Влияние интенсивного режима применения двух статинов на прогрессирование атеросклероза коронарных артерий: результаты рандомизированного исследования SATURN (Study of Coronary Atheroma by Intravascular Ultrasound: Effect of Rosuvastatin versus Atorvastati

Журнал: Доказательная кардиология (электронная версия). 2012;(1): 16-21

Просмотров : 93

Загрузок : 4

Как цитировать

Влияние интенсивного режима применения двух статинов на прогрессирование атеросклероза коронарных артерий: результаты рандомизированного исследования SATURN (Study of Coronary Atheroma by Intravascular Ultrasound: Effect of Rosuvastatin versus Atorvastati. Доказательная кардиология (электронная версия). 2012;(1):16-21.

ВГН — верхняя граница нормы

ВСУЗИ — внутрисосудистое ультразвуковое исследование

ИБС — ишемическая болезнь сердца

КА — коронарная артерия

ЛПВП — липопротеины высокой плотности

ЛПНП — липопротеины низкой плотности

МКД — межквартильный диапазон

ПВП — площадь внутреннего просвета сосуда

ПНЭМ — площадь, ограниченная наружной эластической мембраной

ПОАБ — процентный объем атеросклеротической бляшки

ССЗ — сердечно-сосудистое заболевание

ХС — холестерин

Предпосылки к проведению исследования

Результаты РКИ свидетельствовали о том, что прием ингибиторов 3-гидрокси-3-метилглутарил коэнзим А-редуктазы (статинов) приводит к снижению риска развития осложнений сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) [1—9]. Положительные эффекты применения статинов отмечаются при достаточно широком диапазоне концентраций холестерина (ХС) липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) в отсутствие явного нижнего порогового уровня ХС ЛПНП, при котором дальнейшее снижение его переставало бы приводить к дополнительным преимуществам использования статинов [3, 9, 10]. Кроме того, одновременно были получены результаты исследований с использованием методов визуализации, свидетельствовавшие о том, что применение интенсивных режимов терапии статинами приводит к замедлению прогрессирования атеросклероза коронарных артерий (КА) и у отдельных больных может даже обусловливать его регрессирование [11, 12]. В соответствии с такими данными в рекомендациях по профилактике развития ССЗ все чаще подчеркивается, что снижение концентрации ХС ЛПНП с помощью приема статинов должно считаться основной целью гиполипидемической терапии [13, 14].

Доступные в настоящее время статины существенно различаются по способности снижать концентрацию атерогенных липидов в крови и увеличивать концентрацию ХС липопротеинов высокой плотности (ЛПВП). Аторвастатин и розувастатин относят к статинам, которые наиболее эффективны для снижения уровня ХС ЛПНП в крови; прием аторвастатина приводит к снижению в крови концентрации ХС ЛПНП примерно на 50%, а прием розувастатина — к снижению этого показателя более чем на 50% [15, 16].

Результаты прямого сравнения свидетельствовали о более выраженном снижении концентрации ХС ЛПНП и более выраженном увеличении уровня ХС ЛПВП в крови при использовании розувастатина [15—17], но клинические эффекты таких различий оставались неясными. Несмотря на то что были выполнены исследования по сравнительной оценке гиполипидемического действия этих двух статинов, в ходе выполнения РКИ прямое сравнение влияние приема таких препаратов на прогрессирование заболевания или частоту развития осложнений ССЗ не проводили.

Внутрисосудистое ультразвуковое исследование (ВСУЗИ) может использоваться для выполнения точных и воспроизводимых измерений атеросклеротических бляшек в КА [18]. Применение ВСУЗИ в ходе выполнения клинических испытаний позволяет оценивать влияние антиатеросклеротической терапии на течение атеросклероза КА [11, 12, 19—26]. Результаты мета-анализа таких исследований позволяют предположить, что замедление скорости увеличения объема атеросклеротических бляшек за счет применения статинов обусловлено как уменьшением концентрации ХС ЛПНП, так и увеличением уровня ХС ЛПВП [27].

Цель исследования

Проверить гипотезу о различном влиянии интенсивных режимов двух статинов на прогрессирование атеросклероза КА.

Структура исследования

Многоцентровое проспективное рандомизированное исследование; продолжительность наблюдения 104 нед.

Больные

В исследование включали больных в возрасте 18—75 лет, у которых по данным коронарографии, выполненной по клиническим показаниям, выявлялись признаки стеноза хотя бы одного участка любой КА более чем на 20% от определяемого при ангиографии диаметра просвета, а сужение диаметра просвета в оцениваемом участке сосуда не превышало 50%. Для включения в исследование больных, не принимавших статины в течение предшествующих 4 нед, требовалось, чтобы концентрация ХС ЛПНП в крови у них была выше 2,6 ммоль/л, а для включения больных, применявших статины — более 2,1 ммоль/л. В исследование не включали больных, которые в течение предшествующего года применяли интенсивный режим гиполипидемической терапии в течение более 3 мес, а также при наличии недостаточно эффективно леченной артериальной гипертонии, сердечной недостаточности, больных с нарушениями функции почек или печени. Подробно характеристики больных, включенных в исследование, представлены в таблице.

Вмешательство

Больных, характеристики которых соответствовали критериям включения, предварительно рандомизированно в соотношении 1:1 распределяли в группу приема аторвастатина по 40 мг/сут или розувастатина по 20 мг/сут в течение 2 нед с целью выявления возможных побочных эффектов и подтверждения соблюдения предписанного режима терапии. После применения такой терапии в течение 2 нед больные, у которых концентрация ХС ЛПНП была более 3,0 ммоль/л, а триглицеридов менее 5,6 ммоль/л, повторно рандомизированно распределялись в группу применения максимальных доз аторвастатина (по 80 мг/сут) или розувастатина (по 40 мг/сут) в течение 104 нед.

Все развившиеся в ходе исследования осложнения сердечно-сосудистых заболеваний централизованно подтверждались членами комитета по подтверждению неблагоприятных клинических исходов в отсутствие информации о результатах распределения больных в группы вмешательства.

Методы исследования и критерии оценки

Исходное ВСУЗИ выполняли после полной ангиографии КА. Используемые методы получения изображения и анализа описаны ранее [11, 12, 19—24]. Изображение получали только в одной артерии. Качество изображений оценивали в центральной лаборатории. Допускалась рандомизация только тех больных, у которых качество полученных изображений соответствовало заранее принятым критериям. Через 104 нед лечения выполняли повторное ультразвуковое исследование той же самой артерии. Анализ оцифрованных изображений проводился персоналом, у которого не было информации о результатах распределения больных в группы вмешательства, а также о последовательности получения у каждого больного результатов обоих исследований. В ходе выполнения анализа изображений измеряли просвет артерии и ширину внешней эластической мембраны в одних и тех же участках КА. Ранее сообщалось о высокой точности и высокой воспроизводимости такого метода.

Процентный объем атеросклеротической бляшки (ПОАБ), изменение которого было одним из основных показателей эффективности, рассчитывали с помощью формулы: ПОАБ = [Σ (ПНЭМ – ПВП)/Σ ПНЭМ] × 100, где ПНЭМ — площадь, ограниченная наружной эластической мембраной, а ПВП — площадь внутреннего просвета сосуда. Для расчета ПОАБ вначале из суммарной ПНЭМ вычитали ПВП. Затем полученное значение делили на сумму ПНЭМ, а полученное значение умножали на 100. Изменение ПОАБ рассчитывали как разницу между ПОАБ через 104 нед после начала лечения и исходной ПОАБ. Дополнительный показатель эффективности нормализованного объема атеросклеротической бляшки (НОАБ) для каждого больного рассчитывали по формуле: НОАБ =[Σ(ПНЭМ – ПВП)/n]·n1, где n — медиана числа срезов, получаемых в результате сканирования с применением снабженного электроприводом приспособления для обратного движения датчика, n1 — медиана числа срезов, полученных у всех больных, наблюдавшихся до конца исследования, ПНЭМ — площадь, ограниченная наружной эластической мембраной, а ПВП — площадь внутреннего просвета сосуда.

Для расчета объема атеросклеротической бляшки (ОАБ) вначале из суммы ПНЭМ вычитали ПВП. Полученное значение делили на число срезов, получаемых в результате сканирования с применением снабженного электроприводом приспособления для обратного движения датчика, и затем умножали на медиану числа срезов, полученных у всех больных, наблюдавшихся до конца исследования. Полученную в результате сканирования с применением снабженного электроприводом приспособления для обратного движения датчика среднюю площадь атеросклеротической бляшки умножали на медиану числа изображений, анализируемых у всех обследованных больных, чтобы компенсировать различия по длине изучаемых сегментов между больными. Показатель эффективности изменения нормализованного ОАБ рассчитывали как разницу между ОАБ через 104 нед лечения и исходного ОАБ. Обратное развитие атеросклеротической бляшки констатировали при снижении ПОАБ или ОАБ по сравнению с исходными.

Через 6, 12, 18 и 24 мес после начала исследования оценивали концентрацию ХС ЛПВП и ХС ЛПНП, а также триглицеридов. Уровень С-реактивного белка в крови определяли через 12 и 24 мес после начала исследования.

Методы статистического анализа

Непрерывные данные, распределение которых приближалось к нормальному, представляли как среднее ± стандартное отклонение. Данные, распределение которых отличалось от нормального, представляли в виде медианы значений с указанием межквартильного диапазона (МКД). Показатели эффективности, рассчитанные на основании результатов ВСУЗИ, представляли в виде медианы значений, свободных от распределения 95% ДИ, а группы лечения сравнивали с помощью ковариационного анализа ранга преобразованных данных после поправки на исходные показатели и географический регион. Концентрацию липопротеинов на фоне применяемой терапии представляли в виде наименьших квадратов ± стандартное отклонение по данным ковариационного анализа с учетом применяемого лечения и географического региона. Для изменения основного показателя эффективности ПОАБ требовалось включение в каждую группу 450 больных в целях обеспечения 90% статистической мощности при двустороннем уровне a=0,05 для выявления номинального различия между применяемой терапией 0,65%, при условии, что стандартное отклонение будет достигать 3%. При допущении, что частота полного прекращения приема исследуемого препарата составит 30%, требовалось, чтобы в исследование были включены 1300 больных. Все значения p были двусторонними.

Результаты

С 22 января 2008 г. по 12 июня 2009 г. в целом в 208 исследовательских центрах в исследование были включены 1578 больных, которые были рандомизированно распределены в группы приема исследуемых статинов (аторвастатина или розувастатина) в дозах, составляющих 50% от максимальных. После завершения такого вводного периода 1385 больных были рандомизированно распределены в группу применения исследуемых статинов в полной дозе: в группу аторвастатина и группу розувастатина 691 и 694 больных соотв. Через 104 нед после рандомизации 1039 (75%) больных продолжали участие в исследовании, и у них было выполнено повторное ВСУЗИ; из них в группе аторвастатина и группе розувастатина было 519 и 520 больных соотв. Не отмечено статистически значимых различий по демографическим характеристикам или применению определенной терапии при включении в исследование, а также по лабораторным показателям (см. таблицу). Точно также не отмечено статистически значимых различий по демографическим и исходным характеристикам между больными, которые наблюдались до конца исследования, и больными, досрочно прекратившими участие в нем.

Предполагалось неэтичным прекращать применение статинов у больных, принимавших такие препараты до включения в исследование. В связи с этим нельзя было оценить изменения концентрации липидов в крови в процентах. В течение 104 нед лечения взвешенная с учетом времени средняя концентрация ХС ЛПНП, рассчитанная с помощью метода наименьших квадратов, достигала в группе аторвастатина и группе розувастатина 1,82±1,03 и 1,62±0,03 ммоль/л соотв. (среднее различие достигало 0,19 ммоль/л; p<0,001). Средняя концентрация ХС ЛПВП в группе аторвастатина и группе розувастатина достигала 1,25±0,01 и 1,30±0,01 ммоль/л (среднее различие между группами по этому показателю составляло 0,05 ммоль/л; p=0,01). Достижение таких уровней липидов обусловливало менее высокое отношение концентрации ХС ЛПНП и ХС ЛПВП на фоне приема розувастатина по сравнению с применением аторвастатина (такое отношение составляло 1,30±0,02 и 1,50±0,02 соотв.; p<0,001), а также более высокую частоту определения концентрации ХС ЛПНП менее 1,81 ммоль/л при использовании розувастатина по сравнению с аторвастатином, которая достигалась у 72,1 и 56,1% больных соотв. (p<0,001), и менее высокую частоту определения концентрации ХС ЛПНП выше желаемого уровня 2,6 ммоль/л, которая отмечалась у 4,6 и 7,7% больных соотв.; p=0,04). Медиана концентрации С-реактивного белка в группе аторвастатина достигала 1,0 мг/л (МКД от 0,5 до 2,0 мг/л), а в группе розувастатина — 1,1 мг/л (МКД от 0,5 до 2,4 мг/л); p=0,05 для сравнения между группами.

Основной показатель эффективности ПОАБ в группе аторвастатина снижался на 0,99% (при 95% ДИ от – 1,19 до –0,63%), а в группе розувастатина на 1,22% (при 95% ДИ от –1,52 до –0,90%) (p<0,001 для изменений этого показателя в каждой группе; p=0,17 для сравнения между группами). Согласно оценке дополнительного показателя эффективности (ОАБ), розувастатин был эффективнее, чем аторвастатин: в группе розувастатина ОАБ уменьшился на 6,39 мм3 при 95% ДИ от –7,52 до –5,12 мм3, а в группе аторвастатина — на 4,42 при 95% ДИ от –5,98 до –3,26 мм3 (p=0,01). Для ПОАБ в группе розувастатина отмечена тенденция к большему числу больных, у которых отмечалось регрессирование заболевания (в группе розувастатина и группе аторвастатина число таких больных достигало 68,5 и 63,2% соотв.; p=0,07). Результаты анализа ОАБ свидетельствовали о том, что у статистически значимо большего числа больных, принимавших розувастатин, отмечалось регрессирование заболевания (в группе розувастатина и группе аторвастатина число таких больных достигало 71,3 и 64,7% соотв.; p=0,02). Отмечена статистически значимая гетерогенность между заранее определенными подгруппами по основному показателю с более выраженным уменьшением ПОАБ при использовании розувастатина по сравнению с аторвастатином у женщин (–1,76 и –0,71% соотв.; p=0,01), а также у больных с более высоким исходным уровнем ХС ЛПВП (–1,41 и –0,61% соотв.; p=0,02) и более высоким исходным уровнем ХС ЛПНП (–1,47 и –1,00% соотв.; p=0,02).

Частота развития осложнений ССЗ была сходной в обеих группах. Частота развития патологических изменений лабораторных показателей была низкой, но в группе аторвастатина по сравнению группой розувастатина отмечалась более высокая частота повышения уровня аланинаминотрансферазы в крови (такое повышение отмечено у 2,0 и 0,7% больных соотв.; p=0,04), но в группе приема розувастатина чаще развивалась протеинурия (при использовании розувастатина и аторвастатина развитие протеинурии отмечено у 3,8 и 1,7% больных соотв.; p=0,02). Уровень гликированного гемоглобина статистически значимо не изменялся ни в одной из групп.

Выводы

Применение максимальных доз розувастатина и аторвастатина приводит к статистически значимому репрессированию КА. Несмотря на достижение более низкой концентрации ХС ЛПНП и более высокой концентрации ХС ЛПВП при использовании розувастатина по сравнению с аторвастатином, сходная степень уменьшения ПОАБ отмечена в обеих группах.

Обсуждение

В ходе выполнения исследования SATURN сравнивали эффекты применения максимальных доз аторвастатина и розувастатина, т.е. двух самых интенсивных режимов использования статинов в современной клинической практике. Прием исследуемых статинов в таких дозах приводил к достижению очень низкой концентрации ХС ЛПНП, среднее значение которой составляло 1,81 ммоль/л или менее, т.е. достигался наиболее низкий желаемый уровень ХС ЛПНП, который приводится в современных клинических рекомендациях по лечению дислипидемий. На фоне терапии концентрация ХС ЛПВП в обеих группах приближалась к 1,3 ммоль/л, т.е. к уровню, который в настоящее время считается приемлемым для вторичной профилактики осложнений ССЗ. Применение обоих препаратов приводило к существенному влиянию на прогрессирование заболевания, которое проявлялось в регрессировании атеросклероза. Такие данные позволяют предположить возможность обратного развития КА при достижении определенной концентрации ХС ЛПНП и ХС ЛПВП, которое в ходе выполнения исследования SATURN достигалось за счет приема статинов. Прием розувастатина по сравнению с аторвастатином приводил к достижению более низкой концентрации ХС ЛПНП (различие между группами достигало 0,19 ммоль/л), а также несколько более высокой концентрации ХС ЛПВП (различие между группами достигало 0,05 ммоль/л). Такие различия по уровню липидов не сопровождались существенным различием между применяемыми статинами по влиянию на регрессирование заболевания, которое оценивалось с помощью основного показателя ПОАБ, оцениваемого с помощью ВСУЗИ. Полученные результаты, по мнению авторов, могли быть обусловлены менее выраженным, чем предполагалось, различием между группами по достигнутой концентрации ХС ЛПВП.

Тем не менее следует отметить, что прием розувастатина по сравнению с аторвастатином приводил к статистически значимому регрессированию заболевания по данным оценки ОАБ, который использовался в качестве дополнительного показателя ВСУЗИ, хотя различия между группами по этому показателю были относительно небольшими. Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о сходной способности обоих режимов применения статинов к замедлению прогрессирования или регрессированию атеросклероза КА, несмотря на то что невозможно исключить небольшое различие между использованием таких режимов, учитывая статистически значимые различия между группами по изменению ОАБ. Результаты исследования SATURN свидетельствуют о том, что у больных, характеристики которых соответствуют определенным критериям, применение любого из двух режимов гиполипидемической терапии с целью вторичной профилактики позволяет уменьшить выраженность атеросклероза КА.

В целом регрессирование атеросклероза отмечалось при применении статинов в течение 104 нед примерно у 70% больных, включенных в исследование. Результаты анализа основного показателя свидетельствовали о том, что применение розувастатина по сравнению с аторвастатином сопровождается тенденцией к более частому регрессированию атеросклероза (такое регрессирование при использовании розувастатина и аторвастатина отмечено у 68,5 и 63,2% больных соотв.; p=0,07). Следует отметить, что частота и выраженность регрессирования атеросклероза оказались беспрецедентными по сравнению с результатами ранее выполненных исследований с применением ВСУЗИ. Данные, полученные в таких исследованиях, позволяли предположить наличие связи между скоростью прогрессирования атеросклероза КА и частотой развития осложнений ССЗ [28, 29], но точная природа такой связи продолжает изучаться. Теоретически регрессирование атеросклероза включает уменьшение содержания липидов, выраженности воспаления и некротических компонентов атеросклеротической бляшки, т.е. воздействие на факторы, каждый из которых влияет на разрыв бляшки. Тем не менее результаты ВСУЗИ остаются косвенными показателями эффективности лечения, а уменьшение объема атеросклеротической бляшки не должно рассматриваться в качестве эквивалента клинических преимуществ определенного вмешательства для профилактики осложнений ССЗ. Более того, клиническое значение регрессирования атеросклероза или выявленных различий между группами по дополнительному показателю еще предстоит уточнить. Несмотря на такие ограничения, авторы считают перспективными данные о возможности обратного развития атеросклеротических бляшек, и что изучение такого эффекта терапии следует продолжить в ходе выполнения клинических испытаний.

Частота развития побочных эффектов в ходе выполнения исследования была низкой. Повышение концентрации биохимических показателей функции печени чаще отмечалось при использовании аторвастатина по сравнению с розувастатином, в том числе повышение уровня аланинаминотрансферазы в крови в 3 раза по сравнению с верхней границей нормы (ВГН) в группе аторвастатина и группе розувастатина отмечено у 2,0 и 0,7% больных соотв. Повышение концентрации креатинфосфокиназы в крови в 10 раз и более по сравнению с ВГН в группе аторвастатина и группе розувастатина отмечалось у 4 и 1 больного соотв. Однако ни в одной из групп не было случаев увеличения концентрации креатинфосфокиназы в 5 раз по сравнению с ВГН по данным двух последовательно выполненных анализов. Случаи рабдомиолиза не регистрировались. Развитие протеинурии чаще отмечалось в группе аторвастатина (у 3,8 и 1,7% больных соотв.). Несмотря на то что в настоящее время более внимательно учитывают риск развития сахарного диабета при применении статинов, ни в одной из групп не отмечено увеличения уровня гликированного гемоглобина. Таким образом, полученные в ходе исследования SATURN данные свидетельствуют о том, что регрессирование атеросклероза КА за счет применения интенсивных режимов терапии статинами сопровождается небольшой частотой развития побочных эффектов.

Несмотря на то что исследование не обладало достаточной статистической мощностью для выявления различий между группами по частоте развития тяжелых неблагоприятных клинических исходов, в ходе его выполнения такие исходы подтверждались централизованно. В целом частота развития инфаркта миокарда в течение 24 мес наблюдения достигала 1,6% и статистически значимо не различалась между группами. Частота развития инсульта составляла 0,4%, а смертность от осложнений ССЗ — 0,3%. В ходе выполнения исследования только 0,5% больным было выполнено коронарное шунтирование, в то время как чрескожные вмешательства на КА выполнялись у 5,4% больных, в основном в связи с развитием рестенозов, в том числе в участках КА, где выполнялось вмешательство при включении в исследование. Следует отметить, что такая частота развития неблагоприятных исходов считается очень низкой для больных с ангиографически подтвержденной ишемической болезнью сердца (ИБС). Это подтверждает мнение о том, что применение очень интенсивных режимов гиполипидемической терапии с помощью статинов сопровождается положительным влиянием на риск развития неблагоприятных клинических исходов у больных с высоким риском развития таких исходов. Несмотря на то что результаты анализа в подгруппах не предоставили дополнительных данных о положительных или отрицательных эффектах применяемой терапии, они могут использоваться для выдвижения гипотез. Статистические данные о гетерогенности свидетельствовали о возможных преимуществах применения розувастатина по сравнению с аторвастатином у женщин и у больных с более высокой исходной концентрацией ХС ЛПНП. Более выраженная эффективность применения розувастатина у больных с исходно более высоким уровнем ХС ЛПВП могла отражать улучшение функциональной активности ЛПВП. Более благоприятная ответная реакция у больных с более высокой концентрацией ХС ЛПНП представляется наиболее вероятной с точки зрения законов биологии, поскольку у таких больных могут быть более выраженными преимущества, обусловленные более эффективным снижением концентрации ХС ЛПНП. В ходе выполнения дополнительных анализов, возможно, удастся уточнить, какой из эффектов статинов — снижение концентрации ХС ЛПНП, повышение концентрации ХС ЛПВП, противовоспалительное действие, не связанное с влиянием на уровень липидов в крови, или их сочетание в большей степени обусловливает обратное развитие атеросклеротической бляшки.

Результаты исследования SATURN могут повлиять на разработку новых типов антиатеросклеротической терапии. Достигнутая в ходе исследования концентрация ХС ЛПНП была ниже предлагаемой современными клиническими рекомендациями в качестве желаемой, что можно считать основанием для планирования исследований, в которых желаемые уровни ХС ЛПНП будут очень низкими. Следует отметить, что концентрации ХС ЛПНП, отмеченные в данном исследовании, не могут быть достигнуты у всех больных с ИБС только за счет изолированного применения статинов. В то же время разрабатываемая терапия для снижения концентрации ХС ЛПНП, вероятно, позволит достигать такого уровня ХС ЛПНП у большего числа больных. Боле того, примерно у 30% больных, участвовавших в исследовании, отмечалось прогрессирование заболевания, несмотря на максимальную интенсивность режима приема статинов. Полученные данные позволяют предположить большую роль новых средств, созданных для снижения уровня ХС ЛПНП в крови или изменения активности заболевания, за счет влияния на иные патофизиологические звенья. Действительно, существенный остаточный риск развития неблагоприятных клинических исходов отмечается в ходе выполнения большинства исследований по оценке эффективности вторичной профилактики, несмотря на применение наиболее эффективной современной лекарственной терапии, что подтверждает мнение о необходимости создания новых антиатеросклеротических препаратов.

Следует отметить, что данное исследование имеет ряд недостатков. В частности, по этическим соображениям невозможно было оценить прогрессирование заболевания на фоне применения плацебо. Кроме того, в исследование были включены только больные, у которых имелись клинические показания к выполнению коронарографии. Остается неясным, насколько применимы полученные результаты к случаям первичной профилактики у лиц без клинических проявлений ИБС. Следует также учитывать, что в ходе выполнения исследований с использованием ВСУЗИ для оценки регрессирования или прогрессирования заболевания некоторые больные могут отказаться от выполнения повторной катетеризации сердца, а, следовательно, данные о таких больных невозможно учитывать при оценке показателей, основанных на результатах ВСУЗИ. В ходе выполнения данного исследования у 25% больных отсутствовали результаты повторного ВСУЗИ, которые можно было бы использовать для оценки эффективности терапии. Однако нужно отметить, что доля таких больных в исследовании SATURN была меньше, чем в ходе выполнения других современных исследований. Больные, которые не полностью выполнили процедуры исследования, могли отличаться от больных, которые выполнили все процедуры, по скорости прогрессирования заболевания. В ходе выполнения данного исследования для оценки прогрессирования атеросклероза КА применялось ВСУЗИ, однако использование некоторых новых методов позволяет оценивать не только размеры, но и качественный состав атеросклеротических бляшек. Следует учитывать, что разные типы терапии могут по-разному влиять на состав атеросклеротических бляшек.

Статины относят к одному из наиболее хорошо изученных классов лекарственных средств. Результаты исследования SATURN позволили уточнить механизмы, определяющие эффективность применения статинов, а также расширили представления о возможных клинических эффектах их применения. Несмотря на то что в ходе выполнения данного сравнительного исследования не удалось выявить статистически значимых различий между группой розувастатина и группой аторвастатина по влиянию на основной показатель, полученные данные указывают на возможность безопасного применения интенсивных режимов применения статинов с использованием их высоких доз, а также на то, что применение такой терапии способствует регрессированию атеросклеротических бляшек в большей степени, чем сообщалось ранее.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail