Коновалов А.Н.

ФГАУ «Научно-исследовательскйй институт нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко», Москва, Российская Федерация

Лихтерман Л.Б.

НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН, Москва

80-летие Московского института нейрохирургии: история и свершения

Журнал: Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2012;76(3): 3-25

Просмотров : 172

Загрузок : 6

Как цитировать

Коновалов А. Н., Лихтерман Л. Б. 80-летие Московского института нейрохирургии: история и свершения. Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2012;76(3):3-25.

Авторы:

Коновалов А.Н.

ФГАУ «Научно-исследовательскйй институт нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко», Москва, Российская Федерация

Все авторы (2)

a:2:{s:4:"TEXT";s:106452:"

В 20—30-е годы XX века нейрохирургия стала самостоятельной клинической дисциплиной. В этом объективно имелась всеобщая востребованность и, несмотря на различия традиций, социальных условий и лидеров, становление нейрохирургии осуществилось почти одновременно в США, Германии, Франции, Англии и СССР. Как представляется, именно в таком историческом аспекте наиболее продуктивно анализировать создание вслед за Ленинградским (1926) Московского института нейрохирургии (1932).

Нейрохирургическая клиника на Солянке

Первоначально Н.Н. Бурденко развивал нейрохирургию в клинике факультетской хирургии медицинского факультета I МГУ, которой заведовал с 1924 г. Однако он понимал, что для истинного успеха в становлении нейрохирургии как клинической дисциплины абсолютно необходимы неврологический базис и рентгенологическая служба. Такие условия сложились в Государственном рентгенологическом институте на Солянке. Судьбоносное для отечественной медицины знакомство и сотрудничество Николая Ниловича Бурденко с директором неврологической клиники проф. В.В. Крамером, одним из основоположников учения о локализации мозговых функций, определило открытие в феврале 1929 г. нейрохирургической клиники именно в Государственном рентгенологическом институте на 25 коек и площадью 493,6 м2 — таков был старт и необходимый этап организации в последующем нейрохирургического НИИ (рис. 1, 2).

Рисунок 1. Судьбоносная встреча проф. В.В. Крамера (справа) и проф. Н.Н. Бурденко в неврологической клинике Государственного рентгенологического института. Москва. 1929 г.
Рисунок 2. Здание Государственного рентгенологического института на Солянке. Москва. 1950 г. Здесь в 1929 г. на базе неврологической клиники было открыто нейрохирургическое отделение.

В архивном фонде Совнаркома РСФСР в протоколе заседания Малого Совнаркома РСФСР №50 от 29 мая 1928 г. в пункте 8 указано:

«Слушали:

Ходатайство Наркомздрава об отпуске средств в сумме 133 829 руб. на организацию клинического стационара при Государственном рентгенологическом институте для нейрохирургических больных.

Постановили:

Отпустить Наркомздраву из резервного фонда СНК РСФСР 50 тыс. руб. на расходы, связанные с выселением жильцов из дома, занимаемого Государственным рентгенологическом институтом, и приспособлением помещения для клинического стационара для нейрохирургических больных.

Остальную сумму, необходимую для организации указанного стационара, поручить Наркомздраву включить в свою смету на 1928—1929 б.г.».

Первая задача, которую сообща решали Н.Н. Бурденко и В.В. Крамер, — подготовка кадров для изначально задуманного ими института. Они привлекли в свою клинику талантливых врачей — хирургов Б.Г. Егорова, А.А. Арендта, К.Г. Тэриана, С.С. Брюсову, Е.М. Россельса, С.М. Берга, неврологов — М.Ю. Рапопорта, С.Г. Ахундова, рентгенолога — М.Б. Копылова, офтальмолога — М.Н. Благовещенского, оториноларинголога — Г.С. Циммермана, нейроморфолога — А.С. Чернышева, ставших костяком рождавшейся отечественной комплексной дисциплины — нейрохирургии и основоположниками различных разделов и направлений новой нейронауки (рис. 3, 4).

Рисунок 3. Первые сотрудники нейрохирургической клиники на Солянке. Начало 30-х годов XX века. Стоят слева направо: Е.М. Россельс, С.М. Берг, А.С. Чернышев, А.А. Арендт, К.Г. Тэриан, М.Ю. Рапопорт. Сидят слева направо: Г.С. Циммерман, В.В. Крамер, С.С. Брюсова, Б.Г. Егоров.
Рисунок 4. Изучение анатомии и гистологии центральной нервной системы под руководством проф. А.С. Чернышева. 1931 г. Слева направо: А.С. Чернышев, А.А. Арендт, С.М. Берг, К.Г. Тэриан, С.М. Блинков.

Николай Нилович обучал нейрохирургов оперативным вмешательствам на нервной системе, а Василий Васильевич — топической диагностике ее очаговых поражений. Такое замечательное сотрудничество быстро давало плоды в клинической и научной деятельности молодого коллектива единомышленников. К ним вскоре присоединились Л.А. Корейша, Ю.В. Коновалов, А.Я. Подгорная, Л.О. Корст, С.М. Блинков, Б.Н. Клосовский, Г.П. Корнянский, А.А. Шлыков, Л.С. Кадин, А.И. Арутюнов и др.

Количество нейрохирургических коек увеличилось с 25 до 45. И медицинский персонал, и больные испытывали огромные неудобства из-за тесноты. На всех нейрохирургов и невропатологов приходилась маленькая ординаторская; еще меньше были кабинеты у рентгенологов и морфологов. В крохотной комнате поочередно вели осмотр окулист и отоларинголог. Была лишь одна операционная.

Институт нейрохирургии на Ульяновской

В октябре 1931 г. было принято постановление Совнаркома РСФСР (№1137 от 29.10.31) об организации на базе нейрохирургической клиники самостоятельного нейрохирургического научно-исследовательского института. В последовавшем затем приказе Наркомздрава РСФСР от 2 января 1932 г. его директором был назначен проф. Н.Н. Бурденко, а зам. директора — доктор Е.М. Россельс и проф. В.В. Крамер (рис. 5).

Рисунок 5. Приказ Наркомздрава РСФСР об организации нейрохирургического научно-исследовательского института от 2 января 1932 г.
Эта дата считается днем основания института, хотя в полную силу его деятельность развернулась лишь весной 1934 г., когда институт получил статус центрального (Центральный нейрохирургический институт — ЦНХИ) и переехал в четырехэтажное здание на ул. Ульяновской, 13 (ныне Николо-Ямская) (рис. 6).
Рисунок 6. Здание Центрального нейрохирургического института на Ульяновской улице.
Там же было общежитие для аспирантов и ординаторов. Количество коек увеличилось до 100 (затем до 150). ЦНХИ возглавил развитие нейрохирургической службы огромной страны.

В 1938 г. на базе ЦНХИ была открыта кафедра нейрохирургии Центрального института усовершенствования врачей (ЦИУ), которой руководил Н.Н. Бурденко (рис. 7).

Рисунок 7. Группа врачей-курсантов ЦИУ с преподавателями кафедры нейрохирургии. Москва. 29 мая 1939 г. Сидят слева направо: Л.О. Корст, Б.Г. Егоров, Ю.В. Коновалов, Н.Н. Бурденко, А.И. Арутюнов, Л.А. Кадин, М.Б. Копылов, (?) С.Н. Волков. Стоит слева — К.Г. Тэриан.
В 1940 г. в ЦНХИ изучались три проблемы: 1) острая травма центральной и периферической нервной системы; 2) борьба с отеком мозга в условиях травмы и хирургического вмешательства; 3) опухоли головного мозга. Институт имел 4 сектора (хирургический, морфологический, неврологический и физиологический) и 8 лабораторий и отделений (физиологическая, клиническая, биохимическая и экспериментальные лаборатории, отоневрологическое, офтальмоневрологическое и другие отделения).

В 30-е годы в ЦНХИ сложилась крупнейшая школа отечественных нейрохирургов: Н.Н. Бурденко, Б.Г. Егоров, А.А. Арендт, Л.А. Корейша, К.Г. Тэриан, Л.С. Кадин, С.С. Брюсова, А.А. Шлыков, А.И. Арутюнов и др. Их объединяла приверженность сформулированным Н.Н. Бурденко положениям о нейрохирургии как комплексной дисциплине, об оперативном вмешательстве как вынужденном эксперименте на человеке и о необходимости при хирургии головного и спинного мозга всегда соблюдать анатомическую доступность, физиологическую дозволенность и техническую возможность.

В эти же годы в институте сформировались школы: неврологов в нейрохирургии (В.В. Крамер, М.Ю. Рапопорт, Ю.В. Коновалов, А.Я. Подгорная, Л.О. Корст и др.), нейрорентгенологов (М.Б. Копылов, Н.Н. Альтгаузен, А.М. Кун), нейроморфологов (А.С. Чернышев, Б.Н. Клоссовский, Б.Н. Могильницкий, Л.И. Смирнов), нейрофизиологов (П.К. Анохин, В.С. Русинов), отоневрологов (Г.С. Циммерман, О.С. Агеева-Майкова), нейроофтальмологов (М.Н. Благовещенский, А.В. Скородумова), нейропсихиатров (А.С. Шмарьян).

В 1936 г. приказом Наркомздрава СССР от 26 августа при ЦНХИ была создана лаборатория специального назначения по проблеме восстановления жизненных процессов при явлениях, сходных со смертью. Ее возглавил В.А. Неговский, заложивший при поддержке Н.Н. Бурденко основы реаниматологии.

Директора

Создателем Московского института нейрохирургии (совместно с В.В. Крамером) и его первым директором был академик Николай Нилович Бурденко (1876—1946) (рис. 8).

Рисунок 8. Н.Н. Бурденко. Москва. 1924 г.
15-летний период его директорства (1932—1946) стал периодом становления нейрохирургии в стране как новой нейронауки и периодом организации нейрохирургической помощи населению и армии в мирное и военное время.

Как нейрохирург Н.Н. Бурденко широко оперировал при различной патологии ЦНС. Как ученый изучал (совместно с Б.Н. Могильницким) влияние подбугорной области на сосудистую и вегетовисцеральную деятельность, травматический отек мозга, разрабатывал противоболевые операции (совместно с Б.Н. Клоссовским) на стволе мозга при тяжелых формах невралгии тройничного нерва, коррекцию экстрапирамидных гиперкинезов трактотомией, аутопластику твердой мозговой оболочки (расщепление ее листков), предложил интракаротидное введение сульфаниламидов и антибиотиков при церебральных воспалительных осложнениях и ряд других методов. Как главный хирург Красной Армии, Н.Н. Бурденко был одним из авторов военной доктрины советской медицины, основанной на этапности и специализированности медицинской помощи (особые роты медицинского усиления на фронте; госпитали «Голова», «Грудь», «Живот» в тылу и т.д.) и обеспечившей возвращение в строй до 75% раненых. Как гражданин, после Октябрьской революции он «сразу начал активную деятельность на пользу советской власти», использовав ее в том числе и на благо своей профессии. Общественная позиция Н.Н. Бурденко высоко ценилась партией и правительством. Он был избран депутатом Верховного Совета СССР, академиком АН СССР, стал Героем Социалистического Труда, получил высшее медицинское воинское звание — генерал-полковник медицинской службы и Сталинскую премию I степени. Благодаря этому было принято именно его (а не других ученых) предложение об организации Академии медицинских наук. В 1944 г. Н.Н. Бурденко стал ее первым президентом (рис. 9).

Рисунок 9. Н.Н. Бурденко (в центре) на 1-й сессии АМН СССР. Москва. Декабрь 1944 г.

Николай Нилович был сложной личностью: взрывной, противоречивый, исключительно внимательный к больным, но не всегда справедливый к сотрудникам и коллегам; при этом отходчивый и незлопамятный.

Заслуги Н.Н. Бурденко были увековечены, пожалуй, больше, чем кого-либо другого из советских медиков. Его имя носит Главный военный клинический госпиталь и Московский НИИ нейрохирургии, Воронежская медицинская академия и клиника факультетской хирургии Первого московского государственного медицинского университета, Пензенская областная клиническая больница, улицы и корабли.

Ему установлены памятники в Москве и Тарту, мемориальные доски в других городах; неоднократно выпускались марки и почтовые конверты с его изображением. Феномен Бурденко требует глубокого исторического изучения.

Необходимо уделить внимание и другому из основателей института — профессору Василию Васильевичу Крамеру (1871—1935) (рис. 10).

Рисунок 10. Директор неврологической клиники Государственного рентгеновского института проф. В.В. Крамер. Москва. 20-е годы XX века.
Лечащий врач В.И. Ленина, выдающийся невролог, он сосредоточил свои исследовательские интересы на топической диагностике очаговых поражений головного мозга (рис. 11).
Рисунок 11. Профессора, лечившие В.И. Ленина. Первый справа В.В. Крамер. Москва, Красная площадь. Март 1923 г.
Ему принадлежат первые описания многих синдромов: мозжечкового намета при нейрохирургической патологии, крыши четверохолмия, «обезьяньей стопы» и др. Монография В.В. Крамера «Учение о локализации. Головной мозг» признана классической. Вместе с Н.Н. Бурденко он заложил фундамент отечественной нейрохирургии как комплексной дисциплины, что определило особенности ее развития. Утонченный знаток анатомии и топографии центральной нервной системы, В.В. Крамер признавал только логический диагноз, основанный на клиническом анализе, проявляя порой высокомерие, холодность и беспощадность к тем, кто допускал ошибки при распознавании, нечетко мыслил и не умел формулировать предоперационное заключение.

После смерти Н.Н. Бурденко директором института назначили акад. АМН СССР, генерал-лейтенанта медицинской службы, лауреата Ленинской премии Владимира Николаевича Шамова (1882—1962), крупного советского хирурга, одного из основоположников трансфузиологии и трансплантологии (рис. 12).

Рисунок 12. Директор Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко акад. АМН СССР В.Н. Шамов. 40-е годы XX века.
Представитель ленинградской школы, он был настороженно встречен учениками Н.Н. Бурденко. Директорство В.Н. Шамова длилось около года. Он не хотел расставаться со своей кафедрой факультетской хирургии в Военно-медицинской академии. Как только освободилось место директора Ленинградского нейрохирургического института (после смерти в 1947 г. А.Л. Поленова), занял его.

Третьим директором института стал ближайший соратник Н.Н. Бурденко Борис Григорьевич Егоров (1892—1972), впоследствии академик АМН СССР (рис. 13).

Рисунок 13. Б.Г. Егоров перед операцией. Москва. 50-е годы XX века.
Годы его 17-летнего директорства (1947—1964) стали периодом расцвета института и превращения его в классическое академическое научно-исследовательское и лечебное учреждение. Филигранное хирургическое мастерство Бориса Григорьевича основывалось на великолепном знании всех тонкостей топографической и оперативной анатомии головного мозга. Ученому принадлежит фундаментальное исследование неврином слухового нерва. Как это было принято в СССР, все высшие нейрохирургические должности быстро сосредоточились в его руках: председатель правления Всесоюзного научного общества нейрохирургов, главный редактор журнала «Вопросы нейрохирургии», главный нейрохирург Минздрава СССР и т.д. И тем не менее основное внимание Борис Григорьевич уделял институту. Он был инициатором строительства в 50-е годы XX века нового трехэтажного лечебного корпуса и жилых домов для сотрудников. Институт был модернизирован, а главное, Борис Григорьевич сумел собрать талантливых ученых (в том числе изгнанников — это было трудно и опасно в 40—50-е годы прошлого века), которые принесли отечественной нейрохирургии приоритетные открытия и мировую славу. Б.Г. Егоров (вместе с А.С. Шмарьяном) был пионером психохирургии в СССР, разработал свою визуально контролируемую модификацию лейкотомии. Однако в приказном порядке, главным образом по мотивам борьбы с западной идеологией и космополитами, лейкотомия была запрещена, а развернувшиеся в этом направлении исследования свернуты.

За 5 мес до полета сына Бориса в космос в октябре 1964 г. в качестве врача-исследователя (рис. 14)

Рисунок 14. Летчик-космонавт, врач-исследователь, Герой Советского Союза Борис Егоров, сын Б.Г. Егорова, после полета в космос. Москва. 1964 г.
Б.Г. Егорова освободили от должности директора Института нейрохирургии.

Его место в июне 1964 г. занял член-корреспондент АМН СССР Александр Иванович Арутюнов (1904—1975), впоследствии академик и Герой Социалистического Труда (рис. 15).

Рисунок 15. Директор Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко акад. АМН СССР А.И. Арутюнов. Москва. Конец 60-х годов XX века.
Ученик Н.Н. Бурденко, он проделал путь фронтового хирурга, затем создал в 1950 г. Киевский институт нейрохирургии и украинскую школу нейрохирургов и, наконец, возвратился в alma mater в должности директора Института нейрохирургии. В роли лидера советской нейрохирургии особенно ярко проявилась полярность незаурядной личности А.И. Арутюнова как в эмоциях — умел любить, умел и ненавидеть, так и в действиях — умел создавать, умел и разрушать. Смелый нейрохирург, авторитарный и вместе с тем удивительно демократичный руководитель, он сменил заведующих отделениями, выдвигая молодых ученых и увольняя достигших пенсионного возраста, основательно изменил структуру института. 11-летний период директорства А.И. Арутюнова ознаменовался широким выходом советской нейрохирургии на международную арену, а самого Александра Ивановича избирают почетным вице-президентом Всемирной федерации нейрохирургических обществ (WFNS). А.И. Арутюнов восстановил для института I категорию; при нем был создан диссертационный спецсовет. Александр Иванович возглавлял подготовку и проведение I Всесоюзного съезда нейрохирургов.

Творчество А.И. Арутюнова тяготело к методологическим вопросам нейрохирургии. Он был генератором идей, предоставляя их доказательство другим (в частности, так обстояло дело с концепцией фазности течения опухолей головного мозга).

В предкомпьютерную эру А.И. Арутюнов занялся модернизацией хирургических доступов к базальным опухолям мозга.

Александр Иванович перенес несколько инфарктов и клиническую смерть, но вновь вставал за операционный стол. Умер он на директорском посту от очередного инфаркта.

С 1975 г. по настоящее время институт возглавляет акад. РАН и РАМН Александр Николаевич Коновалов.

Институт нейрохирургии в годы войны

Н.Н. Бурденко заблаговременно уделил огромное внимание подготовке нейрохирургов страны к работе в военных условиях. Им были составлены Инструкции по неотложной хирургии. К началу войны Советский Союз располагал хорошо подготовленными кадрами. Была создана разветвленная сеть нейрохирургической помощи, включая эвакогоспитали «Голова» в тылу, прифронтовые госпитали и отдельные роты медицинского усиления (ОРМУ) на фронте.

В августе 1941 г. Н.Н. Бурденко был назначен главным хирургом Красной Армии (рис. 16).

Рисунок 16. Приказ от 1 августа 1941 г. о назначении Н.Н. Бурденко главным хирургом Красной Армии.
Как только началась Великая Отечественная война, многие сотрудники института ушли на фронт. Они заняли ответственные должности в системе оказания помощи раненым, возглавляя хирургическую службу фронтов и армий либо нейрохирургические группы в составе ОРМУ на фронте. В тяжелых фронтовых условиях ими разрабатывались новые методы лечения огнестрельных черепно-мозговых ранений и их осложнений. В частности, всесторонне изучалось предложенное Н.Н. Бурденко интракаротидное введение антибиотиков и сульфаниламидов при церебральных нагноительных процессах.

Осенью 1941 г., когда над Москвой нависла угроза, большая часть сотрудников института была эвакуирована в тыл для оказания специализированной нейрохирургической помощи раненым. В Казани в нейрохирургическом эвакогоспитале лечение раненых осуществлялось под наблюдением А.А. Арендта и М.Ю. Рапопорта. В Уфе эвакогоспиталем «Голова» руководил Б.Г. Егоров. В тыловом госпитале в г. Фрунзе нейрохирургическое отделение возглавлял Ю.В. Коновалов. В этих госпиталях лечились десятки тысяч нейрораненых, были выполнены многие тысячи операций. Одновременно изучались научные проблемы огнестрельных повреждений центральной и периферической нервной системы в остром, промежуточном и отдаленном периодах (рис. 17).

Рисунок 17. Первая страница статьи Н.Н. Бурденко из журнала «Вопросы нейрохирургии» за 1942 г., №6.

В декабре 1941 г., когда Москва еще продолжала находиться на осадном положении, был сформирован эвакогоспиталь №5016. Он располагался в зданиях авиационного техникума (бывший дворянский пансион-приют). Раненых доставляли в госпиталь с Белорусского вокзала на трамваях, с Савеловского вокзала на автобусах.

Сам Институт нейрохирургии, хотя в нем осталось всего 6 врачей, продолжал работать в осажденной Москве под руководством Б.Н. Клоссовского (рис. 18).

Рисунок 18. Акад. АМН СССР, проф. Борис Никодимович Клоссовский (1892—1976). Нейрохирург, нейроморфолог.

С осени 1942 г., когда в Москву из Казани были переведены А.А. Арендт и М.Ю. Рапопорт, на базе клиники института на Ульяновской улице было организовано отделение на 150 коек для лечения бойцов Красной Армии с поражениями центральной и периферической нервной системы. Летом 1943 г. в Москву из Уфы вернулся Б.Г. Егоров с группой сотрудников, и 1000-коечный госпиталь №5016 стал клинической базой института (рис. 19).

Рисунок 19. В саду Института нейрохирургии. 9 мая 1941 г. Сидят слева направо: В.С. Алексеева, А.В. Коган, Л. Целибеева, Н.С. Плевако, В.И. Ростоцкая, Б.Г. Егоров с сыном Борисом, Л.О. Корст, Н.С. Благовещенская, О.Н. Соколова. Стоят слева направо: Н.С. Абаимова, М.А. Никитин, А.К. Аксенова, Т.О. Фаллер (?), Т.Е. Мунблит.
При оказании помощи раненым осуществлялся принцип исчерпывающего хирургического вмешательства.

В целом отечественная нейрохирургия и коллектив Московского института достойно выдержали тяжелые испытания военных лет.

Институт в послевоенные годы

После окончания Великой Отечественной войны главными проблемами, которыми занимались ученые Института нейрохирургии, являлись последствия и поздние осложнения боевой травмы нервной системы. Теоретическим и методологическим базисом исследований клиницистов служило разработанное Л.И. Смирновым учение о травматической болезни головного мозга.

В послевоенные годы также получают развитие исследования по церебральной онкологии, гидроцефалии, воспалительным заболеваниям головного мозга, опухолям спинного мозга и другой нейрохирургической патологии.

В институте возникают новые направления в нейрохирургии и шире — в нейронауках, организуются новые клинические отделения. В декабре 1946 г. по инициативе А.А. Арендта открывается первое в СССР отделение детской нейрохирургии, что послужило основой для формирования этого важного раздела нашей дисциплины, учитывающего в полной мере возрастные особенности нейрохирургической патологии у педиатрического контингента.

В 1955 г. в институте по инициативе Ф.М. Лясса начались работы, посвященные использованию радиоактивных изотопов и источников ионизирующих облучений для диагностики и лучевой терапии у нейрохирургических больных.

В послевоенные годы в институте развертываются электрофизиологические исследования под руководством В.С. Русинова и В.Е. Майорчик.

С 1948 г. проводятся систематические исследования электрической активности коры мозга и подкорковых ядер на открытом мозге во время нейрохирургических операций — электрокортикография и электросубкортикография. Лаборатория электрофизиологии явилась пионером применения математических методов анализа электроэнцефалограмм на электронно-вычислительных машинах.

Во второй половине 40-х годов XX века в Институте нейрохирургии появляется новая нейронаука — нейропсихология. Ее создатель А.Р. Лурия изучил мозговые механизмы высших корковых функций человека и их нарушения при очаговых поражениях больших полушарий. Монография А.Р. Лурия «Травматическая афазия» (1947) была переведена на английский язык и получила большой резонанс в мире.

В конце 40-х годов XX века основоположник зародившейся в институте нейропсихиатрии А.С. Шмарьян предлагает Б.Г. Егорову заняться психохирургией. Борис Григорьевич модифицирует операцию лейкотомии и с успехом ее осуществляет при тяжелых, не поддающихся консервативному лечению формах шизофрении. Однако прежде всего по идеологическим мотивам использование этого метода в 1950 г. запрещается.

В 50—60-х годах прошлого века М.А. Барон разрабатывает учение о строении и функциях мягких оболочек мозга. Применяя трахиоскопию, пленчатые препараты и полидиапазонную электронную микроскопию, ученый создает стереоморфологию оболочек мозга, впервые выявляя при этом морфологически и функционально различные системы ликвороносных каналов и субарахноидальных ячей.

В 1951 г. С.М. Блинков создает в институте лабораторию нейрохирургической анатомии и экспериментальной неврологии, где развивает учение о смещениях и деформациях головного мозга, а главное, основывает новое направление — количественную нейроанатомию. Его фундаментальная монография (совместно с И.И. Глезером) «Мозг человека в цифрах и таблицах» (1964), в дальнейшем изданная на английском и немецком языках, стала классической для изучения зависимости сохранности функций тех или иных церебральных образований от количества в них нервных клеток.

Э.И. Кандель организует в институте в 1958 г. первую в стране группу функциональной и стереотаксической нейрохирургии.

М.Ш. Промыслов в 60-е годы XX века в эксперименте раскрывает механизмы нарушений энергетического обмена при черепно-мозговой травме.

Научные достижения и расцвет Института нейрохирургии в послевоенные годы был во многом связан с деятельностью его директора Б.Г. Егорова, заботившегося и о сотрудниках, и о технической модернизации, и о расширении площадей. Строятся новый трехэтажный лечебный корпус, отдельный патолого-анатомический корпус, семиэтажный жилой дом, приводится в порядок сад. Заслугой Б.Г. Егорова является как сосредоточение в институте выдающихся ученых (А.П. Авцын, М.А. Барон, С.М. Блинков, А.Р. Лурия, В.С. Русинов, А.С. Шмарьян), так и привлечение талантливой молодежи (Н.Я. Васин, Г.А. Габибов, Э.И. Кандель, А.А. Маляревский, В.И. Салалыкин, Ф.А. Сербиненко, Н.А. Смирнов, С.Н. Федоров, Ю.М. Филатов, А.Р. Шахнович), которая в дальнейшем достойно продолжила дела старших поколений последователей Н.Н. Бурденко (рис. 20).

Рисунок 20. Награждение Института нейрохирургии орденом Трудового Красного Знамени. Москва. 27 августа 1954 г.

От макронейрохирургии к микронейрохирургии

В июне 1964 г. директором Института нейрохирургии становится А.И. Арутюнов. Александр Иванович решительно обновляет и омолаживает руководящий состав института (рис. 21).

Рисунок 21. Сотрудники Института нейрохирургии у памятника Н.Н. Бурденко. Москва. 9 мая 1975 г. Справа налево: С.М. Блинков, И.Н. Виноградова, В.В. Архангельский, А.Н. Коновалов, А.И. Арутюнов, И.А. Кучина, А.А. Шлыков; за А.А. Шлыковым стоит Ф.А. Сербиненко, за А.И. Арутюновым стоит А.А. Потапов.

Развиваются новые направления нейрохирургии. В 1965 г. создается отделение патологии сосудов головного мозга с группой по изучению патофизиологии мозгового кровообращения. В 1974 г. открывается отделение по изучению проблемы внутримозговых опухолей.

Для осуществления функций головного учреждения по проблеме союзного значения «Нейрохирургия» и методического руководства обширной нейрохирургической службой страны в 1968 г. создается научно-организационный отдел института, который сначала возглавлял Н.И. Миронович, а с 1973 по 2006 г. — В.В. Ярцев. Формируются группы научной медицинской информации (И.Н. Виноградова) и патентно-лицензионная.

Развитие нейрохирургии потребовало организации в институте анестезиологической и реанимационной службы. Первым анестезиологом был В.И. Салалыкин, а первым руководителем отделения анестезиологии-реаниматологии в 1964 г. стал Г.А. Рябов. С 1970 г. отделение возглавил А.З. Маневич, один из основоположников нейроанестезиологии и нейрореаниматологии.

В 1974 г. создается группа реабилитации нейрохирургических больных под руководством В.Л. Найдина.

В конце 70-х годов XX века А.В. Лившиц организует при институте Всесоюзный центр спинальной нейрохирургии и разрабатывает методы радиочастотной стимуляции регенеративных процессов при повреждениях спинного мозга.

В 70-е годы прошлого века в институте происходит внедрение в практику новых нейрохирургических технологий, прежде всего микрохирургии и эндоваскулярной хирургии (рис. 22).

Рисунок 22. Группа сотрудников Института нейрохирургии. Москва. Конец 60-х годов XX века. Сидят слева направо: С.Н. Федоров, И.А. Кучина, Ф.А. Сербиненко; стоят слева направо: В.В. Ярцев, А.Н. Коновалов, П.И. Падалко.

Ф.А. Сербиненко завершает многолетние испытания созданного им управляемого баллон-катетера и в 1970 г. успешно производит первую реконструктивную эндоваскулярную операцию при каротидно-кавернозном соустье. После публикации в 1974 г. статьи в «Journal of Neurosurgery» эндоваскулярная хирургия Ф.А. Сербиненко получает всеобщее признание, утверждая мировой приоритет ее создателя и Московского института в разработке нового перспективного направления в нейрохирургии.

Ю.М. Филатов всесторонне разрабатывает клинику, диагностику и хирургическое лечение артериовенозных аневризм больших полушарий головного мозга, включая их глубинную локализацию.

В 1968 г. при институте создается первый в стране Специализированный совет по защите докторских и кандидатских диссертаций.

В 1971 г. в Москве состоялся I Всесоюзный съезд нейрохирургов, подготовленный Институтом нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН. Это событие ознаменовало переход от проводившихся ранее всесоюзных конференций к съездам — полномочным форумам, на которых обсуждались стратегические проблемы развития нейрохирургии.

Расширяются связи с зарубежными коллегами. Делегации советских нейрохирургов начинают регулярно принимать участие в международных мероприятиях.

Институт нейрохирургии в конце XX — начале XXI веков

Этот период характеризуется широким применением современных методов нейровизуализации, расширением сферы микронейрохирургии и минимально инвазивной хирургии, эффективным использованием интраоперационных навигации и мониторинга. За достижения в области микронейрохирургии и внедрение ее в практику А.Н. Коновалову присуждена Государственная премия РФ (2007).

Институт добивается значительных успехов в хирургическом лечении опухолей труднодоступной локализации — ствола мозга, III желудочка, пинеальной области.

В 90-е годы прошлого века развивается так называемая хирургия основания черепа. Предпосылки к ней были заложены еще Б.Г. Егоровым и А.И. Арутюновым, а в последующем Г.А. Габибовым. Этому способствовали нейровизуализационные технологии и разработка базальных доступов на основе тщательного изучения микрохирургической анатомии в специально созданной лаборатории (1992). В частности, были детально разработаны доступы к кавернозному синусу, пирамиде, скату, затылочному и яремному отверстиям.

В практике краниофациальной хирургии используются эндоваскулярная эмболизация сосудов, интраоперационная идентификация III, IV, VI черепных нервов, современные методы кровосбережения.

Богатый опыт, накопленный в институте по этому направлению за последние 15 лет (около 6000 операций), лег в основу руководства «Хирургия основания черепа» (2004).

При внутримозговых опухолях и метастатических поражениях головного мозга основными в научных исследованиях являлись вопросы лучевого и химического лечения.

Разработаны и широко используются методы интраоперационного картирования головного мозга, интраоперационная навигация, флюоресценция, фотодинамическая терапия, одномоментное удаление глубинных опухолей и шунтирование, предложен ряд новых доступов к труднодоступным образованиям.

Проводится комплексное изучение биологических закономерностей роста глиом. Разработан алгоритм иммуногистохимической дифференциальной диагностики опухолей нервной системы различного гистогенеза с использованием широкой панели антител. На основании данных иммуногистохимии, электронной микроскопии и генетических особенностей опухолей предложены новые классификационные принципы ряда новообразований нервной системы.

Ф.А. Сербиненко в 1985 г. открывает первое в мире отделение эндоваскулярной нейрохирургии и создает свою школу специалистов. Его ученики распространяют новый метод в разных городах страны и за рубежом. Ему присуждается Государственная премия СССР за «Разработку и внедрение в клиническую практику эндоваскулярной хирургии сосудов головного мозга» (1976).

Энергично развивается микрохирургия цереброваскулярной патологии, за достижения в развитии которой группе сотрудников института в 1985 г. присуждают Государственную премию СССР.

В 1984 г. в связи с выполнением Всесоюзной отраслевой научно-технической программы С.09 «Травма центральной нервной системы» создается новое клиническое отделение для изучения черепно-мозговой травмы и ее последствий. Его возглавил А.А. Потапов. Результатами программы С.09 стали патогенетическая классификация острой черепно-мозговой травмы и ее последствий, изучение эпидемиологии нейротравмы в стране, разностороннее исследование диффузных аксональных повреждений мозга, внедрение в практику системы реконструктивной и минимально инвазивной хирургии тяжелой посттравматической патологии черепа и головного мозга. Итоги комплексных разработок были обобщены в трехтомном фундаментальном «Клиническом руководстве по черепно-мозговой травме» под редакцией А.Н. Коновалова, Л.Б. Лихтермана и А.А. Потапова (1998—2002). За достижения в области нейротравматологии сотрудники института удостоены Государственных премий (1995, 2010) и премии Правительства РФ (2006).

Продуктивно изучаются современные методы хирургического лечения дегенеративно-дистрофических заболеваний позвоночника, опухолей и мальформаций спинного мозга с применением микрохирургической, эндоскопической и эндоваскулярной техники.

Активно развиваются в институте детская нейрохирургия, функциональная нейрохирургия, эндоскопическая нейрохирургия и ряд других направлений.

В 2005 г. в специально построенном подземном корпусе было открыто отделение радиохирургии, оснащенное современной техникой (Гамма-нож, электронные ускорители со стереотаксической ориентированностью облучения: КиберНож, «Novalis», «Primus»).

Всесторонне изучены нейровизуализационная семиотика и дифференциальная диагностика очаговых поражений центральной нервной системы, что отражено в четырехтомном руководстве по нейрорадиологии В.Н. Корниенко и И.Н. Пронина (2008—2012). Предложены и внедрены в практику нейрофизиологические методики идентификации различных структур нервной системы и отслеживания их состояния во время операций.

Исследования сотрудников института с использованием уникальных возможностей операций на мозге и комплексного мониторинга существенно обогатили современную физиологию и патофизиологию гипоталамо-гипофизарной области и ствола м

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail