Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Белов Ю.В.

РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН

Медведева Л.А.

ФГБУ "РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского" РАМН

Загорулько О.И.

ФГБНУ «Российский научный центр хирургии им. акад. Б.В. Петровского»

Комаров Р.Н.

клиника аортальной и сердечно-сосудистой хирургии Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, Москва, Россия

Дракина О.В.

Клиника аортальной и сердечно-сосудистой хирургии ПМГМУ им. И.М. Сеченова, Москва

Баскова Т.Г.

ФГБУ «Центральная клиническая больница с поликлиникой», Москва

Валидность тестовых шкал для нейрокогнитивного и психоэмоционального тестирования у пациентов с хирургической патологией прецеребральных артерий

Авторы:

Белов Ю.В., Медведева Л.А., Загорулько О.И., Комаров Р.Н., Дракина О.В., Баскова Т.Г.

Подробнее об авторах

Журнал: Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2017;(5): 67‑75

Просмотров: 878

Загрузок: 37

Как цитировать:

Белов Ю.В., Медведева Л.А., Загорулько О.И., Комаров Р.Н., Дракина О.В., Баскова Т.Г. Валидность тестовых шкал для нейрокогнитивного и психоэмоционального тестирования у пациентов с хирургической патологией прецеребральных артерий. Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2017;(5):67‑75.
Belov IuV, Medvedeva LA, Zagorulko OI, Komarov RN, Drakina OV, Baskova TG. Validity of test scales for neurocognitive and psychoemotional testing in patients with surgical pathology of precerebral arteries. Pirogov Russian Journal of Surgery = Khirurgiya. Zurnal im. N.I. Pirogova. 2017;(5):67‑75. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/hirurgia2017567-75

?>

Сосудистые заболевания головного мозга являются одной из ведущих причин инвалидизации и смертности населения во всем мире [1—3]. Наиболее распространенной патологией прецеребральных артерий признано атеросклеротическое стенозирующее поражение внутренних сонных артерий (ВСА), что составляет 90% случаев сосудисто-мозговой недостаточности [4, 5]. В России каждый год фиксируется около 500 тысяч новых случаев ишемического инсульта [6]. И с каждым годом неуклонно увеличивается количество хирургических вмешательств на артериях, кровоснабжающих головной мозг [7—9]. Хирургическая тактика лечения стенозирующего поражения направлена, прежде всего, на сокращение частоты возникновения грубого очагового поражения головного мозга. Однако любой вид вмешательства на брахиоцефальных артериях сопряжен с рисками нейронального повреждения [10—12].

Логично предположить, что устранение преграды в хронически стенозированном сосуде и восстановление нормального притока крови к головному мозгу должны нести благоприятный гемодинамический эффект, а, следовательно, и благотворно влиять на когнитивную сферу. Однако факторы во время самого вмешательства, такие как: микроэмболия, временное прекращение кровотока при наложении зажимов, синдром гиперперфузии, а так же последствия общей анестезии; могут оказывать негативное воздействие на интеллектуально-мнестическую сферу в раннем послеоперационном периоде [13, 14]. Предыдущие исследования показали противоречивые результаты тестирования нейрокогнитивных функций [15—18].

Термин послеоперационная когнитивная дисфункция (ПОКД) объединяет интеллектуально-мнестические нарушения, развивающиеся в раннем (с первых по шестые сутки после операции) и сохраняющиеся в позднем послеоперационном периоде. При этом дефицит когнитивной сферы должен быть подтвержден данными нейропсихологического тестирования, а именно, снижением показателей в послеоперационном периоде на 10% и более от дооперационного уровня [19]. В современной литературе основное внимание уделяется нейрокогнитивным расстройствам, формирующимся на момент перевода из реанимационного отделения и позднее, в то время как непосредственному послеоперационному периоду (первые 24 ч после хирургического лечения) уделяется недостаточное внимание [20, 21].

В международном проспективном рандомизированном контролированном исследовании ПОКД (International Study of Post-Operative Cognitive Dysfunction — ISPOCD-1−2), которое было проведено в 2 этапа: в 1994—1998 и 1998—2000 гг., проанализированы случаи оперативных вмешательств, выполненных в условиях общей анестезии, исключая кардиохирургические и операции на головном мозге. Исследование ISPOCD-1 (1998) продемонстрировало наличие нейрокогнитивного дефицита у 25,8% больных через неделю после операции и его сохранение у 9,9% пациентов в течение последующих трех месяцев. У пациентов старше 75 лет стойкие когнитивные нарушения выявляли в 14% случаев. В исследовании убедительно доказана ведущая роль общей анестезии в развитии стойкой ПОКД [22]. Исследование ISPOCD-2 (2000) демонстрирует, что частота ранней ПОКД после операций в условиях общей анестезии у пациентов среднего возраста (40—60 лет) составляет 19,2% случаев, стойкой — 6,2% случаев [23].

По данным разных авторов негативное влияние компонентов общей анестезии и продуктов их биотрансформации на центральную нервную систему отмечается при использовании даже среднетерапевтических доз практически всех известных анестетиков и наркотических анальгетиков [24, 25]. В литературе подробно описано действие морфина, лидокаина, α-метилфенилэтиламина, фентанила, галотана (фторотана), оксибутирата натрия, гексенала (гексобарбитала), кетамина, пентобарбитала на высшую нервную деятельность [26—31].

Интраоперационный период у пациентов с патологией прецеребральных артерий, имеющих хроническую гипоперфузию головного мозга, сопряжен, помимо действия наркоза, с манипуляциями на компрометированных сосудах (как в случае открытой операции, так и при стентировании). В ходе хирургического вмешательства производится временное одностороннее пережатие сонной артерии, удаление атероматозной бляшки, по показаниям — постановка временного внутрипросветного шунта. Каждая из этих техник может сопровождаться нарушением целостности бляшки и эпизодами церебральной микроэмболии. При интервенционном вмешательстве явления общей анестезии нивелированы, но профилактика эмболий становится более актуальной. Разработаны специальные тактики и инструментарий, включающий различные фильтры-ловушки. Однако данные литературы свидетельствуют о наличии у таких пациентов когнитивного дефицита со схожим уровнем выраженности, как и при открытых операциях [32—34]. В этой связи, хирургические вмешательства при патологии прецеребральных артерий с одной стороны предопределяют большие надежды в отношении нейронального повреждения, с другой стороны несут существенную опасность формирования ПОКД. Этот факт заставляет более детально исследовать нейрокогнитивный статус пациентов перед хирургическим вмешательством для прогнозирования и контроля формирования его дефицита.

Говоря о ПОКД, необходимо учитывать тесную патофизиологическую и клиническую взаимосвязь когнитивных и психоэмоциональных нарушений [35, 36]. Так, ПОКД может усугубляться тревожно-депрессивными нарушениями, недооцениваться или протекать под их маской. Поэтому, для полноценной оценки, наряду с исследованием когнитивных функций, тестирование необходимо дополнять выявлением психоэмоциональных расстройств [37—39].

В настоящее время разработано множество стандартных тестов, шкал и опросников, которые используются для объективизации нейрокогнитивных и тревожно-депрессивных расстройств. Кроме отдельных тестовых заданий применяют стандартные батареи, т. е. наборы тестов, позволяющие оценить как каждую когнитивную функцию в отдельности, так и общее состояние интеллектуально-мнестических способностей в целом. Использование стандартизированных методик позволяет получить сопоставимые количественные и качественные показатели степени изменения изучаемых психологических свойств. На сегодняшний день, в мире существует около 270 тестов для исследования памяти, около 220 тестов — для обнаружения нарушений внимания, и 220 для выявления снижения управляющих функций [40]. Поскольку шкалы и опросники обычно предназначены для измерения субъективных данных, то к подобным инструментам измерения предъявляются требования, разработанные в психометрии для психологических тестов — стандартизация, валидизация, измерение объективности и надежности заданий, чувствительность теста. Стандартизация подразумевает единообразие процедуры проведения и оценки. Валидность определяется соответствием результатов измерения и их высокой корреляцией с направленностью и диагностической целью теста. Объективностью теста называется независимость процедуры и интерпретации тестирования от субъективных суждений проводящего его специалиста. Надежность достигается согласованностью оценок обследуемых лиц при их повторном тестировании тем же тестом или его эквивалентом. В данной статье будут рассмотрены тесты, которые целесообразно использовать у пациентов с хирургической патологией прецеребральных артерий.

Краткая шкала оценки психического статуса, Mini Mental State Examination (MMSE) используется для скрининга когнитивных расстройств более 40лет [42]. Она не требует специальной подготовки и удобна для быстрого тестирования, в том числе и в условиях реанимационного отделения. Шкала MMSE представляет собой набор из 11 проб, оценивающих ориентировку во времени и месте, повторение слов, счет, слухо-речевую память, называние предметов, повторение фразы, понимание команды, чтение, письмо и рисунок [43]. Она является достаточно надежным инструментом для первичного скрининга когнитивных нарушений [44]. Максимальный показатель по этой шкале — 30 баллов. Чем меньше результат теста, тем более выражен интеллектуально-мнестический дефицит: 28—30 баллов — нет нарушений; 24—27 баллов — преддементные нарушения; 23 балла и ниже — деменция.

Шкала MMSE широко используется для выявления ПОКД в сердечно-сосудистой хирургии. Так, в проведенном в 2015 году K. Lai и соавторами анализе частоты развития ПОКД у 568 пациентов, оперированных по поводу стеноза аортального клапана, указывается целесообразность ее применения для оценки познавательных функций. Вместе с тем авторы уточняют, что шкала недостаточно высоко чувствительна для оценки более тонких нарушений памяти и для пациентов с исходно высоким интеллектуальным потенциалом [45].

Исследование J. Saczynski и соавт. (2012) на 225 пациентах, перенесших коронарное шунтирование или протезирование клапанов сердца, демонстрирует высокую валидность MMSE для выявления ПОКД [46].

В 2014 г. M. Nagai и соавт. исследовали связь ПОКД с увеличением артериального давления и ремоделированием сосудистой стенки. Нейрокогнитивные функции оценивали у пожилых пациентов (n=201) с различными нехирургическими заболеваниями сердечно-сосудистой системы с помощью двух шкал: MMSE и общего ухудшения состояния (global deterioration scale). При сравнении шкал между собой авторы отметили большую надежность и чувствительность MMSE по сравнению со шкалой общего ухудшения состояния. Худшие оценки по шкале MMSE (р<0,01) получили пациенты, сочетавшие артериальную гипертонию с увеличением толщины комплекса интима—медиа или с возрастанием жесткости сосудистой стенки [47].

В последние годы все большую распространенность приобретает процедура стентирования при стенозах ВСА, поэтому растет и актуальность исследования когнитивных функций у этой группы пациентов [48]. Так в 2013 г. Y. Cheng и соавт. исследовали частоту ПОКД у пациентов после стентирования сонных артерий. В это исследование вошло 240 пациентов, которые проходили подробное нейропсихологические обследование до и через 6 месяцев после лечения, включающее батарею тестов, в том числе — MMSE и Монреальскую шкалу. Были выявлены близкие корреляции изменений перфузии головного мозга к оценкам по Монреалиьской шкале (r=0,574) и по MMSE (r=0,575) [49].

Z. Xia и соавт. (2015) обследовали 579 пациентов со стенозами ВСА, подготовленных к стентированию и 552 здоровых людей. Когнитивное тестирование также, включало MMSE и Монреальскую шкалу. Авторы подтвердили высокую валидность и надежность обеих методик оценки. По данным Z. Xia MMSE и Moнреальская шкала сопоставимы у пациентов до и после стентирования, что позволяет использовать MMSE не только для констатации факта ПОКД, но и для оценки эффективности лечения [50].

В 2015 г. группой авторов под руководством Antonopoulos C.N. был проведен мета-анализ исследований, оценивающих когнитивные функции до и после стентирования ВСА при помощи батареи тестов, включающей MMSE. Шестнадцать исследований включали 626 пациентов. Шкала MMSE признана валидной для нейрокогнитивного тестирования пациентов с атеросклеротическим поражением ВСА [51].

I. Zavoreo и соавт. (2013) соотнесли снижение когнитивных функций с церебральной вазореактивностью у 150 пациентов с асимптомными гемодинамически значимыми односторонними стенозами ВСА. Для исследования авторы использовали две шкалы: MMSE и Moнреальскую шкалу. Цереброваскулярную реактивность и внутричерепное коллатеральное кровообращение оценивали с помощью индекса задержки дыхания и транскраниальной цветной доплерографии. Оценки MMSE у больных со стенозом ВСА были в пределах нормального диапазона, тогда как показатели Moнреальской шкалы были ниже группы контроля (n=150). Результаты исследования показали, что измененная реактивность сосудов головного мозга и церебральная гипоперфузия могут снижать специфические нейрокогнитивные функции. Поэтому авторы предлагают применять совместно с MMSE другие, более чувствительные шкалы, а также индекс задержки дыхания, что может помочь в скрининге когнитивных нарушений у бессимптомных пациентов со стенозами ВСА [52].

Тест «Информация—Память—Концентрация внимания», InformationMemoryConcentrationTest, является методом выявления нейрокогнитивных расстройств аналогичным шкале MMSE, но распространенность его использования в клинической медицине несколько ниже. Он прост в использовании, удобен для применения в условиях реанимационного отделения и представляет собой короткую структурированную шкалу с оценкой каждого правильного ответа в один балл, за исключением пунктов, где указана иная система оценки. При этом максимально возможные 42 балла соответствуют норме, а диапазон ниже 42 свидетельствует о снижении уровня интеллекта: чем меньше балл, тем выше нарушения памяти и внимания.

D. Terry и соавт. (2008) исследовали когнитивную сферу долгожителей — от 97 лет и старше, 523 женщин и 216 мужчин. Авторы обследовали всех испытуемых с помощью теста «Информация—Память—Концентрация внимания», подтвердив его высокую валидность и достаточную чувствительность для выявления нейрокогнитивной дисфункции [53].

D. Mungas и B. Reed в исследовании, проведенном в 2000 г., изучили 1207 пациентов с признаками нейрокогнитивных нарушений. Авторы сравнивали адекватность проведения различных видов тестов на данной группе людей. При этом как MMSE, так и тест «Информация—Память—Концентрация внимания» показали хорошие результаты при средних значениях когнитивных функций и значительную нелинейность результатов при низких и высоких уровнях умственного развития. Авторы делают вывод, что данные тесты хороши для скрининга нейрокогнитивных расстройств, а также для выявления ПОКД в составе батареи тестов, однако не подходят в качестве основного инструмента исследований в отдельном виде. Их необходимо дополнять тестами, содержащими задания по скорости психомоторных реакции, времени реакций, вниманию, памяти и зрительно-пространственной ориентации [54].

В этой связи, для выявленияпреимущественного поражения лобных долей и подкорковых структур может быть использована батарея лобной дисфункции — Frontal assessment battery (FAB). В диагностике интеллектуально-мнестических расстройств, с преимущественным поражением лобных долей, имеет значение сопоставление результатов FAB и MMSE: о лобной деменции говорит крайне низкий результат FAB (менее 11 баллов) при относительно высоком результате MMSE. При деменции альцгеймеровского типа легкой степени снижается MMSE (20—24 балла), тогда как показатель FAB остается максимальным или снижается незначительно (более 11 баллов).

Батарея широко используется сердечно-сосудистыми хирургами, неврологами, психиатрами и нейрохирургами во всем мире. Это более сложная методика, для которой нужно большее количество времени, но она приемлема в условиях реанимационного отделения. Шкала позволяет выявить нарушения мышления, анализа, обобщения, выбора, беглости речи, праксиса, реакции и внимания.

В 2013 г. J. Kim и соавт. сравнили результаты тестирования FAB и MMSE разнородной популяции: 541 здорового человека и 474 лиц с серьезными когнитивными нарушениями (из них 335 человек с болезнью Альцгеймера и 139 — с другими видами нарушений интеллекта). Результаты исследования убедительно подтвердили целесообразность дополнения скрининга MMSE батареей FAB для повышения эффективности диагностики когнитивных расстройств [55].

В 2014 г. группа авторов под руководством K. Shibahashi изучала влияние хирургического лечения аневризм артерий головного мозга на когнитивные функции у 71 пациента. Использовали батарею тестов, включающую MMSE и FAB, доказав высокую чувствительность и валидность шкалы FAB [56].

В.В. Шмелев и М.И. Неймарк (2013) наблюдали 238 пациентов после каротидной эндартерэктомии, оценивали нейрокогнитивные расстройства в послеоперационном периоде. Доказана высокая диагностическая эффективность применения FAB для этой группы пациентов [57].

Тест рисования часовClockDrawingTest (CDT) используется давно. Простота и высокая информативность делает его одним из наиболее общеупотребительных для выявления когнитивных расстройств и может использоваться в условиях реанимационного отделения. Пациенту дают карандаш и чистый лист бумаги и просят самостоятельно изобразить круглые часы, расставив цифры в нужные позиции циферблата и нарисовав стрелки, показывающие заданное время. Результат менее 10 баллов свидетельствует о наличии нейрокогнитивных расстройств.

H. Brodaty и соавт. (1997) изучили 28 пациентов с болезнью Альцгеймера и 28 волонтеров. Тест продемонстрировал высокую чувствительность, специфичность и межэкспертную надежность (т.е. корреляцию между данными наблюдений разных исследователей). Причем в скрининге когнитивных нарушений тест рисования часов превзошел MMSE [58].

В 2014 г. P. Wang и соавт. обследовали 121 человека и предложили свою систему учета очков теста рисования часов. Авторы утверждают, что тест рисования часов — одна из самых сбалансированных, чувствительных и специфичных шкал с клинической точки зрения [59].

Методика таблиц Шульте применяется для исследования темпа сенсомоторной координации, характеристик внимания и уровня умственной работоспособности. Разработал методику немецкий профессор психотерапии Вальтер Шульте, который в середине прошлого столетия занимался изучением свойств человеческого внимания. Шкала применяется неврологами и нейрохирургами в России и в странах Восточной Европы. Материалом служат 5 черно-белых таблиц квадратной формы, на которых в случайном порядке размещены числа от 1 до 25. Дается инструкция искать числа по порядку, указывая и называя их вслух. С помощью секундомера фиксируются время, затраченное на каждую таблицу, и допущенные ошибки. С помощью этого теста оцениваются такие показатели, как эффективность работы, степень врабатываемости, психическая устойчивость. Тестирование обладает достаточно высокими показателями валидности и чувствительности, и применимо в непосредственном послеоперационном периоде в условиях реанимационного отделения.

O. Gavrilova и соавт. (2011) обследовали 97 пациентов со стенозирующим поражением брахиоцефальных артерий. Применяли тест запоминания 10 слов Лурии, тест Векслера и таблицы Шульте. Нарушения высших психических функций были обнаружены у 97,9% больных. Дисфункция теменной и височной долей имела односторонний характер и соответствовала стороне поражения. Нарушения нейродинамических параметров психической деятельности коррелировали с возрастом, стороной стеноза и наличием инсульта в анамнезе [60].

Тест ВекслераWechsler Adult Intelligence Scale (WAIS) является одним из самых валидных и чувствительных тестов исследования интеллекта и позволяет оценить основные показатели: вербальное понимание, память и внимательность. Тест широко используется в Америке, странах Европы и Азии. В России тест широко известен, но популярность его не так велика, из-за сложности адаптации заданий на русский язык и высоких требований к подготовке психодиагноста. Тест включает 11 субтестов, составляющих вербальную и невербальную шкалы. Вербальные субтесты предусматривают логические интеллектуальные действия, невербальные — манипулирование объектами (частями разрезанных фигур, кубиками) или визуальную оценку печатных материалов и картинок. Задания имеют лимит по времени с дополнительными баллами за скорость выполнения. Стандартный вариант обработки заключается в подсчете первичных оценок по каждому из субтестов, переводе их по таблицам в стандартные баллы и определение показателей общего, вербального и невербального коэффициентов интеллекта (IQ). Шкала имеет существенные сложности в использовании, что делает практически невозможным ее использование в непосредственном послеоперационном периоде в отделении реанимации. К минусам этой шкалы также относится необходимость специальной подготовки и высокой квалификации нейропсихолога, проводящего тестирование.

В 2013 г. Y. Cheng и соавт. исследовали влияние стентирования ВСА на нейрокогнитивные функции у пациентов с умеренными нарушениями. В это исследование было включено 240 пациентов, тестирование которых проводили до и через 6 месяцев после процедуры. Использовали MMSE, тест Векслера и Монреальскую шкалу. Тест Векслера продемонстрировал высокую специфичность и надежность результатов. Авторы пришли к выводу, что стентирование ВСА улучшает интеллектуально-мнестических способности больных через 6 месяцев после процедуры. Тестирование в непосредственном послеоперационном периоде не проводилось [61].

T. Inoue и соавт. (2013) изучали положительные эффекты рутинного использования внутрипросветного сосудистого шунта во время каротидной эндартерэктомии у 81 пациента с атеросклеротическим стенозом ВСА. Нейропсихологическое обследование состояло из шкалы Векслера, дополненное более детальным изучением памяти. Авторы указывают на достаточную надежность и чувствительность теста Векслера. Тестирование проводили до и через 6 месяцев после операции. Авторы считают, что основную роль в развитии ПОКД играет интраоперационная церебральная гипоперфузия во время пережатия ВСА и настаивают на обязательном использовании внутрипросветного шунта при каждой каротидной эндартерэктомии [62].

В 2011 г. B. Lal и соавт. сравнили результаты когнитивного тестирования пациентов после открытых операций и после стентирования ВСА (n=46). Основными причинами снижения нейрокогнитивных функций авторы считают микроэмболию и гипоперфузию во время манипуляций. Использовали батарею из 6 тестов, включающую тест Векслера. В результате реваскуляризации отмечалось улучшение интеллектуальных способностей в обеих группах. ПОКД встречалась также в обеих группах, причем хирургическое лечение чаще приводило к снижению памяти, а стентирование — к снижению скорости психомоторных реакций [63].

A. Takaiwa и соавт. (2013) исследовали влияние каротидной эндартерэктомии на когнитивные функции у 15 больных с бессимптомным стенозом ВСА. Батарея тестов включала тест Векслера. После хирургического лечения возрастали: общий суммарный показатель теста, краткосрочная память и внимание (26,7% для теста Векслера) [64].

Исследование Q. Sun и соавт. (2014) включало 105 пациентов, которым проводили стентирование ВСА. У всех больных были подтверждены участки лейкоареоза белого вещества головного мозга. Группа контроля состояла из 206 здоровых людей. Всех пациентов тестировали при помощи двух шкал: MMSE и теста Векслера. Обе шкалы получили высокие оценки с точки зрения специфичности, валидности и надежности. Стентирование улучшало нейрокогнитивные функции (р<0,01) [65].

В исследование T. Nanba и соавт. (2012) послеоперационной церебральной гиперперфузии входило 70 пациентов, перенесших каротидную эндартерэктомию. Всем испытуемым измеряли мозговой кровоток с помощью однофотонной эмиссионной компьютерной томографии до, сразу после и на третий день после операции. Нейрокогнитивные функции проверяли с помощью батареи тестов, в том числе шкалы Векслера. Авторы указали на его высокую валидность и чувствительность у данной группы лиц. Гиперперфузию головного мозга наблюдали у 11 пациентов (16%), а ПОКД — у 9 больных (13%). Авторы доказали, что церебральная гиперперфузия реализуется повреждением белого вещества головного мозга, что коррелирует с ПОКД (р=0,0085) [66].

Методика запоминания 10 слов А.Р. Лурияthe Luria Memory Words Test предназначена для оценки состояния произвольной вербальной памяти. Тест популярен в России, однако и в зарубежных исследованиях он также используется [67]. Стимульный материал — 10 слов, не связанных между собой, по смыслу и эмоционально нейтральных. Слова читаются четко, без эмоциональной окраски, с интервалом времени между словами в 1 с, не более 5 раз. Пациент 5 раз воспроизводит по памяти запомнившиеся слова, отсроченное воспроизведение оценивается через 50—60 мин без предупреждения больного. Оцениваемые параметры: объем непосредственного воспроизведения, объем отсроченного воспроизведения и эффективность запоминания. Также выявляется характер «кривой запоминания»: платообразный, ломаный, возрастающий или др. Но тест не может быть использован в отделении реанимации.

Психо-эмоциональное тестирование пациентов необходимо для выявления тревожных и депрессивных расстройств, которые оказывают существенное влияние на снижение показателей интеллекта.

В недавнее исследование (2015) R. Marijnissen и соавт. было включено 1517 пациентов в возрасте 50—70 лет. Изучали взаимосвязь между атеросклерозом и невротизацией, а также гипотезу сосудистой апатии. Выявлено, что при атеросклерозе ВСА и сопутствующем поражении лобных долей головного мозга у больных имеются изменения психоэмоциональных функций в виде когнитивных и соматически-эмоциональных симптомов [68].

M. Alosco и соавт. (2015), обследовав 55 пожилых людей, страдающих различными сердечно-сосудистыми заболеваниями пришли к выводу, что высокий уровень тревоги может усиливать действие церебральной гипоперфузии и вызывать когнитивные нарушения [69].

Госпитальная шкала оценки тревоги и депрессии — HospitalAnxietiandDepressionScale (HADS) предназначена для скрининга и оценки степени тяжести депрессии и тревоги, используется специалистами всего мира в том числе в условиях реанимационного отделения. Опросник состоит из 14 вопросов, имеет две подшкалы — тревоги и депрессии. Каждому утверждению соответствуют 4 варианта ответа, отражающие градации выраженности признака и кодирующиеся от 0 (отсутствие) до 4 баллов (максимальная выраженность). Для спонтанности ответа пациента устанавливаются четкие временные рамки для заполнения теста, около 20—30 мин. При интерпретации данных учитывается суммарный показатель по каждой подшкале, при этом выделяются 3 области значений: 0—7 баллов — норма; 8—10 баллов — субклинически выраженная тревога/депрессия; 11 баллов и выше — клинически выраженная тревога/депрессия.

S. Vasdekis и соавт. (2015) провели исследование психо-эмоциональной реабилитации у пациентов, перенесших каротидную эндартерэктомию. Работа демонстрирует значимость психо-эмоциональных расстройств в патогенезе когнитивных нарушений [70].

В исследование 2013 г. S. Stauber и соавт. включали пациентов с диагнозом атеросклероза периферических артерий нижних конечностей (n=69) и ишемической болезнью сердца (n=520). Во время 12-недельной программы реабилитации после хирургического лечения изучали уровни депрессии и тревоги по HADS, а также качество жизни. Положительные результаты операций были тесно связаны с психическим (р<0,001) и физическим качеством жизни (р<0,001). А шкала HADS признана приемлемой в послеоперационном периоде [71].

Шкала КовиCovi Anxiety Scale предназначена для быстрой оценки выраженности тревоги. Тест основан на восприятии тестирующим врачом тревожности пациента для объективизации его состояния. Совместим с другими шкалами оценки психо-эмоционального статуса пациента. Шкала широко применяется неврологами разных стран [72]. Отраженные в опроснике, симптомы характеризуют различные формы проявления тревожных расстройств — жалобы, поведение, соматические симптомы. Шкала заполняется клиницистом во время расспроса и осмотра больного. Каждый из трех пунктов шкалы оценивается по 5-балльной системе (от 0 до 4 баллов). Общий балл равен сумме всех баллов и может иметь значение от 0 до 12. Суммарный балл от 0 до 2 обычно расценивается как отсутствие тревожного состояния, от 2 до 5 баллов — как наличие симптомов тревоги, 6 баллов и выше — как тревожное состояние.

Исследование 2008 г. J. Rejas и соавт. включало 603 пациента после различных медицинских вмешательств. Испытуемые проходили психологическое обследование при помощи батареи тестовых заданий, включающее шкалу Кови. Авторы указывают на высокую чувствительность и надежность шкалы Кови в составе батареи тестов [73].

Вывод

Современное развитие хирургии брахиоцефальных артерий диктует повышение требований к результатам лечения. Успешным хирургическим вмешательством или стентированием ВСА считается не только приемлемое механическое устранение препятствия току крови в пораженном сосуде, но и максимальное сохранение когнитивного и психо-эмоционального здоровья в послеоперационном периоде. Широкое распространение хронической церебральной ишемии среди хирургических больных с сердечно-сосудистой патологией предусматривает наличие подобных расстройств еще в предоперационном периоде, что усугубляет ситуацию. Адекватное и своевременное выявление нарушений интеллектуально-мнестической сферы и тревожно-депрессивных расстройств и их коррекция способны улучшить результаты лечения и качества жизни пациентов.

При выборе метода тестирования необходимо учитывать надежность, валидность, чувствительность выбранных шкал, и возможность выполнения тестирования в отделении реанимации.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail