По страницам зарубежных журналов

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2020;85(3): 104-107

Просмотров : 25

Загрузок : 1

Как цитировать

По страницам зарубежных журналов. Вестник оториноларингологии. 2020;85(3):104-107. https://doi.org/10.17116/otorino202085031104

Comparison of Amplitude Modulated Sounds and Pure Tones at the Tinnitus Frequency: Residual Tinnitus Suppression and Stimulus Evaluation

P. Neff, L. Zielonka, M. Meyer, B. Langguth, M. Schecklmann, W. Schlee

2019;23:2331216519833841 (англ. — Германия, Швейцария)

В недавних исследованиях проводилось сравнение подавления шума в ушах звуками с амплитудно-частотной модуляцией (AM) и шумами или чистыми тонами (ЧТ). Результаты свидетельствуют о том, что шум в ушах лучше подавляется модулированными звуками, особенно близкими по частоте к имеющемуся шуму в ушах. До сих пор не проводилось глубокого систематического анализа подавления шума в ушах по частотной его характеристике звуками с АМ. Таким образом, настоящее исследование направлено на дальнейшее развитие этой линии исследований путем сопоставления профилей подавления шума в ушах АМ звуками и ЧT на согласованной частоте шума в ушах (т.е. 10 и 40 Гц AM против ЧT). В исследование были включены люди с хроническим тональным шумом в ушах (=29), которые прошли всесторонние процедуры, а именно психометрические, аудиометрические, шумоподавление и акустическую стимуляцию. Стимулы предъявлялись в течение 3 мин в двух режимах громкости (уровень ощущения 60 дБ [SL], минимальный уровень маскировки [MML] +6 дБ, контрольный звук: SL –6 дБ) и амплитудной модуляции 0, 10 или 40 Гц. Громкость, подавляющую шум в ушах, измеряли после стимуляции каждые 30 с. Результаты показали лучшее подавление шума в ушах для модуляции 10 Гц при уровне громкости SL 60 дБ по сравнению с ЧT, тогда как незначительные положительные результаты были отмечены для 40 Гц и MML +6 дБ соответственно. Кроме того, 10 Гц AM при 60 дБ SL и 40 Гц AM при MML +6 дБ (трендовые) стимулы были лучше переносимыми. Авторы пришли к выводу, что звуки 10 Гц AM на частоте шума в ушах могут быть полезны для дальнейших исследований в отношении феномена остаточного торможения.

Why Is There No Cure for Tinnitus?

D.J. McFerran, D. Stockdale, R. Holme, C.H. Large, D.M. Baguley

2019;13:802 (англ. — Швеция, США)

Необычность такого распространенного симптома, как звон в ушах, заключается в том, что есть множество вариантов лечения, но те из них, которые доступны, нацелены на уменьшение воздействия, а не направлены определенно на восприятие звона в ушах. В частности, нет лекарства, рекомендованного специально для лечения шума в ушах. Хотя некоторые из доступных в настоящее время методов лечения эффективны для улучшения качества жизни пациента и уменьшения психологического стресса, вызванного шумом в ушах, большинство этих методов почти не оказывают влияния на основной симптом субъективной громкости шума в ушах. Исследования по терапии данной патологии продемонстрировали значительную неудовлетворенность пациентов и заметное несоответствие между их целями и целями медицинских работников: пациенты хотят, чтобы громкость звона в ушах была снижена, и предпочли бы фармакологическое решение проблемы по сравнению с другими методами. Несколько исследований показали, что пациенты с шумом в ушах оказывают значительную финансовую нагрузку на системы здравоохранения и еще большее экономическое влияние на общество в целом. Исследования рынка продемонстрировали серьезную коммерческую возможность для эффективного фармакологического лечения шума в ушах, но объем исследований в области шума в ушах и финансовых вложений невелик по сравнению с изучением других хронических заболеваний. У этой ситуации не существует единственной причины, но при этом есть ряд препятствий: по имеющимся опубликованным данным, распространенность шума в ушах неясна и варьирует от 5,1 до 42,7%; отсутствует четкое определение шума в ушах и существует несколько подтипов шума в ушах, требующих потенциально различного лечения; нет биомаркеров и объективных методов для оценки звона в ушах; исследования эффективности лечения связаны с очень большим эффектом плацебо; остается неясной патофизиология шума в ушах; существуют доступные экспериментальные модели на животных, но эти исследования часто не коррелируют с исследованиями на людях; не существует четкого определения того, что представляет собой значимое изменение или «излечение»; фармацевтическая промышленность не может найти четкого пути распространения своей лекарственной продукции, так как многие врачи, занимающиеся лечением пациентов с ушным шумом, являются аудиологами, не выписывающими (не назначающими) препараты. Чтобы попытаться прояснить эту ситуацию, выделить важные области для исследований и предотвратить расточительное дублирование усилий, Британская ассоциация по шуму в ушах (BTA) разработала карту шума в ушах (. Это хранилище информации, основанной на фактических накопленных данных о шуме в ушах, разработанное для свободного доступа, интуитивно понятное, простое в использовании, адаптируемое и постоянно пополняемое.

Larger tumor size and female gender suggest better tinnitus prognosis after surgical treatment in vestibular schwannoma patients with tinnitus

W. Cao, Z. Hou, F. Wang, Q. Jiang, W. Shen, S. Yang

2020:1-5 (англ. — Китай)

Звон в ушах является субъективным слуховым феноменом, который может доставлять сильное беспокойство. Около 63—75% пациентов с вестибулярной шванномой (ВШ) имели этот симптом. Задачами данного исследования явилось изучение механизма поддержания шума в ушах после хирургического лечения пациентов с ВШ. Авторы провели ретроспективное исследование пациентов с ВШ и со звоном в ушах за период с августа 2008 г. по февраль 2019 г. с целью отследить изменения шума в ушах после операции. Среди 298 пациентов с ВШ у 201 (67,4%) присутствовал симптом звона в ушах. Не было обнаружено статистического различия в хирургическом подходе между плохим исходом относительно уменьшения шума ушах и хорошим исходом относительно этого симптома (=0,14), а статистическое различие между двумя группами было найдено по полу (=0,04) и размеру опухоли (=0,01). Бинарный логистический регрессионный анализ показал, что пол (отношение шансов [OR] 2,12; 95% доверительный интервал [CI] 1,10—4,08, =0,03) и размер опухоли (OR 2,22; 95% CI 1,16—4,24, =0,02) стали значимыми и независимыми факторами, связанными с хорошим послеоперационным результатом в виде уменьшения (исчезновения) шума в ушах. Выводы и значимость: результаты этого исследования подтвердили, что улитковое ядро в области ствола мозга и в области над частью ствола мозга может играть важную роль в поддержании шума в ушах.

The styloid process and the formation of sigmoid sinus diverticulum: is there a link?

Z.C. Lou

2020 Jan 15 (англ. — Китай) (в Интернете представлена до публикации в печати)

Дивертикул сигмовидного синуса считается наиболее распространенной причиной пульсирующего звона в ушах; механизм, лежащий в основе формирования дивертикула сигмовидного синуса, неясен. Насколько известно, в предыдущих исследованиях не оценивалось, связано ли образование дивертикула сигмовидного синуса со сдавливанием внутренней яремной вены шиловидным отростком. Автор данной статьи поставил цель проанализировать связь между шиловидным отростком и образованием дивертикула сигмовидного синуса. За период с апреля 2009 г. по май 2019 г. были изучены истории болезней 9 пациентов с диагнозом «венозный пульсирующий шум в ушах, вызванный дивертикулом сигмовидного синуса». Всем пациентам были выполнены высокого разрешения компьютерная томография височных костей, компьютерная томография — венограмма головы и шеи, магнитно-резонансная венография и магнитно-резонансная томография мозга. Были измерены длина и медиальный угол шиловидного отростка и было выявлено сдавление внутренней яремной вены. Исследуемая группа состояла из 9 женщин (средний возраст 53,8±4,6 года) с правосторонним пульсирующим шумом в ушах. Средняя длина шиловидного отростка составляла 3,9±0,6 см с правой стороны и 4,1±0,7 см с левой стороны. Средний медиальный угол отклонения шиловидного отростка был значительно меньше с правой стороны, чем с левой стороны (65,3±1,2° vs 67,8±1,7° соответственно, <0,05). Кроме того, компьютерная томография венограммы головы и шеи показала, что левая внутренняя яремная вена была сдавлена шиловидным отростком у 8 из 9 пациентов. Образование дивертикула сигмовидного синуса с венозным пульсирующим шумом в ушах может быть связано со сдавлением контралатеральной внутренней яремной вены шиловидным отростком. Тем не менее для подтверждения этого предположения требуется продолжение исследований.

Efficacy and safety of terbinafine hydrochloride spray and 3% boric acid alcohol ear drops in otomycosis

S. Xu, J. Li, L. Ding, K. Gao, F. Xie, J. Han, X. Zhou

2020:1-5 (англ. — Китай)

Хотя отомикоз является довольно распространенным заболеванием, исследований по поводу отомикоза мало. Авторы решили оценить клиническую эффективность сочетанного применения спрея тербинафина гидрохлорида (TГ) и 3% спиртового раствора борной кислоты (3% БС) и отдельное применение 3% БС при отомикозе. Было проведено рандомизированное параллельное двойное слепое исследование с участием 320 пациентов обоего пола в возрасте 18 лет и старше. Результаты продемонстрировали, что частота клинического излечения была выше (=0,01) в группе пациентов, которым назначали сочетанное применение указанного спрея ТГ и 3% БС. Было отмечено, что такие клинические проявления, как зуд, оторея, чувство полноты в ушах, шум в ушах и гипоакузия, быстрее исчезали при использовании сочетанной комбинации по сравнению с использованием только одного препарата. Этих различий не было выявлено в отношении такого симптома, как оталгия. Наблюдалось 7 легких побочных эффектов: 3 при сочетанном применении спрея ТГ и 3% БС и 4 при изолированном применении 3% БС. Авторы делают вывод об эффективности сочетанного применения спрея ТГ с 3% БС при лечении отомикоза.

Evaluation of the Mastoid Emissary Canals with Computerized Tomography in Patients with Chronic Otitis Media

O. Ozen, C. Sahin

2020;81(1):82-87 (англ. — Турция)

Вены-эмиссарии (ВЭ) сосцевидного отростка (СО) проходят через специальный канал сосцевидного отростка (сосцевидное отверстие). Эти вены могут стать причиной осложнений во время хирургических вмешательств. Целью исследования авторов было изучение морфологических и морфометрических характеристик ВЭ СО у пациентов с клиническими проявлениями хронического среднего отита (ХСО) методом компьютерной томографии высокого разрешения (КТВР). Из информационной базы больницы были выбраны все пациенты с диагнозом ХСО, которым выполняли КТВР. В контрольную группу были включены все пациенты, которым КТВР была выполнена по другим причинам, отличным от ХСО, инфекции или шума в ушах. В итоге были исследованы 62 области СО у 38 пациентов с односторонним ХСО и у 12 с двусторонним ХСО. Контрольную группу составили 50 человек. В обеих группах оценивали наличие дополнительных отверстий для ВЭ и диаметр основного канала СО, через который проходят эти вены. Диаметр основного канала ВЭ на стороне уха с ХСО составлял 1,6 мм, а общий диаметр вспомогательных отверстий ВЭ и основного составлял 1,8 мм, причем оба эти значения были значительно выше, чем в контрольной группе. Наличие вспомогательных отверстий ВЭ на стороне уха с ХСО составило 61,8%, что значительно выше, чем в контрольной группе. На основании этого авторы заключают, что для уменьшения хирургических осложнений крайне важна предоперационная осведомленность о нарушениях венозного дренажа черепа. Проведенное исследование показывает, что каналы, через которые проходят ВЭ, могут быть шире в диаметре у пациентов с ХСО. Эти вены и эти особенности должны быть идентифицированы у пациентов с ХСО до операции в области СО.

Вены-эмиссарии, или эмиссарные вены (выпускные — ) проходят через кости вертикально в специальных каналах, соединяя диплоические и наружные (покровные) вены с синусами твердой мозговой оболочки. Они называются по тем костям или их отросткам, через которые проходят (теменная, сосцевидная, затылочная и другие), выполняют роль своеобразных регуляторов венозного кровотока на голове, перебрасывая кровь в двух направлениях — от мозга к мягким покровам и наоборот (дополнение авторов перевода).

Clinical Predictors Leading to Change of Initial Conservative Treatment of 836 Vestibular Schwannomas

M. Kleijwegt, F. Bettink, M. Malessy, H. Putter, A. van der Mey

2020;81(1):15-21 (англ. — Нидерланды)

Это исследование нацелено на определение роли клинических проявлений и характеристик опухоли — вестибулярной шванномы (ВШ) у пациентов, которых первоначально лечили консервативно. Исследование было разработано как ретроспективный обзор. В исследование включены 836 пациентов с ВШ, которые изначально получали консервативное лечение. Проводили сопоставление размера опухоли в момент постановки диагноза и показаний к изменению консервативной тактики лечения с такими данными пациента, как возраст на момент постановки диагноза, пол, частотная характеристика потери слуха и продолжительность этой тугоухости, наличие шума в ушах, нарушение баланса (неустойчивость, головокружение); и с характеристиками самой опухоли: сторона поражения, рост, кистозный компонент и локализация. В общей сложности 169 (20%) пациентам изменили тактику лечения. При постановке диагноза факторами, которые оказали большое влияние на вмешательство, были небольшая длительность тугоухости и кистозный характер опухоли. Нарушения баланса и экстраканальная локализация опухоли оказывают среднее влияние на изменение тактики лечения. Рост опухоли наблюдался у 55% пациентов, которым производили вмешательства; авторы обнаружили значительную корреляцию с малой продолжительностью потери слуха. Кистозный вариант ВШ был значительно выше между средними и крупными опухолями — 24,3% и 38,1% соответственно (=0,001). Авторы заключают, что у пациентов с небольшой продолжительностью тугоухости, нарушениями равновесия, экстраканальной локализацией ВШ и кистозными опухолями значительно выше шанс на изменение консервативной тактики лечения. Большой размер опухоли при диагностике и кистозный компонент наблюдались чаще у пациентов старше 65 лет.

Simultaneous Presentation of Benign Paroxysmal Positional Vertigo and Meniere’s Disease — Case Report

M. Davcheva-Chakar, G. Kopacheva-Barsova, N. Nikolovski

2019;7(21):3626-3629 (англ. — Македония)

Доброкачественное пароксизмальное позиционное головокружение (ДППГ) является одним из наиболее распространенных заболеваний, которое развивается спонтанно в большинстве случаев, но может быть вторичным как следствие различных состояний, таких как травмы головы, вирусный лабиринтит, болезнь Меньера и вертебробазилярная ишемия. Целью описания данного наблюдения является указание на необходимость составления точной истории болезни и выполнения маневра Дикса—Холлпайка всем пациентам, которые жалуются на головокружение, независимо от ранее диагностированного основного заболевания внутреннего уха. Авторы представляют наблюдение 63-летней пациентки с классической триадой симптомов болезни Меньера (флуктуирующая правосторонняя нейросенсорная тугоухость, шум в ушах и чувство полноты в правом ухе и системное головокружение), которая 2 года спустя жаловалась на кратковременные эпизоды головокружения, связанные с изменением положения головы относительно действия силы тяжести. Маневр Дикса—Холлпайка показал классическую реакцию в правом положении с «подвешенной» головой. У пациентки в том же ухе было диагностировано ДППГ. После нескольких дней лечения с помощью маневров Эпли симптомы позиционного головокружения исчезли. В этой связи авторы рекомендуют проводить полное аудиологическое и отоневрологическое обследование у всех пациентов с головокружением для своевременной диагностики любой патологии, связанной с внутренним ухом.

Peripheral and central vestibular system findings in Meniere’s disease

S. Unsal, N.M. Gumus, M. Gunduz

2019;23(1):115-121 (англ. — Япония)

Болезнь Меньера (БМ) — это хроническое заболевание, которое характеризуется периодическими эпизодами шума в ушах, головокружения и прогрессирующей флуктуирующей нейросенсорной тугоухостью вместе с ощущением полноты в ухе. Целью данного исследования явилась оценка состояния периферического и центрального отделов вестибулярного анализатора у пациентов с БМ с помощью определенной «батареи» вестибулярных тестов, а именно видеонистагмографии (VNG), регистрации вестибулярных вызванных миогенных потенциалов (VEMPs) и видеоимпульсного теста головы (V-HIT). Исследуемую группу составили 16 пациентов с двусторонней и 17 с односторонней БМ (средний возраст 40,9 года, диапазон от 23 до 66 лет; 20 женщин и 13 мужчин). Контрольная группа представлена 39 здоровыми добровольцами (средний возраст 38,1 года, диапазон от 21 до 60 лет; 22 женщины и 17 мужчин). Оценку периферического и центрального отделов вестибулярной системы производили с помощью глазодвигательных тестов, калорического теста, C-VEMP, O-VEMP, а также исследования вестибулярного глазного рефлекса (VOR) с использованием V-HIT. Результаты оказались следующими. В 26 ушах из 49 с БМ были диагностированы отолитовая или ампулярная дисфункции. Что касается O-VEMP тестов, то волны N1 и P1 не были получены у 30 из 49 ушей с БМ. Полученные волны N1 и P1 характеризовались продолжительным латентным периодом и пониженной амплитудой в группе пациентов с БМ. Волны P1 и N1 отсутствовали у 5 больных с двусторонней БМ и у 2 — с односторонней БМ (12 ушей из 49 пораженных ушей) в записях C-VEMP (23,9%). В группе пациентов БМ в 44,9% наблюдений значения прироста скорости находились в патологических границах v-HIT. В ушах, пораженных БМ, в дополнение к более низким значениям прироста скорости наблюдали более высокие коэффициенты асимметрии. На основании этого авторы делают вывод о том, что БМ значительно влияет на состояние периферического отдела вестибулярного анализатора, но функции центрального отдела не затрагивает.

Psychosocial consequences of the loudness of tinnitus

H.M. Koning

2019;23(1):103-107 (англ. — Нидерланды)

Звон в ушах тесно связан с субъективной воспринимаемой громкостью этого шума в ушах. Целью данной работы явился анализ психосоциальных проблем у пациентов с шумом в ушах и их возможная взаимосвязь с громкостью этого шума. У всех пациентов, которых лечили в клинике с января 2017 г. по сентябрь 2019 г. по поводу шума в ушах, ретроспективно были изучены истории болезни и вопросник с оценкой психосоциального состояния. Почти половина пациентов с шумом в ушах не могли адекватно противостоять этой проблеме, и у них отмечались нарушенная концентрация и чувство депрессии. Психосоциальные проблемы были тесно связаны с максимальной громкостью шума в ушах. Если максимальная воспринимаемая громкость шума в ушах была выше 73 мм по визуально-аналоговой шкале (ВАШ), распространенность психосоциальных проблем возрастала. Если громкость была выше 83 мм, то у большинства из этих пациентов были выраженные психосоциальные проблемы. Авторы делают вывод о взаимосвязи психосоциальных проблем с максимальной громкостью шума в ушах. У таких пациентов, по мнению авторов, терапия должна быть направлена на снижение максимальной громкости шума в ушах до значений менее 73 мм по ВАШ.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail