Суханов Д.С.

Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова

Виноградова Т.И.

Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт фтизиопульмонологии

Заболотных Н.В.

Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт фтизиопульмонологии

Витовская М.Л.

Лаборатория экспериментального туберкулеза и новых медицинских технологий ФГБУ "Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт фтизиопульмонологии" Минздравсоцразвития России

Коваленко А.Л.

Дирекция по науке ООО "НТФФ "Полисан", Санкт-Петербург

Гепатотропное действие рунихола и адеметионина при повреждении печени противотуберкулезными препаратами основного ряда в эксперименте

Журнал: Архив патологии. 2014;76(2): 26-31

Просмотров : 11

Загрузок :

Как цитировать

Суханов Д. С., Виноградова Т. И., Заболотных Н. В., Витовская М. Л., Коваленко А. Л. Гепатотропное действие рунихола и адеметионина при повреждении печени противотуберкулезными препаратами основного ряда в эксперименте. Архив патологии. 2014;76(2):26-31.

Авторы:

Суханов Д.С.

Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова

Все авторы (5)

Повреждения печени у больных туберкулезом отличаются разнообразием этиологических и патогенетических факторов, среди которых выделяют специфические и неспецифические изменения. Первое место в ряду неспецифических изменений занимают лекарственные поражения печени [1, 2]. Установлено, что практически все используемые во фтизиатрии препараты обладают гепатотоксическим действием различной степени выраженности [3, 12, 14].

В комплексном лечении лекарственных поражений печени целесообразно использование метаболической и коферментной терапии, повышающей устойчивость гепатоцитов к токсическому воздействию, с восстановлением функции пораженного органа [3].

В основе большинства внутриклеточных патологических процессов лежит митохондриальная дисфункция, при оптимальной коррекции которой происходит активация сукцинатоксидазного окисления, обладающего мощной энергопродукцией [11]. Введение экзогенного сукцината способствует нормализации аэробного окисления в митохондриях, устраняет разобщение окислительного фосфорилирования и угнетения микросомальных процессов [5, 13].

В клинической практике положительно зарекомендовали себя препараты антигипоксического действия на основе янтарной кислоты - реамберин и ремаксол [4].

Новый оригинальный таблетированный препарат рунихол, содержащий метионин и сукцинат (производство ООО «НТФФ «ПОЛИСАН», Санкт-Петербург), позиционируемый как комплексный субстратный антигипоксант и гепатотропное средство метаболического действия, находится на этапе доклинического изучения. В состав препарата входят: янтарная кислота, метионин, инозин, таурин и вспомогательные вещества.

Цель исследования - изучение гепатопротекторной активности рунихола и адеметионина в различных дозах при повреждении печени противотуберкулезными препаратами (ПТП) основного ряда (изониазид, рифампицин, пиразинамид).

Материал и методы

Эксперимент проведен на 62 белых беспородных крысах-самцах. Методом рандомизации сформировано 6 групп наблюдения.

1. Контрольная группа интактных животных (n=6).

2. Контрольная группа животных, получавших ПТП (n=18).

3. Крысы, получавшие ПТП+рунихол 160 мг/кг (n=12).

4. Крысы, получавшие ПТП+рунихол 278 мг/кг (n=6).

5. Крысы, получавшие ПТП+адеметионин 105 мг/кг (n=12).

6. Крысы, получавшие ПТП+адеметионин 161 мг/кг (n=8).

Повреждение печени моделировали путем введения ПТП в дозах: изониазид 50 мг/кг подкожно + рифампицин 250 мг/кг внутрижелудочно + пиразинамид 45 мг/кг внутрижелудочно [6]. Длительность применения ПТП - 14 дней. Рунихол и адеметионин применяли за 1,5 ч до введения ПТП внутрижелудочно 1 раз в сутки ежедневно на протяжении 14 дней.

Животных выводили из опыта путем декапитации, осуществляли забор крови для биохимического исследования, при вскрытии извлекали печень для последующего патоморфологического исследования. Биохимическое исследование сыворотки крови выполняли на аппарате Синхрон («Бэкман», США). Определяли уровень общего билирубина, общего белка, холестерина, триглицеридов, активность ферментов аланинаминотрансферазы (АлАТ) и аспартатаминотрансферазы (АсАТ); уровень щелочной фосфатазы.

Патоморфологическое исследование печени проведено у 6 животных в каждой исследуемой группе. После фиксации кусочков в 10% растворе нейтрального формалина и заливки в целлоидин-парафин-масло, срезы (4-6 мкм) окрашивали гематоксилином и эозином, проводили PAS-реакцию с контролем амилазой.

Для оценки гепатозащитного действия препаратов определяли индекс эффективности (ИЭ) - долевую разницу показателей тяжести поражения печени в контрольной группе животных, получавших ПТП, и в группах животных, получавших исследуемые препараты. Положительное значение ИЭ (плюс-эффект) указывает на снижение показателя пораженности. Отрицательное значение ИЭ (минус-эффект) свидетельствует об увеличении показателя пораженности.

Полученные результаты обрабатывали с помощью метода однофакторного ANOVA для множественного сравнения выборочных средних. При опровержении нулевой гипотезы о равенстве средних исследуемых групп использовали попарное сравнение с помощью теста Тьюки. Различия считали статистически значимыми при p<0,05 [8].

Результаты и обсуждение

Величина показателей общего белка в сыворотке крови у крыс во всех группах наблюдения статистически значимо не менялась и соответствовала показателям интактных животных.

Анализ результатов биохимического тестирования показал, что у крыс, получавших в течение 14 дней только ПТП основного ряда, по сравнению с интактными животными имело место увеличение активности щелочной фосфатазы (маркера холестаза) в 1,4 раза (р<0,001); возрастание в 1,5 раза (р<0,05) уровня триглицеридов; в 1,3 раза (p<0,05) уровня холестерина; в 1,9 раза уровня общего билирубина (р<0,001); в 1,4 раза активности ферментов-маркеров цитолиза - АлАТ и АсАТ (р<0,001, p<0,01 соответственно) (табл. 1, 2).

Из представленных в таблицах данных видно, что на фоне применения рунихола 160 мг/кг и адеметионина 105 мг/кг наблюдали существенное снижение тяжести гепатотоксических проявлений ПТП. Исследуемые препараты обладали смешанным типом действия, т.е. уменьшали выраженность синдромов цитолиза и холестаза. В то же время только адеметионин способствовал статистически значимому снижению активности АлАТ (в 1,4 раза) до ее уровня в контрольной группе интактных животных, на фоне рунихола активность данного фермента уменьшилась в 1,2 раза, но не достигла его значений в группе интактных животных. В обеих группах животных, получавших таблетированные гепатотропные препараты в указанных дозах, статистически значимого снижения активности АсАТ не отмечено, при этом только рунихол способствовал снижению активности щелочной фосфатазы в 1,3 раза (p<0,05).

Суммарный ИЭ по влиянию на функциональные показатели печени на фоне применения рунихола 160 мг/кг превышал на 7,0% аналогичный показатель в группе животных, получавших адеметионин в дозе 105 мг/кг. Величина ИЭ по показателям ферментативных маркеров у животных, получавших адеметионин, оказалась в 1,2 раза выше аналогичного показателя на фоне введения рунихола.

Выявлена лучшая переносимость рунихола по сравнению с адеметионином. В группе животных, получавших адеметионин 105 мг/кг, погибло 3 крысы - на 7-й, на 8-й и 12-й день соответственно. В группе животных, получавших рунихол 160 мг/кг, погибла 1 крыса на 14-й день опыта.

При введении животным рунихола и адеметионина в максимальных терапевтических дозах выявлена тенденция к нормализации в сыворотке крови уровня холестерина, содержание которого на фоне рунихола было ниже в 1,2 раза (р<0,05), чем у животных, получавших ПТП. В то же время отмечена недостаточная эффективность обоих препаратов в отношении общего билирубина и триглицеридов, концентрация которых в сыворотке крови крыс лишь незначительно уменьшилась по сравнению с контрольной группой животных, получавших ПТП, но статистически значимо превышала величины этих показателей у интактных животных. В среднем ИЭ рунихола 278 мг/кг по величинам показателей функциональных биохимических тестов составил +11,9%, что в 2,4 раза выше эффективности адеметионина.

Наиболее значимыми являются результаты, демонстрирующие способность рунихола в дозе 278 мг/кг купировать синдромы цитолиза и холестаза. Применение рунихола на фоне ПТП приводило к нормализации активности АсАТ и щелочной фосфатазы, а также к снижению величины активности АлАТ практически до установленной нами нормы. В группе животных, получавших адеметионин, также происходило снижение величин маркеров цитолиза (АлАТ и АсАТ) и холестаза (щелочной фосфатазы), однако статистически значимые различия с показателями контрольной группы животных, получавших ПТП, были получены только в отношении АлАТ и щелочной фосфатазы. По величине среднего ИЭ влияния на показатели ферментных маркеров адеметионин уступал рунихолу в 1,4 раза.

При микроскопическом изучении печени у крыс, получавших ПТП, выявлены значительные структурные изменения. В 5 из 6 наблюдений отмечены дискомплексация балок в большей части долек, сужение просвета синусоидов. У всех крыс обнаружены признаки резко выраженной белковой дистрофии, проявлявшейся в увеличении размеров гепатоцитов, их набухании, помутнении цитоплазмы, появлении в ней мелких и крупных белковых гранул и пустот. В 4 наблюдениях определялась жировая дистрофия: в цитоплазме гепатоцитов отмечались мелко- и крупнокапельные липидные вакуоли (рис. 1).

Рисунок 1. Печень крысы, получавшей комплекс ПТП. Нарушение балочного строения долек. Признаки белковой и жировой дистрофии. Окраска PAS+амилаза. ×400.
Очаговые некрозы гепатоцитов обнаружены в 3 наблюдениях. При окраске PAS и PAS+амилаза выявлено нарушение содержания гликогена: в 5 наблюдениях он был обнаружен только в центральной части единичных долек и в 1 случае - в группе долек (рис. 2).
Рисунок 2. Печень крысы, получавшей комплекс ПТП. Гепатоциты практически не содержат гликогена. Окраска PAS. ×400.
Таким образом, установлено, что под воздействием ПТП возникают повреждения печени с развитием синдромов цитолиза и холестаза, что соответствует данным литературы [6, 9, 10].

При гистологическом исследовании срезов печени животных на фоне введения адеметионина в дозе 105 мг/кг установлено существенное снижение степени поражения ткани печени по сравнению с контролем. Так, полная дискомплексация балок наблюдалась только в 2 наблюдениях из 9, у 7 животных радиальная балочная структура долек была сохранена, отмечены лишь бо`льшие междольковые пространства по сравнению с данными у интактных крыс. На фоне адеметионина уменьшалась также степень выраженности углеводной дистрофии, что проявилось в сохранении балок из гепатоцитов, содержащих гликоген, вокруг центральных вен по всей площади среза в 2 из 9 наблюдений. Значительно слабее, чем в контрольной группе животных, получавших ПТП, были выражены такие проявления белковой дистрофии гепатоцитов, как белковая глыбчатость и вакуолизация цитоплазмы. При этом, если у крыс, которым вводили только комплекс ПТП, белковая дистрофия отмечалась по всей площади долек и в междольковом пространстве, то на фоне адеметионина в междольковом пространстве она не наблюдалась. Ни в одном наблюдении не были обнаружены признаки жировой дистрофии печени. Следует отметить, что адеметионин не снизил частоты регистрации признаков некробиоза (мелкие фокусы некроза гепатоцитов зарегистрированы в 3 из 9 наблюдений), а в одном случае очаг некроза был довольно крупным (рис. 3).

Рисунок 3. Печень крысы, получавшей комплекс ПТП и адеметионин 105 мг/кг. Видны белковая зернистость цитоплазмы, очаг некроза. Окраска PAS+амилаза. ×600.
Это согласуется с данными, полученными в группе животных, у которых применялся раствор адеметионина, стимулирующий альтерацию печени [7].

Рунихол 160 мг/кг, вводимый в комплексе с ПТП, также значительно снизил признаки токсического поражения печени. Архитектоника печени при использовании рунихола, как и под действием адеметионина, была существенно более сохранной. Дольковое и балочное строение органа регистрировалось во всех 11 случаях. Также во всех наблюдениях уменьшалась степень выраженности углеводной дистрофии: сохранялись группы долек, содержащих гликоген при окраске PAS. Жировая дистрофия была выражена только в 1 случае. Признаки белковой дистрофии гепатоцитов, как и при использовании адеметионина 105 мг/кг, были выражены значительно слабее, чем в контроле модели. Она проявлялась избыточной глыбчатостью цитоплазмы, распространялась только на зоны зрелых гепатоцитов (долек) и не затрагивала междольковые пространства. Однако, как и адеметионин, рунихол не уменьшил явления некроза. Мелкие фокусы некроза гепатоцитов наблюдались в этой группе животных в 6 из 11 наблюдений. Крупных очагов некроза у крыс, получавших рунихол, не обнаружено.

Применение рунихола и адеметионина в максимально рекомендованных дозах позволило установить их положительное влияние на изменения печени. Так, рунихол 278 мг/кг, вводимый на фоне ПТП, оказал отчетливое защитное действие на структуру печени. Радиальное расположение балок у большинства животных (66,7%) прослеживалось на 2/3 площади печеночной дольки и только у 2 (33,3%) на 1/3 (рис. 4).

Рисунок 4. Печень крысы, получавшей рунихол 278 мг/кг на фоне ПТП. Сохранено дольковое и балочное строение печени. Белковая дистрофия отмечается преимущественно в междольковых пространствах. Окраска PAS+амилаза. ×300.
Полной дискомплексации не отмечено ни в одном наблюдении. Снизилась степень выраженности углеводной дистрофии: у 2 из 6 крыс содержание гликогена было таким же, как в интактной группе, у 4 оно было нарушено только вокруг портальных сосудов. Были меньше выражены и признаки белковой дистрофии гепатоцитов, которые отмечались, в основном, в междольковых пространствах. В то же время снижения под влиянием рунихола в указанной дозировке признаков некроза также не отмечалось. Как и у животных, получавших только ПТП, определялись мелкие фокусы некроза гепатоцитов, выявлялась портальная, лобулярная и мелкоочаговая преимущественно лимфоидная клеточная инфильтрация.

Адеметионин, используемый в дозе 161 мг/кг, также значительно снижал проявления поражения печени ПТП. Нарушение архитектоники распространялось на 2/3 площади дольки только в 3 наблюдениях, у большинства крыс (у 5 из 8) оно зарегистрировано лишь на 1/3 площади дольки. Это практически соответствовало степени сохранности архитектоники органа у крыс, получавших рунихол.

У крыс, которым вводили адеметионин и рунихол в максимальных дозах, совпадала также и степень нормализации белковой и углеводной дистрофии гепатоцитов.

В то же время введение адеметионина в дозе 161 мг/кг не отразилось на мононуклеарной инфильтрации печени. У всех животных обнаружена отчетливая портальная и мелкоочаговая мононуклеарная инфильтрация, в 3 из 8 случаев выявлены более крупные очаги преимущественно лимфоидной инфильтрации. При введении изучаемой дозы адеметионина отмечены и некрупные участки некроза в ткани печени (в 3 из 8 случаев), что свидетельствует об активации альтеративных процессов данным препаратом. Крупных очагов некроза у крыс, получавших адеметионин 161 мг/кг, не наблюдалось.

Заключение

Таким образом, по данным биохимических показателей и гистологической оценки срезов ткани печени таблетированные препараты адеметионин и рунихол в различных дозировках существенно снижают гепатотоксический эффект ПТП. Оба препарата способствуют восстановлению структуры печени, снижению распространенности углеводной, белковой и жировой дистрофии органа, при этом действие обоих лекарственных средств в различных дозировках было сопоставимо. У таблетированного адеметионина, как и у раствора, обнаружено повышение активности альтеративных процессов в печени.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail