Попугаев К.А.

ГБУЗ «НИИ СП им. Н.В. Склифосовского» Департамента здравоохранения Москвы, Москва, Россия

Савин И.А.

ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии им. акад. Н. Н. Бурденко» Минздрава России, 125047, Москва, Россия

Горячев А.С.

НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН, Москва

Ошоров А.В.

НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН, Москва

Полупан А.А.

НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН, Москва

Оптимизация артериального давления при осложненном течении послеоперационного периода у пациентов с опухолями хиазмально-селлярной области

Журнал: Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2012;76(6): 20-27

Просмотров : 12

Загрузок :

Как цитировать

Попугаев К. А., Савин И. А., Горячев А. С., Ошоров А. В., Полупан А. А. Оптимизация артериального давления при осложненном течении послеоперационного периода у пациентов с опухолями хиазмально-селлярной области. Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2012;76(6):20-27.

Авторы:

Попугаев К.А.

ГБУЗ «НИИ СП им. Н.В. Склифосовского» Департамента здравоохранения Москвы, Москва, Россия

Все авторы (5)

Артериальная гипотензия (АГ) развивается у 68% пациентов с опухолями хиазмально-селлярной области (ХСО) при осложненном течении послеоперационного периода [1, 2]. Обычно она связана со снижением периферического сосудистого сопротивления и относительной гиповолемией. У 1/3 пациентов развивается снижение сердечного выброса вследствие брадикардии на фоне декомпенсированного гипотиреоза [14]. Исходя из этого, основными направлениями в коррекции АГ стало использование альфа-симпатомиметических препаратов в комбинации с достижением нормоволемии увеличением объема проводимой инфузии. У пациентов со сниженным сердечным выбросом на фоне гипотиреоза целесообразно использование бета-симпатомиметических препаратов до его компенсации тиреоидными гормонами [14].

Границами нормального среднего артериального давления (АДср) принято считать 70—110 мм рт.ст. Очевидно, что колебания АДср в этих пределах приведут к изменению церебрального перфузионного давления (ЦПД), а также перфузии мозга только при нарушении ауторегуляции церебрального кровотока [17]. Поддержание адекватной перфузии мозга является актуальной задачей для раннего послеоперационного периода [17]. В настоящее время отсутствуют общепризнанные уровни АДср, достижение которых необходимо у пациентов с опухолями ХСО в послеоперационном периоде, как при развитии у них АГ, так и при формально нормальном уровне АД, но при наличии осложненного варианта течения послеоперационного периода, при котором пациент нуждается в пребывании в отделении реанимации для проведения интенсивной терапии.

Цель настоящего исследования — определение критериев адекватного АДср у пациентов с опухолями ХСО и осложненным течением послеоперационного периода для улучшения исходов лечения.

Материал и методы

Проведено проспективное исследование с участием больных, оперированных в Институте нейрохирургии в период с января 2011 г. по январь 2012 г. Критерии включения: взрослые пациенты; опухоль ХСО; ранний послеоперационный период (7 сут после операции); осложненный послеоперационный период. Под последним понималось состояние, при котором после операции требовалось замещение средствами и методами интенсивной терапии нарушенных функций жизненно важных органов и систем (коррекция измененного уровня сознания, АГ, дыхательной недостаточности, пареза желудочно-кишечного тракта, выраженных водно-электролитных и гормональных нарушений). Критерии исключения: 3 балла по шкале комы Глазго—ШИГ (атоническая кома) на вторые сутки после операции; острый инфаркт миокарда; отек мозга, по данным КТ головного мозга; ишемический инсульт в бассейне крупных артерий основания мозга (интраоперационное ранение артерий или другие причины их периоперационной окклюзии); интракраниальное кровоизлияние. В исследование включались все последовательно поступавшие в отделение реанимации пациенты, удовлетворявшие критериям включения и имевшие осложненный послеоперационный период. Набор пациентов с неосложненным течением послеоперационного периода осуществляли методом случайного выбора. Для проведения корректного статистического анализа количество этих пациентов было ограничено таким образом, чтобы оно было сопоставимо с числом больных с осложненным течением послеоперационного периода.

Всем пациентам, включенным в исследование, в 1-е послеоперационные сутки проводилась спиральная КТ головного мозга аппаратом CereTom («Neurologica», США). В дальнейшем КТ выполнялась по клиническим показаниям, но не реже 1 раза в неделю. Проводился стандартный для отделения реанимации мониторинг функции жизненно важных органов и лабораторных показателей: неинвазивный или инвазивный (при развитии АГ) мониторинг АД, пульсоксиметрия, мониторинг внутрибрюшного давления, клинический анализ крови и мочи, биохимический анализ крови (электролиты, глюкоза, альбумин, общий белок, мочевина, креатинин, трансаминазы), анализ гормонального статуса. Кроме этого, всем пациентам ретроградно катетеризировалась внутренняя яремная вена так, чтобы дистальный конец катетера находился в луковице яремной вены. Осуществлялась рентгенологическая верификация положения катетера. Целью катетеризации внутренней яремной вены был забор оттекающей от мозга крови, сатурация (SjvO2) которой свидетельствует об адекватности мозгового кровотока метаболическим потребностям мозга (норма 60—80%). Центральный венозный катетер позиционировался таким образом, чтобы его дистальный конец при рентгенографии грудной клетки визуализировался в проекции правого предсердия. Это делалось для забора центральной венозной крови, сатурация (ScvO2) которой свидетельствует об адекватности перфузии органов их метаболическим потребностям (норма 65—80%). Забор крови производился одновременно из луковицы внутренней яремной вены и правого предсердия.

Исследование газового состава крови осуществлялось на газовом анализаторе ABL 800 FLEX («Radiometer», Копенгаген, Дания). В каждой из проб регистрировались значения сатурации и лактата. Нормальным уровнем лактата как для крови, оттекающей от мозга (LACjv), так и для центральной венозной крови (LACcv) считался 0,5—2,2 ммоль/л [8]. Все измерения венозной крови проводились на фоне нормовентиляции (pаСО2 артериальной крови 35—45 мм рт.ст.), нормооксии (pаО2 80—100 мм рт.ст.) и нормального уровня гемоглобина (Hb>8 г/дл). У пациентов с неосложненным течением послеоперационного периода исследования центральной венозной крови и крови, оттекающей от мозга, проводились в течение первых послеоперационных суток, каждые 6 ч — на 6, 12, 18 и 24-й час — всего 4 пары измерений. При каждом заборе крови регистрировалось АДср, на фоне которого он проводился. У пациентов с осложненным течением послеоперационного периода, но стабильным АД, исследования центральной венозной крови и крови, оттекающей от мозга, проводились в течение трех послеоперационных суток, каждые 6 ч (12 пар измерений).

При каждом заборе крови регистрировалось АДср, на фоне которого он проводился. Стабильным АД считался уровень АДср 70—110 мм рт.ст. Соответственно, АГ считалась при уровне АДср ниже 70 мм рт.ст. АД корригировалось незамедлительно при развитии АГ [14]. У пациентов с осложненным течением послеоперационного периода и эпизодом АГ исследования центральной венозной крови и крови, оттекающей от мозга, проводились при разном уровне АДср: 70, 80, 90, 100, 110 мм рт.ст. (5 пар измерений). Необходимое АДср достигалось изменением скорости инфузии альфа-симпатомиметических препаратов, введение которых проводилось исключительно после коррекции гиповолемии. У пациентов с гипотиреозом одновременно с этим проводилась коррекция дозы используемых тиреоидных гормонов и осуществлялась инфузия бета-симпатомиметических препаратов. Таким образом, для достижения необходимого уровня АДср использовался разработанный ранее алгоритм [14]. В дальнейшем, в течение всего раннего послеоперационного периода, поддерживался тот уровень АДср, при котором SjvO2 и ScvO2 были максимальными, а уровень лактата в крови обеих вен — минимальным.

Основными задачами исследования являлись:

1. Определение показателей SjvO2, ScvO2, LACjv и LACcv, характерных для пациентов с опухолями ХСО и неосложненным течением раннего послеоперационного периода.

2. Определение уровня АДср у пациентов с развившейся в раннем послеоперационном периоде АГ, при котором SjvO2, ScvO2, LACjv и LACcv наиболее приближены к этим показателям у пациентов с неосложненным течением послеоперационного периода.

3. Сравнение исходов у пациентов с неосложненным течением послеоперационного периода с исходами у пациентов с осложненным течением послеоперационного периода без эпизодов АГ, а также с исходами у пациентов с осложненным течением послеоперационного периода и эпизодом АГ, но которым АДср искусственно поддерживали на уровне, при котором значения SjvO2, ScvO2, LACjv и LACcv были максимально приближены к таковым у пациентов с неосложненным течением послеоперационного периода.

Исходы оценивались по ШИГ: 1 — летальный исход; 2 — вегетативное состояние; 3 — тяжелая инвалидизация (пациент нуждается в постоянном уходе за ним); 4 — умеренная инвалидизация (пациент не нуждается в постороннем уходе, но он неработоспособен); 5 — хорошее восстановление (пациент работоспособен). ШИГ 1—3 считается неблагоприятным исходом, ШИГ 4—5 — благоприятным. Причины летального исхода анализировались. Учитывалась длительность пребывания пациента в отделении реанимации.

Для статистического анализа были применены методы непараметрической статистики в программе Statistica 7.0. Для оценки статистической значимости различий использовались следующие критерии: критерий Манна—Уитни при сравнении показателей двух независимых групп; критерий Вилкоксона при сравнении показателей двух зависимых групп; критерий Крускала—Уоллиса при сравнении показателей трех и более независимых групп; критерий Фридмана с расчетом коэффициента Кендалла при сравнении показателей трех зависимых групп. Все данные представлены в виде медианы, а разброс в виде верхнего и нижнего квартилей.

Результаты и обсуждение

Анализ общих данных. В исследование вошли 30 пациентов, 14 из которых были женщины. Медиана возраста составила 47,5 года. У 11 пациентов была аденома гипофиза, у 9 — менингиома ХСО, у 7 — краниофарингиома, у 2 — хордома ХСО и у 1 — глиома ХСО. Пациенты были разделены на три группы: 1-я группа (n=11) — больные с неосложненным течением послеоперационного периода; 2-я группа (n=12) — с осложненным течением послеоперационного периода, но со стабильным АД; 3-я группа (n=7) — с осложненным течением послеоперационного периода и эпизодом АГ. Группы не различались по полу, возрасту пациентов и нейрохирургической патологии.

Анализ полученных значений ScvO2. Медиана уровня ScvO2 во всех группах была в пределах нормы. Нормальным уровнем ScvO2 в нашем исследовании считался 65—80%. В отдельных работах за нормальный уровень ScvO2 принимали 70—80% [16]. При выборе критериев нормы для ScvO2 мы прежде всего руководствовались работой R. Pearse и соавт. [12], которые показали, что исходы лечения у хирургических пациентов достоверно улучшались, если уровень ScvO2 превышал 64,4%. Другие авторы [10, 15, 18] нормальным уровнем ScvO2 считают 65—80%. Таким образом, по нашему мнению, именно 65% следует считать нижней границей нормального уровня ScvO2, поскольку дальнейшее его повышение не улучшает исходов, но за счет нарастания агрессивности интенсивной терапии (увеличение объема инфузии, дозы симпатомиметических препаратов) увеличивает вероятность развития таких ятрогенных осложнений, как отек легких, нарушения ритма сердца, инфаркт миокарда и т.д.

На рис. 1

Рисунок 1. Динамика уровня ScvO2.
показана медиана уровня ScvO2 для 1-й и 2-й групп: 1.1—1.4 — значения ScvO2 на 6, 12, 18 и 24-й час первых суток как для 1-й группы, так и для 2-й; 2.1—3.4 — значения ScvO2 во 2-й группе на вторые и третьи сутки исследования (измерения каждые 6 ч).

На рис. 2

Рисунок 2. Уровень ScvO2 у пациентов 3-й группы при разной величине АДср.
показана медиана уровня ScvO2 для 3-й группы — забор крови производился при разных величинах АДср.

Полученная нами медиана нормального уровня ScvO2 во всех группах свидетельствует о том, что в отличие от пациентов общехирургического профиля, для которых уровень ScvO2 может служить целевым критерием оптимального АД, для пациентов с опухолями ХСО в раннем послеоперационном периоде уровень ScvO2 не может являться ориентиром для оптимизации АД. Нет предпосылок считать, что сатурация смешанной венозной крови (SvO2), измеряемая в легочной артерии при помощи катетера Свана—Ганса, была бы более пригодной в качестве критерия оптимизации АД. Это утверждение основано на данных литературы, говорящих, что для популяции нейрохирургических пациентов ScvO2 и SvO2 взаимозаменяемы [7]. Как правило, уровень ScvO2 превышает уровень SvO2 на несколько процентов, но динамика этих параметров однонаправленная [13].

Уровень ScvO2 во всех измерениях был статистически достоверно выше, чем уровень SjvO2. Эти данные показывают, что у пациентов с опухолями ХСО в раннем послеоперационном периоде при адекватном системном кровотоке может страдать мозговой кровоток. Гипотетически, учитывая, что из исследования были исключены все пациенты, у которых развивались повреждения зон мозга, не связанных с диэнцефальной областью, можно предположить, что снижение уровня SjvO2 свидетельствует прежде всего о перфузии, неадекватной метаболическим потребностям структур, находящихся именно в зоне операции. Следовательно, для оптимизации АД у пациентов после удаления опухолей ХСО следует использовать в качестве критерия уровень SjvO2, а не уровень ScvO2.

Анализ полученных значений SjvO2. Нормальным уровнем SjvO2 в нашем исследовании считался 60—80%. При выборе этого критерия нормы для SjvO2 мы руководствовались мнением M. Greenberg [9]. Некоторые авторы [13, 20] считают нормальным уровнем SjvO2 55—75%. Однако поддержание SjvO2 на уровне 55% не способно надежно предотвратить церебральную ишемию, поскольку SjvO2 50% уже является доказанным лабораторным проявлением ишемического повреждения мозга [5, 6].

Оптимизация АД у нейрореанимационных пациентов возможна при помощи мониторинга SjvO2, ЦПД, напряжения кислорода в веществе мозга (pbrO2), церебрального метаболизма при проведении церебрального микродиализа (МД) или при помощи транскраниальной церебральной оксиметрии. Оптимизировать АД при помощи мониторинга ЦПД целесообразно у пациентов, имеющих внутричерепную гипертензию, которая у больных после удаления опухолей ХСО развивается всего в 3—5% наблюдений [2]. Вследствие низкой частоты развития внутричерепной гипертензии рутинное использование мониторинга ЦПД у изучаемой категории пациентов нецелесообразно.

Мониторинг pbrO2 и МД предполагает установку датчика непосредственно в зону предполагаемой гипоперфузии, поскольку дистальный конец датчиков этих мониторных систем не должен находиться на расстоянии более 1,5 см от очага повреждения [3]. Опухоли ХСО расположены глубинно, поэтому установка датчиков pbrO2 или МД этим пациентам сопряжена с высоким риском ятрогенных интракраниальных осложнений.

Транскраниальная церебральная оксиметрия является неинвазивной методикой. Датчик крепится на кожу в проекции лобных долей и оценивает насыщение гемоглобина кислородом артериальной, венозной и капиллярной крови исключительно коры мозга [4, 11], а не диэнцефальных структур, что делает эту систему также непригодной для оптимизации АД у пациентов с опухолями ХСО.

Таким образом, измерение SjvO2 является наиболее приемлемым и доступным для рутинного использования методом нейромониторинга, при помощи которого возможна оптимизация АД у пациентов с опухолями ХСО для достижения адекватной перфузии мозга, в том числе и перфузии диэнцефальных структур.

У пациентов 1-й группы уровень SjvO2 был на нижней границе нормы и выше, чем у пациентов 2-й группы (рис. 3).

Рисунок 3. Динамика уровня SjvO2 в 1-й и 2-й группах в течение первых суток измерения.

Различия в группах при 1, 3 и 4-м заборе крови (1-е сутки измерения: 6, 18, 24 ч) были недостоверными, а при 2-м заборе (1-е сутки измерения: 12 ч) различия были достоверными. При этом уровень АДср был выше у пациентов 2-й группы: при 1, 2 и 3-м измерении недостоверно (первые сутки измерения: 6, 12, 18 ч), а при 4-м — достоверно (первые сутки измерения: 24 ч) (рис. 4).

Рисунок 4. Динамика АДср в 1-й и 2-й группах в течение первых суток измерения.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что при осложненном течении послеоперационного периода у пациентов с опухолями ХСО десатурация венозной крови, оттекающей от мозга, развивается даже в условиях нормального АД. Другими словами, даже при отсутствии АГ у этой категории пациентов увеличена экстракция мозгом кислорода, что расценивается как проявление неадекватной перфузии и соответственно церебральной ишемии. Возможно, причиной неадекватной перфузии является даже не абсолютное снижение кровотока в зоне операции, а повышение метаболических потребностей структур мозга в зоне операции, при котором формально нормальные уровни перфузии оказываются неадекватными возросшим после операции метаболическим потребностям.

Во 2-й группе уровень SjvO2 не достигал нормальных значений на протяжении всех 3 сут его измерения. При этом уровень АДср также не различался между перыми, вторыми и третьими сутками. Это свидетельствует о том, что нормальная величина АДср у изучаемой категории пациентов не гарантирует адекватного уровня SjvO2.

В 3-й группе уровень SjvO2 был сниженным при АДср 70—90 мм рт.ст. и достоверно не отличался от значений SjvO2 во 2-й группе. Однако при увеличении АДср до 100—110 мм рт.ст. уровень SjvO2 возрастал достоверно по сравнению с исходными значениями и достигал уровня SjvO2 в 1-й группе, т.е. нормальных значений (рис. 5).

Рисунок 5. Зависимость уровня SjvO2 от величины АДср.

Эти данные показывают, что повышение АДср приводит к достоверному увеличению уровня SjvO2, его нормализации и достижению уровня, соответствующего таковому у пациентов с неосложненным течением послеоперационного периода. АДср в 1-й группе было существенно ниже 100—110 мм рт.ст. Следует подчеркнуть, что достижение и поддержание такого уровня АДср при помощи вазопрессоров не приводило к развитию каких-либо соматических осложнений, связанных с использованием препаратов этой группы.

У всех пациентов 1-й группы исход был благоприятным (ШИГ 4—5). Медиана длительности пребывания в отделении реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) составила 1 сут. Во 2-й группе благоприятный исход был у 10 (83,3%) пациентов, 2 (16,7%) пациента умерли. В одном из этих наблюдений причиной летального исхода было нарушение кровообращения в диэнцефальных структурах (летальный исход на 9-е сутки после операции), а в другом — сепсис (летальный исход на 48-е сутки после операции). Медиана длительности пребывания в ОРИТ составила 7 сут. В 3-й группе благоприятный исход был у 6 (85,7%) пациентов, неблагоприятный — в 1 (24,3%) наблюдении (ШИГ 3), летальных исходов не было. Медиана длительности пребывания в ОРИТ составила 12 сут. Несмотря на то что состояние пациентов 3-й группы было наиболее тяжелым (у них отмечались эпизоды АГ на фоне осложненного послеоперационного периода и длительность пребывания в отделении реанимации была наибольшей), у них частота благоприятных исходов не отличалась от таковой во 2-й группе, а летальных исходов не было. Принципиальным отличием в ведении пациентов 2-й и 3-й групп было поддержание АДср в 3-й группе на уровне 100—110 мм рт.ст. Это тот уровень, при котором были получены наибольшие значения SjvO2. Из этого следует, что оптимизация АДср с учетом SjvO2 в раннем послеоперационном периоде, возможно, способна улучшить исходы у пациентов с опухолями ХСО и осложненным течением послеоперационного периода. Однако необходимы дальнейшие исследования с включением большего количества наблюдений для подтверждения этого.

Анализ полученных значений лактата центральной венозной крови (LACcv) и крови, оттекающей от мозга (LACjv). Статистически достоверных закономерностей в динамике уровня LACcv и LAСjv в разных группах выявлено не было. Однако при всех измерениях уровень LACcv не отличался от уровня LACjv. Вероятно, это связано с периодом полувыведения лактата, превышающим 60 мин, а также с тем, что лактат синтезируется и разрушается как в головном мозге, так и в скелетных мышцах, печени, сердце и других органах [15]. Вместе с этим была выявлена тенденция увеличения медианы уровня лактата (от предыдущей группы к последующей) как в центральной венозной крови, так и в крови, оттекающей от мозга (рис. 6).

Рисунок 6. Уровень LACjv(а) и LACcv (б) в первые сутки исследования у пациентов трех групп. Для 1-й и 2-й групп приведена медиана усредненных за 4 измерения значений лактата. Для 3-й группы приведена медиана усредненных значений уровня лактата, который был измерен при АДср 80—90 мм рт.ст., поскольку это уровень АДср типичен для пациентов 1-й и 2-й групп.
При этом медиана уровня LACcv была выше медианы уровня LACjv (см. рис. 6), но различия не были достоверными.

Увеличение медианы уровня лактата у пациентов 2-й группы по сравнению с 1-й группой и у пациентов 3-й группы по сравнению со 2-й, вероятно, связано с тем, что последующие группы включали более тяжелых больных. При повышении величины АДср у пациентов 3-й группы до значения, приводящего к нормализации SjvO2, медиана уровня лактата оставалась повышенной как в крови, оттекающей от мозга, так и в центральной венозной крови (рис. 7).

Рисунок 7. Уровень LACcv (а) и LACjv (б) у пациентов 3-й группы при разных величинах АДср.
Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что уровень лактата не может использоваться в качестве критерия оптимизации АДср у пациентов с опухолями ХСО в раннем послеоперационном периоде.

Выводы

1. На фоне нормального уровня АД у пациентов не отмечалось снижения ScvO2 как при осложненном, так и при неосложненном течении раннего послеоперационного периода, поэтому ScvO2 не может быть критерием для оптимизации АД у этой категории пациентов.

2. У пациентов с опухолями ХСО при неосложненном течении раннего послеоперационного периода уровень SjvO2 соответствует нижней границе нормы.

3. При осложненном течении послеоперационного периода у пациентов, у которых отсутствовал эпизод АГ (АДср 80—90 мм рт.ст), выявлялись сниженные значения SjvO2, которые сохранялись на протяжении всего раннего послеоперационного периода.

4. У пациентов с опухолями ХСО при осложненном течении раннего послеоперационного периода и наличии эпизода АГ уровень SjvO2 достигает нормальных значений только при повышении АДср до 100—110 мм рт.ст. методами интенсивной терапии. Тогда как при АДср 70, 80 и 90 мм рт.ст. уровень SjvO2 остается сниженным.

5. Оптимизацией АД, достигаемой повышением уровня SjvO2, можно улучшить исход у пациентов с опухолями ХСО и осложненным течением раннего послеоперационного давления. Для подтверждения этого вывода необходимы дальнейшие исследования.

6. При осложненном течении послеоперационного периода следует или поддерживать АДср на уровне 100—110 мм рт.ст., или оптимизировать АДср под контролем SjvO2.

Комментарий

Нельзя не согласиться с авторами в том, что изучение специфических маркеров повреждения хиазмально-селлярной области (ХСО) актуально, но не очень успешно. Наиболее эффективен ПЭТ, есть удачи в КТ и МР-перфузионных методиках, но для нужд интенсивной терапии и нейроанестезиологии это неприемлемо. Авторы ревизовали проблему интраоперационной профилактики осложнений хирургии ХСО путем определения оптимальных целевых показателей среднего артериального давления (АДср). В поисках истины было проведено проспективное исследование с классическим дизайном. Классика состоит в выборе самых воспроизводимых в клинике косвенных показателей перфузионно-метаболического сопряжения: уровень оксигенации и концентрация лактата в общем и церебральном венозном кровотоке. Понимая неспецифичность данных показателей для диэнцефального повреждения, авторы проверили их чувствительность к локальной операционной травме ХСО. Результаты оказались ожидаемыми: «SjvO2 достигает нормальных значений только при повышении АДср до 100—110 мм рт.ст.». При этом условии возможно предотвращение послеоперационных ишемических осложнений. Нормотензивная гемодинамика для этого недостаточна, о чем свидетельствуют повышение экстракции кислорода и тенденция к нарастанию значений лактата как предиктора метаболического криза.

В качестве резюме к представленной работе возможна следующая сентенция: фармакологически обеспеченная умеренная гипертензия до уровня АДср не ниже 100 мм рт.ст. в условиях сохраненной ауторегуляции мозгового кровообращения является способом профилактики послеоперационных осложнений при операциях на ХСО. Интраоперационное мониторирование уровня SjvO2 и лактата в яремной вене позволяет оптимизировать этот показатель в случае осложненного течения операционного этапа.

Для нейроанестезиологов полученные результаты и выводы весьма полезны, так как дают ориентиры для рационального использования инотропов и вазопрессоров, минимизация которого является дополнительным фактором защиты пациента от экстрацеребральных осложнений при операциях на ХСО. Следует также оценить заключение авторов о низкой информативности для данной задачи рутинного мониторирования сатурации на уровне правого предсердия. Это важно для предупреждения ненужных инвазивных вмешательств.

А.А. Белкин (Екатеринбург)

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail