Миронов В.Г.

Кафедра отоларингологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова МО РФ, Санкт-Петербург

Паневин П.А.

Кафедра отоларингологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова МО РФ, Санкт-Петербург

Коровин П.А.

Кафедра отоларингологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова МО РФ, Санкт-Петербург

Антонов М.В.

Кафедра отоларингологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова МО РФ, Санкт-Петербург

Величина и структура санитарных потерь ЛОР-профиля в современных локальных конфликтах

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2012;77(4): 48-50

Просмотров : 9

Загрузок : 1

Как цитировать

Миронов В. Г., Паневин П. А., Коровин П. А., Антонов М. В. Величина и структура санитарных потерь ЛОР-профиля в современных локальных конфликтах. Вестник оториноларингологии. 2012;77(4):48-50.

Авторы:

Миронов В.Г.

Кафедра отоларингологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова МО РФ, Санкт-Петербург

Все авторы (4)

ЛОР-потери личного состава в условиях боевого применения обычного огнестрельного оружия (ОО) являются частным случаем общих санитарных потерь. К санитарным потерям ЛОР-профиля относят пораженных различными видами оружия и больных, у которых единственным или ведущим по тяжести синдромом поражения или заболевания являются нарушения со стороны уха, носа и околоносовых пазух, глотки, гортани, шейной части пищевода (ЛОР-органов).

Для правильного прогнозирования количества и структуры санитарных потерь в современных условиях весьма важным является учет данных, полученных военно-медицинскими специалистами в прошедших крупных военных столкновениях и, прежде всего, использование опыта Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. (ВОВ), а также вооруженных конфликтов последнего времени, в частности на Кавказе.

На абсолютную величину общих санитарных потерь оказывают влияние многочисленные элементы боевой обстановки (характер боевых действий, соотношение вооруженных сторон, свойства применяемых видов оружия, масштабы его применения, средства и способы защиты, характер местности и др.). В связи с этим размеры боевых санитарных потерь могут быть подвержены значительным колебаниям. Исходя из данного положения, размеры санитарных потерь, связанные с частными случаями поражения различных областей тела (нейрохирургические, челюстно-лицевые, оториноларингологические и др.) принято определять частотой (удельным весом) повреждений в общем числе боевых травм определенного вида, например раненных пулями и осколками, пострадавших с закрытой боевой травмой или контуженных. Каждую группу принимают за 100% [1, 2].

В связи с вышеизложенным и с учетом того, что после ВОВ 1941—1945 гг. прошло более 60 лет, большой практический интерес для военной медицины представляет оценка величины, структуры и характера боевых санитарных потерь в случаях военных столкновений последнего времени, в частности на южных рубежах РФ. Следует иметь в виду, что кроме некоторых изменений в характеристиках огнестрельного оружия в сторону усиления поражающей способности, заметно возросла частота применения боеприпасов взрывного действия (осколочных, фугасных мин); с другой стороны, усилены факторы защиты личного состава — возросла бронезащищенность (БТР, БМП, танки), начали широко применяться бронежилеты и т.д.

Для характеристики боевых повреждений в современной войне нами рассмотрены материалы в отношении боевых повреждений в конфликте на Кавказе в 1999—2002 гг., сосредоточенные в Военно-медицинском музее (ВММ) МО РФ. Массив историй болезни пораженных хирургического профиля с механическими травмами охватывает 5608 единиц, в том числе огнестрельных ранений 4002 (71,4%) и закрытой боевой травмы (ушибов) — 1606 (28,6%). В общем числе огнестрельных ранений пулями и осколками повреждения головы наблюдались у 574 (14,35%).

Из названного числа раненых (4002) произведена механическая выборка историй болезни всех пострадавших, имевших ранения ЛОР-органов и мягких тканей шеи, — 209 (5,2%) случаев. Ранения ЛОР-органов и шеи как ведущая травма оказались у 102 человек, т.е. составили 2,5% среди всех раненых; ранения ЛОР-органов и шеи как сопутствующая травма выявлены у 107 человек, т.е. у 2,7% всех раненых.

Закрытая боевая травма (ушибы) ЛОР-органов и шеи имели место у 55 человек из 1606, т.е. встречались в 3,93% как ведущая травма и, кроме того, у 21 (1,3%) человека как сопутствующее повреждение.

Сравнительная оценка действия новых видов огнестрельного оружия и анализ опыта его боевого применения показывают, что существуют некоторые изменения общей структуры и характера огнестрельных повреждений ЛОР-органов по сравнению с данными периода минувшей войны. Так, полученные данные свидетельствуют, что в общей структуре боевых травм ЛОР-органов ранения составляли 44%, контузионные поражения — 36%, закрытая травма (ушибы) — 19%, термические повреждения — 1%. Вместе с тем в период ВОВ имело место абсолютное преобладание количества огнестрельных ранений. Таким образом, в современных условиях преобладают закрытые ЛОР-травмы — ушибы и контузии (более половины всех пострадавших). В отношении огнестрельных ЛОР-ранений (осколочных и пулевых) на первый взгляд можно сказать, что имеет место некоторое нарастание удельного веса ЛОР-ранений в общем числе ранений по всем областям тела и увеличение частоты множественных травм.

На самом деле современные показатели от данных периода ВОВ не отличаются. Так, если среди всех раненых в минувшую войну ранения головы составляли 10,5% и в том числе ЛОР-ранения 1,6% (около 16% ранений головы), то в условиях рассмотренного конфликта ранения головы зафиксированы у 14,5% всех раненых, в том числе ЛОР-ранения в 2,5% (около 17% ранений головы). Среди ЛОР-раненых изолированных ранений было 52 (из 102), сочетанных — 20 и множественных — 30 случаев, т.е., как и в период ВОВ, изолированные и сочетанные ЛОР-ранения распределились примерно поровну (среди ведущих). Здесь же среди всех ведущих ЛОР-ранений (102 человека) пулевых ранений было 22, осколочных — 80, т.е. осколочные встречались в 5 раз чаще, чем пулевые (в ВОВ соотношение было 1:3).

Несомненный интерес для оториноларингологов представляют данные о распределении ЛОР-ранений по локализации (табл. 1).

Данные табл. 1 показывают, что наибольший удельный вес занимают ранения шеи, затем — носа и уха.

Из данных, представленных в таблице, следует, что структура ведущих ЛОР-ранений в настоящее время не имеет значительных различий по сравнению с данными ВОВ. Основную массу травм составляют ранения органов, сосудов и мягких тканей шеи (66,7%), затем ранения носа и околоносовых пазух (21,5%) и области сосцевидного отростка и уха (11,8%).

В современный период с развитием военной техники возрастает удельный вес контузий и ушибов в общей структуре санитарных потерь ЛОР-профиля.

Под контузией (взрывной травмой, коммоционно-контузионным синдромом) понимают общую травму организма, возникшую в результате мгновенного механического воздействия на всю поверхность тела или большую его часть (БСЭ). Подобное общее повреждение наиболее вероятно за счет воздействия окружающей среды, т.е. воздуха, иногда — воды, реже — действия больших масс сыпучих тел (земли, песка, зерна и т.п.). В боевых условиях контузия связана, как правило, с поражением ударной воздушной взрывной волной.

Опыт ВОВ и военных конфликтов последнего времени показывает, что контузии с преобладанием слухоречевых расстройств (ЛОР-контузии) наблюдаются у 32,5% пораженных взрывной волной, а признаки перенесенной баротравмы среднего уха (перфорация барабанной перепонки, травматический гнойный средний отит) — у 6—6,4%. Следует упомянуть, что баротравма среднего уха в минувшую войну в 60—70% случаев осложнялась гнойным средним отитом, а гнойный средний отит в 8,8% осложнялся мастоидитом.

Необходимо отметить, что частота ЛОР-контузий, в частности баротравм барабанной перепонки и среднего уха, зависит от степени защиты личного состава. Так, при поражениях взрывной волной на открытой местности удельный вес повреждений барабанных перепонок составил около 6,2% среди всех контуженных, в то же время при подрывах боевой техники (танков, БТР, БМП) внутри машины частота травм среднего уха может быть выше [3].

Во время военного конфликта 1999—2002 гг., по материалам ВММ, ЛОР-контузии как ведущее повреждение имели место у 111 (15%) человек из 410 всех контуженных, а разрывы барабанных перепонок в числе пострадавших от взрывной травмы, исключая раненных осколками и вторичными снарядами (как упоминалось выше, таких пострадавших было 1606 человек), выявлены у 77 (5,7%) человек, что практически совпадает с данными периода ВОВ (6,2%).

Что же касается данных, характеризующих закрытые механические боевые повреждения (ушибы), причиной которых явилось метательное действие взрывной волны (отбрасывание пострадавших, ушибы о детали вооружения, твердые предметы и землю, повреждения при разрушениях и обвалах домов и укрытий, а также ушибы в боевых машинах), то повреждения ЛОР-органов в период ВОВ как ведущая травма отмечены в 3% всех случаев, причем в половине случаев эти травмы были сочетанными. Наиболее часто такие ушибы сопровождались повреждениями головного мозга (сотрясениями, ушибами мозга), выраженными в легкой степени [4].

Анализ боевых ЛОР-повреждений, полученных во время локальных конфликтов и крупномасштабных террористических актов, свидетельствует, что удельный вес закрытых травм (ушибов) может достигать значительных величин — до 20%, что, несомненно, вызвано широким применением боеприпасов взрывного действия.

Понятно, что основное значение для организации военно-медицинской службы имеют данные о частоте и структуре оториноларингологических травм как ведущих в клинической картине боевого поражения. В то же время травмы уха, горла и носа достаточно часто сопутствуют более тяжелым повреждениям других органов и систем. Определение частоты и структуры подобных ЛОР-повреждений является необходимым для расчета потребности сил и средств медицинской службы и правильной организации работы специалиста-оториноларинголога [5].

В период 1999—2002 гг. сопутствующие повреждения ЛОР-органов наблюдались у 107 (2,7%) раненых, т.е. имели место даже чаще, чем ведущие ЛОР-ранения. Наряду с этим установлено, что среди сопутствующих повреждений ЛОР-органов, как и среди ведущих, ранения осколками встречались чаще, чем пулевые. Следует отметить, что большинство сопутствующих ушных ранений наблюдается в группе раненных в голову. Нейрохирургами давно отмечено, что ранящий снаряд нередко повреждает мозговой череп, проходя через область уха, — так, среди проникающих ранений черепа ранения с одновременным повреждением уха в период ВОВ отмечены примерно в 5%. Такое положение говорит о необходимости тесного взаимодействия отохирургов с нейрохирургами при оказании помощи таким раненым.

Распределение сопутствующих ЛОР-ранений среди раненных в другие области тела приведено в табл. 2.

Из данных таблицы видно, что почти половина (49,6%) сопутствующих ранений уха, горла и носа наблюдается у раненных в череп, глазницу и челюстно-лицевую область. Подобные закономерности имели место и в период ВОВ 1941—1945 гг.

Среди лиц с закрытой тупой травмой (ушибами) от метательного действия взрывной волны ЛОР-повреждения, как ведущие, наблюдались в 3,43% случаев. Кроме того, установлено, что еще 1,3% пострадавших могут иметь сопутствующие ушибы области уха и сосцевидного отростка, носа и околоносовых пазух, шеи. Подавляющая часть сопутствующих повреждений ЛОР-органов (около 70%) наблюдается у пострадавших с травмой головы, а 30% — у лиц с ушибами других частей тела.

Современные боевые повреждения ЛОР-органов характеризуются значительной сложностью и разнообразием. В то же время поражающие факторы современного огнестрельного оружия принципиально не отличаются от аналогичных факторов минувшей войны. В общей структуре санитарных потерь присутствуют существенные изменения — уменьшилось абсолютное число ранений, возросло количество поражений ударной взрывной волной. Принятая система эшелонирования медицинской помощи позволяет успешно оказывать медицинскую помощь как при ведущих, так и при сопутствующих поражениях ЛОР-органов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail