Завалишина Л.Э.

ФГБУ "Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена" Минздравсоцразвития России

Андреева Ю.Ю.

ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России

Олюшина Е.М.

ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России, Москва, Россия

Франк Г.А.

Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена Росмедтехнологий, Москва

Кузнецова О.А.

Кафедра акушерства и гинекологии Волгоградского государственного медицинского университета

Тележникова И.М.

ГБУЗ «Московский клинический научный центр им. А.С. Логинова» Департамента здравоохранения Москвы, Москва, Россия

Виноградов И.И.

Кафедра общей хирургии ФГБОУ ВО «Рязанский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова» Минздрава РФ, Рязань, Россия

Москвина Л.В.

ФГБУ "Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена" Минздрава России

Исследование MSI-фенотипа уротелиального рака мочевого пузыря иммуногистохимическим методом

Журнал: Архив патологии. 2020;82(1): 5-14

Просмотров : 295

Загрузок : 16

Как цитировать

Завалишина Л. Э., Андреева Ю. Ю., Олюшина Е. М., Франк Г. А., Кузнецова О. А., Тележникова И. М., Виноградов И. И., Москвина Л. В. Исследование MSI-фенотипа уротелиального рака мочевого пузыря иммуногистохимическим методом. Архив патологии. 2020;82(1):5-14. https://doi.org/10.17116/patol2020820115

Авторы:

Завалишина Л.Э.

ФГБУ "Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена" Минздравсоцразвития России

Все авторы (8)

Введение

Медицинское сообщество продолжает научные изыскания, посвященные иммунологии и прогностическим факторам рака мочевого пузыря (РМП), ведется поиск новых биомаркеров, которые в совокупности с оценкой PD-L1-статуса могли бы предоставить клиницисту наиболее достоверную картину ожидаемого клинического ответа на иммунотерапию, а также помочь уточнить прогноз заболевания.

Выраженная перитуморальная инфильтрация как следствие активного противоопухолевого иммунного ответа связана с повышенной иммуногенностью опухолевой ткани, возникновение которой возможно при наличии высокой мутационной нагрузки (tumor mutational burden — TMB). TMB представляет собой количественную меру общего числа соматических несинонимичных мутаций на область кодирования опухолевого генома. Предполагается, что новообразования с более высокой мутационной нагрузкой с большей вероятностью будут экспрессировать неоантигены и, следовательно, иметь повышенную иммуногенность [1]. По сравнению со многими другими типами рака РМП характеризуется разнообразным мутационным ландшафтом [2, 3], также примечательна его высокая вариабельность у разных пациентов: в некоторых опухолях развивается более 1000 несинонимичных мутаций, а в других — на несколько порядков меньше. Опубликованный J. Rosenberg и соавт. [4] исследовательский анализ показал, что TCGA (The Cancer Genome Atlas) подтипы РМП и мутационная нагрузка являются независимыми предиктивными факторами ответа на иммунотерапию препаратом-ингибитором иммунных контрольных точек (атезолизумаб). Исходя из потенциальной оценки TMB как прогностического биомаркера иммунотерапии, некоторые исследователи дают следующие предиктивные пороговые значения ТМВ для РМП — приблизительно 200 несинонимичных соматических мутаций, установленных путем секвенирования всего экзома (WES) [5]. Однако, несмотря на то что в ближайшем будущем оценка TMB может сыграть важную роль в иммуноонкологии, в том числе РМП, реализация исследования TMB в рутинных условиях остается непростой задачей, требующей надежной аналитической и клинической валидации и стандартизации [1].

Существует возможность определять мутационную нагрузку суррогатным методом путем оценки наличия феномена микросателлитной нестабильности (MSI). Под MSI подразумевают инсерцию или делецию короткой последовательности нуклеотидов в аллелях микросателлита — повторяющейся короткой последовательности фрагментов ДНК. MSI возникает вследствие несовершенства системы репарации неспаренных оснований ДНК — mismatch repair deficient (dMMR). За работу системы MMR отвечают 6 генов — MSH2, MLH1, PMS2, MSH3, MSH6 и MLH3. При наличии в этих генах герминальных мутаций (синдром Линча) или же при других ненаследственных механизмах формирования dMMR (например, гиперметилирование промотора MLH1) в опухолевой клетке нарушается стабильность системы поддержания целостности ДНК. Это приводит к целому спектру разнообразных молекулярных и биологических изменений и повышенной экспрессии неоантигенов на опухолевых клетках. Наличия в опухоли MSI/dMMR — доказательство ее генетической гипермутативности и, как следствие, иммуногенности, что способствует выраженной лимфоцитарной инфильтрации опухолевой ткани [6].

Показательная позиция FDA в отношении значимости MSI/dMMR [6], а также данные многих научных исследований дают основание полагать, что оценка MSI-фенотипа опухоли в скором будущем будет незаменимым дополнением к определению PD-L1-статуса. Морфолог может заподозрить наличие феномена MSI уже на этапе рутинной световой микроскопии по выраженности TILs. Для точной диагностики MSI-фенотипа классически используется метод ПЦР, как правило, применяется модель из 5 маркеров: BAT26, BAT25, D2S123, D5S346, D17S250. Еще один вариант определения MSI, доступный для патоморфологических лабораторий, — ИГХ-метод, который заключается в определении экспрессии белков MutL Protein Homolog 1 (MLH1), MutS Protein Homolog 2 (MSH2), MutS Protein Homolog 6 (MSH6), Postmeiotic Segregation Increased 2 (PMS2). В случае отсутствия ИГХ-окрашивания хотя бы одного белка диагностируется dMMR. Также диагностика MSI возможна с помощью секвенирования нового поколения (NGS), но данный метод на сегодняшний день еще не вошел в рутинную клиническую практику.

Связь MSI и PD-L1-статуса выявлена в ряде исследований колоректального рака (КРР) и рака эндометрия. N. Llosa и соавт. [7], исследуя различные варианты КРР, обнаружили, что в основном именно КРР с фенотипом MSI-H (высокий уровень MSI) имеет тесную связь с высокой экспрессией PD-1/PD-L1. При определении MSI ИГХ-методом при КРР отмечена гетерогенность экспрессии белков MMR, особенно MSH6, при этом ряд авторов [8] настаивают, что гетерогенность ИГХ-окрашивания белков MSI не следует рассматривать исключительно как артефакт или отсутствие dMMR, так как подчас такие ИГХ-гетерогенные участки содержат различные молекулярные аберрации. Однако клиническая значимость случаев, демонстрирующих гетерогенное ИГХ-окрашивание, требует дальнейшего изучения.

Высказываются предположения, что конечным предиктивным биомаркером иммунотерапии является не MSI и даже не мутационная нагрузка, а именно наличие на поверхности раковых клеток иммуногенных неоэпитопов, и в настоящее время статус MSI является наиболее практическим приемлемым биомаркером для определения данных эпитопов [9]. Известно, что MSI-H-фенотип — это редкое явление при РМП, встречающееся в 1% опухолей. Тем не менее снижение экспрессии белков MMR-системы (MLH1 или MSH2) наблюдается в 26 (23%) из 111 опухолей [10]. Кроме того, пациенты с синдромом Линча, имеющие мутацию MSH2, подвергаются повышенному риску рака мочевых путей, включая РМП [11].

В исследовании 69 образцов материала пациентов с инвазивным РМП A. Saetta и соавт. [12] подтвердили наличие статистически значимой корреляции между экспрессией hMLH1 и наличием MSI, отметив, что альтерации hMSH3 и hMSH6 с наличием MSI не связаны. H. Kassem и соавт. [13] ИГХ-методом в 24 образцах РМП выявили выраженную внутриопухолевую гетерогенность экспрессии двух MMR-белков: в одном случае определена потеря экспрессии MLH1 и в одном — MSH2 (1/24, 4%). Авторы отметили, что, хотя ИГХ-метод и представляется удобным и быстрым способом для скрининга dMMR в опухоли, однако нельзя исключить структурные и функциональные изменения самих белков MMR-системы. Данные J. Catto и соавт. [10] не показали наличия связи MSI с экспрессией белков MMR, определенной ИГХ-методом, но отметили, что сниженная экспрессия белков MMR в РМП чаще наблюдалась в мышечно-инвазивных опухолях, а также в high grade РМП, что позволяет предположить потенциальную прогностическую роль белков MMR.

Цель исследования, проведенного на базе кафедры патологической анатомии ДПО ФГБОУ РМАНПО — изучение MSI-фенотипа РМП ИГХ-методом и оценка его связи с прогностическими факторами заболевания и PD-L1-статусом РМП.

Материал и методы

Материалом для исследования послужили 50 образцов операционного и биопсийного материала РМП, предоставленных кафедрой патологической анатомии РМАНПО за период с 2013 по 2018 г. Выборка проведена случайным образом, критериями отбора были достаточный объем материала, стадии процесса Т1—Т3 и только уротелиальный РМП или его варианты. Карциному in situ и неинвазивный папиллярный рак в исследование не включали. Пациенты преимущественно мужского пола — 46 (92%) из 50, средний возраст (оба пола) 62,45 года (29—87 лет). Распределение по стадиям TNM (UICC, 2018): Т1 — 50% (25/50), Т2 — 46% (23/50), при этом T2a — 47,8% (11/23), а T2b — 52,2% (12/23), T3 — 4% (2/50), T3a — 50% (½), T3b — 50% (½). Распределение по степени дифференцировки опухоли (WHO classification, 2016): low-grade — 30% (1/50), high-grade — 70% (35/50).

Исследование PD-L1-статуса проводили ИГХ-методом с использованием антитела PD-L1 SP142 с системой детекции Opti View DAB IHC Detection Kit c амплификацией сигнала (Ventana Medical Systems, Inc., США). С каждого образца опухоли делали по 2 среза: один для нанесения первичных антител и второй для негативного контроля. В качестве контроля протокола исследования применяли стекла c образцами клеточных культур (NCL-H226 — позитивная клеточная линия и MCF-7 — негативная клеточная линия), образцы ткани миндалины и плаценты в каждом цикле постановки реакции. Для всех антител применялся автоматизированный метод ИГХ-исследования. Для постановки реакции с антителом SP142 (Ventana Medical Systems, Inc., США) использовали иммуногистостейнер VENTANA Bench Mark ULTRA (Ventana Medical Systems, Inc., США) по протоколам, рекомендованным в инструкциях к антителам и системой внешнего контроля качества NordiQC. PD-L1-статус опухоли оценивали по системе оценки IC: отношение площади, занимаемой иммунными клетками, экспрессирующими PD-L1, к площади опухоли, под которой понимают все жизнеспособные клетки опухоли, иммунные клетки микроокружения и гранулемы, умноженное на 100 и выраженное в процентах, пороговое значение (cut-off) 5% и более. В соответствии с рекомендациями по оценке результатов экспрессии PD-L1 оценивали только наличие мембранного окрашивания в опухолевых и иммунных клетках независимо от его интенсивности.

Исследование MSI-фенотипа проводили ИГХ-методом с использованием следующих антител в рабочем разведении (Dako An Agilent Technologies Company): MLH1 (Clone ES05); MSH6 (Clone EP49); PMS2 (Clone EP51). Время инкубации с первичными антителами 30 мин. Система детекции — EnVision FLEX для иммуноавтостейнера Dako Autostainer Link 48 (Dako An Agilent Technologies Company). В качестве хромогена использован диаминобензидин (ДАБ). Демаскировка проведена в буфере с рН 9,0 в модуле предобработки (PTModule) для иммуноавтостейнера Dako Autostainer Link 48, температура 97 °C в течение 25 мин. Каждый маркер тестировали практически в 1 постановку. В случае отсутствия ядерного ИГХ-окрашивания хотя бы одного маркера диагностировали положительный MSI-фенотип.

Интенсивность ядерного ИГХ-окрашивания оценивали по 3-балльной системе: 0 — отсутствие окрашивания; 1 — слабовыраженное окрашивание; 2 — умеренно выраженное окрашивание; 3 — интенсивное яркое окрашивание (рис. 1).

Рис. 1. Интенсивность ядерного ИГХ-окрашивания при использовании маркеров PMS2, MLH1, MSH6, ×200.

Исходя из того, какой процент всей площади опухоли занимают опухолевые клетки с окрашенными ядрами, все случаи были разбиты на четыре группы: 1-я группа — полное отсутствие или менее 1%; 2-я группа — от 1% и более, до 10% и менее; 3-я группа — от 11% и более, до 49% и менее; 4-я группа — от 50% и более, до 100% и менее.

Результаты и обсуждение

При анализе результатов ИГХ-исследования экспрессии белков MSI выявлена высокая прямая корреляционная связь между интенсивностью ядерного окрашивания опухолевых клеток и процентом занимаемой ими площади опухоли (коэффициент корреляции для PMS2, MLH1, MSH6 составил соответственно 0,8, 0,8, 0,7). На основании этого посчитали целесообразным разбить все случаи на 4 группы таким образом, чтобы учитывались одновременно 2 показателя: интенсивность ядерного окрашивания и процент площади опухоли, занимаемый клетками с окрашенными ядрами (таблица).

Группирование на основании интенсивности ядерного окрашивания опухолевых клеток и процента площади, занимаемой опухолевыми клетками с окрашенными ядрами, при ИГХ-исследовании экспрессии белков MSI

Необходимо отметить, что часть случаев не вошла ни в одну из групп из-за наличия гетерогенности ИГХ-окрашивания опухолевых клеток, подобное явление отмечают при исследованиях MSI в КРР, а также в целом многие исследователи, изучающие MSI-фенотип различных опухолей.

Для белка PMS2 группа 0 составила 50% (25/50), группа I — 22% (11/50), группа II — 14% (7/50), группа III — 4% (2/50), гетерогенные случаи — 10% (5/50).

В нашем исследовании самый большой процент полного отсутствия и выраженного снижения экспрессии был отмечен у белка PMS2, хотя, по данным литературы, при РМП больше характерна потеря экспрессии MLH1.

В группе 0 в основном выявлены опухоли high grade — 72% (18/25), карциномы low grade составили 28% (7/25); мышечно-инвазивные раки также преобладали — стадия T2 отмечена в 52% (13/25), при этом T2a — в 38,5% (5/13), T2b — в 61,5% (8/13); стадия Т1 выявлена в 48% (12/25) случаев.

В группе I также преобладали опухоли high grade — 54,5% (6/11), low grade составили 45,5% (5/11); в этой группе доминировали поверхностные раки — стадия Т1 отмечена в 54,5% (6/11), T2 — в 36,4% (4/11), при этом преобладали случаи T2a — 75% (¾), T2b выявлена в 25% (¼). Также в этой группе был 1 случай рака стадии T3b.

В группе II опухоли high grade так же, как и в предыдущих группах, преобладали и составили 85,7% (6/7), low grade — 14,3% (1/7). Поверхностные карциномы T1 и мышечно-инвазивные опухоли T2 в данной группе представлены в одинаковом соотношении — 42,9% (3/7), однако среди мышечно-инвазивных карцином доминировала стадия T2b — 66,7% (2/3), стадия T2a — соответственно 33,3% (1/3), также в данной группе был 1 случай рака стадии T3a.

В группе III карциномы high grade и low grade составили по 50% (½). Поверхностные и мышечно-инвазивные раки в данной группе также представлены поровну 50% (½), при этом единственный случай мышечно-инвазивного рака ограничивался врастанием во внутреннюю часть мышечного слоя (T2a).

В группе гетерогенного окрашивания для белка PMS2 доминировали опухоли high grade — 80% (4/5), low grade составили 20% (1/5), при этом интенсивность ядерного окрашивания в данной группе колебалась от 1 до 2. Поверхностные раки преобладали и составили 60% (3/5), стадия T2 — 40% (2/5), T2a и T2b представлены в равном соотношении — 50% (½).

Резюмируя полученные данные (рис. 2),

Рис. 2. Результаты исследования белка PMS2. Здесь и на рис. 3 и 4: распределение по группам с учетом стадии Т (абс.) и степени дифференцировки опухоли (в %).
следует отметить, что в группах 0, I, II наблюдалось явное преобладание РМП низкой степени дифференцировки, в группе 0 при этом отмечался повышенный процент мышечно-инвазивных опухолей, в группах I и II встречались опухоли со стадией T3, в группе II мышечно-инвазивные формы представлены достаточно большим процентом случаев. В группе III, наоборот, наблюдали карциномы высокой и низкой дифференцировки в равном соотношении, отсутствие глубокой мышечной инвазии. Полученные результаты подтверждают данные литературы, что низкая экспрессия белков MSI чаще ассоциирована с мышечно-инвазивными карциномами низкой степени дифференцировки.

Для белка MLH1 группа 0 составила 18% (9/50), группа I — 24% (12/50), группа II — 22% (11/50), группа III — 6% (3/50), гетерогенные случаи — 30% (15/50).

Наши результаты исследования экспрессии MLH1 ИГХ-методом продемонстрировали меньший процент полного отсутствия экспрессии, чем мы получили при исследовании PMS2, однако снижение экспрессии данного белка наблюдается более чем в ½ случаев, почти 1/3 опухолей демонстрирует гетерогенность экспрессии, что подтверждает данные литературы.

В группе 0 преобладали опухоли high grade — 88,9% (8/9), low grade составили 11,1% (1/9), мышечно-инвазивные раки также доминировали — стадия T2 выявлена в 77,8% (7/9), при этом T2a — в 42,9% (3/7), T2b — в 57,1% (4/7), стадия Т1 — в 22,2% (2/9) случаев.

В группе I также доминировали опухоли high grade — 66,7% (8/12), low grade составили 33,3% (4/12), мышечно-инвазивные раки встречались чаще, чем поверхностные, стадия T2 составила 58,3% (7/12), при этом стадия T2b — 57,1% (4/7), T2a — 42,9% (3/7), стадия Т1 выявлена в 41,7% (5/12) случаев.

В группе II количество опухолей high grade составило 81,8% (9/11), что значительно превышает количество карцином low grade — 18,2% (2/11). Стадии T1 и T2 в данной группе представлены в равном соотношении — 45,5% (5/11), среди мышечно-инвазивных опухолей доминирует стадия T2a — 60% (3/5), T2b составляет 40% (2/5), также в данной группе присутствует 1 случай рака стадии T3a.

В группе III опухоли low grade преобладали и составили 66,7% (2/3), опухоли high grade выявлены в 33,3% (1/3). Во всех случаях в данной группе диагностированы поверхностные раки стадии T1.

В гетерогенной группе для белка MLH1 доминировали опухоли high grade — 60% (9/15), low grade составили 40% (6/15), при этом интенсивность ядерного окрашивания в данной группе колебалась значительно — от 1 до 3. Поверхностные раки преобладали — 66,7% (10/15), стадия T2 составила 26,7% (4/15), T2a и T2b были представлены в равном соотношении — 50% (2/4), также в данной группе отмечен 1 случай рака стадии T3b.

Таким образом, анализируя полученные результаты (рис. 3),

Рис. 3. Результаты исследования белка MLH1.
отметили, что в группах 0, I, II так же, как и для белка PMS2, наблюдалось преобладание РМП низкой степени дифференцировки. В этих же группах превалировали мышечно-инвазивные формы, а в группе II имелся случай РМП стадии T3a. В группе III высокодифференцированные опухоли составляли большинство случаев, все они при этом являлись поверхностными карциномами. В целом в отношении белка MLH1 прослеживалась та же ассоциация потери/снижения экспрессии при нарастании grade и стадии T опухоли, что отмечалось при исследовании PMS2, однако данная ассоциация представляется нам более наглядной и выраженной, что также не противоречит данным литературы.

Для белка MSH6 группа 0 составила всего 4% (2/50), группа I — 6% (3/50), группа II — 14% (7/50), группа III — 36% (18/50), гетерогенные случаи — 40% (20/50).

В нашем исследовании именно MSH6 продемонстрировал самую выраженную гетерогенность экспрессии, что считается характерным для данного белка MMR.

В группе 0 опухоли high grade наблюдались в 100% (2/2), стадия T2b также составила 100% (2/2).

В группе I опухоли high grade также наблюдались в 100% (3/3), мышечно-инвазивные раки встречались чаще, чем поверхностные, стадия T2 составила 66,7% (2/3), T2a и T2b представлены в равном соотношении — 50% (½), стадия Т1 встречалась в 33,3% (1/3).

В группе II опухоли high grade составили 57,1% (4/7), low grade — 42,9% (3/7). Карциномы T1 выявили в 57,1% (4/7), T2 — в 42,9% (3/7), все они врастали в наружную половину мышечного слоя стенки (T2b).

В группе III опухоли high grade преобладали — 77,8% (14/18), low grade составили 22,2% (4/18). Подавляющее большинство опухолей в данной группе было представлено поверхностными опухолями T1 — 55,6% (10/18), T2 выявлены в 38,9% (7/18), при этом T2a — в 57,1% (4/7), T2b — в 42,9% (3/7), T3a — в 1 случае.

В гетерогенной группе для белка MSH6 значимо преобладали опухоли high grade — 60% (12/20), low grade выявлены в 40% (8/20), при этом интенсивность ядерного окрашивания в данной группе колебалась от 1 до 3. Опухоли T1 составили 50% (10/20), T2 — 45% (9/20), при этом T2a — 66,7% (6/9), T2b — 33,3% (3/9), T3b — 1 случай.

Обобщая полученные результаты (рис. 4),

Рис. 4. Результаты исследования белка MSH6.
хочется отметить, что в отношении белка MSH6 прослеживается та же тенденция, что и в отношении других исследуемых белков MSI: отсутствие или сниженная экспрессия данного белка ассоциированы с низкодифференцированными карциномами и мышечно-инвазивными стадиями. На фоне остальных исследуемых белков MSI обращает на себя внимание группа III. При исследовании PMS2 в данной группе наблюдалось равное соотношение опухолей high grade и lоw grade в сочетании с равным соотношением поверхностных и мышечно-инвазивных карцином. При исследовании MLH1 высокодифференцированные опухоли составили большинство случаев, а поверхностные карциномы — абсолютное большинство. Относительно белка MSH6 подобное не наблюдалось — в III группе доминировали опухоли high grade, хотя поверхностные карциномы составляли больший процент случаев, чем мышечно-инвазивные.

Необходимо отдельно упомянуть о гетерогенности экспрессии белков MSI, она наблюдалась по всем 3 исследуемым белкам: в большей степени (40%) у MSH6, почти в 1/3 случаев (30%) у MLH1 и в 10% у PMS2. При этом для всех исследуемых белков гетерогенные группы характеризовались преобладанием опухолей high grade в сочетании с превалированием поверхностных стадий T1. В 14% (7/50) наблюдений наблюдалось отсутствие экспрессии двух белков (PMS2 и MLH1) одновременно. При этом все данные опухоли имели высокий grade и подавляющее их большинство являлось мышечно-инвазивными карциномами: T2 — 85,7% (6/7), T2a и T2b были представлены в равном соотношении — 50% (3/6); опухоли T1 составили всего 14,3% (1/7). Данные случаи в 42,9% (3/7) вошли в I группу MSH6, такой же процент случаев наблюдался при гетерогенности этого белка со значительным колебанием интенсивности ядерного окрашивания от 1 до 3, еще 1 (14,3%) наблюдение соответствовало группе III MSH6. Лишь в 2% (1/50) отмечено отсутствие экспрессии всех трех исследуемых белков — опухоль имела низкую степень дифференцировки и врастала в глубокие отделы мышечного слоя (стадия T2b).

Резюмируя эти данные, хочется отметить, что белки PMS2 и MLH1 продемонстрировали схожую ассоциацию отсутствия и/или снижения экспрессии со степенью дифференцировки опухоли, а также со стадией T. Белок MSH6 в нашем исследовании не показал такой явной связи между исследуемыми параметрами, также он продемонстрировал более выраженную гетерогенность, чем остальные белки. Возможно, это может объяснить, что сочетание отсутствия экспрессии двух белков (PMS2 и MLH1) оказалось более частым событием, чем отсутствие экспрессии всех трех исследуемых белков одновременно.

При изучении характера экспрессии в исследуемых образцах обращало на себя внимание явное и значительное снижение экспрессии белков MSI в зоне инвазии, а также при снижении дифференцировки опухоли (рис. 5 и 6).

Рис. 6. Отсутствие экспрессии PMS2, MLH1 и снижение экспрессии MSH6 в high grade РМП. а — high grade РМП, стадия T1; окраска гематоксилином и эозином; б — отсутствие экспрессии PMS2; в — отсутствие экспрессии MLH1; г — снижение экспрессии MSH6 (группа I); б—г — ИГХ-реакция; а — г — ×200.
Рис. 5. Снижение экспрессии PMS2, MLH1, MSH6 в зоне инвазии опухоли. а — high grade РМП, стадия T1; окраска гематоксилином и эозином; б — снижение экспрессии PMS2 в зоне инвазии; в — снижение экспрессии MLH1 в зоне инвазии; г — снижение экспрессии MSH6 в зоне инвазии; б—г — ИГХ-реакция; а—г — ×200.

Учитывая, что позитивный PD-L1-статус опухоли в нашем исследовании выявлен всего в 3 случаях (IC 7, 5, 7% соответственно), достоверно судить о наличии или отсутствии связи между MSI-фенотипом и PD-L1-статусом нельзя. Однако необходимо отметить, что PD-L1-позитивный статус сочетался со сниженной экспрессией PMS2 (2 случая — II группа, 1 случай гетерогенный: интенсивность окрашивания 2 в сочетании с площадью 60%); cо сниженной экспрессией MLH1 (2 случая — II группа, 1 случай — I группа) и наличием выраженной экспрессии MSH6 (все 3 случая — III группа).

Заключение

При анализе полученных результатов обращает на себя внимание высокая прямая корреляционная связь между интенсивностью ядерного окрашивания опухолевых клеток и процентом занимаемой ими площади опухоли. Это позволило авторам разработать свою систему интерпретации результатов ИГХ-исследования экспрессии белков MSI в уротелиальных карциномах. Также отмечена связь между отсутствием и/или снижением экспрессии PMS2, MLH1 и в меньшей степени MSH6 и градацией и стадией Т опухоли. Это подтверждает описанные в литературе предположения, что степень экспрессии белков MSI, определенная ИГХ-методом, может служить самостоятельным прогностическим фактором при РМП, что также подтверждается показательным снижением экспрессии исследуемых белков MSI в преинвазивной и инвазивной зонах опухоли. Отсутствие экспрессии двух белков (PMS2 и MLH1) оказалось более частым событием, чем отсутствие экспрессии трех белков одновременно. Отмечено наличие гетерогенности экспрессии маркеров: MSH6 (40% случаев), MLH1 (30%) и PMS2 (10%). Гетерогенные группы по всем белкам в данном исследовании характеризовались преобладанием high grade немышечно-инвазивных карцином, однако однозначно интерпретировать эти результаты в настоящий момент не представляется возможным: необходимы дальнейшие исследования. В связи с малым количеством позитивных PD-L1-карцином в данном исследовании неправомерно делать выводы о наличии или отсутствии связи между MSI-фенотипом и PD-L1-статусом РМП, однако следует отметить сочетание позитивного PD-L1-статуса со снижением экспрессии PMS2 и MLH1 и выраженной экспрессией MSH6.

Участие авторов:

Концепция и дизайн — Г. А.Ф., Л.Э.З., Ю.Ю.А., О.А.К.

Сбор и обработка информации — Е.М.О., И.М.Т.

ИГХ-исследование — Л.Э.З., Ю.Ю.А, О.А.К., Е.М.О.

Написание текста — Е.М.О., Л.Э.З., Ю.Ю.А.

Редактирование — Г. А.Ф., Л.Э.З., Ю.Ю.А.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflict of interest.

Сведения об авторах

Завалишина Л.Э. — https://orcid.org/0000-0002-0677-7991

Андреева Ю.Ю. — https://orcid.org/0000-0003-4749-6608

Олюшина Е.М. — https://orcid.org/0000-0002-7350-3552; e-mail: catya.olyushina@yandex.ru

Франк Г.А. — https://orcid.org/0000-0002-3719-5388

Кузнецова О.А. — https://orcid.org/0000-0002-9721-6355

Тележникова И.М. — https://orcid.org/0000-0002-1491-2882

Виноградов И.И. — https://orcid.org/0000-0002-4341-6992

Москвина Л.В. — https://orcid.org/0000-0001-8670-1366

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail