Лихтерман Л.Б.

НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН, Москва

Воспоминания о Габибе Абдуллаевиче Габибове (1924—1993)

Журнал: Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2019;83(3): 123-124

Просмотров : 64

Загрузок : 2

Как цитировать

Лихтерман Л. Б. Воспоминания о Габибе Абдуллаевиче Габибове (1924—1993). Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2019;83(3):123-124. https://doi.org/10.17116/neiro201983031123

Авторы:

Лихтерман Л.Б.

НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН, Москва

Все авторы (1)

Габиб Абдуллаевич Габибов был яркой, целеустремленной личностью. Мы дружили, и поэтому я мог наблюдать его в самых разных ситуациях. Он всегда выделялся порывистостью речи и движений, эмоциональностью, даже страстностью суждений, эффект усиливало красивое, благородное лицо. Никогда не забуду, как он подходил к больным накануне тяжелой операции и буквально требовал: «Вы должны идти на операцию как на праздник. Если у Вас не будет праздничного настроения, я Вас оперировать не стану». И этот странный императив профессора у большинства пациентов повышал тонус.

Путь к мечте

Путь Габиба Габибова в нейрохирургию, в науку — пример удивительного упорства в достижении своей мечты.

Габиб родился 22 мая 1924 г. в Ленкорани, на юге Азербайджана. С отличием окончил школу и поступил в медицинский институт в Баку в возрасте 17 лет. Еще студентом, видя выдающиеся способности Габиба, его привлекли к преподаванию на кафедре анатомии, где он стал затем ассистентом с перспективами дальнейшего роста.

Но молодого врача тянуло к хирургии, точнее, к ее труднейшей области — операциям на головном мозге. И он рвется в Москву, в ординатуру Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. Не сразу Министерство утвердило представление АМН СССР о назначении Г.А. Габибова клиническим ординатором. Но он не сдается: «Принимая во внимание мое стремление к изучению нейрохирургии, прошу…». И в конце концов настойчивость победила. Научным руководителем молодого врача становится выдающийся нейрохирург-физиолог проф. Леонид Александрович Корейша. Руководство Института ценило «анатомичность» хирургических вмешательств, мануальные и исследовательские способности аспиранта Габибова. Габиб весь в работе: оперирует, исследует, пишет статьи, сдает кандидатские экзамены. Кандидатская диссертация удалась, но за мечту работать в Институте вновь пришлось побороться, преодолевая бюрократические, квартирные, прописочные препятствия. Сначала врач, затем младший научный сотрудник, в 1962 г. Ученый совет утвердил его на должность старшего научного сотрудника.

Тема докторской диссертации «Парасагиттальные менингиомы» в одинаковой степени требовала высокого хирургического мастерства и исследовательского таланта. Защитив диссертацию, Габиб Абдуллаевич становится одним из лидеров нейрохирургии в стране и получает международную известность. Он теперь уже сам растит свою школу нейроонкологов.

Встреча на Волге

…С молодых лет Габиб Абдуллаевич как борт-хирург много летал по стране, оперируя в разных городах нейрохирургических больных.

В пору моей работы в Горьком (ныне — Нижний Новгород) в 1963 г. в 100-коечном межобластном нейрохирургическом центре мне приходилось направлять врачей-нейрохирургов для совершенствования мануальной подготовки в столицу, а затем я стал приглашать опытных нейрохирургов из Москвы для предметного обучения нашей молодежи на месте. Первым, кого я позвал, был Габиб Абдуллаевич Габибов.

…Апрель, снег еще не сошел, но солнце уже пригревало, когда я встречал его и прилетевшую с ним операционную сестру в аэропорту. Сначала мы поехали в клинику и посмотрели 3 больных, подготовленных для операции. С моим диагнозом у 2 из них Габиб Абдуллаевич согласился, а о 3-й больной, ознакомившись с вентрикулограммой, сказал: «Эту больную я возьму с собой в Москву, с ней надо разбираться в Институте».

Оперировал Габибов четко, решительно, не забывая о тщательном гемостазе. Сначала он, если так можно выразиться, изящно убрал большую парасагиттальную менингиому, а затем в пределах видимости удалил внутримозговую опухоль. Молодые коллеги-нейрохирурги, и ассистировавшие, и наблюдавшие, как работают мэтр с его медсестрой Верочкой, с полуслова или даже без слов подававшей ему нужный инструмент, были в восторге. Утром их восхищение усилилось, когда они увидели больных после тяжелых операций в ясном сознании без жалоб и каких-либо неврологических потерь.

Вечером мы с женой принимали москвичей у себя дома. Это было очень ответственно, да и трудно в те годы. От Габиба Абдуллаевича исходил какой-то аристократизм гурмана, хотя вел он себя просто, не скупился на похвалы. Я знал, что он сам ходит на рынок и хорошо разбирается в тонкостях кулинарии. Угощения у него дома всегда впечатляли и красотой, и обилием, и тонким вкусом. Конечно, нам было не угнаться за ним. Мы приготовили уху из стерляди, пожарили баранину, наделали салатов. Вместе с коньяком и удовлетворением от успешных операций ужин удался на славу.

Международный масштаб

Бесценное качество мобильности, столь редкое у маститых нейрохирургов, которым обладал Габиб Абдуллаевич, имело вселенское измерение. Как нейрохирург он побывал и оперировал на всех континентах, кроме Австралии. Он любил говорить: «Не могу поверить, как я, парень из Ленкорани, смог объездить более 40 стран мира». Он много оперировал за рубежом и участвовал в качестве докладчика на международных форумах.

Габиб Абдуллаевич был полон желания поделиться увиденным и услышанным им в мире во время консультаций или конференций. Однажды в начале 70-х я пригласил его в Горький на совместное заседание научных обществ неврологов, психиатров и нейрохирургов — выступить с рассказом о научной поездке в Японию. Все были благодарны Габибу Абдуллаевичу за «просвещение», рассказ, сделанный им живо, образно, со слайдами и экскурсами в японские нравы и обычаи.

Мэтр нейрохирургии

В 80-е годы XX века я переехал в Москву, и мы стали общаться с Габибом Абдуллаевичем почти ежедневно, обычно кратко, в виде приветствий, но порой обстоятельно, когда он приглашал к себе в маленький кабинет. Габиб Абдуллаевич относился ко мне нежно, называя Ленечкой. Он нередко предлагал мне оппонировать на защите диссертаций своих учеников. Поэтому я всегда был в курсе исследований его клиники, которую он возглавил в 1979 г., будучи доктором наук и профессором.

Вклад Габиба Абдуллаевича в нейроонкологию огромен. Им и его учениками и сотрудниками разработаны методы хирургии глиальных опухолей больших полушарий, опухолей боковых желудочков, глиом зрительного нерва. Габиб Абдуллаевич одним из первых внедрил интраоперационную бета- и гамма-радиометрию, прижизненное окрашивание новообразований.

Являясь мировой величиной в исследовании парасагиттальных менингиом, Габиб Абдуллаевич в последние годы все больше переключался на хирургию основания черепа. Начав с гиперостотических краниоорбитальных и краниофациальных менингиом, стал одним из основоположников этого нового перспективного направления в нейроонкологии. При его активном участии был организован Первый Всемирный симпозиум по хирургии основания черепа в Ганновере в 1992 г. Второй такой симпозиум решили провести в России в 1994 г. под президентством профессора Г.А. Габибова.

Габиб Абдуллаевич вернулся из Германии, вдохновленный своей почетной и ответственной ролью, тем более что его поддерживал директор Института нейрохирургии акад. Александр Николаевич Коновалов. Габиб Абдуллаевич вызвал меня и, видимо, под впечатлением моего активного участия в выполнении Всесоюзной программы по нейротравме, предложил войти в оргкомитет симпозиума. Я, конечно, согласился. Увы, в ноябре—декабре 1992 г. проф. Габибов взял длительный отпуск. Поговаривали, что его оперировали по поводу рака кишечника. Но в январе 1993 г. Габиб Абдуллаевич вновь за операционным столом…

Помню нашу последнюю мартовскую встречу. Я шел на обход в нейрореанимацию и в дверях столкнулся с Габибом Абдуллаевичем. Невольно обратил внимание на серое уставшее лицо и какую-то не присущую ему мрачность. Через час по Институту разнеслась скорбная весть: Габиб Абдуллаевич, переодеваясь в предоперационной, внезапно скончался — сдало сердце.

Память

Однако такие люди бесследно не уходят. Осталась большая хирургическая школа, остались научные монографии и статьи. Среди его учеников — профессора У.Б. Махмудов и И.А. Качков, которые длительно возглавляли нейрохирургические клиники. Преемник Габиба Абдуллаевича, засл. деятель науки РФ, проф. Василий Алексеевич Черекаев, создал свою школу краниофациальной нейрохирургии. В Национальном центре нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко и ныне на ведущих позициях работают его ученики. Сын Габиба Абдуллаевича Александр Габибов стал ведущим ученым в области молекулярной биологии и биохимии, акад. РАН и директором крупнейшего в России учреждения в области биологических наук, Института биоорганической химии им. акад. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН.

На стендах музея Национального центра нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко можно увидеть весь путь Габиба Абдуллаевича — от врача до мэтра, заслуженного деятеля науки России, одного из основоположников хирургической нейроонкологии.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail