Капустина Т.А.

Клиническое отделение патологии ЛОР-органов Научно-исследовательского института медицинских проблем Севера СО РАМН, Красноярск

Маркина А.Н.

Клиническое отделение патологии ЛОР-органов Научно-исследовательского института медицинских проблем Севера СО РАМН, Красноярск

Парилова О.В.

Клиническое отделение патологии ЛОР-органов Научно-исследовательского института медицинских проблем Севера СО РАМН, Красноярск

Медицинская и социальная характеристика семей ЛОР-больных с верифицированной хламидийной инфекцией

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2013;78(6): 34-37

Просмотров : 7

Загрузок :

Как цитировать

Капустина Т. А., Маркина А. Н., Парилова О. В. Медицинская и социальная характеристика семей ЛОР-больных с верифицированной хламидийной инфекцией. Вестник оториноларингологии. 2013;78(6):34-37.

Авторы:

Капустина Т.А.

Клиническое отделение патологии ЛОР-органов Научно-исследовательского института медицинских проблем Севера СО РАМН, Красноярск

Все авторы (3)

Хламидийная инфекция на протяжении многих десятков лет является важной медико-социальной проблемой не только ввиду высокой распространенности, но и большой частоты обусловленных ею осложнений и неблагоприятных последствий, негативно влияющих на здоровье населения и демографические показатели. В зарубежной и отечественной литературе встречается большое количество публикаций, посвященных респираторным хламидийным поражениям нижних отделов дыхательной системы [1—6]. Но в последние два десятилетия проблема хламидиозов стала весьма актуальной и в современной оториноларингологии. Достаточно активно изучаются патогенез и клиническая симптоматика хламидийных поражений глотки, носа и околоносовых пазух [7—13].

Медико-социальные исследования факторов риска, способствующих распространению респираторного хламидиоза, в том числе и семейного, немногочисленны и по большей части имеют отношение к его урогенитальным формам [14—16]. Поэтому необходимость и важность проведения медико-социальных исследований, связанных с респираторным хламидиозом верхнего отдела респираторного тракта, не вызывает сомнений.

Цель исследования — провести оценку медико-социального состояния семей оториноларингологических больных с верифицированной хламидийной инфекцией верхнего отдела респираторного тракта.

Пациенты и методы

Объектами изучения являлись семьи оториноларингологических больных, находящихся на стационарном лечении в ЛОР-отделении с острой и хронической патологией верхнего отдела респираторного тракта. Всего были обследованы 87 семей, из них 44 семьи пациентов с идентифицированной хламидийной инфекцией (основная группа семей, включающая 24 семьи с больными детьми и 20 семей с больными взрослыми) и 43 семьи пациентов, у которых наличие хламидий подтверждено не было (контрольная группа, 22 семьи с больными детьми и 21 семья со взрослыми больными). Объем выборок определялся по методике В.И. Паниотто [17]. Совокупный численный состав семей составил 245 человек: 123 человека в основной группе (38 детей, 85 взрослых лиц) и 122 человека в контрольной группе (33 детей, 89 взрослых лиц). В сравниваемых группах члены семей были сопоставимы по возрастным и половым категориям.

Лабораторные методы исследования включали идентификацию двух видов хламидий (Chlamydia trachomatis и Chlamydophila pneumoniae), для выявления которых использовались два прямых теста: прямой иммунофлюоресцентный анализ (ПИФА) и полимеразно-цепная реакция (ПЦР) и один непрямой тест — иммуноферментный анализ (ИФА). ПЦР и ИФА проводились с использованием тест-систем ВекторХлами-ДНК-амли и ХламиБест-стрип («Вектор-Бест»). Для проведения ИФА применялась тест-система ХламиСлайд («ГалартДиагностикум»).

За основу медико-социального исследования была взята методика комплексной оценки медико-социального состояния семьи, разработанная группой авторов [18]. Согласно этой методике члены семьи по сумме набранных баллов систематизировались по социальному состоянию на основе шкалы «Критерии и оценка социального состояния семьи» и по состоянию здоровья на основе шкалы «Критерии и оценка здоровья членов семьи», включающей разделы «Факторы состояния здоровья», «Факторы риска здоровья», «Факторы жизнедеятельности». Сочетание типов семей по состоянию здоровья и по социальному состоянию позволяло классифицировать семьи по видам медико-социального состояния.

Описание бинауральных признаков представлено в виде относительной частоты, выраженной в процентах, и 95% доверительного интервала (95% ДИ). Оценка значимости различий показателей проводилась с помощью t-критерия Стьюдента и точного критерия Фишера. Достаточно большое число возможных значений качественных порядковых признаков (более 20) позволило использовать методы непараметрической статистики: для описания параметров распределения — вычисление медианы (Ме) и нижнего и верхнего квартилей, для сравнения — критерий Манна—Уитни. За максимально приемлемую вероятность α-ошибки (р) была принята величина, равная или меньшая 0,05.

Результаты и обсуждение

Проведенные исследования показали, что в 63,6% семей ЛОР-больных с идентифицированной хламидийной инфекцией отмечалось заражение хламидиями других членов семьи. Прирост инфицированных лиц в этих семьях составил 44,1%. При этом инфицированность всех членов семьи имела место в 42,9%, более двух третей от ее состава — в 46,4%, от 50 до 60% — в 10,7%.

Обобщающие результаты вычисления среднего коэффициента здоровья на одного члена семьи позволили определить, что независимо от наличия или отсутствия очага респираторного хламидиоза определялись только два типа состояния здоровья семей из 6 типов: «семьи риска» и «семьи, неблагополучные по здоровью I степени». При этом «семей, неблагополучных по здоровью I степени» было существенно больше в случаях, где имелся очаг хламидийной инфекции (р=0,04): в 84,1% (95% ДИ 72,0—93,3) против 65,1% (95% ДИ 50,4—78,5). Это было обусловлено медицинской характеристикой отдельных членов семей с очагом респираторного хламидиоза, среди которых было меньше здоровых лиц и больше лиц с состоянием медицинского риска (табл. 1).

При самооценке своего здоровья независимо от наличия или отсутствия очага хламидийной инфекции оценили его как «хорошее» большее число членов семей (в 74,0—77,0%), а как «неудовлетворительное» — меньшее (в 1,6—3,3%). Несогласованность результатов объясняется тем, что использованная методика, включающая комплекс специально разработанных вопросов, позволяет получить беспристрастную и более объективную характеристику здоровья респондентов.

Из отдельных критериев, отрицательно влияющих на состояние здоровья, в семейных очагах хламидийной инфекции было значительно больше членов семьи, отнесенных к категории часто и длительно болеющих острыми заболеваниями (в 6,5% против 0,8%, р=0,01), а также имеющих хроническую патологию различных органов и систем организма (в 70,7% против 58,2%, р=0,04), в том числе три и более заболеваний (в 26,5% против 14,1%, р=0,05). В семьях с очагом респираторного хламидиоза хронические заболевания чаще сопровождались функциональными нарушениями (в 29,9% против 15,5%, р=0,03).

Из факторов риска здоровья в семьях ЛОР-больных с верифицированной хламидийной инфекцией существенно больше было детей дошкольного возраста, посещающих детский сад (в 31,2% против 6,7%, р=0,01). Такие условия труда, как вредное производство, сменная работа и совмещение работ, также чаще отмечались у членов семей с очагом этой инфекции (в 65,7% против 45,6%, р=0,02). Причем женщин, работающих посменно, в основной и контрольной группах было больше, чем мужчин (р<0,01): соответственно в 65,8% против 34,2% и в 69,6% против 30,4%.

Данные интервьюирования показали, что взрослые члены семей независимо от наличия или отсутствия очага хламидиоза были одинаково подвержены таким вредным привычкам, как употребление алкоголя (в 48,2—56,3%, р=0,3) и табакокурение (в 20,0—31,0%, р=0,1). Но лиц, употребляющих спиртные напитки более 2 раз в месяц, было больше в семьях с наличием источника хламидийного инфицирования (в 51,2% против 30,6%, р=0,05). По другим диагностическим критериям, характеризующим состояние здоровья членов семьи, факторы риска здоровья и жизнедеятельности, межгрупповых различий получено не было.

В обеих группах семей преобладали лица с высшим и средним специальным образованием, доли которых составили соответственно 40,0—52,8 и 32,6—43,5%. Второе место занимали лица, имеющие незаконченное высшее (6,7—9,4%) и среднее образование (5,9—6,7%). В структуре социального статуса взрослых членов семей наибольшую долю составляли служащие (69,4—73,0%). Доли остальных категорий социального положения респондентов колебались в интервале от 1,2 до 14,1%.

Подавляющее число семей ЛОР-больных с верифицированной хламидийной инфекцией были классифицированы как «семьи, неблагополучные в социальном отношении», удельный вес которых составил 68,2% (табл. 2),

тогда как самая большая доля в семьях, не имеющих очага респираторного хламидиоза, приходилась на «семьи социального риска» (53,5%). Наименьшую долю, независимо от наличия или отсутствия очага, занимали семьи, благополучные по социальному состоянию (4,6—9,3%).

Различия были получены только по таким диагностическим факторам, как «питание» и «степень социального благополучия». Семей, имеющих «хорошее питание», было существенно меньше (72,7% против 88,4%, р=0,06), а семей, низко оценивших степень своего социального благополучия, наоборот, было больше (52,3% против 30,2%, р=0,04).

Сочетание типов семей по состоянию здоровья с типами семей по социальному состоянию позволило определить принадлежность каждой из обследованных семей к определенному виду медико-социального состояния (табл. 3).

В семьях с наличием очага хламидийной инфекции основную долю (59,1%) составляли семьи, медико-социальное состояние которых было классифицировано как вид III-С («семьи социального неблагополучия с неблагополучным состоянием здоровья I степени»). «Семьи социального риска с неблагополучным состоянием здоровья I степени» (вид III-B) в структуре занимали второе место (20,5%). Единичные семьи были отнесены к другим видам медико-социального состояния семей (II-C, II-B, III-A) и их доли были равны и меньше 9,1%.

Иная структура видов медико-социального состояния имела место в семьях, где очаг хламидийной инфекции обнаружен не был. Так, ведущее место в структуре занимали два вида: III-B («семьи социального риска с неблагополучным состоянием здоровья I степени») и III-C («семьи социального неблагополучия с неблагополучным состоянием здоровья I степени»), доли которых составили соответственно 34,9 и 30,2% (р=0,7). Удельный вес остальных видов (II-A, II-B, II-C) был существенно меньше: от 7,0 до 18,6%. На худшее медико-социальное состояние семей с очагом респираторного хламидиоза указывал факт преобладания семей, систематизированных как «семьи с социальным неблагополучием и с неблагополучным состоянием здоровья I степени» (вид III-C) — в 59,1% против 30,2% (р<0,001).

Сопоставление средних баллов, набранных членами семей, также подтвердило результаты типизации, свидетельствующие о том, что медицинское и социальное состояние семей, имеющих очаг респираторного хламидиоза, значительно хуже. Так, медиана баллов, набранных членами семей основной группы при оценке состояния здоровья, превышала аналогичный показатель в семьях ЛОР-больных, у которых хламидии обнаружены не были (Ме1=17,0, Ме2=16,0, р=0,07), за счет большего числа факторов, отрицательно воздействующих на его состояние (Ме1=10,0, Ме2=8,0, р=0,02). Но по сумме набранных респондентами баллов, оценивающих факторы риска здоровья, существенных различий получено не было (Ме1=5,0, Ме2=5,0, р=0,8). На худшее социальное состояние членов семей с очагом респираторного хламидиоза указывала значительно большая величина медианы баллов, оценивающих социальную характеристику респондентов (Ме1=5,0, Ме2=2,0, р=0,05).

Выводы

1. Результаты проведенного исследования показали, что семей, «неблагополучных по здоровью I степени», было существенно больше при наличии очага респираторного хламидиоза (84,1% против 65,1%) за счет меньшего числа здоровых членов семьи (32,0% против 13,8%) и большего числа лиц с «состоянием медицинского риска» (63,4% против 47,5%). Подавляющее число семей ЛОР-больных с верифицированной хламидийной инфекцией систематизировались как «семьи, неблагополучные в социальном отношении» (68,2%), тогда как у неинфицированных хламидиями больных преобладали «семьи социального риска» (в 53,5% против 27,3%).

2. Сопоставление средних баллов, набранных членами семей при их типизации, также показало, что медицинское и социальное состояние семей с очагом респираторного хламидиоза значительно хуже.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail