Котельникова С.О.

НИИ фармакологии им. В.В. Закусова РАМН, Москва

Непоклонов А.В.

Кокшенев И.И.

Иванова Е.А.

ГБОУ ВПО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Крайнева В.А.

Вальдман Е.А.

НИИ фармакологии им. В.В. Закусова РАМН, Москва

Гарибова Т.Л.

Воронина Т.А.

НИИ фармакологии им. В.В. Закусова РАМН, Москва

Сравнительное исследование эффектов гимантана и амантадина на экспериментальной модели интрацеребральной посттравматической гематомы

Журнал: Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;(): 63-66

Просмотров : 4

Загрузок :

Как цитировать

Котельникова С. О., Непоклонов А. В., Кокшенев И. И., Иванова Е. А., Крайнева В. А., Вальдман Е. А., Гарибова Т. Л., Воронина Т. А. Сравнительное исследование эффектов гимантана и амантадина на экспериментальной модели интрацеребральной посттравматической гематомы. Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;():63-66.

Авторы:

Котельникова С.О.

НИИ фармакологии им. В.В. Закусова РАМН, Москва

Все авторы (8)

Гиперактивация глутаматных рецепторов — универсальный патохимический процесс, участвующий в повреждении нейронов при ряде патологических состояний, при этом одна из стратегий нейропротекции — воздействие препаратами, имеющими свойства антагонистов глутаматных рецепторов.

Низкоаффинный неконкурентный блокатор ионного канала глутаматных рецепторов NMDA-подтипа — амантадин широко применяется для коррекции двигательных нарушений на ранних стадиях болезни Паркинсона и рассматривается в качестве потенциального нейропротекторного средства, способного замедлить развитие заболевания. Также инъекционная форма амантадина применяется при черепно-мозговой травме (ЧМТ) и острых нарушениях мозгового кровообращения (ОНМК).

Гимантан — новый противопаркинсонический препарат, разработанный в НИИ фармакологии им. В.В. Закусова РАМН [2]. В клиническом исследовании гимантан в дозе 25 мг/сут эффективно устранял основные двигательные нарушения у пациентов с ранними стадиями болезни Паркинсона [7]. Гимантан — блокатор ионных каналов NMDA-рецепторов [6], также в спектр его действия входят антирадикальная активность и свойства ингибитора моноаминоксилазы — МАО-В [3].

Цель исследования — сравнительное изучение амантадина и гимантана при разных путях парентерального введения на экспериментальной модели интрацеребральной посттравматической гематомы.

Матерал и методы

Эксперименты проводились на белых нелинейных крысах-самцах с массой 220—250 г из закрытой колонии питомника «Столбовая» РАМН. Животных содержали в стандартных условиях вивария при свободном доступе к воде и пище при 12-часовом световом режиме в течение 2 нед до начала опыта.

Моделирование интрацеребральной посттравматической гематомы проводили по ранее описанной методике [9]. Крыс наркотизировали хлоралгидратом 400 мг/кг внутримышечно. После трепанации черепа при помощи мандрен-ножа и стереотаксиса разрушали мозговую ткань в области внутренней капсулы. Через 2—3 мин в место повреждения вводили 0,02—0,03 мл крови, взятой из хвостовой вены животного. Подобным способом достигалась локальная аутогематома в области внутренней капсулы (диаметр — 2 мм, глубина — 3 мм) без существенных повреждений расположенных выше образований мозга и неокортекса.

Животные были разделены на шесть групп: 1 — ложнооперированные (ЛО), которым под наркозом проводили только трепанацию черепа; 2 — с интрацеребральной гематомой (ИГ); 3 — с ИГ, которым вводили внутривенно гимантан (5 мг/кг); 4 — с ИГ, которым вводили внутривенно амантадин (20 мг/кг); 5 — с ИГ, которым вводили внутрибрюшинно гимантан (10 мг/кг); 6 — с ИГ, которым вводили внутрибрюшинно амантадин (20 мг/кг). Первую инъекцию гимантана и амантадина гидрохлорида (мидантан) делали через 3,5—4 ч после операции, затем ежедневно 1 раз в день в течение 4 дней. Использовали наиболее эффективные в ранее проведенных исследованиях противопаркинсонической активности дозы препаратов при соответствующем пути введения. Контрольным животным групп 1 и 2 вводили физиологический раствор в эквивалентном объеме.

Динамику нарушений, вызванных интрацеребральной посттравматической гематомой, и эффекты препаратов оценивали в течение 14 сут с регистрацией поведения в тестах «открытое поле» и «приподнятый крестообразный лабиринт» (ПКЛ); обучения и памяти в тесте условного рефлекса пассивного избегания (УРПИ); координации движений в тесте «вращающийся стержень»; мышечного тонуса по подтягиванию на горизонтальной перекладине — на 1, 3, 7 и 14-е сутки после операции [4]. В течение 14 сут после операции регистрировали выживаемость крыс.

Статистическую обработку полученных данных проводили с использованием компьютерных программ Statistica-8 и Biostat по методу Стьюдента (t-test) и точному критерию Фишера.

Результаты

К 14-му дню наблюдений в группе животных с гематомой погибли 40%, среди ЛО — 10%, в группах с ИГ, получавших гимантан, — 20%, а амантадин —10%. Зарегистрированные различия отражают тенденцию к снижению гибели животных на фоне применения гимантана и в большей степени — амантадина.

Нарушения координации движений и ослабление мышечного тонуса были выражены у большей части животных с ИГ в 1-е и 3-и сутки с постепенным улучшением к 14-м, когда двигательные нарушения регистрировались у 25% животных. У ЛО крыс отмечено некоторое снижение этих показателей в 1-й день наблюдений с полным восстановлением к 7-му. В группах животных с ИГ, которым вводили гимантан или амантадин, двигательные нарушения были выражены значительно меньше, чем у нелеченых крыс с ИГ. Полное восстановление к 14-м суткам зарегистрировано в обеих группах, получавших гимантан (см. таблицу).

Таблица

В тесте УРПИ перед проведением сеанса обучения оценивали норковый рефлекс по латентному времени первого захода в темный отсек установки. Достоверных различий между группами животных по времени реализации рефлекса не выявлено, что свидетельствует о сходных условиях при обучении. При оценке воспроизведения памятного следа в данном тесте через 24 ч было установлено, что в группе животных с ИГ латентный период захода в темную камеру оказался значительно ниже, чем у ЛО, большинство животных не помнили об ударе током. При воспроизведении УРПИ на 3, 7 и 14-е сутки после обучения в группе ЛО крыс отмечалось постепенное угасание памятного следа, но во все дни наблюдений показатель оставался достоверно выше, чем у животных с ИГ. Введение гимантана 5 мг/кг внутривенно в течение 5 дней после операции полностью предотвращало нарушения памяти у животных с ИГ, показатели воспроизведения памятного следа не отличались от группы ЛО во все дни наблюдений. Амантадин при обоих путях введения и гимантан в дозе 10 мг/кг при внутрибрюшинном введении также препятствовали нарушению воспроизведения памятного следа на 1-е и 3-и сутки после обучения. Однако на 7-й день тестирования на фоне отмены препаратов в этих группах отмечено нарушение воспроизведения. Латентный период захода в темную камеру в группах животных, которым после ИГ вводили амантадин, оказался достоверно ниже, чем у ЛО. На 14-й день тестирования отмечено восстановление памятного следа, что проявлялось в увеличении латентного периода до уровня ЛО животных (рис. 1).

Рис. 1. Латентный период захода в темную камеру в тесте условного рефлекса пассивного избегания при воспроизведении памятного следа.

]]>
Примечание. Здесь и на рис. 2: ЛО — ложнооперированные животные; ИГ — с интрацеребральной гематомой; Гим — крысы с ИГ, которым вводился гимантан (Гим 5 в/в — при внутривенном введении, Гим 10 в/б — при внутрибрюшинном введении); Ама — крысы с ИГ, которым вводился амантадин (Ама 20 в/в — при внутривенном введении, Ама 20 в/м — при внутрибрюшинном введении). * — р<0,05; ** — р<0,01 — достоверные различия по сравнению с ложнооперированными животными; # — р<0,05; ## — р<0,01 — достоверные различия по сравнению с животными с интрацеребральной гематомой (не получавшими препаратов).

Изучение ориентировочно-исследовательского поведения в условиях методики «открытого поля» показало, что в 1-e сутки после операции у крыс с ИГ отмечалось снижение суммарного показателя двигательной активности, включающего горизонтальную, вертикальную активность и заглядывания в отверстия, по сравнению с ЛО животными. Сходные различия наблюдались во все дни. Эффект гимантана в отношении нарушенной при ИГ двигательной активности проявился только на 7-е сутки, т.е. уже на фоне отмены препарата. Эффект внутрибрюшинного введения гимантана в дозе 10 мг/кг также был отмечен только на 7-й день, при этом двигательная активность на 7-е и 14-е сутки наблюдений была достоверно выше, чем у крыс с ИГ на фоне внутривенного введения гимантана в дозе 5 мг/кг. Амантадин оказался более эффективным: суммарные показатели поведения животных были выше, чем у крыс с ИГ, начиная с 1-го дня наблюдений (рис. 2).

Рис. 2. Суммарная двигательная активность животных в тесте «открытое поле».

]]>
Примечание. По оси ординат — суммарная двигательная активность животных в баллах.

Обсуждение

Интрацеребральная посттравматическая гематома может рассматриваться как модель и травматического поражения головного мозга, и геморрагического инсульта [10]. На этой модели у крыс как гимантан, так и амантадин при введении через 3,5 ч после операции и в следующие 4 дня снижали частоту гибели животных, улучшали мышечный тонус и координацию, ориентировочно-исследовательское поведение, обучение и память. При этом эффекты препаратов различались по степени выраженности при разных путях введения и в определенные сроки наблюдения. Зарегистрированы различия и в спектре их нейропротекторной активности. Амантадин более эффективно влиял на двигательную активность и ориентировочно-исследовательское поведение животных в тесте «открытое поле», гимантан — на обучение, сохранение и воспроизведение памятного следа. Наибольший эффект гимантана зарегистрирован при внутривенном введении в дозе 5 мг/кг. На 7-й день наблюдения на фоне отмены препарата эффект сохранялся в отличие от амантадина, отмена которого приводила к снижению показателя памяти с последующим постепенным восстановлением к 14-му дню.

Полученные результаты согласуются с имеющимися экспериментальными и клиническими данными об эффективности амантадина. Показано, что при ЧМТ применение амантадина в дозе 200—400 мг/сут способствовало улучшению у пациентов памяти и внимания [14]. Введение амантадина гидрохлорида в течение 4 нед больным в посттравматическом вегетативном состоянии или минимальном сознании ускоряло функциональное восстановление, но при отмене препарата было отмечено ухудшение состояния в сравнении с пациентами, получавшими плацебо [13]. Назначение амантадина сульфата в острейшем периоде ишемического инсульта приводило к более быстрому восстановлению уровня сознания и регрессу неврологических нарушений с наиболее интенсивным восстановлением неврологического дефицита в 1-е сутки [11]. Применение препарата ежедневно внутривенно в течение 10 дней у больных в остром периоде ишемического инсульта ускоряло восстановление двигательных нарушений, уменьшало спастичность [5]. У крыс с окклюзией средней мозговой артерии было установлено нейропротекторное действие амантадина, связанное с усилением экспрессии белка теплового шока Hsp70 [11].

Теоретическим обоснованием применения антагонистов глутаматных рецепторов при ЧМТ и ОНМК является доказанная роль процесса глутаматной эксайтотоксичности (включат внутриклеточное накопление Са2+, активацию клеточных ферментов, образование активных форм кислорода и азота, нарушение мембран) в повреждении нейронов.

По данным последних лет [12], при ЧМТ патогенетическим фактором является нарушение дофаминергической нейропередачи. Ряд препаратов с дофаминергической активностью (среди них бромокриптин и амантадина гидрохлорид) рекомендован к применению при ЧМТ для ускорения восстановления памяти [15].

Новый противопаркинсонический препарат гимантан имеет сходные с амантадином свойства блокатора глутаматных рецепторов NMDA-подтипа, проявляет дофаминпозитивное действие, имеет сродство к дофаминовым рецепторам Д3-подтипа [6, 8]. При моделировании дефицита дофамина активность гимантана превышала таковую амантадина [2]. Субхроническое введение гимантана повышает плотность пресинаптических транспортеров дофамина [1]. В настоящем исследовании гимантан более эффективно, чем амантадин, устранял нарушения памяти у животных с ИГ. Возможно, это преимущество гимантана обусловлено особенностями его нейрохимического спектра действия.

В заключение можно сказать, что установленная способность гимантана при введении через 3,5 ч после моделирования гематомы и последующем введении в течение 4 дней улучшать моторные и когнитивные показатели свидетельствует о наличии у препарата нейропротекторного потенциала.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail