Пономаренко Г.Н.

Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург

Батурина Л.А.

Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург

Яковлева Л.М.

Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург

С.А. Бруштейн - основоположник отечественной физиотерапии (к 140-летию со дня рождения)

Журнал: Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2013;90(3): 66-71

Просмотров : 18

Загрузок :

Как цитировать

Пономаренко Г. Н., Батурина Л. А., Яковлева Л. М. С.А. Бруштейн - основоположник отечественной физиотерапии (к 140-летию со дня рождения). Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2013;90(3):66-71.

Авторы:

Пономаренко Г.Н.

Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург

Все авторы (3)

Физиотерапевты нашей страны должны знать и не забывать этого выдающегося врача, ученого, педагога, общественного деятеля, организатора отечественного здравоохранения. В связи с юбилеем следует вспомнить этапы жизненного пути этого незаурядного человека.

Сергей Александрович (Израиль Моисеевич (Мовшевич)) Бруштейн родился 3 (16) апреля 1873 г. в с. Усолье Пермской области в купеческой семье, в 1892 г. окончил Пермскую гимназию, в 1897 г. — медицинский факультет Казанского университета, получил звание «лекаря с отличием». С 1998 по 1903 г., работая в клинике душевных и нервных болезней военно-медицинской академии под руководством В.М. Бехтерева, молодой врач заинтересовался физическими методами лечения и стал их серьезно изучать. Сдав в 1898/99 учебном году экзамены на степень доктора медицины, лето 1899 г. он потратил на изучение лечебного дела на курортах Австрии, Германии, Швейцарии, лето 1900 и 1901 г. провел в знаменитых западных клиниках — Гергардта, Лейдена, Менделя, Оппенгейма, Мари и т.д.

С 1901 г. стал исполнять обязанности ассистента Клинического института В.к. Елены Павловны по отделению физических методов лечения и в ноябре 1905 г. был утвержден в этой должности, с энтузиазмом преподавал массаж, гидротерапию, светолечение, учение о минеральных водах — под руководством проф. В.А. Штанге. Забегая вперед, скажем, что в 1911 г. он стал доцентом, в марте 1917 г. — профессором, в марте 1918 г. после смерти В.А. Штанге возглавил кафедру, которая впервые в стране получила название кафедры физиотерапии и курортологии. В начале 1920 г. Бруштейн был избран директором института, который стал называться ГИДУВ (в настоящее время — Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова, до этого — МАПО), но об этом далее.

С 1902 г. С.А. Бруштейн состоял врачом по нервным болезням в амбулатории общины Св. Евгении Красного креста ( в советское время — больница им. Я.М. Свердлова). В январе 1904 г. — по объявлении русско-японской войны — призван в армию и назначен младшим ординатором в полевой запасной госпиталь №13, в апреле 1905 г. — младшим врачом Новгородского местного лазарета и с того же времени по январь 1906 г. (тогда он был уволен в запас) исполнял обязанности ординатора Колмовской психиатрической больницы Новгородского губернского земства.

Вернувшись в Санкт-Петербург, С.А. Бруштейн погрузился в научно-практическую работу, итогом которой стала диссертация «О влиянии общих электросветовых ванн на сочетательно-двигательный рефлекс у человека», защищенная в 1910 г. в военно-медицинской академии. Она исходила из лаборатории клиники душевных и нервных болезней Императорской Военно-медицинской академии (акад. В.М. Бехтерев) и из отделения физических методов лечения Императорского клинического института В.к. Елены Павловны (проф. В.А. Штанге). Трогательно посвящение работы своим родителям и благодарность «за любезное содействие» Е.С. Боришпольскому, Ж.И. Израэльсону, В.П. Протопопову и В.В. Срезневскому. В диссертации описаны история изобретения ванн, их устройство, преимущество перед турецкой, паровой или римско-ирландской баней, методики их применения при заболеваниях сердечно-сосудистой системы, «астматическом процессе», кожных болезнях (фурункулы, акне, сифилис), ишиасе, невралгии тройничного нерва, неврозе. Первые два—три сеанса рекомендовалось проводить в присутствии врача. Выводы таковы, что их хочется цитировать почти дословно:

1. Метод сочетательно-двигательного рефлекса (СДР) пригоден для объективного исследования влияния на нервную систему;

2. Общая электросветовая ванна влияет на СДР, изменяя его прочность и возбудимость (различно в зависимости от цвета);

3. Бесцветное (в большей степени) и синее стекло усиливают прочность СДР и повышают его возбудимость;

4. Красное стекло уменьшает прочность и снижает возбудимость СДР;

5. Общая электросветовая ванна не только является более совершенным аппаратом для воздействия теплом, но и влияет своим светом.

Еще одно заключение, сделанное диссертантом, стоит упомянуть с учетом того, что отмечено оно более 100 лет тому назад: ртутно-кварцевая лампа является удобным аппаратом для лечения ультрафиолетовыми лучами; наименьшая длина волны обладает болеутоляющим действием.

Итоговый вывод С.А. Бруштейна характеризует его как будущего выдающегося организатора — он предлагает «в интересах более правильной постановки медицинской помощи неимущему населению столицы» устройство при городских больницах амбулаторных и стационарных отделений для пользования физическими методами. Этой идее С.А. Бруштейн остался верен всю жизнь.

Диапазон интересов в сфере физических лечебных факторов у Бруштейна в течение его трудовой деятельности менялся, но светолечение, кажется, оставалось любимой темой. Позже он писал: «Фототерапия занимает выдающееся место в ряду других способов лечения, простирая свои показания почти на всю патологию».

Любопытно, что первая, по нашим исследованиям, его работа в русле физиотерапии, которая называлась «К вопросу о действии электрического тока высокого напряжения на человеческое тело», была написана в 1901 г. и тогда же (30 октября) авторский оттиск с надписью «в библиотеку клиники душевных и нервных болезней при Императорской военно-медицинской академии» был подарен любимой клинике. Интересны слова автора: «Если XIX столетие называют веком господства человека над природой, то этому немало способствовало применение электричества». До защиты диссертации С.А. Бруштейн писал о вазомоторном центре продолговатого мозга, об успехах рентгенотерапии (она тогда относилась к физиотерапии), о лечении невралгии УФ-лучами, о русской бане в медицинском отношении, на Пироговском съезде докладывал о светолечении нервных и душевных болезней.

Мы обратили внимание на то, что публикация 1901 г. имеет пометку: из поликлиники общества «Врачебная помощь бедным больным в Петербурге». Наверное, резюме его диссертации связано с этим не отраженным в биографии фактом лечебной практики Бруштейна.

Авторам этой статьи как представителям военно-медицинской службы С.А. Бруштейн дорог и интересен как создатель военной физиотерапии. Во время Первой мировой войны в госпиталях и лазаретах оказывалась исключительно хирургическая помощь, идея о создании физиотерапевтической помощи раненым возникла у Бруштейна в 1914 г., он обратился с докладной запиской в Главное управлении Российского общества Красного Креста, но не нашел понимания.

Настойчивость и целеустремленность Бруштейна достойны восхищения: в 1915 г., когда на III съезде деятелей Всероссийского союза городов прозвучала мысль о необходимости широко развернуть общественные организации помощи раненым и увечным воинам, в частности специальные институты для восстановления их боеготовности и работоспособности, Бруштейн снова выступил со своей инициативой. Это был доклад на заседании Петроградского комитета Всероссийского союза городов, членом правления которого Бруштейн стал, он предложил создать при лазаретах стационарные отделения физических методов лечения, назвать их физиотерапевтическими (напомним, что такого термина в то время не было), по окончании войны они должны были войти в сеть городских лечебных учреждений для обслуживания гражданского населения. Более того, Бруштейн планировал ознакомление врачей разного профиля с основами физической терапии на базе этих отделений и в гражданских больницах, даже научно-исследовательская работа была им предусмотрена. Проект был принят — и с июня 1916 г. С.А. Бруштейн возглавил Петроградский физиотерапевтический институт (ул. 5-я Рождественская, ныне Советская, дом 4). До этого, можно отметить, был предложен лазарет №255. Он оказался непригоден, выделенный затем Таврический городской лазарет №193 тоже не удовлетворял всем требованиям. Здание, в котором обосновался на долгие годы будущий НИИ физиотерапии, имело опыт медицинской деятельности. Сергей Александрович руководил институтом до 1931 г. и создал, без преувеличения, блестящую плеяду физиотерапевтов.

Просто невозможно не рассказать, какой поистине уникальный, революционный проект представил и осуществил С.А. Бруштейн весной и летом 1915 г., это — «первая плавучая санатория на Волге». На пароходе «В.к. Ксения» 24 офицера и 112 нижних чинов осуществили оздоровительную поездку, результат был обнадеживающий: «не выпив ни одной кружки воды и не приняв ни одной ванны», пациенты начинали в течение 2—3 нед себя прекрасно чувствовать и эффект сохранялся до полугода. Среди диагнозов отравление удушливыми газами, травматический невроз, упадок питания, неврастения, хлороз и т.п. В распоряжении проходящих естественное и приятное лечение (массаж, электризация, механотерапия, солнечные ванны, водоэлектросветолечение, лечение лежанием) были библиотека, шахматы, два пианино, граммофон, гармония, балалайки, во время остановок — рыбная ловля. Во время следования «обыватели встречали возгласами «ура» и засыпали подарками и цветами» воинов, утративших на фронте здоровье. Эти рейсы по Волге имели «иногда прямо магическое действие», — писал изобретатель такого вида санаторно-курортного лечения, он дал обоснование, оценку экономической выгоды, показания и даже поэтическое описание таких лечебных путешествий: «печать сдержанности, мягкой сосредоточенности, тихой и молитвенной примиренности», «мягкие краски, спокойные виды, тихие монастыри». Обнаруженный нами в фондах библиотеки Военно-медицинской академии оттиск статьи, подаренной в сентябре 1918 г. проф. Г.И. Турнеру, серьезно занимавшемуся проблемами реабилитации, свидетельствует о том, что С.А. Бруштейн не оставил мысли о плавучих санаториях и надеялся на продолжение опыта. Не пора ли об этом вспомнить сейчас?

О государственном масштабе мышления и колоссальном творческом потенциале С.А. Бруштейна говорит перечень обязанностей, которые он исполнял до революции:

— член Петроградского городского и областного комитетов Всероссийского союза городов;

— заведующий медицинской частью, председатель медицинского бюро Петроградского городского комитета Всероссийского союза городов;

— председатель Санаторно-курортной комиссии;

— председатель Главного и Петроградского комитета Союза городов и особой комиссии Верховного совета по организации помощи военно-увечным.

По его инициативе организован Делегатский совет врачей Петроградского комитета Союза городов — первая профессионально-общественная врачебная организация в России, бессменным председателем которой он был.

После февральской революции 1917 г. С.А. Бруштейн избран председателем Объединенного врачебно-санитарного совета Петрограда, после Октябрьской революции — председателем комитета по охране медицинских учреждений. Помимо этого он состоял членом:

— Общего совета высших медицинских школ Петрограда;

— Ученого комитета при научно-медицинском отделе Комиссариата народного просвещения;

— председателем Комиссии по реформе учебных и учебных медицинских учреждений в Петрограде;

— членом ученого медицинского совета при Народном комиссариате здравоохранения.

Вполне закономерно, что такой видный деятель медицины был в начале 1920 г. избран директором ГИДУВа (тогда он назывался Советский институт усовершенствования врачей), но следует вспомнить, что это была должность не только почетная: институт был на грани закрытия, нищенствовал, не отапливался, в городе царила разруха. Только могучая энергия С.А. Бруштейна, помноженная на оптимизм и энтузиазм, спасли институт от гибели. С.А. Бруштейн сохранил и укрепил материальную базу, привлек педагогические кадры, сумел выпустить за 10 лет свыше 200 научных работ, продолжил привлечение в качестве лечебных баз крупных больниц города, таких как Свердлова, Раухфуса, Тарновского, Покровская, памяти жертв революции, 2-я психиатрическая, Св. Ольги на Тверской. Главной базой для его кафедры с 1925 г. стал НИИ физиотерапии, его детище — с современной аппаратурой и новейшими лечебными методиками. С июня по ноябрь 1923 г. он еще был заведующим медико-санитарной частью Губздравотдела.

С.А. Бруштейн отнюдь не формально исполнял это, казалось бы, неподъемное количество нагрузок, он был поистине благородным и бескорыстным служителем страждущего человечества. Так, в тяжкие 1920-е годы он спасал от разграбления богатую библиотеку проф. Н.Н. Петрева, выделил ему служебное жилье в главном здании института, добился в КУБУ (Комиссия по улучшению быта ученых) назначения пенсии 75-летней вдове первого директора Института В.к. Елены Павловны Э.Э. Эйхвальда. Деятельность С.А. Бруштейна распространялась на всю страну: он основал выпуск журналов «Физиотерапия» и «Журнал для усовершенствования врачей», на организованном по его инициативе в 1925 г. I Всероссийском съезде физиотерапевтов была создана Всероссийская ассоциация физиотерапевтов, бессменным председателем которой он был до 1940 г., а Ленинградское общество физиотерапевтов было им организовано раньше — в 1923 г., он руководил им до переезда в Москву.

Необходимо сказать о том, что в ноябре 1927 г., на праздновании 30-летия деятельности С.А. Бруштейна нарком здравоохранения Н.А. Семашко торжественно объявил о присвоении юбиляру звания заслуженного деятеля науки РСФСР — одному из первых в стране! Позже он получил орден Трудового Красного знамени — очень редкая и почетная тогда награда.

В 1930 г. С.А. Бруштейн был переведен на работу в Москву, где возглавил Московский областной институт физиотерапии и физиопрофилактики, Центральный институт труда инвалидов, Государственный институт физиотерапии (1935—1938). Он был председателем оргкомитетов I (Ленинград, 1925) и III (Харьков, 1935) Всероссийских съездов физиотерапевтов и I Всесоюзного совещания врачей, биохимиков и физиков по вопросам применения высокочастотных и ультравысокочастотных волн в медицине (Москва, 1937), об изданных под его редакцией трудах этих представительных форумов — несколько позже. С 1938 г. и в годы Великой Отечественной войны С.А. Бруштейн руководил кафедрой физиотерапии Новосибирского института усовершенствования врачей.

Умер он 20 сентября 1947 г. в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище. В десятую годовщину смерти Сергея Александровича ближайший ему по духу и свершениям проф. Б.М. Бродерзон писал: «Его взыскательность и требовательность никогда не казались излишними, так как всегда вытекали из интересов дела. С ним было радостно и легко работать. Его творческий энтузиазм заражал его сотрудников. Вокруг него всегда царила атмосфера человечности и спокойной уверенности в своем деле. Всегда молодой, всегда бодрый, спокойный, жизнерадостный, остроумный, быстро умеющий находить главное в спорном вопросе, всегда оптимистически настроенный, идейный и глубоко принципиальный — таким навсегда остался в нашей памяти светлый облик этого большого человека».

Интересно проследить эволюцию физиотерапии по трудам ее основоположника. Сначала он издает 15 ноября 1921 г. свой доклад на Петроградском терапевтическом обществе в виде 15-страничной брошюры «Так называемые химические лучи в современной терапии», где уверенно заявляет о возможностях использования коротковолнового ультрафиолетового спектра. В 1925 и 1927 г. — это уже руководство для врачей и студентов «Основы терапии» (под ред. проф. С.А. Бруштейна и проф. Д.Д. Плетнева) в трех томах (двух книгах). Для нас была находкой не только сама книга (ее никогда не называют в списке его работ), но и то, что только первые 60 страниц посвящены фармакотерапии, а 623 страницы — физиотерапии, бальнео-, метео-, фото-, гидро-, кинези-, электротерапии; есть, правда, и не относящиеся теперь к физиотерапии органотерапия, психотерапия, рентгенотерапия, вакцинация, но доктрина С.А. Бруштейна ясна — основой терапии должна быть терапия естественная! Отметим, что главные разделы написаны лично С.А. Бруштейном. Когда в 1928—1930 гг. вышло «Руководство по физическим методам лечения», где каждый из трех томов по 600 страниц, Сергей Александрович привлек большой коллектив специалистов: физическую часть написал В.И. Феоктистов, механические способы лечения — А.Ф. Вербов (любопытно, что помимо известных современным физиотерапевтам методов есть сейсмотерапия, координационная терапия), фототерапию — М.П. Ашкевич и Е.Т. Залькиндсон, электротерапию — Е.Т. Залькиндсон и Б.М. Бродерзон. Большие разделы посвящены технике обращения с электрическими медицинскими аппаратами и профессиональным вредностям. В.Л. Стояновская, написавшая о климатотерапии, подробно описала первый плавучий санаторий, о котором мы написали выше, наверное, надеялась на продолжение и развитие этого перспективного опыта. Л.И. Вейнгеров, осветивший тему гидробальнеотерапии и грязелечения, представил доскональную карту грязевых источников, которая, не исключено, представляет интерес и сегодня.

Все авторы руководства — сотрудники созданного С.А. Бруштейном Института физиотерапии. Примечательно, что тексты иллюстрированы фотографиями и примерами тоже из клиники НИИ физиотерапии, а список литературы представлен исключительно немецкими и французскими авторами, единичные отечественные — не в счет. Это — лишнее доказательство тому, что физиотерапия в те годы только развивалась, как говорил С.А. Бруштейн на I Всероссийском съезде физиотерапевтов в 1925 г. — «одна из самых молодых наук», он отмечал «вступление ее в ряды науки» нашей страны. Очевидно, в связи с этим все перечисленные руководства и даже опубликованная в 1929 г. совместно с Е.Т. Залькиндсоном «Диатермия», хотя и выпущенная в серии «Библиотека практического врача», содержат подробное описание физических основ лечебного метода, описание аппаратуры и ее устройства, перечисление общего и местного воздействия на системы и органы. Менее досконально, но тоже на очень высоком профессиональном уровне даны рекомендации в издании 1929 г. «Книга здоровья. Домашний медицинский справочник» в двух томах под редакцией С.А. Бруштейна. Много внимания уделено гигиене как общественной, так и личной, перечислены 20 правил содержания жилища, некоторые из которых сейчас вызывают улыбку, назидательно и безапелляционно сформулирован «один из наиболее важных принципов советской медицины — охрана здоровья трудящихся — есть дело самих трудящихся». А с тезисом: «Гигиена брака — есть гигиена не только половой жизни, но и гигиена здоровой семьи, являющейся основой здорового общества», — нельзя не согласиться.

Энтузиазм и целенаправленная деятельность С.А. Бруштейна в отношении распространения физиотерапевтических знаний и консолидации специалистов по физиотерапии заслуживает отдельного освещения. I Всероссийский съезд физиотерапевтов он организовал в Ленинграде в мае 1925 г., ратовал за то, что лечение должно проводиться под руководством врача-физиотерапевта (Месель категорически возразил: «тогда физиотерапевты должны быть энциклопедистами, чего, конечно, не может быть»). Бруштейн, очевидно, считал это возможным, требовал, чтобы курсы усовершенствования врачей по физиотерапии длились не менее 6 мес: «3 месяца совершенно не достаточно», настаивал на распространении физиотерапевтических знаний и умений, в том числе в деревне.

В ноябре 1934 г. на 2-й Московской областной конференции физиотерапевтов уже немолодой С.А. Бруштейн выступил с актуальным программным докладом «Физическая терапия в свете новейших течений в патологии». Перекликался с ним доклад проф. П.Г. Мезерницкого «Физиотерапия внутренних болезней в свете новейших данных физики, физической химии и биохимии». Н.С. Звоницкий сообщил о «подведении прочного теоретико-методологического фундамента под физиотерапию острых инфекционных заболеваний»: «а) непосредственное бактерицидное или бактериодепрессивное действие, б) поднятие резистентности или обороноспособности организма». О целесообразности общего УФО при гриппе, наверное, стоит вспомнить. Интересно, что бывший сотрудник Сергея Александровича Б.М. Бродерзон посвятил свой доклад физиотерапии ранений и травм, что ценно в связи с приближавшейся Второй мировой войной.

На 2-й Московской городской физиотерапевтической конференции в апреле 1935 г. С.А. Бруштейн выступил лишь с вступительным словом, где с удовлетворением констатировал, что «физиотерапия глубоко внедряется в клинику в такие отрасли, которые прежде считались для нее недоступными: острые инфекционные заболевания, гиперергические состояния», упомянул о вопросах оборонного характера.

В декабре 1935 г. в Харькове проходил III Всесоюзный съезд физиотерапевтов, многочисленные здравицы в адрес Сталина и ЦК ВКП(б), звучавшие на нем, мы опускаем. Хочется отметить, что председательствовавший на съезде С.А. Бруштейн обратился к иностранным гостям на французском языке, его доклад был первым, назывался «Гиперергия и физические методы лечения», этой теме было посвящено все утреннее заседание, современным специалистам, очевидно, будут интересны выводы: целесообразность УФО при аллергии, повторная десенсибилизация, неэффективность этого лечения при кори и скарлатине, необходимость УФО при гриппе и повторные курсы через год для часто болеющих (вопрос — сочетать ли облучение с лампой соллюкс, остался нерешенным).

В мае 1937 г. на Всесоюзном совещании врачей, биологов и физиков по вопросам применения коротких и ультракоротких волн (ВЧ и УВЧ) в медицине С.А. Бруштейн решительно заявил: «Нам необходимо работать с физиками», а в заключительном докладе с удовлетворением отметил, что заслушали 61 доклад и из 321 участника 108 активно участвовали в обсуждении.

Поражает диапазон интересов С.А. Бруштейна, так, в 1930-е годы он редактирует труды Центрального института труда инвалидов «Наука в помощь инвалиду», стремится к популяризации исследований, «увязке теории с практикой», призывает использовать шире спорт, в частности гребной для инвалидов с ампутированными нижними конечностями (фото по этой тематике, по правде говоря, вызывают смешанные чувства).

Первым серьезным шагом в клиническую практику стала для С.А. Бруштейна выпущенная под его редакцией в 1930 г. книга «Ошибки в диагностике и терапии». Раздел «Из практики физиотерапии» написан лично им и содержит, в отличие от терапевтических разделов, не описание ошибок, а советы по недопущению их: соблюдение техники процедур, правильность дозировки. В том же 1930 г. в серии «Врачебная практика», выходившей под редакцией Н.Н. Бурденко, опубликована небольшая монография «Физические методы лечения нервных болезней» (в соавторстве с Б.М. Бродерзоном), где в первых же строках сказано про физиотерапию и ее «большие успехи в последние десятилетия», рассмотрено воздействие на симпатическую и парасимпатическую нервную систему — прежде всего ванна, укутываний, электросветовых ванн (в частности, головы — по Брюнингу), змеевика-охладителя для головы и сердца, пиявок, банок, клизм с целью «кровоотвлечения», но даны и методики «ионофореза» (калий, йод), дарсонвализации, а также «гальванизации симпатикуса на шее», популярной тогда диатермии. Удивляют нозологические формы: спинная сухотка, опухоли головного мозга, водянка, абсцесс и т.п.

Огромную роль в становлении отечественной педиатрии сыграла «Физиотерапия заболеваний детского возраста», написанная С.А. Бруштейном совместно с Е.Т. Залькиндсоном в 1930 г. (на обложке — 1931 г.) — учебное пособие для медвузов — впервые было сформулировано положение о том, что агенты используются те же, что для взрослых, «но способы и дозировка в значительной мере разнятся», применять все лечебные факторы надо осторожнее. Было отмечено, что одно и то же заболевание у разных детей протекает по-разному. Авторы провозгласили конституциональный подход к лечению физическими факторами, поскольку у ваготоников и симпатотоников реактивность разная. При многих заболеваниях: рахите, анемии, туберкулезе, срыгивании Бруштейн рекомендовал гелиотерапию, при ее невозможности — УФО. При неврологической патологии использовалась электризация гальваническим и фарадическим током, для электрофореза предлагались лишь кальций и йод. А вот горчичные обертывания при бронхите, возможно, имеет смысл вспомнить и в XXI веке.

Руководство для врачей и студентов «Физиотерапия внутренних болезней», выпущенное под редакцией С.А. Бруштейна и И.И. Шиманко в 1936 г., представляет теперь интерес исторический: любопытно читать про бергонизацию и бургонизацию, воротник проф. Щербака, клетку д’Арсонваля, кресло Бергонье, подсоединенное к фарадической катушке, когда на больного накладывались электроды и придавливались грузом до 80 кг, конденсаторную кровать с эбонитовым ковриком, а в руки пациента помещались электроды, о забытых теперь ящиках по Биру. Специальная часть руководства представлена частными методиками при различных нозологических формах, вряд ли пригодными в нынешних условиях, но для современного эрудированного и творчески мыслящего специалиста — это бесценный клад. Знавшие Сергея Александровича лично вспоминали о его неосуществленной мечте описать историю физиотерапии. Выпущенное современными физиотерапевтами Федеральное руководство по физиотерапии — это исполнение завета С.А. Бруштейна, так как он планировал, но не успел осуществить такое издание.

Жизнеописание С.А. Бруштейна будет неполным, если не вспомнить семью, главой которой он был. Жена Александра Яковлевна (1884—1968), урожденная Выгодская, дочь и сестра известных врачей, была в театральных и литературных кругах известна даже более, чем муж в медицинских. Она — автор свыше 60 пьес, множества художественных произведений, самое известное из которых, автобиографическое, «Дорога уходит вдаль». О ней оставили восторженные воспоминания К. Чуковский, С. Маршак, Л. Кабо, Ф. Вигдорова, Л. Разгон.

Сын Михаил Сергеевич (1907—1965) был главным инженером известной кондитерской фабрики «Красный Октябрь», талантливым изобретателем в сфере кондитерского производства. Дочь Надежда Сергеевна (1908—1979) под псевдонимом Надеждина снискала мировую славу как создатель и бессменный руководитель ансамбля русского танца «Березка», народная артистка СССР, герой Социалистического труда.

В памятную дату мы с гордостью вспоминаем питомца нашей Академии — признанного классика отечественной физиотерапии С.А. Бруштейна, жизненный путь которого может служить примером благодарному потомству.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail