Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Совцов С.А.

ГБОУ ВПО «Южно-Уральский ГМУ» Минздрава России, Челябинск, Россия

Федоров А.В.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова» Минздрава России, 197341, Санкт-Петербург, Россия

Какой хирург нам нужен сегодня?

Авторы:

Совцов С.А., Федоров А.В.

Подробнее об авторах

Журнал: Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2016;(11): 93‑94

Просмотров: 207

Загрузок: 1

Как цитировать:

Совцов С.А., Федоров А.В. Какой хирург нам нужен сегодня? Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2016;(11):93‑94.
Sovtsov SA, Fedorov AV. What surgeon is necessary today? Pirogov Russian Journal of Surgery = Khirurgiya. Zurnal im. N.I. Pirogova. 2016;(11):93‑94. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/hirurgia20161193-94

?>

Сегодня у нас в стране в ряде регионов функционирует трехуровневая система оказания хирургической помощи населению. В остальных может работать ее двухуровневый аналог в связи с территориальными особенностями, однако вследствие целого ряда существующих в настоящее время объективных обстоятельств она требует пересмотра и оптимизации ее реализации. Это связано прежде всего с имеющимся дефицитом кадров врачей-хирургов, травматологов-ортопедов, анестезиологов-реаниматологов, который наряду с уменьшением числа подготовленных вузами специалистов определяется и наличием четкого стремления молодых врачей уйти в узкие специальности, такие как колопроктолог, уролог, пластический хирург, ортопед и т. п.Реально имеет место существенная разница в условиях труда хирургов, оказывающих плановую и экстренную помощь. Определенную роль в этом играет имеющаяся диспропорция в оплате труда, которая одинакова при оказании плановой хирургической помощи и неотложной. Следует учитывать и желание молодых хирургов иметь приемлемый баланс между работой и личной жизнью на протяжении всей своей карьеры.

Эти тенденции развиваются на фоне возрастающего числа больных острыми хирургическими заболеваниями. Сегодня уже практически во всех странах Европы и Северной Америки более 50% операций выполняются по поводу неотложных состояний [6]. У нас в стране этот показатель значительно больше.

Такая ситуация осложняется ростом числа больных старших возрастных групп, имеющих часто тяжелые коморбидные заболевания, что нередко ведет к поздней госпитализации и к неснижающимся показателям летальных исходов, особенно при экстренной помощи.

За последние 20 лет значительные изменения произошли и в эпидемиологии острой травмы. Сюда можно отнести увеличение частоты травм у пожилых людей, сокращение количества оперативных вмешательств при проникающих ранениях за счет организации травмацентров различных уровней с укомплектованием их аппаратурой для внедрения новых технологий (компьютерные томографы, аппараты для ультразвуковых исследований, эндохирургические комплексы), что привело к сокращению количества диагностических вмешательств из широкого доступа. В результате появления новых методов лечения при острой травме сместился акцент от оперативных технологий к консервативным [5].

Сейчас требуется тщательная переоценка лечения хирургической инфекции. Это в основном касается пострадавших с инфицированной травмой, больных сепсисом, абдоминальной инфекцией, лечение которых осуществляется в отделениях реанимации и интенсивной терапии [5].

Хорошо известно, что число госпитализируемых больных во многом зависит от имеющейся плотности населения. По состоянию на ноябрь 2015 г. плотность населения Российской Федерации составляет 8,7 на 1 квадратный километр, и этот показатель соответствует 181-му месту в мире. Понятно, что в большинстве мегаполисов нашей страны, где плотность населения составляет 3711,00—4857,66 на 1 квадратный километр, нет смысла возлагать на специалиста, имеющего сертификат врача-хирурга, оказание неотложной помощи больным с черепно-мозговой, висцеральной и особенно сочетанной травмой, острой задержкой мочи и плохо купированной почечной коликой и реально заниматься интенсивной предоперационной подготовкой, когда рядом есть квалифицированные нейрохирурги, урологи, реаниматологи. Также отсутствует необходимость интерпретации данных компьютерной и магнитно-резонансной томографии, ультразвуковых исследований, когда это с большим профессионализмом могут выполнять специалисты соответствующего профиля. Иная ситуация складывается в ЛПУ городов и районов с низкой плотностью населения (например, Архангельская область имеет показатель 2,01, Амурская область — 2,24), где в хирургических отделениях территориальных больниц при отсутствии профильных специалистов имеется необходимость выполнения торако- и лапаротомии при травме грудной и брюшной полости, трепанации черепа, наложения цистостомы, знания и реализации протоколов послеоперационного лечения больных тяжелой хирургической инфекцией и особенно сепсисом.

В настоящее время на всей территории страны в хирургии неотложных состояний отчетливо просматривается необходимость в подготовленных специалистах в области общей хирургии, травматологии и реаниматологии, от которых зависит успех лечения больных с острой травмой и часто встречающимися хирургическими заболеваниями. Однако в небольших территориальных (районных) образованиях с населением менее 30 000 человек в штатном расписании большинства центральных районных больниц и больниц малых городов отсутствуют должности врачей-урологов, травматологов-ортопедов, детских хирургов. Еще в не столь далекие времена существовало понятие «всемогущий общий хирург», который работал во всех разделах хирургии, что в принципе в настоящее время является весьма редкой, а порой и «мертвой» специальностью. Это связано с необходимостью предоставления сегодня при устройстве на работу соответствующих сертификатов по урологии, колопроктологии, детской хирургии и т. п. Следует отметить, что введение в практику Министерством здравоохранения аккредитации врачей позволит устранить многие квалификационные ограничения, которые в настоящий момент мешают хирургам регионов оказывать полноценную помощь пациентам. Кроме того, введение аккредитации откроет дорогу хирургам к легальному выполнению ультразвуковых и эндоскопических исследований после прохождения соответствующих краткосрочных курсов.

В связи с этим, по нашему мнению, сегодня в неотложной хирургии нужна новая «дорожная карта». Новый ее формат необходимо создавать для конкретных регионов с учетом ограниченных ресурсов, особенно для территорий с низкой плотностью населения. Новые модели организации хирургической помощи должны быть внедрены с учетом местных/региональных логистических требований, особенностей работы практического хирурга в богатых ресурсами областях/территориях или, наоборот, с ограниченными ресурсами и адаптированы к соответствующему уровню оказания хирургической помощи, необходимой для того или иного региона и/или больницы. Следует более гибко использовать имеющиеся возможности организации лечения хирургических больных в условиях дневных стационаров, межрайонных хирургических отделений, хирургических стационаров краткосрочного пребывания больных и т. п. [1, 2]. На наш взгляд, требуется совершенствование работы службы санитарной авиации с акцентированием внимания на оказании лечебно-диагностической помощи либо с преобладанием модели раннего перевода больного в специализированное отделение крупных больниц, либо с максимальным расширением объема хирургической помощи на местах в зависимости от имеющихся объективных ситуаций в конкретных территориальных образованиях [3].

Планы подготовки хирургов такого направления должны быть гибкими с расчетом на перспективу. Чтобы сохранить рабочие места в общехирургической практике устойчивыми и привлекательными, в должностных функциях специалиста необходимо иметь возможность сочетания экстренной и плановой практики с изменчивостью их на протяжении карьеры.

Все специалисты, занимающиеся лечением при неотложных состояниях, должны быть осведомлены о принципах хирургической помощи при травмах, но им не обязательно иметь подготовку в качестве травматологов. В перечень практических навыков хирургов, работающих в условиях ограниченных финансовых и кадровых ресурсов в регионах с низкой плотностью населения, должны быть включены умения по оказанию помощи пострадавшим с травмами груди и живота (с выполнением торако- и лапаротомии), острой черепно-мозговой травмой, в том числе возможность выполнения неотложной декомпрессионной трепанации черепа, консервативного вправления вывихов крупных суставов, лечения переломов лучевой кости в типичном месте и травмы лодыжек.

Известно также, что даже идеально выполненное хирургическое вмешательство не будет иметь удачного результата, если не обеспечить правильное послеоперационное лечение больного и пострадавшего. В настоящее время в хирургии неотложных состояний имеется целый ряд особенностей проведения интенсивной терапии при тяжелых хирургических инфекциях (перитонит, панкреонекроз, сепсис) и сочетанной травме, что требует от хирурга соответствующих знаний и умений в определенных разделах реаниматологии.

В связи с этим мы считаем, что ряд вопросов, касающихся доклинических и клинических основ таких специальностей, как травматология и интенсивная терапия с овладением соответствующими практическими навыками, необходимо включать в профессиональную компетенцию хирурга общего профиля.

Повышению уровня мотивации специалистов для работы в таких условиях способствует возможность использования в своей практике малоинвазивных хирургических вмешательств с применением лапароскопических технологий и операций из малых доступов, что необходимо учитывать руководству лечебных учреждений при формировании своей материально-технической базы.

В последние годы в некоторых европейских странах довольно интенсивно разрабатывается модель новой хирургической специальности, определенной как acutecaresurgery, которая подразумевает включение в профессиональную компетентность не только владение в совершенстве навыками экстренной хирургии, но и умения в травматологии и в интенсивной терапии. Между тем далеко не все представители хирургических сообществ Европы с этим согласны [4, 6—8].

Мы считаем, что такой необходимости, как создание новой профессии хирургической направленности, нет. По нашему мнению, современная модель общего хирурга должна сочетать в себе интеграцию хирургических и консервативных навыков лечения в трех основных направлениях, входящих в одну специальность: 1) общая хирургия в целом; 2) травматология; 3) интенсивная хирургическая терапия. Для этого имеет смысл оптимизировать имеющиеся образовательные программы (как вузовского, так и послевузовского образования) для подготовки врача-хирурга требуемой модели, адаптируя ее к соответствующему уровню оказания хирургической помощи, необходимой для того или иного региона и/или больницы. Вместе с тем основополагающие образовательные стандарты должны сохраняться в имеющихся текущих учебных программах.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail