Кнопов М.Ш.

Российская медицинская академия последипломного образования, Москва

Тарануха В.К.

Российская медицинская академия последипломного образования, Москва

Отечественная военно-полевая нейрохирургия на этапах истории (к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне)

Журнал: Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2015;79(2): 5-9

Просмотров : 86

Загрузок : 1

Как цитировать

Кнопов М. Ш., Тарануха В. К. Отечественная военно-полевая нейрохирургия на этапах истории (к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне). Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2015;79(2):5-9. https://doi.org/10.17116/neiro20157925-9

Авторы:

Кнопов М.Ш.

Российская медицинская академия последипломного образования, Москва

Все авторы (2)

Время неумолимо и быстротечно. Более семи десятилетий отделяют нас от того победного дня, когда на измученную сражениями землю легла тишина. Но чем дальше отходят в историю военные годы, тем полнее и ярче проявляется величие героического подвига народов нашей страны. На всех этапах длительного кровопролитного противостояния фашистской Германии наши народы героически сражались на фронте, самоотверженно трудились в тылу, шли на огромные лишения и жертвы, отдавая все во имя грядущей Победы. По уточненным данным, из 50 млн жертв Второй мировой войны на долю СССР пришлось более 27 млн. Среди них миллионы мирных жителей, истребленных на оккупированной врагом территории, замученных фашистами в лагерях смерти, угнанных в рабство и загубленных на каторжных работах. Более 15 млн человек потеряла наша армия убитыми, пленными и пропавшими без вести. Многие миллионы были ранены в ходе длительной и упорной борьбы на фронтах Великой Отечественной войны (1941—1945).

В беспримерном подвиге нашего народа в минувшей войне достойное место занимает благородный и беззаветный труд огромной армии медицинских работников и среди них большого отряда нейрохирургов. Одной из важных составных частей нейрохирургической науки и практики является военно-полевая нейрохирургия, разрабатывающая актуальные проблемы оказания нейрохирургической помощи раненым и их этапного лечения в условиях военного времени. Необходимость ее выделения в самостоятельный раздел была обусловлена особенностями организационных, диагностических и лечебных мероприятий, которые приходится проводить в полевых условиях при ранениях черепа и позвоночника.

В своем развитии военно-полевая нейрохирургия прошла несколько этапов. В связи с тем, что исходы ранений черепа и позвоночника в полевых условиях в конце XIX — начале XX века (тогда таких раненых эвакуировали в общем потоке и лечили в общехирургических госпиталях) были крайне неблагоприятными, предпринимались попытки собирать подобных раненых в специальных госпиталях. Так, в Русско-японской войне (1904—1905) отечественный хирург О.М. Хольбек организовал эвакуацию раненных с огнестрельными черепно-мозговыми повреждениями в расположенный недалеко от фронта госпиталь и проводил там их лечение после первичной обработки ран. Результаты этого оказались весьма обнадеживающими. В изданной им в 1911 г. монографии «О военно-полевых ранениях черепа», основанной на большом количестве собственных наблюдений, имеются ценные сведения о классификации черепно-мозговых ранений, клинике, показаниях и технике первичной обработки ран, осложнениях и исходах, не потерявшие практического значения до настоящего времени.

В Первую мировую войну (1914—1918) Н.Н. Бурденко пытался в районе польского г. Жирандов создать коллектор госпиталей, каждый из которых был специализирован по определенной локализации ранений, в том числе и в череп. К концу войны в американском экспедиционном корпусе известный нейрохирург Х. Кушинг также развернул госпиталь для раненых нейрохирургического профиля, однако незначительное число раненых, прошедших через этот госпиталь, не позволило сделать обобщающие выводы.

В годы, непосредственно предшествовавшие началу Великой Отечественной войны, Вооруженные силы нашей страны участвовали в боевых действиях в районе озера Хасан (29.7.1938—11.8.1938), на реке Халхин-Гол (11.5.1939—16.9.1939), в Советско-финской войне (30.11.1939—13.3.1940). И хотя эти события явились локальными военными конфликтами, все же по масштабу участия в них новых родов войск они были первыми сражениями со времен Иностранной военной интервенции в России (1918—1921) и Гражданской войны (1917—1922). В их ходе Красная армия приобрела ценный боевой опыт. В еще большей степени следует признать полезным опыт, которым обогатилась в этот период военно-медицинская служба и, в частности, военно-полевая нейрохирургия. Именно в это время начала оформляться система специализированной медицинской помощи раненым нейрохирургического профиля, которая была выработана и внедрена в практику в сложнейших условиях Отечественной войны. В основу этой системы положена организация в армейском тылу специализированных госпиталей для раненных в голову, шею и позвоночник путем придания этим госпиталям групп специалистов (нейрохирургов, челюстно-лицевых хирургов, офтальмологов и оториноларингологов), в них направлялись раненые соответствующего профиля с передовых этапов медицинской помощи.

До начала Великой Отечественной войны показатель частоты огнестрельных ранений головы от числа всех ранений, полученных в боевых столкновениях, был следующим: в боях у озера Хасан — 2,7%, на реке Халхин-Гол — 3,6%, в Советско-финской войне — 4,7%. Этот же показатель в годы Великой Отечественной был неодинаков: невелик при позиционном характере боевых действий и более высокий при наступательных боях и преследовании разгромленного противника. За всю войну он составил 7—13% от всех ранений, из этого числа 28,1% ранений были проникающими. Наиболее частыми и грозными осложнениями при них являлись менингит (10,8%), абсцесс мозга (12,2%) и менингоэнцефалит (13,3%).

Специализированная хирургическая помощь первоначально была создана для раненных в голову, шею и позвоночник, а затем для имеющих повреждения органов зрения, слуха и челюстей. С этой целью хирургические полевые подвижные госпитали укреплялись соответствующими группами специалистов из состава отдельной роты медицинского усиления армии. Содружественная работа хирургов смежных областей обеспечивала оказание соответствующей помощи раненым при сочетанных и комбинированных повреждениях.

Приближение к войскам специализированных полевых подвижных госпиталей для раненных в голову позволило ограничить хирургическую помощь этим раненым на дивизионных медицинских пунктах и в хирургических полевых подвижных госпиталях первой линии, оказывая ее там только при угрожающих осложнениях: кровотечении, шоке, асфиксии и нарастающем сдавлении головного мозга. Такая тактика хирургической помощи при черепно-мозговых ранениях явилась результатом анализа особенностей их течения и условий боевой обстановки. Учет относительно медленного развития инфекции в тканях головного мозга позволил перенести центр первичной хирургической помощи раненым в голову в армейские специализированные госпитали, располагавшие возможностью обеспечить всестороннее обследование и необходимую последующую госпитализацию раненых.

Характеризуя развитие отечественной военно-полевой нейрохирургии, следует особо остановиться на такой актуальной проблеме, как оказание помощи при повреждениях периферических нервных стволов. «Кто имел дело с повреждениями нервных стволов, тот знает как медленно и плохо восстанавливается их отправление, с какими мучениями соединено бывает образование рубца и как часто раненые остаются на целую жизнь калеками и мучениками»1᠎, — этими словами Н.И. Пирогов показал всю клиническую тяжесть страдания и безуспешность их лечения в те годы.

Проведенные до начала Великой Отечественной войны исследования под руководством П.К. Анохина, Н.Н. Бурденко, Б.С. Дойникова, А.П. Поленова и В.Н. Шевкуненко были посвящены механизму патологических изменений при повреждениях периферических нервных стволов, а также поиску рациональных методов их лечения. Они позволили накопить значительный научный и клинический материал, и все же «…в годы Великой Отечественной войны пересмотру подверглись все детали сложной проблемы лечения огнестрельных повреждений периферических нервов»2᠎ (С.С. Брюсова). Была разработана научно-практическая классификация ранений периферических нервов, каждая классификационная группа имела свои особенности клинического течения, характеризовалась определенной тактикой лечения, его сроками, исходами и осложнениями.

Изучение морфологии раны, репаративных и регенеративных явлений в центральном и периферических отрезках поврежденного нерва дало возможность глубже понять и оценить достоинства и недостатки различных методов лечения. В частности, результаты изучения процессов регенерации поврежденных нервов позволили прийти к заключению, что «…весьма трудная проблема закрытия обширных дефектов при ранениях нервных стволов не может считаться разрешенной и нуждается в дальнейших исследованиях»3᠎ (Б.С. Дойников).

Помимо выраженного своеобразия регенеративных процессов в поврежденных нервах, опыт войны отчетливо выявил также ряд характерных особенностей клиники и диагностики этих поражений. Так, при оценке отдаленных результатов лечения Б.Г. Егоров отмечал, что неуспех консервативного лечения или невролиза в части случаев, видимо, являлся результатом неправильно определенных показаний для оперативного лечения. При этом, ссылаясь на анализ выборочных данных из историй болезни, он полагал целесообразным расширять показания к операции: «Там, где невролиз был безуспешен, может оказаться успешным наложение шва на нерв. Там, где консервативная терапия оказалась безуспешной, может принести пользу или невролиз, или шов в зависимости от того, что будет обнаружено на операционном столе»4᠎.

Опыт военных хирургов в период войны показал, что в первые дни и недели после ранения диагностика повреждения нерва может представлять значительную трудность. По данным К.А. Григоровича, основанным на анализе историй болезни раненых, повреждения нерва диагностировались при одновременном переломе бедра (голени, предплечья, плеча) в течение 1-го месяца у 26,8% (соответственно 28,5, 33,9 и 42,3%) раненых, а в течение 3-го месяца и позднее — у 59,8% (соответственно 58,7, 33,9 и 37,9%)5᠎. Эта проблема обсуждалась в августе 1942 г. на VI пленуме Ученого медицинского совета при начальнике Главного военно-санитарного управления Красной армии Е.И. Смирнове, и он потребовал существенного улучшения диагностики и лечения повреждений периферических нервов.

Великая Отечественная война явилась наиболее важным этапом в развитии отечественной военно-полевой нейрохирургии — этапом, характеризующимся созданием стройной и эффективной научно обоснованной системы, оказания нейрохирургической помощи раненым в соответствии с конкретно складывающейся боевой и медицинской обстановкой. В годы войны военно-полевая нейрохирургия наряду с организационным становлением обогатилась новыми теоретическими представлениями, новыми диагностическими и лечебными методами, что, несомненно, обеспечило дальнейшее развитие медицинской науки и повышение уровня и эффективности лечебной работы в войсках.

История — это люди. И, говоря о становлении и развитии отечественной военно-полевой нейрохирургии в годы Великой Отечественной войны, следует с благодарностью вспомнить тех, кто находился у руководства военно-полевой нейрохирургией в те тяжелые военные годы, кто закладывал фундамент сегодняшних ее успехов. Среди них одно из ведущих мест занимали выдающиеся советские нейрохирурги: Н.Н. Бурденко, В.Н. Шамов, А.И. Арутюнов, А.А. Арендт, Б.Г. Егоров, Л.А. Корейша, Б.А. Самотокин, А.П. Поленов и др., отдавшие весь свой талант, энергию, знания и силы этому важному разделу военной медицины.

В рамках журнальной статьи невозможно рассказать обо всех крупных нейрохирургах страны периода Великой Отечественной войны. Ограничимся краткой характеристикой деятельности некоторых из них, находившихся в те годы на постах руководящих военно-полевых хирургов.

Огромная роль в руководстве деятельностью большого отряда хирургов Красной армии в годы войны принадлежала выдающемуся отечественному ученому, одному из крупнейших нейрохирургов страны, главе большой научной школы, известному государственному и общественному деятелю, лауреату Государственной премии СССР, академику АН СССР, первому президенту АМН СССР генерал-полковнику медицинской службы Николаю Ниловичу Бурденко (1876—1946). Став главным хирургом Красной армии, Н.Н. Бурденко с первых дней войны в своей работе руководствовался девизом: недостаточно уметь только лечить раненого, необходима четкая организация всего лечебно-эвакуационного обеспечения войск на фронтах и в тылу. Он с особым пристрастием взялся за организацию рациональной системы оказания хирургической помощи раненым, разработку единых установок для хирургов в отношении объема и характера хирургической помощи на различных этапах медицинской эвакуации. В годы войны его можно было видеть на Ленинградском (Северо-Западное направление), Западном и Первом Прибалтийском фронтах; он участвовал в Орловско-Курской операции в районе Ельца, в боевых действиях за освобождение Смоленской области. Следует подчеркнуть, что в период войны Николай Нилович, несколько раз перенесший инсульт и часто еще не полностью оправившийся от тяжелой болезни, активно включался в работу по организации хирургической помощи в армиях и фронтах. Этот факт, весьма характерный для его личности, служит примером мужественного преодоления тяжелого недуга во имя долга перед Родиной.

Трудно переоценить роль Н.Н. Бурденко в отечественной нейрохирургии, становлению и развитию которой он отдал большую часть своей титанической энергии. Его работы в этой области стали ценным вкладом в теорию и практику нейрохирургии, особенно в области онкологии центральной нервной системы, патологии ликворообращения, нарушений мозгового кровообращения, отека и набухания головного мозга, пластики твердой мозговой оболочки и корешков спинного мозга, травматической эпилепсии. Заслуживают особого упоминания такие его работы, как «Хирургические операции при опухолях головного и спинного мозга», «Бульботомия», «К вопросу о хирургическом лечении инкапсулированных гнойников мозга», «О травмах черепа», «Огнестрельные ранения черепа и мозга», «Лечение огнестрельных ранений на фронте во время Великой Отечественной войны», «Современная проблема учения о ране и методах ее лечения», «Характеристика хирургической работы в войсковом районе» и др.

Имя этого выдающегося человека — ученого, врача, патриота и воина было присвоено Институту нейрохирургии РАН, факультетской хирургической клинике Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, Главному военному клиническому госпиталю в Москве. Вся многогранная деятельность Николая Ниловича — блестящий пример органичного сочетания теории и практики, и это исходило из насущных потребностей отечественного здравоохранения.

Одним из ближайших соратников Н.Н. Бурденко в годы Великой Отечественной войны был его заместитель, выдающийся нейрохирург и трансфузиолог нашей страны, замечательный организатор и клиницист, академик АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Ленинской премии генерал-лейтенант медицинской службы Владимир Николаевич Шамов (1882—1962). С первых и до последних дней войны он был заместителем главного хирурга Красной армии. На этом высоком и ответственном посту ярко раскрылся его большой талант организатора хирургической помощи раненым. Находясь в действующей армии, В.Н. Шамов непосредственно руководил работой армейских и фронтовых хирургов, участвовал в многочисленных фронтовых конференциях хирургов, принимал активное участие в создании инструкций, указаний и директив, регламентировавших деятельность военно-полевых хирургов по оказанию хирургической помощи раненым воинам.

В годы войны В.Н. Шамов сделал акцент в своей работе на создании стройной системы оказания нейрохирургической помощи в действующей армии и четком руководстве службой переливания крови. Принципы организации лечения огнестрельных ран головного мозга, изложенные во многих его трудах, легли в основу инструкций по лечению черепно-мозговых ранений в период Великой Отечественной войны. Он активно организовывал специализированную медицинскую помощь раненным в череп в годы войны. Среди работ этого направления следует отметить следующие: «Организация лечебной помощи при огнестрельных ранениях черепа и мозга», «Некоторые принципы лечения инфицированных ран головного мозга», «Основные принципы лечения огнестрельных ран головного мозга», «Организация нейрохирургической помощи во время Великой Отечественной войны». В многотомном издании «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» под его непосредственным руководством были написаны и им отредактированы 4-й и 5-й тома («Огнестрельные ранения и повреждения черепа и головного мозга» и «Течение и исходы огнестрельных ранений черепа в зависимости от различных условий боевых действий войск»).

Н.Н. Бурденко высоко оценивал работу своего заместителя: «Генерал-лейтенант медицинской службы, заслуженный деятель науки РСФСР В.Н. Шамов принадлежит к числу виднейших хирургов нашей страны, является одним из инициаторов и основоположников научной разработки вопросов переливания крови. Крупнейший специалист, инициативный смелый хирург с блестящей техникой и широким кругом хирургической деятельности. В.Н. Шамов ведет большую научно-исследовательскую работу по налаживанию нейрохирургической помощи раненым»6᠎.

Четкой преемственности и последовательности в работе лечебных учреждений хирургического профиля и рациональной организации хирургической помощи в годы войны во многом способствовал институт главных хирургов фронтов. На этом сложном и ответственном посту в период войны находились выдающиеся и видные хирурги нашей страны — М.Н. Ахутин, А.Н. Бакулев, А.А. Вишневский, Н.Н. Еланский, И.С. Колесников, И.А. Криворотов, П.А. Куприянов, П.Н. Напалков, В.И. Попов и многие другие. Среди главных хирургов фронтов почетное место принадлежит выдающемуся отечественному нейрохирургу, замечательному организатору здравоохранения и блестящему клиницисту, главе большой школы нейрохирургов, академику АМН СССР, заслуженному деятелю науки УССР полковнику медицинской службы Александру Ивановичу Арутюнову (1904—1975).

Большой вклад А.И. Арутюнова в теорию и практику военно-полевой нейрохирургии, его талант ученого, организатора и хирурга особенно ярко проявились в годы войны, во время которой он занимал должности армейского хирурга 6-й и 9-й армий Южного фронта, главного хирурга Северо-Кавказского фронта (1941—1943), Юго-Западного и 3-го Украинского фронтов (1943—1944), а на завершающем этапе войны — хирурга-консультанта Главного военно-санитарного управления Красной армии (1944—1945). В эти годы он прикладывал максимум сил и умений в решение главной задачи — создать стройную систему в работе войсковых этапов медицинской эвакуации и хирургических учреждений фронта. В одной из аттестаций главного хирурга 3-го Украинского фронта А.И. Арутюнова, имеющихся в архивных документах, читаем: «Высококвалифицированный военно-полевой хирург и прекрасный организатор. Проделал большую и плодотворную работу по организации хирургической помощи и лечению раненых во время последних боевых операций. Благодаря неутомимой деятельности тов. Арутюнова хирургическая работа за истекшую боевую операцию значительно улучшила свои показатели. Выезжая в войсковой и армейский районы, принимал все меры к полной хирургической обработке поступающих раненых. Хорошо поставленная хирургическая работа снизила процент осложнений и смертности среди раненых в армейском и фронтовом районах. Занимаемой должности полностью соответствует»7᠎.

Александр Иванович внес существенный вклад в развитие проблем военно-полевой нейрохирургии. В его исследованиях, посвященных этим вопросам, нашли отражение основные принципы оказания нейрохирургической помощи на различных этапах медицинской эвакуации, разработаны способы борьбы с гнойными мозговыми осложнениями. В годы войны были опубликованы следующие его работы: «О закрытой черепно-мозговой травме», «Вторичные кровотечения, их патогенез и лечение», «Итоги первого года войны в организации хирургической помощи в войсковом, армейском и фронтовом районах», «Огнестрельные ранения головы», «Огнестрельные ранения магистральных сосудов и их лечение на этапах эвакуации» и др.

Научно-исследовательская и общественная работа удачно дополняли друг друга в творческой деятельности А.И. Арутюнова. Он был председателем Всесоюзного научного общества нейрохирургов и Всесоюзной проблемной комиссии «Хирургия нервной системы», первым вице-президентом, а затем и почетным президентом Всемирной федерации научных нейрохирургических обществ и др. Под его непосредственным руководством было подготовлено более 80 кандидатов и докторов медицинских наук, в том числе 19 профессоров.

В заключение следует особо подчеркнуть, что медицинские работники нашей страны и среди них большой отряд нейрохирургов всю войну прошли в одном строю с солдатами и офицерами армии и флота, выполнив до конца свой долг перед Родиной.

1Пирогов Н.И. Начала общей военно-полевой хирургии, взятые из наблюдений военно-госпитальной практики и воспоминаний о Крымской войне и Кавказской экспедиции. Ч.1. Дрезден. Тип. Блохмана, 1865. С. 279.

2Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Т. 20. М.: Медгиз, 1952. С. 22.

3Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Т. 20. М.: Медгиз 1952. С. 82.

4Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Т. 20. М.: Медгиз 1952. С. 443.

5Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Т. 16. М.: Медгиз 1954. С. 103.

6Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Личное дело В.Н. Шамова, инвентарный номер 0612355.

7Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Личное дело А.И. Арутюнова, инвентарный номер 0694773.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail