Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Насиров М.Я.

Кафедра хирургических болезней Азербайджанского медицинского университета, Баку, Азербайджанская Республика

Джамалова Т.П.

Кафедра хирургических болезней Азербайджанского медицинского университета, Баку

Джамалов Ф.Г.

Кафедра хирургических болезней Азербайджанского медицинского университета, Баку

Ахундов И.Т.

Кафедра хирургических болезней Азербайджанского медицинского университета, Баку

Гусейнов Ш.Г.

Кафедра хирургических болезней Азербайджанского медицинского университета, Баку

Шарифов Э.Я.

Кафедра хирургических болезней Азербайджанского медицинского университета, Баку

Анализ отдаленных результатов симультанной герниоалло- и абдоминопластики у больных с послеоперационными вентральными грыжами и ожирением

Авторы:

Насиров М.Я., Джамалова Т.П., Джамалов Ф.Г., Ахундов И.Т., Гусейнов Ш.Г., Шарифов Э.Я.

Подробнее об авторах

Журнал: Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2015;(2): 70‑74

Просмотров: 421

Загрузок: 8

Как цитировать:

Насиров М.Я., Джамалова Т.П., Джамалов Ф.Г., Ахундов И.Т., Гусейнов Ш.Г., Шарифов Э.Я. Анализ отдаленных результатов симультанной герниоалло- и абдоминопластики у больных с послеоперационными вентральными грыжами и ожирением. Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2015;(2):70‑74.
Nasirov MIa, Dzhamalova TP, Dzhamalov FG, Akhundov IT, Guseĭnov ShG, Sharifov Ia. Analysis of remote results of simultaneous hernioalloplasty and abdominoplasty in patients with postoperative ventral hernias and obesity. Pirogov Russian Journal of Surgery = Khirurgiya. Zurnal im. N.I. Pirogova. 2015;(2):70‑74. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/hirurgia2015270-74

?>

Введение

Лечение больных с грыжами передней брюшной стенки остается актуальной проблемой хирургии. Это обусловлено тем, что число грыженосителей на протяжении последних десятилетий остается практически неизменным, составляя около 5% всего населения планеты [12], а удельный вес послеоперационных грыж в структуре наружных грыж живота постоянно растет, достигая в настоящее время 20-30% всех операций на органах брюшной полости. Это обусловлено увеличением числа сложных, травматичных и продолжительных операций на органах брюшной полости, распространением онкологических заболеваний, ростом числа этапных, повторных операций, а также постоянным увеличением среди оперируемых лиц пожилого и старческого возраста [3, 6, 17|.

Одной из причин возникновения послеоперационных вентральных грыж (ПВГ) является наличие ожирения. Пациенты, имеющие ожирение различной степени, составляют от 50 до 70% всех больных с ПВГ. Частота рецидивов ПВГ у больных с ожирением может достигать 64%, а по данным отдельных сообщений, - 92% [2, 18].

Применение аллопластики уменьшает частоту рецидивирования вентральных грыж до 0-10% [1, 5, 7, 9, 13, 15].

Между тем аллопластика не решает всех проблем лечения грыженосителей. Любой синтетический материал является чужеродным для организма и инициирует в окружающих протез тканях асептическую воспалительную реакцию. Результатом этой реакции является высокая частота развития осложнений при заживлении послеоперационных ран, которая, по данным литературы, колеблется в пределах 10-30%. В литературе имеются сообщения о возможности образования спаек, кишечных фистул, пенетрации импланта в просвет кишечника, аррозии сосудов - раневых осложнений, связанных с применением сетчатых протезов [4, 8, 10, 11, 14].

С учетом всего изложенного, а также недостатка данных о системных исследованиях по применению симультанных (герниоалло- и абдоминопластики) операций у больных с ПВГ, страдающих ожирением, основной целью нашего исследования являлось улучшение отдаленных результатов хирургического лечения больных с ПВГ и ожирением путем применения усовершенствованной герниоаллопластики с использованием новых синтетических материалов (монокрилпроленкомпозитной (МПК) сетки [16] и абсорбируемого адгезионного барьера INTERCEED (ТС7) в сочетании с абдоминопластикой.

Материал и методы

Для достижения указанной цели нами проведен анализ результатов хирургического лечения 64 больных с ожирением и ПВГ, которые в зависимости от примененных методов оперативного лечения были разделены на две группы: контрольную, в которой производилась герниопластика частично сорбируемой МПК-сеткой (n=33), и основную, в которой использовалась "искусственная брюшина" отдельно и в сочетании с абдоминопластикой (n=31).

Возраст больных колебался от 24 до 82 лет (в среднем 58,5±10,4 года). Соотношение мужчин и женщин составило около 1:2.

Для характеристики грыж использовали классификацию, принятую на XXI Международном конгрессе герниологов в Мадриде в 1999 г. - SWR classification, разработанную J. Chevrel и A. Rath (SWK-classification). Для объективной оценки результатов применения герниоаллопластики в сочетании с абдоминопластикой в лечении больных с ПВГ и ожирением в динамике нами были исследованы такие основные антропометрические показатели, как масса тела (в кг) и индекс массы тела (ИМТ, кг/м2).

ИМТ определяли по соотношению массы тела (кг) и квадрата роста (м2). В зависимости от величины ИМТ, согласно критериям, разработанным Международной группой по изучению ожирения ВОЗ (International Obesity Task Force - IOTF, 1997 г.), выделяли нормальную массу тела - 18-24,9 кг/м2, избыточную массу тела - 25,0-29,9 кг/м2, ожирение I степени - 30,0-34,9 кг/м2, ожирение II степени - 35,0-39,9 кг/м2 (выраженное) и ожирение

III степени (морбидное) - 40,0 кг/м2 и более.

Из табл. 1

видно, что распределение больных с ПВГ в контрольной и основной группах в зависимости от размера грыжевых ворот, избыточной массы и степени ожирения было примерно одинаковым, достоверно не различалось, что свидетельствует о сопоставимости исследуемых групп (р>0,05).

Сравнительная характеристика показателей ожирения III степени (морбидного) у пациентов в группах представлена в табл. 2.

Как видно из табл. 2.

, достоверных статистически значимых различий между пациентами контрольной и основной групп по показателям ожирения не выявлено (р>0,05).

В контрольной группе 9 (27,3%) больным аллопластика грыжевых ворот МПК-сеткой была произведена по методу онлай, 6 (18,2%) - по методу инлай и 18 (54,5%) - по технологии сублай. В 18 (54,5%) наблюдениях наряду с МПК-сеткой для профилактики ее импрегнации в органы брюшной полости и образования спаек между ними при аллопластике по методике сублай был применен абсорбируемый адгезионный барьер INTERCEED (ТС7).

В основной группе 7 (22,6%) больным была произведена аллопластика грыжевых ворот по методике онлай, 4 (12,9%) - по инлай, 20 (64,5%) - по сублай. В 17 (54,8%) наблюдениях наряду с МПК-сеткой для профилактики ее импрегнации в органы брюшной полости и образования спаек между ними при аллопластике по методике сублай был применен абсорбируемый адгезионный барьер INTERCEED (TC7).

Таким образом, и по примененным методикам аллопластики грыжевых ворот статистически значимых различий между пациентами контрольной и основной групп не было (р>0,05).

Отдаленные результаты хирургического лечения ПВГ различными методами пластики грыжевых ворот были изучены путем анкетирования, опроса и осмотра больных в сроки до 3 лет после выполнения оперативного вмешательства.

При контрольном обследовании больные отвечали на специфические вопросы, отражающие мест­ный статус и связанные непосредственно с перенесенной операцией:

1) боль в области операции;

2) ограничение подвижности брюшной стенки;

3) ощущение инородного тела в области операции.

У больных с ПВГ, оперированных нами, качество жизни оценивали непосредственно перед операцией и через 3 года после герниопластики. Для этого больные заполняли специальный вопросник, который включает 13 вопросов для оценки качества жизни по 4 шкалам - физического, социального, эмоционального и функционального благополучия. На каждый специфический вопрос следовал один из двух альтернативных ответов (есть, нет).

Результаты до 19 баллов расценивали как не­удовлетворительные, от 19 до 33 баллов - как удовлетворительные, от 34 до 49 баллов - как хорошие и от 50 до 54 баллов - как отличные.

Результаты и обсуждение

При анализе отдаленных результатов герниопластики по показателям местного статуса нами было установлено, что боль в области операции в отдаленном послеоперационном периоде наблюдалась у 21,2% (7) больных с ПВГ контрольной и у 26,9% (7) больных основной группы (табл. 3

).

Ограничение подвижности брюшной стенки наблюдалось у 21,2% (7) больных с ПВГ контрольной и у 29,0% (9) больных основной группы.

Ощущение инородного тела в области операции возникло после аллопластики у 15,2% (5) больных с ПВГ контрольной и у 25,8% (8) больных основной группы после аллопластики с абдоминопластикой.

Таким образом, в отдаленном послеоперационном периоде ограничение подвижности брюшной стенки у больных с ПВГ основной группы наблюдалось примерно в 1,36 раза, а ощущение инородного тела в области операции в 1,7 раза чаще, чем у больных контрольной.

Это было связано с имплантацией всей МПК-сетки в область и вокруг грыжевых ворот на протяжении практически всей передней брюшной стенки (для профилактики возникновения рецидивов грыж по ее краям) ввиду создания благоприятных условий для этого при осуществлении одномоментной алло- и абдоминопластики у больных основной группы, в то время как в контрольной группе укрепление грыжевых ворот осуществляли фрагментами этой сетки меньших размеров из-за ограниченности размеров операционного поля при выполнении только гернио­аллопластики. У больных контрольной группы за весь период наблюдения (3 года) возникло 2 (6,1%) рецидива, у больных основной - 1 (3,2%) рецидив грыжи после аллопластики различными методами и пластическими материалами. Как видно из табл. 4

, все рецидивы возникли в первые 2 года после операции.

Таким образом, вероятность развития рецидивов грыж у больных с ПВГ основной лечебной группы после аллопластики MПК-сеткой в сочетании с абдоминопластикой снизилась примерно в 2 раза (р<0,01) по сравнению с контрольной, где производилась только аллопластика.

Анализ медико-социальной эффективности операций по устранению грыж (деформаций) передней брюшной стенки включает не только оценку качества оказанной медицинской помощи, но и изучение влияния результатов лечения на качество жизни больного.

Оценку качества жизни в отдаленном послеоперационном периоде после герниопластики у больных с ПВГ мы проводили в зависимости от размера грыжевых ворот, способов герниопластики, методов аллопластики и вида пластического материала.

Неудовлетворительный уровень качества жизни больных с ПВГ в отдаленном послеоперационном периоде наблюдался у 2 (6,1%) больных с ПВГ контрольной и 1 (3,2%) основной лечебной группы (табл. 5

).

Неудовлетворительный уровень качества жизни у больных с ПВГ в основной группе наблюдался в

2 раза реже, чем в контрольной.

Удовлетворительный уровень качества жизни отмечался у 6 (18,2%) больных с ПВГ контрольной и 4 (12,9%) больных основной лечебной группы, т.е. удовлетворительный уровень качества жизни у больных с ПВГ контрольной группы встречался примерно в 1,4 раза реже, чем в основной.

Хороший уровень качества жизни отмечался у 19 (57,6%) больных с ПВГ контрольной и 19 (61,3%) основной лечебной группы. Отличный уровень качества жизни отмечался у 6 (18,2%) больных с ПВГ контрольной и 7 (22,6%) основной лечебной группы. Таким образом, несмотря на относительно большую избыточную массу тела и удельный вес грыж больших (W3) и гигантских (W4) размеров, хороший и отличный уровень качества жизни встречался у больных с ПВГ основной группы на 8% чаще, чем у больных контрольной.

Наиболее важным параметром для пациентов в плане психоэмоционального и физического благополучия является объективное снижение массы тела в результате оперативного лечения.

В табл. 6

наглядно продемонстрировано прогрессивное уменьшение массы тела и ИМТ после грыжесечения с применением такого нового пластического материала, как МПК-сетка, в комбинации с абдоминопластикой.

Исходно средняя масса тела больных с ПВГ и ожирением составляла 137,4±3,8 кг в контрольной и 140,8±2,6 кг в основной группе. Через 1 мес после операции он снизился до 135,2±3,1 и 128,6±2,3 кг, а через год уменьшился на 13,3 (10,7%) и 34 (24,1%) кг до 124,1±2,7 кг в контрольной и 106,8±1,8 кг в основной лечебной группе соответственно.

Соответствующие изменения характеризуют динамику показателя ИМТ: исходно он был равен 48,08±0,43 и 49,47±0,55, через 1 мес снизился до 45,7±0,9 и 41,2±0,7, а через год - до 39,61±0,6 и 34,0±0,4 у больных контрольной и основной группы соответственно.

Таким образом, у больных контрольной группы, несмотря на снижение массы тела на 10,7%, через год после операции имелось ожирение на уровне верхней границы II степени. В то же время у больных основной группы оно снизилось до верхней границы ожирения I степени (см. табл. 6

).

Таким образом, опираясь на полученные результаты, можно утверждать, что сочетанная операция герниоалло- и абдоминопластика, осуществленная в основной группе, способствует статистически значимому (р<0,01) уменьшению (в 2 раза) числа рецидивов грыж, а также индекса массы тела и массы тела ­(на 24%) через год и более после операции у этой категории больных с сочетанными заболеваниями (после­операционной вентральной грыжей и ожирением).

Неудовлетворительный уровень качества жизни у больных с послеоперационной вентральной грыжей и ожирением после сочетанной герниоалло- и абдоминопластики (несмотря на больший объем и травматичность операции) наблюдался в 2 раза реже, а хороший и отличный уровень качества жизни встречался на 8% чаще, чем у больных, которым производилась только аллопластика.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail