Торшин И.Ю.

Российский сателлитный центр института микроэлементов ЮНЕСКО; Лаборатория вычислительной и системной биологии ВЦ РАН им. А.А. Дородницына

Гусев Е.И.

Кафедра неврологии и нейрохирургии Российского государственного медицинского университета, Москва

Громова О.А.

Российский сателлитный центр института микроэлементов ЮНЕСКО; Лаборатория вычислительной и системной биологии ВЦ РАН им. А.А. Дородницына; кафедра фармакологии и клинической фармакологии Ивановской государственной медицинской академии

Калачева А.Г.

Рудаков К.В.

Российский сателлитный центр института микроэлементов ЮНЕСКО

Мировой опыт изучения эффектов омега-3 полиненасыщенных жирных кислот: влияние на когнитивный потенциал и некоторые психические расстройства

Журнал: Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;(): 79-86

Просмотров : 11

Загрузок :

Как цитировать

Торшин И. Ю., Гусев Е. И., Громова О. А., Калачева А. Г., Рудаков К. В. Мировой опыт изучения эффектов омега-3 полиненасыщенных жирных кислот: влияние на когнитивный потенциал и некоторые психические расстройства. Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;():79-86.

Авторы:

Торшин И.Ю.

Российский сателлитный центр института микроэлементов ЮНЕСКО; Лаборатория вычислительной и системной биологии ВЦ РАН им. А.А. Дородницына

Все авторы (5)

Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты (омега-3 ПНЖК) - эссенциальные микросоставляющие питания человека. Они содержатся в больших количествах в определенных сортах рыбы и морепродуктов. Соединения этой группы являются сильными природными антиоксидантами и, кроме того, обладают отчетливыми противовоспалительным, антиаритмическим, антиагрегантным и другими эффектами. Судя по количеству публикаций, наблюдается близкий к экспоненциальному рост исследовательского интереса к изучению экспериментальных, молекулярно-биологических и клинических эффектов омега-3 ПНЖК (рис. 1).

Рисунок 1. Число публикаций по омега-3 ПНЖК по годам.

ПНЖК характеризуются значительными противовоспалительными и вазодилататорными свойствами в связи с их влиянием на метаболизм простагландинов через каскад арахидоновой кислоты (АРК). Омега-3 и омега-6 ПНЖК получили свое название от греческой буквы омега - ω.

В органической химии нумерация атомов углерода жирных кислот осуществляется от последнего атома углерода жирнокислотной цепи, который и обозначается как «ω» (рис. 2).

Рисунок 2. Строение молекул арахидоновой кислоты и омега-3 ПНЖК. а - арахидоновая кислота (АРК), б - эйкозапентаеновая кислота (ЭПК), в - докозагексаеновая кислота (ДГК).
Обозначение «ω-6» указывает, что первая ненасыщенная связь находится у 6-го атома углерода при отсчете от последнего атома; в случае «ω-3» - первая ненасыщенная связь находится у 3-го атома.

АРК - разновидность омега-6 ПНЖК, присутствующая в значительном количестве в фосфолипидах, составляющих клеточные мембраны. В каскаде АРК (рис. 3) она образуется из фосфолипидов посредством фосфолипаз, катализирующих гидролиз фосфолипидов до жирных кислот.

Рисунок 3. Каскад арахидоновой кислоты.
Затем АРК либо преобразуется в простаноиды (простагландины, простациклины, тромбоксаны) через циклооксигеназы, либо в лейкотриены через диоксигенацию жирных кислот с образованием гидропероксидов этих кислот посредством липоксигеназ. Эйкозапентаеновая (ЭПК) и докозагексаеновая (ДГК) кислоты конкурируют с АРК через взаимодействия с циклооксигеназами и липоксигеназами, что снижает синтез провоспалительных простаноидов и одновременно стимулирует синтез антивоспалительных и нейропротекторных простаноидов [53, 59]. Таким образом, основной механизм физиологического воздействия омега-3 ПНЖК заключается в уменьшении воспаления через снижение синтеза простагландинов, тромбоксанов и лейкотриенов [24].

В то время как роль омега-3 ПНЖК как важного компонента фармакотерапии сердечно-сосудистой патологии общеизвестна [7], применению омега-3 в неврологии уделяют гораздо меньше внимания. Принимая во внимание неоспоримое положительное воздействие омега-3 при сосудистой патологии, следует ожидать, что и при цереброваскулярной патологии ее использование будет весьма эффективным. Для проверки обоснованности этого утверждения необходимо проведение систематического анализа всего имеющегося на сегодняшний день массива данных.

Основной трудностью при проведении систематических обзоров литературы является фрагментарность подобного рода обзоров, обусловленная огромным количеством публикаций по биомедицине (база данных MEDLINE - более 20 млн статей, база данных EMBASE - 25 млн). По отдельным тематикам, таким как «омега-3 ПНЖК», «магний» и др., количество имеющихся публикаций измеряется десятками тысяч. Столь большое количество публикаций обусловливает необходимость применения специальных методов компьютерного анализа текстов, построенных на системах машинного обучения. Поэтому в рамках настоящей работы был применен компьютерный анализ текстов с использованием алгебраической теории распознавания, развиваемой в научной школе академика РАН Ю.И. Журавлева [3-5].

Всего по исследованиям омега-3 ПНЖК в базе данных MEDLINE обнаружено более 27 000 публикаций. Переработка такого количества материала не представляется возможной без разработки и использования точных и обоснованных критериев отбора публикаций, наиболее релевантных (т.е. наиболее приемлемых или «интересных») для целей проводимого анализа. Хорошо известно, что использование специфических ключевых слов значительно сужает поле поиска и зачастую приводит к потере ценной биомедицинской информации [57]. Ниже приводится краткое описание математического аппарата, использованного для высокоточного поиска научной литературы.

Системы машинного обучения оперируют со множествами прецедентов, представляющих собой материал обучения алгоритма. Отдельный прецедент состоит из описания признаков, свойств объекта, подлежащего классификации, и информации о принадлежности этого объекта к определенным классам объектов. Классы принадлежности объектов, как правило, задаются экспертом в проблемной области. Если, например, прецедент - это резюме определенной статьи по медицине, то его признаками являются входящие в резюме медицинские термины, а классами - установленные экспертом рубрики этого резюме, такие как «доказательная медицина в неврологии», «молекулярные механизмы омега-3 ПНЖК» и т.д. В простейшем случае все элементы множества прецедентов могут быть отнесены экспертом к одному из двух классов: «имеющие отношение к изучаемому вопросу» (класс К1) или «не имеющие отношения к вопросу» (класс К0).

Очевидно, что если один и тот же прецедент отнести одновременно к К1 и К0, то такое множество прецедентов - противоречиво, и задача не имеет точного решения, т.е. неразрешима. Поэтому современная алгебраическая теория распознавания основана на ключевых понятиях «разрешимости» и «регулярности» задач классификации [3, 4]. Под разрешимостью задач понимается непротиворечивость множеств прецедентов (т.е. существование решения у задачи), а под регулярностью - сохранение разрешимости в определенной окрестности поставленной задачи [3]. Анализ условий разрешимости и регулярности является фундаментальным для решения задач классификации и, в настоящем случае, для решения задачи поиска. В случае задачи поиска наиболее релевантных публикаций условие разрешимости этой задачи записывается следующим образом:

,

где Pr - множество всех текстовых прецедентов, а (A1,K1), (A2,K2) - произвольные прецеденты. В прецеденте (A,K) A обозначает полное признаковое описание текстового прецедента (т.е. абстракт, полный текст статьи, аннотация и т.д.), К - класс, к которому принадлежит прецедент (К1 или К0), Р - множество всех значений признаков, найденных в прецедентах из Pr, pk(A) - значение k-го бинарного признака из Р в прецеденте (А, К) (pk(A)=1 - признак содержится в прецеденте А, 0 - в противном случае).

В общем случае множество P избыточно в том смысле, что содержит признаки или значения признаков, которые не являются необходимыми для решения задачи. Применяя эвристические функции оценки качества признаков, на множестве Р можно ввести линейный порядок, что, в свою очередь, позволяет устанавливать множества признаков с максимальной информативностью [5, 6].

С учетом информативности признаков условие (1) записывается как критерий разрешимости на линейно-упорядоченном множестве значений признаков:

Принимая во внимание очевидное требование, которое можно сформулировать как «абстракт имеет отношение к теме тогда и только тогда, когда он содержит соответствующие ключевые термины» (например, «омега-3 ПНЖК», «неврология», «инсульт» и др), записываем критерий (2) в следующей форме:

Комбинаторное тестирование условий (2, 2') на множестве прецедентов и лежит в основе использованного метода отбора наиболее релевантных публикаций. В целом алгоритм высокоточного поиска медицинской информации выглядел следующим образом: А. Отбор экспертами наиболее актуальных публикаций (абстрактов) из подвыборки всех имеющихся публикаций; Б. Просмотр публикаций с образованием множества прецедентов и отнесение их экспертом либо к К1 («имеет отношение к теме»), либо к К0 («не относится к теме»); В. Тестирование условий (2') и установление наиболее информативных значений признаков (медицинских терминов, ключевых слов); Г. Проведение окончательного цикла поиска литературы с использованием установленных ключевых слов в полном массиве публикаций (27 000 публикаций в случае омега-3 ПНЖК).

Данный алгоритм был использован для поиска наиболее информативных ключевых слов в выборке из 2000 статей, проанализированных двумя экспертами. Наибольшей информативностью обладали следующие ключевые слова (в кодификации MEDLINE): «docosahexaenoic [title]», «eicosapentaenoic [title]», «omega-3 [title]», «n-3 [title] AND fatty [title]», «polyunsaturated [title]», «learning [text]», «cognitive [text]», «depression [text]», «depressive [text]», «psychiatric [text]», «antidepressant [text]», «visual acuity [text]», «mental [text]», «neuroprotective [text]», «Alzheimer [text]». Используя различные комбинации этих наиболее информативных терминов, был проведен поиск среди 27 000 публикаций по омега-3 ПНЖК.

В результате применения описанного выше алгоритма было найдено 410 релевантных статей, имеющих непосредственное отношение к мировому неврологическому опыту применения омега-3 ПНЖК. Эти статьи прошли дополнительную экспертную оценку с использованием полных текстов статей на основе критериев качества биомедицинских исследований [57, 58].

Результаты систематического анализа, проведенного на основе этой выборки, показали, что как с фундаментальной, так и с практической точек зрения применение омега-3 ПНЖК (прежде всего, в форме ДГК) имеет широкие перспективы в терапии и профилактике деменции, возрастного снижения когнитивных способностей, депрессии, инсульта, нарушений зрения, разнообразной неврологической патологии у детей. Особое значение имеет применение омега-3 ПНЖК для лечения синдрома гиперактивности и дефицита внимания.

Снижение когнитивных способностей и деменция

Наиболее выраженное когнитивное снижение имеет место при разных формах деменции, среди которых значительное место занимает болезнь Альцгеймера (БА). Но и в этом случае когнитивный дефицит может нарастать в течение многих лет, что дает возможность для проведения лечебно-профилактических мероприятий. Поэтому исследование потенциально модифицируемых факторов риска развития когнитивных нарушений (таких как диета) имеет большое значение для профилактики БА и других нейродегенеративных заболеваний [15].

В одном из экспериментальных исследований [19] было установлено, что дефицит ДГК стимулирует повреждение нейронов; добавки ДГК в пищу значительно снижают накопление амилоидного белка, синаптический дефицит и улучшают когнитивные функции. При изучении аутопсийного мозга [11] было выявлено, что при БА уровни ДГК были снижены в височной коре, среднефронтальной коре и мозжечке по сравнению с контрольной группой (p=0,007), при этом степень выраженности деменции по MMSE (Mini Mental State Examination) положительно коррелировала с соотношением ДГК/линоленовая кислота в височной коре (p=0,005) и средней лобной коре (p=0,018); уровень ДГК в печени был значительно ниже у пациентов с БА (р=0,011), так что уровни ДГК в печени коррелировали с показателем по шкале MMSE (R=0,78, р<0,0001).

Соответствующие клинические исследования [28, 29, 48] показывают, что когнитивные нарушения в пожилом возрасте связаны с недостатками макро- и микронутриентов (составляющих продуктов питания). В частности, омега-3 ПНЖК из рыбы и морепродуктов (т.е. ЭПК, ДГК и их производные) могут защищать пожилых от развития когнитивных нарушений [26]. В этом отношении могут быть приведены несколько примеров, указывающих на положительную роль обеспеченности омега-3 ПНЖК для профилактики деменции, прежде всего деменции альцгеймеровского типа.

L. Lopez и соавт. [36] при обследовании 266 мужчин и женщин 67-100 лет определяли неврологически и нейропсихологически наличие признаков деменции и одновременно по специальному опроснику - потребление рыбы; определялось также содержание ДГК в плазме крови. У 42 человек диагностирована БА и у 30 деменция другого типа. Пациенты в подгруппе с самым высоким содержанием ДГК (верхняя треть) характеризовались снижением риска любой деменции на 65% (95% ДИ 0,17; 0,92) и снижением риска деменции альгеймеровского типа на 60% (95% ДИ 0,15; 1,10); высокое потребление ДГК с пищей снижало риск деменции на 73% (95% ДИ 0,09; 0,79), в том числе деменции альгеймеровского типа (отношение шансов - ОШ 0,72; 95% ДИ 0,09; 0,93).

M. Morris и соавт. [43] за 3 года наблюдений когорты из 815 участников 65-94 лет у 131 человека был поставлен диагноз БА. Участники, потреблявшие рыбу один или более одного раза в неделю, имели на 60% меньший риск развития БА по сравнению с теми, кто употреблял рыбу реже чем 1 раз в месяц (относительный риск 0,4; 95% ДИ 0,2; 0,9), с учетом поправок на возраст и другие факторы риска.

Еще в одном исследовании [52] при обследовании 899 мужчин и женщин (средний возраст - 76 лет), которые находились под наблюдением в течение 9 лет, деменция была диагностирована у 99 человек, в том числе БА - у 71. После поправок на возраст, пол, вариант e4 гена АРОЕ, гомоцистеин плазмы и уровень образования стало очевидно, что пациенты в верхнем квартиле по содержанию ДГК в плазме крови (измерения на момент начала исследования) имели пониженный риск деменции (ОШ 0,53; 95% ДИ 0,29; 0,97, p=0,04).

Наконец, анализ рандомизированной популяционной выборки из 935 человек, проведенный A. Cherubini и соавт. [17], показал, что пациенты с деменцией имели более низкий уровень омега-3 в крови по сравнению с лицами без деменции (2,9 и 3,2% соответственно, р<0,05). Значимость ассоциации сохранялась после введения поправок на возраст, пол, образование, индекс массы тела, потерю массы тела, курение, уровни других жирных кислот, холестерина и триглицеридов в крови, ежедневное потребление алкоголя, жиров, калорийность пищи, наличие сердечно-сосудистых заболеваний и депрессии.

Таким образом, клинические исследования указывают на тормозящее влияние омега-3 ПНЖК на развитие процесса нейродегенерации, приводящего к развитию деменции.

Когнитивные функции и омега-3 ПНЖК

Нейродегенеративные заболевания, включая БА, являются всего лишь одной из причин деменции. Сосудистая деменция, обусловленная нарушениями церебрального кровотока, гораздо более распространена. Будучи обусловлена факторами сердечно-сосудистого риска, сосудистая деменция может быть значительно замедлена за счет нормализации макро- и микронутриентного состава диеты.

Помимо положительного влияния на сосудистую систему за счет снижения воспаления и тромбообразования, омега-3 ПНЖК могут защищать от деменции и с вовлечением других молекулярно-физиологических механизмов. В эксперименте эксайтотоксичность заметно снижается при обработке срезов гиппокампа ДГК. Помимо положительных эффектов нейропротектинов - непосредственных продуктов биотрансформаций омега-3 ПНЖК [13, 14, 44] - нейропротекторное действие ДГК может быть также результатом снижения уровня АМРА-рецепторов в мембранах нейронов гиппокампа [40]. Кроме того, омега-3 ПНЖК являются эндогенными лигандами рецепторов ретиноевой кислоты (RAR), рецепторов ретиноидов X (RXR) и рецепторов, активируемых пролифераторами пероксисом (PPAR), т.е. транскрипционных факторов, участвующих в процессах обучения и памяти. Известно, что уровни мРНК рецепторов RAR и RXR снижаются с возрастом, что может быть предотвращено увеличением потребления ретиноидов и омега-3 ПНЖК [23]. В эксперименте потребление омега-3 ПНЖК в течение 36 нед приводило к сокращению времени прохождения животными Т-лабиринта по сравнению с контролем на 20% [31].

Клинические и эпидемиологические исследования указывают на связь между обеспеченностью омега-3 ПНЖК и когнитивными способностями в разных возрастных группах. У пожилых достаточная обеспеченность омега-3 ПНЖК замедляет проявления когнитивного дефицита; у детей и лиц среднего возраста регулярное потребление омега-3 ПНЖК способствует лучшему выполнению когнитивных тестов. Результаты исследований по детской неврологии будут рассмотрены далее в отдельном разделе.

Исследование [42] жирнокислотного состава крови у 50 пациентов 65 лет и старше с умеренными когнитивными нарушениями и 29 здоровых лиц контрольной группы показало, что у пациентов с когнитивными нарушениями уровни ЭПК были ниже (0,9 и 1,3% соответственно, р<0,01), а уровни омега-6 ПНЖК - выше (24,1 и 23,4%, р<0,05) по сравнению с контрольной группой.

В одном из исследований [45] были изучены 280 здоровых добровольцев 35-54 лет, не имеющих нервно-психических расстройств и не принимавших пищевые добавки, содержащие рыбий жир. Измерялось содержание ЭПК и ДГК в фосфолипидной фракции сыворотки крови; участники заполняли психосоциальные опросники с оценкой образа жизни (нейропсихологические тесты WMS-3, WASI и еще 4 специализированных опросника когнитивных функций). Более высокое содержание ДГК в крови было связано с более высоким баллом в тестах невербального мышления, рабочей памяти, словарной памяти (p<0,05). Найденные ассоциации сохранялись при введении поправок на образование и недостаточный словарный запас участников.

Связь ассоциативного мышления с уровнем омега-3 ПНЖК в крови была исследована в работе C. Dullemeijer и соавт. [21]. Тесты на память, сенсомоторную скорость, скорость обработки данных и словесную беглость (скорость ассоциативного мышления) проводились в течение 3 лет в когорте из 807 мужчин и женщин в возрасте 50-70 лет наряду с измерением уровней омега-3 в плазме крови. Более высокие уровни омега-3 ПНЖК соответствовали более медленному снижению когнитивных параметров, в частности сенсомоторной скорости.

Корреляции между потреблением омега-3 ПНЖК, уровнями омега-3 ПНЖК в плазме и способностью к ассоциативному мышлению были подтверждены в крупномасштабном эпидемиологическом исследовании ARIC («Atherosclerosis Risk in Communities») [16]. В этом проспективном 6-летнем исследовании изучалась когорта из 10 065 американцев в возрасте 50-65 лет. Оценка когнитивного состояния пациентов проводилась по результатам скрининга по тестам отсроченного воспроизведения слов (Delayed Word Recall), тестов шкалы Векслера для взрослых и ассоциативной беглости речи (Word Fluency Test); проводилась оценка диетарного потребления омега-3 ПНЖК и измерение уровней омега-3 в плазме с помощью газовой хроматографии. Результаты анализа данных указали на значимую корреляцию между уровнем потребления омега-3 ПНЖК и результатами когнитивных тестов: например, увеличение содержания омега-3 ПНЖК в крови на 1 стандартное отклонение соответствовало снижению риска потери ассоциативной словесной беглости на 21% (ОШ 0,79; 95% ДИ 0,66; 0,95), особенно среди гипертоников.

В рандомизированном исследовании [60] препаратов омега-3 ПНЖК было подтверждено положительное влияние омега-3 ПНЖК на ассоциативное обучение, формирование логических цепочек и словесную память. Участники когорты из 485 здоровых людей в возрасте 55 лет и старше (MMSE >26, балл по шкале логической памяти Векслера III ≥1) были рандомизированы по признаку приема ДГК в количестве 900 мг в сутки или плацебо в течение 24 нед. Прием ДГК улучшил балл по словесной памяти (p<0,02) и балл по ассоциативному обучению (p<0,02). Исследователи отметили, что эти положительные эффекты ДГК на когнитивные функции сопровождались нормализацией частоты сердечных сокращений (р<0,03), что подтверждает антиаритмический эффект омега-3 ПНЖК [8, 61].

Были получены и более прямые доказательства того, что потребление омега-3 ПНЖК способствует профилактике развития возрастного когнитивного дефицита [47].

В кросс-секционном (межгрупповом) исследовании когорты из 1233 участников старше 70 лет без деменции данные опросника диеты были сопоставлены с результатами тестирования по клинической шкале деменции (CDRS), неврологических и нейропсихологических тестов. По результатам тестирования 163 человека характеризовались умеренным когнитивным дефицитом. Более высокое потребление омега-3 ПНЖК было связано с уменьшением вероятности когнитивного дефицита (ОШ 0,44; 95% ДИ 0,29; 0,66; р=0,0004), причем ассоциации сохранялись после поправок на возраст, пол, образование и количество потребляемых калорий (ОШ 0,62; 95% ДИ 0,42; 0,91; р=0,012).

Сформировалось мнение [25], что потребление омега-3 ПНЖК вносит уникальный (независимый от других факторов) вклад в снижение риска развития когнитивного дефицита: в проспективном исследовании когорты из 1475 участников старше 55 лет потребление омега-3 ПНЖК (включая специальные пищевые добавки и препараты) и балл по MMSE оценивались в начале исследования и через 18 мес наблюдения. Ежедневное потребление добавок с омега-3 ПНЖК было достоверно связано с более высоким баллом MMSE, т.е. сниженным риском развития когнитивных нарушений (ОШ 0,37; 95% ДИ 0,16; 0,87, р=0,024). Даже после поправок на возраст, пол, образование, базовые когнитивные нарушения (MMSE <24), другие заболевания (сахарный диабет, инсульт, сердечно-сосудистая патология), сосудистые факторы риска, курение, употребление алкоголя, депрессию, вариант e4 гена APOE и другие клинические и демографические параметры сохранялась достоверность ассоциации между низким потреблением омега-3 ПНЖК и риском когнитивного дефицита.

Как известно, по мере углубления когнитивного дефицита у пациентов утрачивается адекватная самооценка собственного состояния. Исследование в этом аспекте провели E. Kesse-Guyot и соавт. [32], которые изучали связь между потреблением омега-3 ПНЖК, когнитивными функциями и самооценкой когнитивных нарушений в течение 13 лет в группе из 3294 взрослых в возрасте 40-60 лет. Участники проходили регулярный медицинский смотр, который включал когнитивные тесты и самооценку проблем когнитивного состояния по специальным опросникам; данные о диете были оценены с помощью суточных пищевых дневников. Среди участников с более высоким потреблением омега-3 ПНЖК когнитивные проблемы и неадекватная самооценка встречались существенно реже (OR 0,72; 95% ДИ 0,56; 0,92).

Приведенные выше данные могут быть дополнены результатами исследования C. Dullemeijer и соавт. [22], которые учитывали снижение остроты слуха, представляющее собой общераспространенное явление среди пожилых и сопутствующее снижению когнитивных способностей. В процессе исследования 720 мужчин и женщин 50-70 лет без дисфункции среднего уха и без односторонней потери слуха измерялись уровни жирных кислот в плазме и определялся слуховой порог. Показатели были определены в начале исследования и после 3 лет наблюдений. Было установлено, что самому высокому содержанию омега-3 ПНЖК соответствует меньшая степень потери слуха (р<0,01).

Психические расстройства

В аспекте рассматриваемой проблемы большой интерес представляет депрессия, которая может проявляться не только расстройствами настроения, но и соматическими сдвигами [20].

По данным экспериментальной и клинической фармакологии, депрессия сопровождается низким содержанием омега-3 ПНЖК в крови. Так как омега-3 ПНЖК являются эффективным физиологическим модулятором воспаления (воздействие через каскад АРК, простагландины, эйкозаноиды, докозаноиды), то использование омега-3 ПНЖК в терапии аффективных расстройств является достаточно обоснованным [37, 56].

Дефицит омега-3 ПНЖК, повышенная активность провоспалительных цитокинов и нарушения обмена серотонина - важные патофизиологические факторы депрессивных расстройств. В эксперименте уровни цитокинов IL-6 (р=0,001), TNFα (р=0,02), и С-реактивного белка (р=0,001) в плазме крови были значительно больше у животных, находящихся на омега-3 ПНЖК-дефицитной диете. Отношение уровней гидроксииндолуксусной кислоты и серотонина (5-HIAA/5-HT) было значительно больше в лобной коре, гипоталамусе и стриатуме животных с дефицитом омега-3 ПНЖК, при этом уровни IL-6 в плазме положительно коррелировали с соотношением уровней 5-HIAA/5-HT в исследованных областях мозга. Включение в диету животных омега-3 ПНЖК нормализовало содержание омега-3 и омега-6 в мембранах эритроцитов, предотвращало рост IL-6 и TNFα в плазме и нормализовало избыточный распад серотонина [39].

Данные, полученные в экспериментальных исследованиях на животных, нашли подтверждение в ряде клинических и эпидемиологических исследований [35]. Например, метаанализ 12 исследований [33], в который вошли 554 больных, показал наличие более низкого уровня выраженности депрессии в группе принимавших препараты омега-3 ПНЖК и дозозависимой корреляции между количеством потреблямых омега-3 ПНЖК и интенсивностью симптоматики депрессии (r=0,5; р=0,04).

В одном из таких исследований [12] у 86 госпитализированных пациентов с депрессией при ее диагностике по DSM-IV и показателе Гамильтона более 17 баллов изучали факторы риска развития этого заболевания: уровень триглицеридов (152 мг/дл, контроль - 100 мг/дл; p<0,001), глюкозы (96 мг/дл, контроль - 87 мг/дл; p=0,005), индекс массы тела (26 кг/м2, контроль - 24 кг/м2; p=0,01). Было установлено их наличие у пациентов с депрессией. Кроме того, омега-3-индекс (процентное содержание ЭПК+ДГК в мембранах эритроцитов) был достоверно ниже при депрессии (3,9%, контроль - 5,1%; p<0,001). Значение омега-3-индекса <4% было также связано с более высокой концентрацией провоспалительного ИЛ-6 (p=0,02).

В другой работе [10] определяли процентное содержание ЭПК и ДГК в эритроцитах, которое является основным скрининговым показателем состояния депо омега-3 ПНЖК. У 759 пациентов была отмечена значительная корреляция между более низкими значениями омега-3-индекса и более высоким баллом по шкале депрессии (р=0,03): повышение омега-3-индекса на каждые 4,5% соответствовало снижению на 1 балл оценки симптомов депрессии. Еще в одном исследовании [38] в группе из 247 взрослых больных измерялись уровни ДГК и ЭПК в жировой ткани, а также уровень депрессии по шкале Цунга. Пациенты с умеренными проявлениями депрессии имели значительно меньшие (–34,6%) уровни ДГК в жировой ткани при сравнении с подгруппой пациентов с незначительными проявлениями депрессии. Сделан вывод, что достаточно длительное потребление повышенных количеств ДГК увеличивает депо ДГК в жировой ткани и уменьшает риск развития депрессии.

В японском исследовании [46] в отличие от многих других работ были обследованы не взрослые больные, а подростки 12-15 лет - 3067 мальчиков с учетом особенностей питания. Было установлено, что более высокое потребление рыбы соответствует более низким показателям риска развития депрессии (р=0,04).

Анализ связи между потреблением ЭПК, ДГК и симптомами депрессии, проведенный в популяции 3317 афроамериканцев и европеоидов в рамках исследования CARDYA (Coronary Artery Risk Development in Young Adults), был основан на данных 20-летних наблюдений [18]. Диета оценивалась в 1-й и 7-й годы от начала исследования, депрессивные симптомы были измерены на 10-м, 15-м и 20-м годах по шкале депрессии ЦЭИ; депрессия определялась как балл шкалы депрессии ЦЭИ >15 или же как регулярный прием антидепрессантов. Высокие квинтили потребления EPA (>0,03% энергии), ДГК (>0,05% энергии) были связаны с 25% уменьшением риска наличия депрессивных симптомов при сравнении с самым низким квинтилем (ОШ 0,75; 95% ДИ 0,55; 1,01).

В аналогичном исследовании [50], основанном на обследовании 7903 участников с учетом потребления рыбы, препаратов и добавок омега-3 ПНЖК оценка проводилась по опроснику питания. В течение 2-летнего наблюдения зарегистрированы 173 случая депрессии, 335 случаев тревоги и 4 случая стресса. Участники с достаточным потреблением рыбы (80-112 г в сутки) характеризовались 25-35% снижением риска этих расстройств. В другой работе [51] были представлены результаты 11-летнего исследования когорты из 12 059 выпускников испанских вузов (средний возраст - 37,5 года) без депрессии. Для оценки потребления жирных кислот использовался опросник питания из 136 пунктов. За время наблюдения (в среднем 6 лет) зарегистрировано 657 случаев депрессии и установлена обратная корреляция между уровнями потребления омега-3 ПНЖК и баллом по шкале депрессии: более высокое потребление ПНЖК было ассоциировано с более низким баллом депрессии (р=0,03).

В некоторых работах при изучении депрессии принимали во внимание присоединение тревоги, считая, что это свидетельствует об ее утяжелении. Например, в канадском исследовании [34] 432 пациентов с депрессивным расстройством, продолжающимся не менее 4 нед, наблюдали амбулаторно. Больные были рандомизированы по принципу 8-недельного приема 1050 мг в сутки ЭПК+ 150 мг в сутки ДГК, либо плацебо (подсолнечное масло + 2% рыбьего жира). Для пациентов без сопутствующих тревожных расстройств (n=204) прием омега-3 ПНЖК был эффективнее плацебо (p=0,007).

Специального рассмотрения требует перинатальная депрессия (депрессия во время беременности), лечение которой представляет значительную проблему, поскольку прием больной матерью медикаментозных средств может быть опасным для плода. Прием антидепрессантов при беременности и кормлении ребенка запрещен в большинстве стран. Снижение омега-3 ПНЖК в организме матери к концу беременности, связанное с интенсивным развитием мозга плода, может вызывать у нее депрессию [55].

В свете этих данных назначение омега-3 ПНЖК, обладающих антидепрессантным эффектом, в терапии депрессии у беременных можно считать весьма перспективным как в аспекте эффективности, так и безопасности.

Важным результатом исследования [54] 2394 беременных женщин с депрессией являлось установление того факта, что при более низком потреблении ЭПК+ДГК симптомы депрессии были значительно выше среди курильщиц.

В одном из лонгитудинальных исследований (Avon Longitudinal Study of Parents and Children) [27], наблюдали 14 000 матерей на 32-й нед беременности, которые заполняли опросник, ориентированный на наличие и выраженность симптомов депрессии и особенностей диеты, некоторых социальных факторов и образа жизни. По сравнению с женщинами, потреблявшими более 1,5 г в неделю омега-3 ПНЖК в составе морепродуктов, пациентки с самым низким потреблением омега-3 ПНЖК характеризовались в 1,5 раза более высоким риском депрессии.

Некоторые авторы [41, 49] считают, что очень низкое потребление рыбы, омега-3 ПНЖК и витамина D являются факторами риска и для шизофрении и других психических расстройств. Этому соответствуют данные, полученные в одном из исследований [30], в котором при обследовании 33 623 женщин в возрасте 30-49 лет на основе анкетирования была собрана информация о диете и психотических симптомах. У 18 411 пациенток был установлен низкий уровень психотических симптомов, у 14 395 - средний, а у 817 - высокий; женщины, редко употреблявшие рыбу, имели более высокий риск психотических симптомов; при употреблении рыбы 3-4 раза в неделю риск снижался на 53%.

Заключение

Приведенные данные позволяют считать, что омега-3 ПНЖК (наряду с йодом и магнием) являются основными составляющими питания, хроническая недостаточность которых может обусловливать снижение когнитивного потенциала и вносить значительный вклад в развитие сосудистой деменции при различных формах сердечно-сосудистой патологии [2, 9]. В литературе накоплено достаточное количество данных о целесообразности применения омега-3 ПНЖК в профилактике и терапии снижения когнитивных способностей и депрессии.

Отметим, что класс доказательности А для применения омега-3 ПНЖК был достигнут благодаря использованию определенных фармацевтических субстанций омега-3 ПНЖК, а не БАДов с нестандартизированным по омега-3 ПНЖК «рыбьим жиром». Помимо высокого качества фармацевтической субстанции, для эффективной терапии препаратами омега-3 ПНЖК также важна и дозировка стандартизированного препарата. В кардиологии терапевтически эффективными являются дозы начиная с 1000 мг омега-3 ПНЖК в сутки. Как показывают цитируемые в настоящей работе исследования, основанные на принципах доказательной медицины, терапевтическими дозами в неврологии может быть диапазон доз омега-3 ПНЖК - от 900 до 1200 мг в сутки. Такая дозировка омега-3 ПНЖК (1000 мг) в пропорции ДГК:ЭПК=1:1 включена в комплекс мульти-табс омега-3 1000 [61].

Работа выполнена при поддержке РФФИ, гранты 09-07-12098, 09-07-00212-а и 09-07-00211-а.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail