Воспоминания об Андрее Петровиче Ромоданове. К 100-летию со дня рождения

Журнал: Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2020;84(5): 116-117

Просмотров : 26

Загрузок : 2

Как цитировать

Воспоминания об Андрее Петровиче Ромоданове. К 100-летию со дня рождения. Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2020;84(5):116-117. https://doi.org/10.17116/neiro202084051116

Андрей Петрович Ромоданов

Академик АМН СССР, АН и АМН Украины Андрей Петрович Ромоданов — один из крупнейших деятелей советской и украинской нейрохирургии второй половины ХХ века. Он родился в семье священника 11 ноября 1920 г. в г. Лубны на Полтавщине. Мелькают кадры его жизни.

1937 г. Счастливый 17-летний юноша вместе со своей любовью на всю жизнь — одноклассницей Ганнусей. В этом же году его отец, Петр Дмитриевич, арестован как враг народа и расстрелян. Андрей скрывает это (как будет вынужден скрывать долгие годы) и поступает в Киевский медицинский институт.

Война. Эвакуация с институтом в Челябинск. Жена, ждущая ребенка, остается в Киеве. Ускоренный выпуск — и Андрей на фронте. Отступление, окружение, наступление, и во всех случаях раненые, раненые, операции, операции... И вот молодой, красивый капитан медицинской службы с усиками на крыше Рейхстага. Победа!

1945 г. Демобилизация, возвращение к семье, в Киев. И судьбоносная встреча с Александром Ивановичем Арутюновым. А.П. Ромоданов становится нейрохирургом, и отныне вся жизнь его будет связана с Киевским институтом нейрохирургии, где он пройдет почти 40-летний путь от аспиранта до директора.

Посттравматическим гранулемам головного мозга посвящена его кандидатская диссертация, детской нейроонкологии — докторская. А далее интересы ученого все ширятся и ширятся...

1964—1993 гг. Ученик становится учителем и бессменным руководителем института. Как общественный и нейрохирургический деятель Андрей Петрович выходит на всесоюзную и мировую арену, становится почетным членом многих научных обществ, академиком, лауреатом, депутатом, Героем Социалистического Труда... Но главное — это строительство нейрохирургического комплекса: возводятся экспериментально-лабораторный и клинические корпуса. Киевский институт нейрохирургии по количеству коек — 390 — становится крупнейшим в мире. Здесь успешно развиваются все направления современной нейрохирургии — стереотаксическое, эндоваскулярное, лазерное, нейротрансплантация. Андрей Петрович уделяет большое внимание развитию экспериментальной нейрохирургии, нейроиммунологии, химиотерапии.

Для академика А.П. Ромоданова характерен широкий взгляд на исследования. Он часто преодолевает рамки узко нейрохирургического подхода, и потому институт занимается многими проблемами — легкой черепно-мозговой травмой, гериатрией, пострадиационной энцефалопатией и т.д. Трудно переоценить роль А.П. Ромоданова в организации нейрохирургической службы на Украине. Созданная им система оказания нейрохирургической помощи стала образцом для республик бывшего СССР.

Итоги почти полувековой многогранной творческой и организационной деятельности А.П. Ромоданова плодотворны и поучительны. Однако не бывает масштабной личности без сомнений, трудностей и временных неудач, тем более если это нейрохирург и созидатель.

Вряд ли можно себе представить, какие колоссальные трудности испытывал Андрей Петрович и какие нетрадиционные шаги был вынужден предпринимать, строя один за другим корпуса Киевского института нейрохирургии. А разве не терпел он неудачи в борьбе с чиновниками разного уровня, когда создавал нейрохирургическую службу Украины? Познал он горечь и иных поражений. Всегда ли ему удавалось в полной мере реализовать свои научные идеи, например в развитии психохирургии? И разве не довелось ему переживать непонимание своих сподвижников и учеников? Неужели его как нейрохирурга обошли стороной ошибки и заблуждения, которые, принося тяжкие страдания, вместе с тем делают врача мудрее и опытнее. Нет, не стала гладкой жизнь Андрея Петровича Ромоданова и когда, казалось, он достиг всего.

Кроме многочисленных друзей и доброжелателей были у Андрея Петровича и недруги, и завистники. Они бдительно следили за каждым его шагом. И всякий раз добавляли свою анонимную ложку дегтя в бочку меда. Но Андрей Петрович был бойцом, был несгибаем...

А.П. Ромоданов, сохраняя свое мнение и принципиальность, был удивительно исполнителен во всем, что ему поручалось. Вспоминаю, как стоически вел он себя, когда вынужден был стать председателем «Общества трезвости» на Украине. Вот, например, симпозиум нейрохирургов СССР — ГДР в Киеве поздней осенью 1985 г., в самый разгар очередной кампании по борьбе с алкоголизмом. Прием гостей в огромном, холодном зале загородного ресторана «Старая мельница». И рефлексы, и чувства, и дружеский протокол требуют бокалов и тостов, да и просто все мерзнут. Но можно лишь пиво. И Андрей Петрович пытается объяснить это потрясенным немцам. Прощальный банкет в роскошном киевском ресторане, снова изысканные закуски и… минеральная вода. Руководитель делегации проф. Рудди Унгер саркастически изрек: «В Советском Союзе — пора тотальной акватерапии».

Когда после одного из долгих заседаний мы с Андреем Петровичем расслабились и дегустировали армянский коньяк, он рассказывал мне, с каким облегчением он вздохнул, освободившись от обязательности неестественного поведения.

Андрей Петрович Ромоданов был неизменным оптимистом. Вспоминается последняя встреча с ним, зимой 1993 г. Он приехал в Москву на сессию Российской академии медицинских наук, посвященную патологии нервной системы. В своем докладе на пленарном заседании со свойственной ему убежденностью отстаивал принципиальное положение: при поражении головного мозга страдает не только орган, но и интегративные и регуляторные функции центральной нервной системы. Именно из этого должны исходить стратегия разработки пато- и саногенеза патологии, лечебная тактика и прогноз очаговых и диффузных травм и заболеваний нервной системы.

Перед отъездом в Киев Андрей Петрович по традиции зашел в Институт нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко РАМН к Александру Николаевичу Коновалову, с которым у него давно установились дружеские отношения. Разговорились, было о чем. Прощаясь, Андрей Петрович встал и сказал своим повелительным голосом в сопровождении характерной энергичной ромодановской мимики и жестикуляции: «Хватит разобщения. Несмотря ни на что, мы должны быть вместе. Пора восстановить кооперативные исследования в нейрохирургии. А Вас, Леонид Болеславович, я прошу подготовить проект программы по научно-техническому сотрудничеству наших институтов по черепно-мозговой травме». Обнялись, и он стремительно ушел — высокий, стройный, решительный, таким и останется в моей памяти навсегда.

Жизнь Андрея Петровича — яркий пример служения прекрасной специальности — нейрохирургии. Не случайно Киевский институт нейрохирургии носит имя академика А.П. Ромоданова.

Профессор Л.Б. Лихтерман

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail