Деев Р.В.

ОАО «Институт стволовых клеток человека», Москва, Россия; ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», Казань, Россия

К 125-летию со дня рождения профессора Вячеслава Константиновича Белецкого

Журнал: Архив патологии. 2020;82(3): 65-69

Просмотров : 11

Загрузок :

Как цитировать

Деев Р. В. К 125-летию со дня рождения профессора Вячеслава Константиновича Белецкого. Архив патологии. 2020;82(3):65-69. https://doi.org/10.17116/patol20208203165

Авторы:

Деев Р.В.

ОАО «Институт стволовых клеток человека», Москва, Россия; ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», Казань, Россия

Все авторы (1)

Вячеслав Константинович Белецкий — один из самых опытных и авторитетных советских ученых-патологоанатомов, получивший признание у коллег в своей стране и за ее пределами еще со времени написания своих ранних научных работ, опубликованных в 20—30-е годы прошлого века. Несмотря на это, современным специалистам, не связанным с повседневной диагностикой и изучением заболеваний ЦНС, он малоизвестен и его имя постепенно предается забвению.

Вячеслав Константинович родился в Санкт-Петербурге в 1895 г. в семье служащих. Он учился в 12-й Петербургской гимназии, где был руководителем культурно-просветительского кружка и организатором кружка естествознания (рис. 1). Говоря его словами, «События в Петербурге и жизнь в рабочем поселке под Петербургом (маленький пригород Колпино, где находился Ижорский завод. — Прим. Р.В. Деева) оставили глубокий след в детском и юношеском возрасте» [1]. Он успел стать студентом биологического факультета в Петрограде, но революционные события в стране и Гражданская война несколько раз прерывали его обучение. Еще гимназистом он участвовал в революционных событиях, студентом — в интернационалистическом движении, был подпольщиком, организовывал фабричные политические кружки Ижорского завода и Невской заставы. В сентябре 1915 г. он был арестован и через год осужден военным судом. Из Крестов его освободила Февральская революция. Только в 1918 г. В.К. Белецкому удалось вернуться к учебе и поступить на медицинский факультет Саратовского университета, но уже в 1919 г. он ушел добровольцем в Красную Армию. Службу в 1920—1921 гг. он совмещал с учебой в университетах Саратова и Ростова-на-Дону. Врачебный диплом Вячеслав Константинович получал уже в Москве, выдержав выпускные испытания в Московском медицинском институте в 1924 г.

Рис. 1. Вячеслав Белецкий — гимназист.


Первые шаги в науке В.К. Белецкий сделал в 1922 г. на кафедре микробиологии, где он изучал экспериментальный эпидемический и спорадический боррелиоз [2].

Практическая работа и научная деятельность

Самостоятельную практическую работу В.К. Белецкий начал выполнять в 1924 г. в Курске, где два года проработал в качестве прозектора психиатрической больницы. В 1926 г. он был избран по конкурсу старшим научным сотрудником отделения патологической анатомии Института психиатрии к профессору П.Е. Снесареву. Уже в 1933 г. профессор предлагает ученику возглавить отделение вместо себя, и до 1939 г. В.К. Белецкий является руководителем этого отделения (рис. 2).

Рис. 2. Вячеслав Белецкий в 1930-е годы.
Фотография из семейного архива.


В эти годы Вячеслав Константинович разработал способ обнаружения возбудителя сифилиса в тканях головного мозга, однако оказалось, что этот метод способен не только выявлять микроорганизм, но и при определенных условиях маркировать клетки с ветвящимися отростками — микроглию [3]. Совокупность этих клеток в ЦНС, которые, как известно, в отличие от других видов глии имеют мезенхимное происхождение, к этому времени уже была названа (В. Робертсоном и его современниками) особым собирательным термином «мезоглия» [4]. Визуализируя путем импрегнации нитратом серебра вслед за Рио-Ортега «макрофаги центральной нервной системы» (клетки Ортега), он наблюдал их участие в воспалении, скоординированый ответ на проникновение инфекции.

В 1930-е годы из-под пера В.К. Белецкого выходят работы, изданные на немецком языке, «О гистогенезе мезоглии» (1932), «О роли мезоглии при острых негнойных инфекциях центральной нервной системы» (1932), «Прогрессивный паралич как спирохитоз (находки спирохет и морфологические изменения, о роли мезоглии при прогрессивном параличе)» (1932), «Случай мезоглиомы (олигодендроглиомы)» (1933), «Морфологические изменения волокон ретикулоэндотелия при синильных и пресинильных психозах» (1933) и др. Позднее он напишет: «В течение семи лет работы с методом для импрегнации протоплазмы гистиоцитов накопился большой опыт как у самого автора, так и у его сотрудников. В основе метода лежит не одна и та же пропись для всякого материала, а наоборот, сущность метода заключается в указаниях о том, как надо изменить в процессе работы исходную пропись и употребляемые реактивы. <…> Он [метод] хорошо выделяет гистиоциты нервной системы: клетки Гортега, олигодендроциты (не в современном понимании этого термина. Здесь — малоотростчатые клетки глии, не имеющей нейроэктодермального происхождения. — Прим. авт.) и дренажные клетки» [5].

В актовой речи в 1968 г., ссылаясь на Р. Вирхова, В.К. Белецкий напоминает: «Раз в ЦНС возникает воспаление, значит в веществе головного и спинного мозга должны существовать местные клетки соединительной ткани, ибо без специальных реакций последней не возникает воспаление» [6].

Следствием положения о макрофагах в ЦНС было то, что так называемая глиальная реакция на месте повреждения вещества ЦНС не что иное, как классический продуктивный воспалительный ответ: «В связи с этим было показано нами <…>, что «особая глиозная» реакция, описанная В. Шпильмейером, является обычной продуктивной гистиоцитарной реакцией, возникающей при воспалении. <…> Фактически в значительной мере взгляд Р. Вирхова на нейроглию, выраженный более ста лет тому назад, оказался правильным. Клетки мезоглии Робертсона—Гортега и олигодендроциты Гортега являются их производными, находящимися в состоянии физиологической гистиотизации» [6].

В дальнейшем научная группа В.К. Белецкого смогла обнаружить и описать «молодые» коллагеновые (аргирофильные) волокна в ЦНС, диффузный и очаговый ретикулярный склероз ЦНС при ее атрофии и воздействии хронических интоксикаций и инфекций. Наконец, при помощи имеющегося в то время арсенала методов были описаны опухоли из мезоглии, что завершало доказательный круг наличия и функционирования соединительнотканных (мезенхимных), не связанных в постнатальном периоде с сосудами и оболочками производных в ЦНС [6, 7]. Эти опухоли были названы «мезоглиомы», а сведения о них представлены в работах в конце 1930-х годов: «Случай мезоглиомы» (1936), «Мезоглиомы и мезоглиомные саркомы» (1936), «К вопросу о существовании соединительнотканных опухолей — мезоглиом (олигодендроглиом)» (1937). В русскоязычной литературе эти опухоли получили название «мезоглиобластома Авцына» по имени одного из учеников и товарища В.К. Белецкого, будущего академика и первого директора института морфологии человека в Москве.

В довоенный период у В.К. Белецкого выходит ряд работ по нейропатологии: «Патологическая анатомия шизофрении» (1939), «Патологическая анатомия эпилепсии» (1939), «К вопросу о патологической анатомии рассеянного склероза» (1941). Уделял Вячеслав Константинович внимание и вопросам организации деятельности патологоанатомической службы: «Патологическая анатомия и психиатрия» (1939), «Форма прозекторской отчетности и номенклатура психических заболеваний» (1939).

Нужно отметить, что до второй половины 1930-х годов В.К. Белецкий активно публиковался в иностранных журналах, однако позднее такая возможность исчезла. Чувствуя необходимость в обмене данными и дискуссиях с основоположником учения о «мезоглии», Вячеслав Константинович предпринимает попытку пригласить дона Рио-Ортега в Советский Союз (рис. 3). Неизвестно, последовал ли на это ответ профессора из Испании, но очный диалог двух ученых так и не состоялся.

Рис. 3. Письмо В.К. Белецкого профессору В. Рио-Ортега.
Архив профессора дона Дель Рио-Ортега (скан-копия любезно предоставлена Х. дель Рио-Ортега).


В предвоенный период и годы Второй мировой войны Вячеслав Константинович работает как практик, заведуя патологоанатомическим отделением Центральной клинической больницы Министерства путей сообщения (1942—1951), сочетая эту деятельность с преподаванием в качестве ассистента (1940—1942), доцента (1944—1946) кафедры гистологии 1-го Московского медицинского института, а также ассистента кафедры патологической анатомии того же института (1942—1943) [8, 9] (рис. 4).

Рис. 4. В.К. Белецкий в конце 1940-х годов.
Фотография из личного дела, хранящегося в архиве Рязанского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова.


В 1943 г. В.К. Белецкого представляют к получению звания профессора по специальности «патологическая анатомия». Характеристику в Комитет по делам высшей школы при Совнаркоме СССР составил Ипполит Васильевич Давыдовский. Он писал: «В.К. Белецкому принадлежит около 60 работ по вопросам гистопатологии, патологической анатомии, напечатанных в разных советских и заграничных журналах, он цитируется в специальной советской и иностранной литературе. <…> В настоящее время он как прозектор и заведующий патологоанатомическим отделением очень крупного клинического лечебного учреждения с высококвалифицированными профессорами в составе коллектива, при котором к тому же имеются курсы усовершенствования врачей, руководит научной работой своих сотрудников и принимает участие в научной и педагогической работе учреждения. Москва, мая 20, 1943 г.» [10]. Однако профессорское звание было получено Вячеславом Константиновичем только в 1948 г., причем по специальности «эмбриология» (с 1945 г. он руководит эмбриологическим отделом Института нормальной и патологической анатомии АМН СССР). В это время его научные интересы связаны с эмбриональным развитием мезенхимы, ассоциированной с ЦНС. Параллельно с этим он работал в патологоанатомической лаборатории института психиатрии Минздрава СССР.

Интересной зарисовкой личности ученого является характеристика на него, написанная профессором О.В. Кербиковым: «В деятельности В.К. Белецкого немало и недостатков. Крупнейшим из них является тот, что, увлекаясь в данный момент каким-нибудь вопросом, он считает его важнейшим в науке и игнорирует, на время забывает о других, не менее, а порой и более важных сторонах изучаемого явления. <…> С увлечением занимаясь тем или иным вопросом, отстаивая ту или иную концепцию, он всех не разделяющих ее считает рутинерами в науке, резко против них выступает, не считаясь с их авторитетом, чем создает себе репутацию «неуживчивого» человека. <…> Являясь крупнейшим гистопатологом головного мозга, всегда стремясь к новому, всегда охотно занимаясь с молодежью, В.К. Белецкий мог бы дать в этой области, крайне бедной научными кадрами, гораздо больше, если бы он на протяжении ряда лет не подвергался остракизму со стороны руководивших психиатрией лиц, поведшему в конце концов к тому, что он не смог дальше работать в области психиатрической прозектуры» [11].

Будучи главным патологоанатомом Главного санитарного управления Министерства путей сообщения в годы войны на основании более 200 проведенных вскрытий погибших от торакальных и торакоабдоминальных огнестрельных и осколочных ранений, В.К. Белецкий пишет монографию «Материалы к патологической анатомии ранений грудной клетки» (1948) [12]. На 128 страницах приведен анализ развития осложнений и причин смерти при непроникающих и проникающих ранениях груди, а также ранениях легкого. В 1947 г. приказом №31 Министра путей сообщения ему присвоят персональное звание директор-полковника административной службы.

Рязанский период научной работы

К середине XX века В.К. Белецкому было уже 55 лет, и к этому возрасту он все еще не получил академической должности и статуса, на который мог рассчитывать.

Профессорская кафедра была предложена ему в 1951 г. в стороне от Ленинграда и Москвы — в Рязани. В.К. Белецкому предстояло решить сложнейшую задачу по созданию системы преподавания патологической анатомии в рамках полноценного обучения врача, а также систему подготовки научно-педагогических кадров как для нового медицинского института, так и для учреждений региона.

Работая в Рязани, В.К. Белецкий отдается еще одной важной теме — изучению ревматизма. Первые его исследования в этом направлении были проведены еще до войны, тогда он изучал состояние ЦНС при остром ревматизме у детей и его рецидивах у взрослых. Основываясь на положении о существовании в ЦНС гистиоцитарного компонента соединительной ткани, он (вместе с А.П. Авцыным) показал возникновение в веществе головного мозга гранулем Ашоффа и описал гранулематозный ревматический энцефалит, а также указал на то, что образование гранулем происходит прежде всего в стенке лимфатических сосудов [8]. В Рязани вместе с сотрудниками своей кафедры он изучал практически все ткани и состояние органов при этой болезни. Энциклопедический объем его профессиональных знаний, богатый жизненный опыт и профессионализм быстро сделали В.К. Белецкого авторитетным врачом среди сообщества города.

Нужно отметить, что медицинский институт высоко ценил работу профессора, понимая, что это достояние вуза, поэтому в 1969 г., когда В.К. Белецкому было уже 74 года, его снова избрали на должность заведующего. В июне 1971 г. Вячеслав Константинович пишет заявление с просьбой перевести его на должность профессора-консультанта, с которой в 1973 г. он был уволен. После ухода с кафедры профессор В.К. Белецкий, находясь уже в весьма немолодом возрасте, активно работал в лаборатории экспериментальной гистологии (радиационной гистологии) над проблемами патологии ЦНС и ревматизма, изучал строение шванновской оболочки периферических нервов при различных воздействиях.

Нужно отметить, что даже в пожилом возрасте Вячеслав Константинович оставался очень энергичным человеком и использовал каждый свой отпуск, чтобы посетить столь любимые им Кавказские горы, занимался альпинизмом, преодолевая маршруты средней сложности даже в год своего 80-летия.

Умер Вячеслав Константинович в возрасте 84 лет 11 декабря 1979 г. (рис. 5).

Рис. 5. Надгробный памятник В.К Белецкому.
Фотография 1980-х годов любезно предоставлена внуком В.К. Белецкого Д.А. Крамеровым).


Научная судьба В.К. Белецкого интересна по многим причинам. Изучение структуры мозга при различных заболеваниях сделало В.К. Белецкого пионером в области определения состояния глиальных клеток в СССР и одним из первых исследователей микроглии и ее роли в развитии патологических процессов. В память об учителе патолого-анатомы Рязанской области и бюро судебно-медицинской экспертизы в 2015 г. открыли мемориальную доску на здании патологоанатомического отделения городской больницы им. Н.А. Семашко, в которой начал свою работу на рязанской земле В.К. Белецкий.

В настоящее время, когда нейронауки претерпевают второй расцвет, биография врача-патологоанатома профессора Вячеслава Константиновича Белецкого заслуживает пристального внимания, а его имя — памяти благодарных учеников.

Автор выражает благодарность внуку профессора В.К. Белецкого — профессору Д.А. Крамерову за предоставление фотографий из семейного архива, ректору Рязанского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова — профессору Р.Е. Калинину за возможность работать с материалами архива.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

The author declare no conflicts of interest.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail