплекса микроэлементов, что свидетельствовало о высокой степени соблюдения предписанного режима терапии.

Источник: McKeag N.A., McKinley M.C., Harbinson M.T., et al. The effect of multiple micronutrient supplementation on left ventricular ejection fraction in patients with chronic stable heart failure: a randomized, placebo-controlled trial. JACC Heart Fail 2014;2:308—317.

Результаты РКИ TRACK-D (Rosuvastatin Prevent Contrast Induced Acute Kidney Injury in Patients With Diabetes), включавшего 2998 больных с сахарным диабетом и сопутствующей хронической болезнью почек, которым выполняли ангиографию коронарных или периферических артерий как с проведением чрескожных вмешательств на артериях, так и в их отсутствие, свидетельствовали о том, что прием розувастатина по 10 мг 1 раз в день в течение 5 дней (в течение 2 дней до ангиографии и в течение 3 дней после нее) по сравнению со стандартной тактикой ведения без применения статина приводил к статистически значимому снижению основного показателя частоты развития острого повреждения почек, вызванного контрастным веществом, который в группе розувастатина и группе контроля достигал 2,3 и 3,9% соответственно (p=0,01).

Источник: Han Y., Zhu G., Han L., et al. Short-term rosuvastatin therapy for prevention of contrast-induced acute kidney injury in patients with diabetes and chronic kidney disease. J Am Coll Cardiol 2014;63:62—70.

Результаты мета-анализа 9 РКИ, включавших в целом 2812 больных, свидетельствовали о том, что подбор дозы варфарина, аценокумарола и фенпрокумона с помощью фармакогенетического алгоритма не имел преимуществ по сравнению с использованием клинического алгоритма по стандартизованному различию средней продолжительности периода, в течение которого международное нормализованное отношение находилось в терапевтическом диапазоне, выражаемом в процентах от общей продолжительности наблюдения (0,14 при 95% от −0,10 до 0,39; p=0,25); относительный риск превышения международного нормализованного отношения более 4 при использовании фармакогенетического алгоритма по сравнению с клиническим достигал 0,92 (при 95% ДИ от 0,82 до 1,05), развития тяжелых кровотечений — 0,60 (при 95% ДИ от 0,29 до 1,22) и тромбоэмболических осложнений — 0,97 (при 95% ДИ от 0,46 до 2,05).

Источник: Stergiopoulos K., Brown D.L. Genotype-Guided vs Clinical Dosing of Warfarin and Its Analogues: Meta-analysis of Randomized Clinical Trials. JAMA Intern Med 2014;174:1330—1338.

В ходе выполнения ретроспективного исследования, основанного на анализе базы данных системы здравоохранения Kaiser Permanente (штат Северная Каролина, США), включавшей 398 419 леченых больных с артериальной гипертонией (30% больных с сахарным диабетом), был рассчитан стандартизованный ОР развития неблагоприятных клинических исходов, включенных в комбинированный показатель общей смертности и частоты развития терминальной стадии почечной недостаточности, который для уровня систолического артериального давления (САД) менее 110 мм рт.ст. достигал 4,1 (при 95% ДИ от 3,87 до 4,33), для уровня САД от 110 до 119 мм рт.ст. — 1,81 (при 95% ДИ от 1,74 до 1,88), для уровня САД от 120 до 129 мм рт.ст. — 1,12 (при 95% ДИ от 1,08 до 1,15), для уровня САД от 140 до 149 мм рт.ст. —1,44 (при 95% ДИ от 1,39 до 1,50), для уровня САД от 150 до 159 мм рт.ст. — 2,34 (при 95% ДИ от 2,22 до 2,47), для уровня САД от 160 до 169 мм рт.ст. — 3,33 (при 95% от 3,05 до 3,63) и для уровня САД 170 мм рт.ст. и более — 4,91 (при 95% ДИ от 4,41 до 5,47) при сравнении с уровнем САД от 130 до 139 мм рт.ст. (p<0,001 для всех сравнений); наименьший риск развития таких осложнений отмечался при уровне диастолического артериального давления (АД) от 60 до 79 мм рт.ст., а в целом наименьший риск развития осложнений отмечался при уровне систолического и диастолического АД 137 и 71 мм рт.ст. соответственно; причем результаты анализа в подгруппе больных с сахарным диабетом свидетельствовали о сходной кривой для отношения рисков, но при меньшем уровне АД, сопровождавшемся наименьшим риском развития осложнений, которое составляло 131/69 мм рт.ст.; в то же время в подгруппе больных 70 лет и старше такой уровень АД достигал 140/70 мм рт.ст.

Источник: Sim J.J., Shi J., Kovesdy C.P., et al. Impact of Achieved Blood Pressures on Mortality Risk and End-Stage Renal Disease Among a Large, Diverse Hypertension Population. J Am Coll Cardiol 2014;64:588—597.

Результаты обсервационного исследования, включавшего 2481 больного с фибрилляцией предсердий — ФП (средний возраст 61,0±12,4 года, которым в целом в течение первых 48 ч после пароксизма было выполнено 5116 успешных кардиоверсий в отсутствие применения антикоагулянтной терапии), свидетельствовали о том, что развитие тромбоэмболических осложнений после выполнения кардиоверсии отмечалось у 38 (0,7%) больных (у 31 больного развился инсульт), а частота развития таких осложнений при выполнении кардиоверсии в течение первых 12, 12—24 и 24—48 ч после развития пароксизма ФП достигала 0,3, 1,1 и 1,1% соответственно; p=0,004 (ОШ=4 при 95% ДИ от 1,7 до 9,1 для сравнения группы выполнения кардиоверсии в период 12—24 ч и группы выполнения кардиоверсии в течение первых 12 ч; p=0,001; ОШ=3,3 при 95% ДИ от 1,3 до 8,9 при сравнении группы выполнения кардиоверсии в период 24—48 ч и группы ее выполнения в течение первых 12 ч; p=0,001).

Источник: Nuotio I., Hartikainen J.E.K., Grönberg T., et al. Time to Cardioversion for Acute Atrial Fibrillation and Thromboembolic Complications. JAMA 2014;312:647—649.

Результаты проспективного обсервационного исследования, включавшего участников исследования PREDIMED (Prevención con Dieta Mediterránea) с высоким риском развития осложнений сердечно-сосудистых заболеваний, которые наблюдались в 2 исследовательских центрах Испании, свидетельствовали о том, что повышенный уровень кальция в крови сопровождался увеличением риска развития сахарного диабета (отношение риска для сравнения между больными, у которых концентрация кальция соответствовала нижнему терцилю, по сравнению с больными, у которых такой уровень соответствовал верхнему терцилю, достигало 3,48 при 95% ДИ от 1,48 до 8,17; p=0,01 для тенденции) в ходе наблюдения, медиана продолжительности наблюдения которого составляла 4,78 года; причем в ходе выполнения анализа, выполненного с учетом концентрации альбумина в крови, при увеличении уровня кальция в крови на каждый 1 мг/дл риск развития сахарного диабета увеличивался почти в 3 раза (отношение риска 2,87 при 95% от 1,18 до 6,96; p=0,02).

Источник: Becerra-Tomás N., Estruch R., Bulló M., et al. Increased Serum Calcium Levels and Risk of Type 2 Diabetes in Individuals at High Cardiovascular Risk. Diabetes Care 2014 37:3084—3091.

Результаты ретроспективного обсервационного исследования, включавшего данные о 62 021 больном с острым инфарктом миокарда с подъемом сегмента ST (ОИМпST), из которых у 4,9% ОИМпST развился во время пребывания в стационаре, где они находились по причине, не связанной с острым коронарным синдромом, свидетельствовали о том, что развитие ОИМпST в период такой госпитализации по сравнению с его развитием вне стационара сопровождалось меньшей частотой выполнения чрескожных инвазивных вмешательств, причем как диагностических (у 33,8 и 77,8% больных соответственно; стандартизованное ОШ=0,19 при 95% ДИ от 0,16 до 0,21; p<0,001), так и лечебных (у 21,6 и 65% больных соответственно; стандартизованное ОШ=0,23 при 95% ДИ от 0,21 до 0,26; p<0,001), и более высокой смертностью в стационаре, которая достигала 33,6 и 9,2% соответственно (стандартизованное ОШ=3,05 при 95% 2,76 до 3,38; p<0,001).

Источник: Kaul P., Federspiel J.J., Dai X., et al. Association of Inpatient vs Outpatient Onset of ST-Elevation Myocardial Infarction With Treatment and Clinical Outcomes. JAMA 2014;312:1999—2007.

В ходе выполнения двойного слепого плацебо-контролируемого исследования I фазы, включавшего 80 здоровых добровольцев, были получены данные о том, что однократное внутривенное введение препарата PER977 в дозе от 100 до 300 мг через 3 ч после приема 60 мг ингибитора Ха фактора эдоксабана, обусловливающего увеличение времени свертывания (УВС) цельной крови на 37% от исходного, в течение 10 мин или менее приводит к уменьшению выраженности УВС цельной крови до 10% от исходного, в то время как после введения плацебо увеличенное за счет приема эдоксабана время свертывания сохранялось в течение 12—15 ч; причем после однократного введения PER977 достигнутое уменьшение выраженности УВС до 10% от исходного сохранялось в течение 24 ч.

Источник: Ansell J.E., Bakhru S.H., Laulicht B.E., et al. Use of PER977 to reverse the anticoagulant effect of edoxaban. N Engl J Med 2014. DOI:10.1056/NEJMc1411800. Letter

Результаты исследования случай—контроль свидетельствовали о том, что сочетанный прием ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента или блокаторов рецепторов ангиотензина II и широко применяемого для лечения инфекций мочевыводящих путей комбинированного антибиотика ко-тримоксазола, содержащего триметоприм и сульфаметоксазол, по сравнению с приемом амоксациллина, у больных в возрасте 66 лет и старше приводит к увеличению риска смерти как в течение 7 дней после начала терапии, так и в течение 2 нед (для смертности в течение первых 7 дней ОШ=1,38 при 95% ДИ от 1,09 до 1,76; для смертности в течение первых 14 дней ОШ=1,54 при 95% ДИ от 1,29 до 1,84), что, по мнению авторов исследования, может быть обусловлено развитием гиперкалиемии.

Источник: Fralick M., Macdonald E.M., Gomes T., et al. Co-trimoxazole and sudden death in patients receiving inhibitors of renin-angiotensin system: population based study. BMJ 2014;349:g6196 doi: 10.1136/bmj.g6196 (Published 30 October 2014).

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail